Трезвая русь
test

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Май » 16 » ЗДОРОВЬЕ СЕМЬИ и алкоголь

ЗДОРОВЬЕ СЕМЬИ

Взрослые

Оглавление

Алкоголизм — мощный внутрисемейный этиопатологический фактор, влияющий не только на нисходящее поколение, но и на восходящее, на родителей, супругов и сибсов.

Проводимый нами на протяжении длительного времени опрос жен наших пациентов показал практически полное отсутствие здоровых женщин даже молодого возраста. Как правило, для них характерны психастенические признаки: эмоциональная неуравновешенность со склонностью к депрессиям, дисфориям, плаксивость, раздражительность, нарушения сна и аппетита, истощаемость. В сочетании с особыми или высокими профессиональными нагрузками эта психастения нередко ведет к утрате трудоспособности. В ряде случаев обращает на себя внимание патологическая манера поведения жен алкоголиков — экзальтация, пуэрилизм, навязчивость и сверхзаботливость, демонстрируемая самоотверженная преданность, что свидетельствует о психопатическом развитии. И. Г. Ураков (1968) обнаружил пограничные состояния более чем у 60% жен своих пациентов.

Высокая болезненность членов семьи проявляется различными психосоматическими расстройствами (ИБС, гипертоническая, язвенная болезнь); сердечно-сосудистые поражения нарастают с возрастом и особенно часты у родителей алкоголиков. Эта тема недостаточно освещена в литературе. Среди немногих работ можно назвать исследование Z. Telkes и соавт. (1982), которые у 24,3% своих 218 пациенток с психосоматическими заболеваниями обнаружили мужей-алкоголиков. При психосоматических заболеваниях в общемедицинской практике всегда целесообразно выявлять возможное пьянство в семье пациента. Косвенными показателями вероятности этого могут служить неэффективность назначенного лечения, незакономерность обострения и улучшения течения болезни (зависит от интенсивности пьянства члена семьи), отказ от необходимой госпитализации (боязнь оставить дом без присмотра).

Сравнение психиатрических и наркологических наблюдений показывает, что алкоголизм в семье — более сильный травмирующий фактор, нежели душевная болезнь. Объясняется это, вероятно, тем, что алкоголизм долгое время не воспринимается как болезнь, а оценивается как оскорбляющее близких поведение, уклонение от семейных обязанностей. Это усугубляется манерой обращения больного со своими близкими, материальными трудностями. Эмоциональный конфликт, чередование надежд и отчаянья делают понятными психическую инвалидизацию родных. Психологически комфортен брак при пьянстве обоих супругов; частота таких браков увеличивается.

По данным некоторых авторов, 10% мужчин-алкоголиков и 50% женщин-алкоголичек состоят в супружестве с алкоголиками.

 

 

Дети

Одним из самых страшных последствий пьянства и алкоголизма является поражение потомства.

Больные алкоголизмом — малогенеративная часть популяции не только потому, что ими утрачивается семья —значимое условие деторождения. Среди больных алкоголизмом выявляется большое число разведенных, живущих отдельно, состоящих в случайных и нестабильных отношениях. Биологические изменения репродуктивных функций свойственны пациентам обоего пола. Так, по данным M.Vitez с соавт. (1982), у женщин-алкоголичек при более частом наступлении беременности более часты выкидыши и мертворождения, после 35 лет беременность, как правило, не наступает. В семьях, где муж страдает алкоголизмом, детей мало даже в тех случаях, когда социальный престиж связан с многодетностью: например, в Грузии, по данным А. Вязникова и А. Габиани (1977), больной алкоголизмом в среднем имел 2 детей.

Давно известно, что пьяницы рождают ущербное потомство и что ущербность может передаваться последующим поколениям («деды пропили печень внуков»,— говорят во Франции). Как полагал А. Морель (1809—1873), под влиянием алкоголя возникает и усугубляется вырождение, проявляющееся закономерно от отцов к детям: первое поколение— нравственная испорченность, спиртные излишества; второе поколение — обычное пьянство, приступы бешенства, «размягчение мозга» (так обозначалось слабоумие различной этиологии в среднем возрасте.— И. П.); третье поколение — ипохондрия, меланхолия, самоубийства, убийства; четвертое поколение — тупость, идиотизм, бесплодие, пресечение потомства. Чем сильнее выражен недостаток, тем более умственно ослаблен носитель (А Морель). Впрочем это положение верно и за границами психиатрии. Д-р Дагделль в 1874 г. занялся расследованием генеалогии 6 арестантов нью-йоркской тюрьмы, находившихся в кровном родстве. Он разыскал родоначальника — охотника и рыболова, горького пьяницу, жившего в XVIII столетии. Его потомство — 709 человек — включало 77 преступников, в том числе 12 убийц, 85 дегенератов, большей частью на алкогольной почве, 174 проститутки, 18 владельцев домов терпимости, 64 нищих, в среднем по 1,5 года проживавших в домах призрения, и 142 нищих, пользовавшихся пособием на дому. Все эти лица в течение 75 лет стоили местным общинам и государству 1,25 млн. долларов (цит. по Нижегородцеву М. Н., 1909). Классическим также считается пример, приводимый К. Де Риккер (1901): потомство пьяницы и проститутки Ады Липпинут (род. в 1741 г.), насчитывавшее 834 человека, состояло из 168 поджигателей, 181 женщины дурного поведения, 95 нищих, 76 бродяг, 64 убийц, 140 воров, 105 мошенников и карманников.

