Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Ноябрь » 8 » Мой сын курит травку

«Мой сын, который часто употреблял алкоголь в компании сверстников, стал покуривать «травку» и считает свое увлечение вполне безобидным. Хотелось бы подробнее узнать об этой отраве».

 Оглавление

«Травка», к которой пристрастился ваш сын,— по всей вероятности, гашиш (его называют еще анашой, планом, марихуаной), что в переводе с арабского означает «трава», наиболее распространенный наркотик. Это смолистое вещество, получаемое из листьев и побегов индийской конопли. Увлечение наркотиками, в частности гашишем, конечно же, не безобидно, они вызывают тяжелое заболевание— наркоманию, которая, подобно алкоголизму, характеризуется патологическим влечением к наркотическому веществу. Не случайно в развитии и течении алкоголизма и наркомании много общего.

Эпидемия наркомании на Западе началась с небольших «зон заражения» — длительное время существовавших кружков наркоманов в США, Англии, Швеции, Дании, Нидерландах. Интернациональные юношеские группировки «хиппи» стремительно распространяли обычаи наркоманов и наркотики по всему миру. При этом происходил процесс смешения наркоманов и преступной среды. Значительными источниками наркотического заражения стали быстро расплодившиеся многочисленные рок-ансамбли. Очагом наркотической заразы всегда была также среда проституток и сутенеров в «кварталах удовольствий», гаванях больших городов, аэропортах, вокзалах и т. д. Свою лепту в «пропаганду» наркотиков среди неискушенной массовой аудитории молодежи внесли средства коммуникации, особенно пресса и телевидение.

Как же развивается наркомания? По данным советского нарколога, зав. отделом по изучению молекулярных механизмов наркомании II МОЛГМИ профессора И. Н. Пятницкой, от начала курения гашиша (мы пользуемся этим примером потому, что, повторяем, гашиш наиболее распространен) до появления первых признаков заболевания проходит один-полтора года, причем курение обычно чередуется с употреблением алкоголя. Со временем происходит замещение спиртного наркотиком. Течение гашишизма, как и других видов наркомании, включает в себя ряд последовательных, сменяющих друг друга стадий.

Первая стадия характеризуется постепенным повышением переносимости организма к наркотику, когда для получения прежнего эффекта требуется все большая и большая доза. Курение становится систематическим, наркотик активно ищут и покупают даже по высокой цене. Первоначально употребление гашиша способно вызвать состояние эйфории: цвета воспринимаются более яркими, пища — более вкусной, все чувства обострены, пространство и время как бы «расширяются». Прошедшее и будущее кажутся несущественными, поскольку все внимание сосредоточено на настоящем моменте. Длительность первой стадии от 2 до 5 лет, что сравнимо с протяженностью первой стадии алкоголизма.

Вторая стадия заболевания отличается еще большим повышением переносимости к наркотику, усилением психической зависимости от него и появлением так называемого абстинентного синдрома, возникающего при прекращении приема наркотика. Описывая абстинентный синдром гашишистов, И. Н. Пятницкая выделяет три фазы в его развитии.

Первая фаза характеризуется расширением зрачков, зевотой, ознобом, вялостью, мышечной слабостью, беспокойством, раздражительностью, исчезновением сна и аппетита и развивается спустя 4—5 часов после курения.

Во второй фазе появляется компульсивное (непреодолимое) влечение к наркотику. Нарастает общее возбуждение, мышцы напряжены, появляется мелкая дрожь, а также отдельные мышечные подергивания. Больные становятся очень беспокойными, повышается кровяное давление, учащаются пульс и дыхание. Вторая фаза развивается к концу первых суток после прекращения приема наркотиков.

Третья фаза абстинентного синдрома начинается на вторые сутки воздержания с появления массы неприятных внутренних ощущений и физических расстройств. Больных беспокоят затрудненное дыхание, боли и сжимание в сердце, ощущение сжатия и сдавление головы, тяжесть в груди, на коже и под кожей — покалывание, жжение, дергание. Влечение к наркотику достигает апогея. Больные напряжены, легко возбудимы, плаксивы, капризны, беспокойны. У некоторых на 3—5-е сутки воздержания может развиться гашишный психоз.

