Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Ноябрь » 15 » Утрата количественного контроля Амнезии опьянения

Утрата количественного контроля.

Амнезии опьянения

Оглавление

Врач обратился ко всем больным с просьбой вспомнить случаи, когда обнаруживалась их неспособность ограничиться небольшим количеством спиртного и возникала потребность пить еще и еще. Поскольку никто сам не проявил желания рассказать о таких ситуациях, он попросил Валерия описать события, предшествовавшие его вынужденному уходу с прежнего места работы.

Валерий. Да я уже рассказывал об этом. Ну, ладно, повторю. Один раз я полночи «гудел», а назавтра меня до работы не допустили, объявили выговор.

Врач. Что же было дальше?

Валерий. Прошло несколько дней, и я снова напился. Вновь отстранили от работы. На этот раз пришлось уволиться. Хорошо хоть разрешили уйти по собственному желанию.

Врач. Самое главное в этой ситуации было то, что второй раз нарушать дисциплину вам нельзя было ни в коем случае. И вы, зная о последствиях, все-таки напились. Расскажите, как это было.

Валерий. Мне на следующий день надо было рано выходить на работу. А тут встретился приятель с двумя девушками и пригласил посидеть с ними в кафе. Вначале я отказывался, а потом согласился. Пошли все в «стекляшку». Ну, думаю, немного посижу и уйду. Пивом ограничусь. Так нет, застрял.

Врач. Что помешало выполнить свое намерение?

Валерий. Пиво выпил, и все заботы вроде бы отдалились. Посмотрел на часы — семь. Думаю, посижу до восьми. Тут одна из девушек начала меня стыдить. Какой, мол, я мужик, если выпить не могу. Пришлось выпить. Ну, а потом — хоть трава не расти. Поехали куда-то за город. Там еще выпили. На утро самочувствие отвратительное. Рано встал, вначале не хотел похмеляться, но потом подумал, что до работы еще есть немного времени и принял небольшую дозу. Приехал на завод — меня на работу не допустили. Со всеми вытекающими последствиями.

Михаил. Я бы из этого случая никаких особых выводов не делал. Молодо — зелено. Не понимаю, почему этот случай, вы, доктор, рассматриваете как признак алкоголизма, а не просто как «завихрение» по молодости лет.

Врач. К сожалению, утрата количественного контроля — это характерный признак начального этапа течения алкоголизма. Больной теряет способность ограничиваться умеренной дозой алкоголя. Он как бы перестает владеть собой. Не учитывает ни места выпивки, ни времени, которое на нее тратит. Давайте попробуем перечислить различные поступки, которые совершает при этом пьющий. Существует так называемый признак «опережения круга», когда человек во время застолья не может дождаться очередного тоста и выпивает в промежутках между тостами. А еще?

Михаил. Есть у меня приятель один по выпивке. Говоришь ему — не выпивай все, оставь хоть полбутылки. Может опохмелиться тебе же надо будет. Так нет, все равно до капли все допьет.

Виктор. Когда приспичит, все что угодно выпьешь, даже политуру. Я в прошлый раз красителя какого-то хватанул и ходил несколько месяцев синий, как баклажан. Ничего, прошло.

Михаил. Если не хватает выпивки, то ищут бутылку за любую цену. Ночью останавливают машину, прямо на дорогу лезут.

Валерий. Иногда пойдешь в гости к родственникам, а там какая выпивка — кот наплакал! После такого застолья обязательно ищешь возможность добавить.

Анатолий. Я знаю таких людей, которые на все идут, чтобы добыть спиртное. Живет неподалеку от меня инвалид один. Так он с ножом к своей матери пристает, требует от нее деньги. Скажите, доктор, в чем причина такой сильной тяги?

Врач. Причина утраты количественного контроля коренится в двух предыдущих симптомах, которые мы обсуждали: росте толерантности к алкоголю и изменении картины опьянения. При систематическом употреблении алкоголя постепенно растет его переносимость. Поэтому, чтобы достичь состояния эйфории, о которой мы говорили, человеку нужны все большие и большие дозы. Недостаточное количество спиртного не только не дает эйфории, но и вызывает противоположное состояние с раздражительностью, тревогой, тоской и т. п.

