Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Февраль » 6 » Алкоголь и потомство Эрисман

Алкоголь и потомство (фрагмент из статьи Ф.Ф. Эрисмана)

Влечение к спиртным напиткам может быть прирожденно: оно передается от родителей к детям; сын пьяницы-отца во многих очень случаях сам становится пьяницей. Это было  известно уже древним культурным народам и подтверждается многочисленными наблюдениями всех времен. Для многих пьяниц страсть к вину является выражением полученного в наследство  психопатического предрасположения; очевидно, что злоупотребление  алкоголем со стороны отца или матери обнаруживает вредное влияние на зародышевые клетки, на их питание и развитие. Особенно  легко, по мнению Демме (прим. ред. Герман Д. (Hermann D., 1802—1867), профессор анатомии (1830) во вновь открытом Цюрихском университете, затем читал хирургию и заведовал хирургической клиникой в Берне. Из многих статей его заслуживает внимания "Об эндемическом кретинизме"), передается так называемая «дипсомания» — форма периодического пьянства, сопровождаемого  непреодолимым влечением к спиртным напиткам. Наследственное стремление к алкоголю иногда является уже в первые годы  жизни, даже в том случае, если дети воспитываются не у своих родителей-пьяниц, а у посторонних людей, где они не видят дурного примера. У таких детей первый удобный случай для потребления алкоголя нередко вызывает роковую страсть, которая затем уже не оставляет их. Часто в раннем уже возрасте обнаруживают склонность к вину дети таких людей, которые хотя и пьют, но вовсе не считаются пьяницами, а просто слывут за людей «много переносящих». В таких случаях второе поколение обыкновенно не только больше злоупотребляет алкоголем, чем первое, но и больше от него страдает, а на третьем поколении почти всегда уже сказываются все, самые ужасные, последствия хронического алкоголизма. Таким образом, невинное, на первый взгляд,  удовольствие деда для внуков и правнуков может явиться причиной страшного несчастья, влекущего за собой гибель семьи.

Но вместе со страстью к вину пьяницы-родители передают  своему потомству, и притом в увеличенном виде, и те  болезненные состояния — преимущественно в сфере  нервной системы, — которые ими были приобретены как последствия на почве пьянства. У алкоголиков, даже если они происходят от здоровых родителей, нервная система — не исключая центральных органов ее, сильно  расшатывается, а потому их дети являются на свет с готовым  предрасположением к различным, по форме и интенсивности, нервным и  психическим расстройствам. Такие дети родятся слабыми, с плохим питанием, часто страдают судорогами, нейралгиями, параличами, пляской св. Витта и эпилепсией; они отстают в физическом развитии от здоровых детей,  развиваются и умственно плохо и нередко становятся идиотами:  приблизительно половина детей помещаемых в заведения для глухонемых, для эпилептиков, для слаборазвитых умственно, происходит из семей алкоголиков (Lunier). Из 300 психически больных детей, о семейном положении которых имелись точные сведения, 145  происходили от родителей, предававшихся пьянству (Howe). 

Профессор Демме имел возможность в течение многих лет наблюдать за потомством 20 семей, из которых 10 принадлежали к явным  алкоголикам, тогда как в остальных 10 семьях родители не  злоупотребляли алкоголем, а пользовались им умеренно. Результаты его наблюдений были следующие: непосредственное потомство первой серии семей, в которых отец или мать или оба родителя были  алкоголиками и где иногда уже предки предавались пьянству, составляло 57 детей; из них в течение первых недель или месяцев жизни умерли 25, отчасти от общей слабости, отчасти в припадках детских судорог (вследствие, например, отёка мозга и его оболочек); 6  детей были идиотами; 5 детей обнаружили поразительно малый рост: у 5 детей в отроческом возрасте обнаружились эпилептические припадки; 1 мальчик заболел тяжелой формой пляски св. Витта, поведшей к идиотизму; у 5 детей наблюдались прирожденные недостатки развития (водянка мозга, заячья губа, косолапость); из 5 эпилептиков 2 страдали прирожденной страстью к спиртным напиткам. Таким образом, из 57 детей этой серии только 10, т. е. 17,5% развивались, по крайней мере в молодости, нормально как физически, так и духовно. Совершенно другую картину  представляет потомство другой серии семей, в которых родители вели жизнь трезвую и где и среди предков не было алкоголиков: здесь из 61 ребёнка от болезней, находящихся в связи с общей  слабостью, умерли только 5; 4 детей в отроческом возрасте страдали излечимыми болезнями нервной системы; у 2 детей оказались прирожденные недостатки развития; все же остальные дети этой серии в количестве 50 человек (82%) были вполне здоровы и развивались во всех отношениях нормально. Если даже допустить, что здесь известную роль могли играть случайности, то все-таки остаётся факт, что среди детей алкоголиков  смертность очень велика, что остающаяся в живых часть состоит почти исключительно из нейропатов, душевно больных, идиотов и эпилептиков и что только ничтожный процент, развиваясь  нормально, обещает сделаться полезными членами общества.

Подобные факты должны произвести потрясающее  впечатление на всякого мыслящего человека, — тем более, что они не единичны, а в таком же или еще более ужасном виде встречаются на скорбных листах всех домов для умалишенных. Реш среди 97  детей алкоголиков нашел только 14 здоровых; по словам Дагобера, из 11 детей алкоголика-отца 9 умерли в раннем возрасте от  судорог; из 14 детей одного музыканта-алкоголика 4 оказались  полными идиотами, 8 умерли рано от чахотки и только 2 развивались нормально. И так как печальные последствия алкоголизма  роковым образом усугубляются от поколения до поколения, то они естественно ведут к быстрому вырождению и вымиранию целых семей.

Во второй половине прошлого и в начале нынешнего столетия в Англии жила женщина, известная как пьяница и бродяга; потомство ее составляло 834 человека, и судьба 709 из них в точности известна: между ними были 100 незаконнорожденных, 181 публичная женщина, 188 нищих и пользовавшихся общественной благотворительностью. 76 преступников (7 убийц); в общей сложности члены этой семьи провели 116 лет в тюрьмах и в течение 734 лет получали материальную помощь от общества; в четвертом  поколении почти все мужчины были преступниками, а женщины предавались  непотребной жизни; государству эта семья обошлась приблизительно 2  миллиона рублей (содержание в тюрьмах, материальная помощь и т. д.).

Можно было бы думать, что такое постепенное нравственное падение целых семей происходит только в таком случае, если  родоначальники их — настоящие, отъявленные пьяницы. Но факты противоречат этому предположению, и в настоящее время не  подлежит сомнению, что первый толчок к такому страшному  несчастью может дать человек, который хотя и пьет, но, по обыкновенным понятиям, в общем не злоупотребляет спиртными  напитками, а пользуется ими умеренно и сам, может быть, мало страдает от разрушающего действия алкоголя.

Таково влияние «грехов родительских» на последующие  поколения; таково печальное наследство детей, родившихся от  злоупотребляющих алкоголем родителей. Первый алкоголик в семье, это — случайный камень или комок снега, дающий повод к  возникновению лавины, которая затем, катясь вниз по наклонной плоскости и быстро разрастаясь, принимает огромные размеры и все, что встречается на ее дороге, уничтожает со страшной  стихийной силой. Один, может быть случайный, алкоголик увлекает с собой в бездну целые поколения собственно ни в чем  неповинных людей, составляющих его потомство. Нет ничего более  ужасного для ребёнка, как иметь пьяницу мать или отца! Нет  наследства более рокового, чем алкоголизм!
00:29
Алкоголь и потомство Эрисман
Просмотров: 1582 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]