Ощущение физического комфорта человек испытывает теперь только во время гашишного опьянения. Гашишист вынужден курить часто, так как к концу действия наркотика он становится вялым, сонливым, раздражительным и остается в таком состоянии до получения новой дозы. Влечение к гашишу отныне настолько сильно, что для его удовлетворения наркоманы идут на различные мелкие уголовные преступления. Закономерно меняются личность и поведение наркомана. Он замыкается в узком кругу себе подобных, становится эгоцентричным, негативно относится к выполнению различных общественных обязанностей, терроризирует своих близких, подвержен депрессиям, раздражителен.

Если продолжать систематически принимать гашиш, заболевание переходит в третью стадию. Как и при алкоголизме, происходит постепенное падение переносимости к наркотику, он оказывает теперь лишь кратковременный тонизирующий эффект, а затем наркоман становится апатичным, безынициативным, заторможенным. Поэтому он вынужден постоянно принимать наркотик. Эту стадию также характеризуют изменения в мозге и сердце, атрофия печени, почечная недостаточность, и как итог — интеллектуальная и нравственная деградация. Гашишиста сразу можно узнать среди здоровых людей — он бледен, очень истощен, лицо в грубых морщинах. Обращает на себя внимание раннее постарение, потеря зубов и волос. Наркоман уже не способен трудиться, он теряет все социальные связи, пренебрегает семейными обязанностями, равнодушен к близким, ожесточен.

Наверное, нет смысла доказывать, что столь тяжелая болезнь, как наркомания, требует значительных усилий со стороны врачей для ее лечения. В настоящее время создается единая система помощи таким больным. В числе практических мер можно назвать введение в штаты наркологических диспансеров подростковых психиатров-наркологов, открытие специализированных отделений при психиатрических и наркологичесих больницах, организацию принудительного лечения злостных наркоманов. Широко развертываются и научные исследования наркомании, в частности поиски лекарственных средств, снимающих влечение к наркотикам.

Остановимся теперь коротко на правовых мерах, направленных на борьбу с наркоманией. Статья 224 УК РСФСР предусматривает лишение свободы на срок до 10 лет за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или пересылку с целью сбыта, а равно незаконный сбыт наркотических веществ. Уголовному преследованию подвергаются также лица, совершающие хищение наркотических средств и содержащие притоны для их потребления.

Важным элементом государственной политики по ограничению роста наркомании является система мероприятий, контролирующих возможные каналы поступления наркотиков в общество. Так, посев или выращиваиие опийного мака, индийской, южноманьчжурской или южночуйской конопли, других запрещенных к возделыванию культур, содержащих наркотические вещества, наказывается лишением свободы на срок до 5 лет (ст. 225 УК РСФСР).

Вот как, например, ведется борьба с этим социальным злом в Таджикистане. Президиум Верховного Совета Таджикской ССР принял указ «Об ответственности за непринятие мер по уничтожению дикорастущей конопли и опийного мака», в котором определены административные и уголовные меры наказания виновных. Указ предусматривает крупные денежные штрафы за непринятие мер, а при повторных случаях— и уголовную ответственность. Как отметил министр внутренних дел Таджикистана К. П. Пулатов, в течение последних двух лет к уголовной ответственности привлечено немало преступников, сеявших, изготовлявших и сбывавших наркотические средства, ликвидировано более 25 миллионов дикорастущих кустарников, содержащих наркотики.

Однако борьба с наркоманией, к сожалению, порой ведется еще без должной целенаправленности. Авторы этой книги вполне согласны с мнением журнала «Человек и закон», что тут необходима целая система мер не только правового, но и профилактического характера — развитие физической культуры и спорта, организация досуга молодежи, усиление антинаркотической пропаганды.

В заключение приведем две исповеди людей, попавших в зависимость от наркотика и сейчас находящихся на излечении в московской наркологической больнице № 17.

«Меня зовут Володя. Мне 30 лет. Вырос я в обеспеченной интеллигентной семье. Я был единственным ребенком, поэтому мне ни в чем не отказывали. Когда мне было 15 лет, я случайно оказался в центре Москвы и познакомился с московскими «хиппи».

Однажды один из них предложил мне уколоться наркотиком. Мне стало интересно, и я согласился. Мы зашли в подъезд, и он сделал мне укол. Я почувствовал большой прилив сил и эйфорию. Было такое чувство, будто я люблю весь мир.

Физической зависимости еще не было, но очень хотелось, чтобы это состояние повторилось. Так началась кошмарная жизнь во власти наркотиков. Скоро возникла и физическая, зависимость, когда без очередной дозы наркотика начинало выкручивать все тело.