Михаил. Это называется «страдать от недопития».

Врач. Возникает мощное труднопреодолимое побуждение продолжить выпивку. Желанная эйфория появляется только на пороговых дозах, при тяжелом опьянении, которое переходит в наркоз. Ну, а вы, Владимир, что скажете о себе? До сих пор вы отмалчивались.

Владимир. Со мной таких вещей не происходит. И участковый меня не знает, и в медвытрезвитель я не попадаю, и за город «в загулы» не езжу.

Анатолий. А чего же тогда, дорогой друг, ты лечиться сюда к нам пришел? Или ты эту больницу с санаторием перепутал?

Владимир. У меня гипертония, которую подлечить надо.

Анатолий. Гипертонию лечат в терапевтическом отделении, а здесь наркологическое.

Владимир. Я, конечно, выпиваю два — три раза в неделю. Но без эксцессов. А мне вообще нельзя ни капли... Вот я и пришел сделать такую лечебную процедуру, которая бы помогла удержаться от выпивки.

Михаил. Ты, приятель, если уж из себя тут особенного какого-то строишь, то сиди и не высовывайся! А то можешь неприятности схлопотать!

Владимир. Так уж и напугал!

Врач. Не будем спорить! Мы договорились, что каждый говорит все, что думает. Я расскажу сейчас про одного моего больного, такого же служащего, как Владимир. Занимает немалый пост в солидном учреждении. После рабочего дня он в тесном кругу приятелей постоянно выпивал в одном из отдаленных кабинетов. Один раз напился пьяным и заснул среди бумаг, к несчастью, с сигаретой. А ведь он лучше других знал абсолютную неуместность такого поступка! Приятели в сильном подпитии ушли, не вспомнив про него. Возник небольшой пожар, который был вовремя потушен вахтерами. Обнаружив виновника пожара, они обратились в милицию с тем, чтобы этого человека забрали в медвытрезвитель. В общем были большие неприятности. Скандал частично замяли, но администрация перевела его в другое управление того же учреждения. Как по-вашему, описанный случай свидетельствует о наличии у больного утраты количественного контроля?

Анатолий. Конечно, типичный пример. Если бы такое произошло у нас на заводе с рабочим или, скажем, с мастером, то могло бы обойтись и без последствий. На заводе люди попроще — пожурили, да простили. А в таком большом учреждении, да еще с человеком, занимающим приличную должность, это, конечно, ЧП.

Комментарий врача. Собственно говоря, я рассказывал о Владимире, который не имел представления о том, что я знаю такие подробности. Поэтому он сидел бледный, вцепившись в подлокотники кресла, смотрел на меня с безмолвной просьбой не выдавать его. Я знал, что если раскрою его тайну, Владимир покинет группу и прекратит лечение. Имя истинного героя рассказа не было раскрыто, и Владимир продолжал участие в групповых беседах.

Касаясь возникающих между больными психотерапевтической группы конфликтов, необходимо отметить, что распределение социальных ролей, характерное для любого складывающегося коллектива, всегда сопровождается ими. Моей целью было содействовать консолидации данной группы. Кроме того, следить за тем, чтобы, во-первых, в группе доминировали так называемые положительные, а не отрицательные лидеры, во-вторых, создалась атмосфера взаимной откровенности, готовности обсуждать свои личные дела.

 

 

На рис. 1 условно изображено распределение ролей в группе психотерапии. Ближе к роли положительных лидеров были Анатолий и Евгений. Но если первый обнаруживал готовность к контакту, то второй неохотно обсуждал свои личные проблемы. В мою задачу входило добиваться более активного участия Евгения в дискуссиях.

Отрицательными лидерами в группе были, пожалуй, Владимир и Михаил. Оба они с недоверием относились к официальной медицине и ко мне, ее полномочному представителю. Многие мои высказывания почти автоматически вызывали у них возражения. Владимир к тому же полностью исключал возможность критики в свой адрес со стороны членов группы, был высокомерен с ними. Безапелляционные суждения Михаила, к которым «прислушивались» в группе, иногда мне очень мешали. Так, он не без успеха внушал Валерию, что тот зря согласился на лечение от алкоголизма, поддавшись нажиму жены. Однако Михаил играл полезную роль катализатора дискуссий.

