Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наша страница ВКонтакте

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Май » 27 » алкоголизация детей и подростков – влияние среды - 2

Оглавление

Ватага подростков характеризуется чертами детских групп: объединение там, где они оказались (двор, улица, класс, ПТУ), отсутствие выбора, отсутствие индивидуальных интересов, индивидуальных симпатий, предпочтений.

Некоторые этологические наблюдения, в частности за приматами, позволяют отметить ряд аналогий. Детеныш обезьяны долго, до подросткового возраста, находится с матерью. Выделение из мира взрослых начинается с началом пубертата. В обезьяньих сообществах нет детских групп, есть группы подростков. Ребенок человека проходит более сложный и длительный путь развития, на котором и детство, и пубертат включают каждый несколько этапов.

В рассматриваемых случаях, когда поведение подростка характеризуется группированием, что присуще детству, есть основание предполагать или задержку, или остановку развития. Наблюдение за некоторыми взрослыми показывает, что это может быть и остановкой: с годами не все люди приобретают способность к избирательному индивидуализированному общению, комфортно чувствуя себя лишь в группе. Эти группы взрослых, как и группы подростков, несут черты детства в поведении: нецеленаправленность, отсутствие плана и организации действий, склонность к игровой активности. Таким образом, видимо упорядоченный подросток, входящий в группу, может предположительно оцениваться как имеющий уровень психического развития, не достигший возрастной нормы.

Наркологи, педагоги, сотрудники МВД, правоохранительных органов знают, что группы подростков — не только источник музыкального шума. В группе быстро распространяется потребление спиртных напитков и наркотически действующих средств, группа склонна к противоправным действиям. Иерархия, основанная на атавистических ценностях (сила, жестокость), легкость индукции и агрессивность, некритичность также свидетельствуют о низком уровне развития подростков, входящих в группу.

Подростки, уровень развития которых соответствует возрасту, оказавшись в группе, скоро выходят из нее, иногда кого-то уводя за собой, если найдено некое отличающее от остальных занятие. Такие подростки редко собираются числом более 2—3, и их совместное пребывание — всегда целевая деятельность, продуктивная, удовлетворяющая интерес. Помимо того, что группа их мала (и расширение ее, на наш взгляд,— признак неблагоприятный, так как повод к расширенному общению обычно более сниженный, нежели к индивидуальному), эта группа не противопоставляет себя взрослым так ярко, как большая группа подростков низкого уровня развития. Напротив, нередко дети активно «прибиваются» к кому-нибудь из старших на основе общего интереса. Эти наблюдения показывают, что мир нормального подростка непротиворечив миру взрослых.

Но прием спиртного благополучными подростками высокого уровня развития не исключен — практически все подростки пробуют алкогольные напитки. Причинами, по данным многих исследователей, служат «любопытство», стремление к взрослости, желание снять стеснительность.

Мы хотели бы отметить дополнительно еще один причинный фактор алкоголизации здоровых детей, хотя этот фактор и неспецифический. При прочих равных условиях обращает на себя внимание тот факт, что девочки реже, чем мальчики, употребляют спиртное. Самостоятельно — в 2—3 раза реже (Сидоров П. И., 1979); алкоголизация среди девочек ограничивается преимущественно рамками «традиционного» потребления. По данным И. Г. Уракова и И. Б. Власовой (1982), раннее злоупотребление девочек-подростков коррелирует с биологической отягощенностью (характеропатии, органическая недостаточность центральной нервной системы), что проявляется и извращенной картиной опьянения. Таким образом, половые различия потребления спиртного подводят к возможности и необходимости рассмотрения алкоголизации подростков и как стандартного поведенческого феномена, поскольку поведение определяемо полом. На примере более, чем пьянство, отклоняющегося от нормы поведения — преступности — мы видим еще больший разброс по половому признаку. Так, по данным А. А. Габиани с соавт. (1981), среди состоящих на учете правонарушителей девочки составляют 10,6%.