Я с грехом пополам окончил школу и поступил в институт, но не проучился там и одного семестра. Единственной целью в жизни для меня стало добывание наркотиков. В 1977 году приговором Московского городского суда я был приговорен к семи годам лишения свободы за незаконное хранение, приобретение и распространение наркотиков с принудительным лечением от наркомании. В 1981 году меня условно освободили с обязательным привлечением к труду. Я женился, у меня родилась дочь. Но я продолжал употреблять наркотики и был возвращен в места лишения свободы. Но и там я изыскивал способы доставать наркотики, неоднократно наказывался за это и в результате освободился из мест лишения свободы с административным надзором по месту жительства. Но и это меня не остановило, и я продолжал употреблять наркотики.

С 1986 года стала употреблять наркотики и моя жена, несмотря на то что я был против. Так как у нее была слабая психика, то она очень быстро привыкла к наркотикам. Теперь уже требовалось доставать больше наркотиков — ведь нас было двое.

И вот жену забрали в психиатрическую больницу, где она находится и сейчас, а я добровольно пошел лечиться.

Сейчас, оглядываясь на свою жизнь, я понимаю, что остался у разбитого корыта. Работы нет, семьи нет, здоровья нет. Вот и весь итог жизни наркомана. У других людей в моем возрасте начинается подъем творческих и физических сил, а у меня одна цель — наркотики. И больше всего я боюсь, чтобы об этом не узнала моя дочь. И вот теперь я обратился к врачам-наркологам в надежде, что я смогу все это бросить и начать жизнь сначала, пока еще не все потеряно...»

«Меня зовут Юра, мне 31 год. Впервые попробовал наркотики в 17 лет, в 1973 году. В то время в моде было движение «хиппи». У нас были длинные волосы, тертые джинсы, мы во всем старались подражать западным рок-«звездам», среди которых было много наркоманов.

Тогда я увлекался рок-музыкой, а к наркотикам испытывал безобидное любопытство.

И вот в кругу таких же, как я, я впервые попробовал гашиш. Мне это здорово понравилось, тем более что никаких страшных последствий, когда кончился наркотик, я не испытал. С того времени я старался попасть в компании, где появлялся наркотик.

В 19 лет я был призван в ряды Советской Армии. Там я познакомился с ребятами из Средней Азии, которым в посылках присылали гашиш. Там же я впервые попробовал опиум, который друзья прислали одному солдату в «подарок» на день рождения. В те годы физически я был здоров и ничего, кроме удовольствия, от наркотиков не испытывал.

Но вот прошло несколько лет, и я с нетерпением дома стал ждать приезда гостей из Средней Азии. У меня с ними были чисто деловые отношения. Они мне — наркотики, я им — музыкальные записи и заграничные вещи. Тогда у меня была интересная работа, я работал в Москонцерте звукооператором, постоянно ездил на гастроли по стране. Свое пристрастие к наркотикам дома и на работе я скрывал.

Прошло еще несколько лет, и я почувствовал, что сильно подорвал здоровье и без наркотиков жить не могу. В 1982 году я сам попробовал бросить употреблять опиум. Мне уже снились кошмары о нем.

По ночам я зубами рвал одеяло, вставая из постели, терял сознание. Это продолжалось до тех пор, пока я снова не принимал наркотик. Опиум было необходимо чем-то заменить. И вот друзья из Ленинграда привезли рецепт приготовления другого наркотика, в то время более доступного,— эфедрона. Со временем я привык к эфедрону.

В 1983 году я впервые попал в психиатрическую больницу, с того времени я побывал там четыре раза.

В 17-ю наркологическую больницу я пришел сам. Потому что выхода из создавшегося положения не видел. Для меня кайф перестал быть кайфом, а наркотик превратился в «лекарство», без которого больной не способен передвигаться. Я потерял интересную работу, хороших друзей, любимую девушку. Потерял интерес к жизни, к окружающему миру.

Кошмар это, настоящий ад. Не хочу, чтобы это повторилось. На лечении я уже два с половиной месяца. Чувствую себя хорошо, я как будто проснулся.

Надеюсь больше не вернуться к старому. Никому не желаю прожить такую жизнь, как у меня».

17:22
Мой сын курит травку
Просмотров: 5044 | Добавил: Александр | Рейтинг: 4.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]