Мне предстояло, используя помощь «положительных лидеров», ослабить эффект тех высказываний Владимира и Михаила, которые шли вразрез с моими целями и задачами, а также воздействовать в нужном направлении на их собственное мировоззрение. Причем сделать это надо было с максимальным тактом, не допустив их уклонения от дискуссий и тем более выхода из группы.

Валерий и Виктор занимали промежуточное положение между этими двумя парами больных. Поскольку Валерий не определил пока своих позиций, было важно создать такую атмосферу в группе, которая помогла бы ему сформировать и далее закрепить социально-положительные установки. Виктор в силу снижения своего интеллектуального уровня существенно не влиял на атмосферу в группе.

В связи с новой темой для обсуждения больным был задан вопрос о том, бывают ли у них выпадения из памяти эпизодов, происходивших в то время, когда они находились в состоянии опьянения. Оказалось, что у всех такие случаи бывали.

Врач. Не могли бы вы, Владимир, рассказать о выпадении из памяти эпизодов опьянения, которые случались у вас?

Владимир (неохотно). Ну, пару раз бывало такое. После очень большой дозы.[1]

Врач. Держались на ногах в таком состоянии илинет?

Владимир. Держался. Нормально добирался домой, хоть и не все помнил.

Виктор. На автопилоте шел.

Врач. Опишите, пожалуйста, какой-нибудь конкретный случай.

Владимир. Как-то приехали из другого города товарищи по работе, с которыми я был в дружеских отношениях. Зашли вначале в ресторан, оттуда — к ним в гостиницу. К тому моменту я уже здорово был пьян. Потом к нам присоединился живущий в соседнем номере артист Н. (называет известную фамилию) —он как раз на гастролях здесь был...

Врач. Значит, общий ход событий могли на следующий день восстановить в памяти?

Владимир. Общий ход событий мог восстановить, а отдельные эпизоды нет. Как в номере сидели помню, а как затем в другой номер к артисту ходили — не помню. Это мне потом приятель рассказал. Четко запечатлелось, как в такси садились, как милиционер подходил, говорил, мол, поскорее, ребята, уезжайте, а то у вас могут быть неприятности.

Виктор. До чего же знакомая история. А дальше что было?

Владимир. Как ехал в такси, не помнил, а вот разговор с женой, происходивший дома, смутно припоминаю.

Валерий. Вот вы, доктор, говорите, что провалы в памяти — это симптом алкоголизма. А мы одного парня, совсем не пьющего, один раз «накачали» до такой степени, что он наутро тоже ничего не помнил.

Врач. Верно, тяжелое опьянение может быть и у непьющего человека, но оно имеет другой характер и протекает по типу наркоза. Человек после определенной дозы засыпает и «финал» выпивки, естественно, выпадает из памяти. Такой сон, кстати, может переходить вкому — тяжелую форму нарушения сознания с угрозой для жизни человека. Так что ваш поступок является просто варварским. Теперь вы, Виктор, расскажите, пожалуйста, о случаях провалов в памяти.

Виктор. У меня, как в запой «по-черному» уйду, последние дни полностью из памяти выпадают. Потом не могу понять, когда с соседкой говорил — на этой неделе или месяц назад.

Врач. В типичных случаях алкоголизма выпадения из памяти (алкогольные амнезии) касаются фрагментов происходивших накануне событий. Человек может совершать довольно сложные действия, поддерживать разговор, но на следующий день забыть о некоторых своих поступках. В запущенных случаях алкоголизма выпадению из памяти могут подвергаться более длительные периоды.



[1]После того как я во время групповой беседы провел анонимное обсуждение случая с Владимиром, а также поговорил с ним индивидуально, он стал более управляемым. Кроме того, известно, что о провалах памяти больные говорят относительно спокойно, без того внутреннего сопротивления, какое возникает, например, при обсуждении нарушения поведения при опьянении.

 

11:14
Утрата количественного контроля Амнезии опьянения
Просмотров: 2556 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]