Здесь приложима концепция В. А. Геодакяна о поисковой, за границами традиций, активности мужчин и стабильности поведения в этих границах женщин. Можно высказать предположение, что потребление алкоголя у подростка выражает такое поисковое поведение и что со стабилизацией поведения, с возрастом алкоголизация прекращается. Действительно о произвольном прекращении пьянства подростками пишут И. Ф. Обросов и В. Д. Свистунов (1980), D. Moberg (1983). Речь идет о здоровых подростках, злоупотребление которых нельзя было объяснить патологическим пубертатным кризом, аффективными нарушениями, транзиторными конфликтами. На значительную частоту гипердиагностики алкоголизма подростков, опровергнутой катамнезом, указывает П. И. Сидоров (1984).

У здоровых подростков, однако, алкоголизация никогда не приобретает систематичности, интенсивности, что соответствует общему рисунку их поведения, лишенному крайностей. В литературе мы можем найти подтверждение того, что алкоголизация есть поведенческий феномен, соответствующий крайностям поведения. О том, что алкоголизация подростков — нередко лишь составляющая «букета» девиантного поведения, указывали многие исследователи — не только наркологи, но и социологи Те же причины — несоответствие требований школы психическим возможностям детей, изоляция из-за плохой успеваемости от сверстников, уход «на улицу», приобщение к асоциальной компании— называются и как причина раннего пьянства (Королев В. В., 1979), и как причина преступности (Емельянов В. П., 1980). Из неблагополучных семей выходят и алкоголики, и до 90% несовершеннолетних правонарушителей (Полозов Г., 1984).

«Алкоголизация подростков не только способствует делинквентному поведению, но и является проявлением нарушенного поведения; делинквентное поведение часто проявляется употреблением алкоголя, хотя патогенетически оно может быть не связано с таковым» (Обросов И. Ф., Свистунов В. Д., 1980). При этом соотношение форм девиаций может быть самым различным. Так, М. И. Рыбалко (1984) у 86 девиантных подростков обнаружил уклонение от учебы и трудовой деятельности в 32% случаев, воровство и хулиганство — в 25,7%, побеги из дома — в 12,3%, бродяжничество — в 11%, сексуальные эксцессы — в 9%, но алкоголизацию — только в 10% случаев. Здесь уместно критически оценить утверждения, приводившиеся нами выше: большая агрессивность, частота асоциального поведения у тех больных алкоголизмом, кто начал злоупотреблять рано. Следствие ли это алкоголизма или обострение сопутствующих качеств? О том, что пьянство — проявление диффузных расстройств поведения, свидетельствуют данные Л. К. Хохлова и В. И. Горохова (1980): у обращавшихся за психоневрологической помощью в раннем возрасте алкоголизм развился в 17,79% случаев, а если патология сопровождалась нарушениями поведения — в 39,73%.

Здесь мы видим качественное отличие злоупотребления подростков от злоупотребления взрослых. Пьянство подростков может быть независимым нарушением поведения в пубертате, может быть одним из проявлений множественных нарушений поведения девиантной личности, потребление подростками спиртных напитков может быть «нормой»— формой поискового поведения. Во всех случаях мотивационно и прогностически это особое явление, которое следует рассматривать вне наркологии.

Таким образом, правомерен вывод, что неблагоприятные приведенные выше средовые факторы значимы относительно и не могут считаться причинными в развитии алкоголизма подростков. Ни один из них не довлеет абсолютно. Многим из внешних факторов препятствует личность подростка, не принимающего даже давление.

В этом, т. е. ограниченной роли средовых факторов в развитии пьянства, усматривается сходство с тем, что мы видели при алкоголизме взрослых.

Но здесь же мы можем отметить и особое качественное отличие роли среды для ребенка — роли в формировании личности. При известном значении окружения для всех нас взрослый человек может, хотя и в ограниченной степени (конформность), сопротивляться, уклоняться, уйти. Выбор подростка, как мы видели, также возможен, но он ограничен еще больше в силу биологических особенностей возраста и зависимой социальной позиции. Поэтому среда формирует его более радикально, чем взрослого. Влияние ее на ребенка еще весомее: в период зарождения, рождения, вскармливания, роста среда формирует ребенка и биологически. Остается предположить, что средовые факторы подводят подростка к злоупотреблению не прямым действием, а опосредованно, меняя личность, и эти изменения особо трагичны.

15:47
алкоголизация детей и подростков – влияние среды - 2
Просмотров: 1536 | Добавил: Александр | Теги: алкоголь и подростки, Алкоголь и дети | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]