Ранее описывались такие грубые формы поражения детей алкоголиков, как идиотия, имбецильность, эпилепсия, глухонемота, психофизические уродства, при этом потомство больных алкоголизмом не выходило из-под наблюдения психиатров. В настоящее время в связи с непрекращающимся в последние десятилетия (с конца 40-х годов) ростом алкоголизма, к сожалению, широкое поле деятельности находят при этом и врачи других различных специальностей.

Токсическое действие спиртных напитков на гонады и плод, помимо собственно этанола, обусловлено ацетальдегидом и многообразными сдвигами метаболизма, вызываемыми опьянением. В различных исследованиях выявляется патогенное значение ряда факторов, при этом предпочтительную роль того или иного из них назвать трудно. Отмечено, что этанол увеличивает содержание простагландинов в эмбрионе, а введение блокаторов синтеза простагландинов предупреждает многие уродства (Pennington S. et al., 1985).

В экспериментальных исследованиях (Schanberg S., 1979) обнаружено, что алкоголизация нарушает белковый синтез плода (на фоне полиаминных нарушений особо выделяется недостаточность тирамина и октопамина), снижает формирование и активность катехоламиновой системы (падение запасов катехоламинов в надпочечниках на 20— 30%, падение активности допамин-бетагидроксилазы). P. Rudeen и соавт. (1985) показали, что алкоголизация беременных самок снижает активность К—Na—Са—АТФазы и активность ацетилхолинэстеразы в различных участках мозга плода. Все это, естественно, ведет не только к мозговой, но и к общей недостаточности организма. Плацента алкоголизированных самок уменьшена, цитоархитектоника ее, как и биохимические свойства (в частности, углеводный и белковый обмен), изменены; сосуды, идущие к плоду, маловетвисты (Padmanabhan P., 1985). Употребление спиртных напитков беременной женщиной снижает дыхание плода, степень его мозговой и сердечной активности, а в периоде лактации — вызывает угнетение гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы и нарушение адаптации у потомства (Држевецкая И. А. и др., 1985).

Наиболее тяжелой степенью поражения является так называемый алкогольный плод, рождаемый женщинами-алкоголичками или при ежедневном потреблении во время беременности спиртных напитков в количестве, эквивалентном более 80—100 г спирта (Murrey-Lyon M., 1985). Алкогольный синдром плода описан в последние десятилетия в связи с ростом женского алкоголизма. Однако первые подобные публикации появились сто лет назад.

Известны случаи, когда концентрация этанола в крови такого новорожденного в момент родов составляла 0,20% (при установленной скорости окисления 0,008% в час). Характерен внешний вид ребенка: малая масса тела, микроцефалия, низкосидящие неправильные уши, краниофациальная асимметрия с гипоплазией лицевой части черепа, особенно подбородка, низкий узкий лоб, короткий курносый нос с «утопленным» основанием, с аплазией крыши, расщепление нёба, короткая глазная щель, микроофтальмия или шарообразные широкопоставленные глаза, укороченная или вытянутая верхняя губа; возможна двусторонняя деформация ног, синдактилия, полидактилия, укорочение плюсневых и пястных костей. При обследовании обнаруживаются катаракгга, колобома, дефект сердечной перегородки и выходящих из сердца сосудов, диафрагмальная грыжа. Новорожденные плохо набирают массу тела (с дефицитом до 40%), постоянно возбуждены, при высокой двигательной активности психомоторное созревание замедлено. С возрастом у детей обнаруживается серьезная дифицитарная психическая симптоматика, они выглядят старше своих лет. Лабораторное исследование выявляет у алкогольных плодов торможение макромолекулярного синтеза фибробластов, падение оксидации жирных кислот, уровень которых очень высок, колебание концентрации гистамина, в том числе в мозговых тканях, и его прекурзора гистидина, низкий уровень карнозина; нервные клетки плода малы и округлы, а дендриты скудны (Rawat A., 1978). Перечисленные признаки дисморфогенеза, которые в каждом отдельном случае встречаются с различной частотой, соответствуют морфологическим признакам вырождения А. Мореля, который одной из основных причин вырождения считал алкоголизм.

Сопоставляя синдром алкогольного плода с некоторыми формами олигофрении, нельзя не заметить морфологического сходства. Так, в работе В. А. Портнова с соавт. (1985) описана краниометафизарная дисплазия, отличающаяся наличием гиперостозов у двух сестер. Авторы обратили внимание на то, что наследственность в приводимых случаях отягощена алкоголизмом: тяжесть поражения потомства (сравнение старшей и младшей сестры) нарастала с годами в связи с пьянством отца. Желателен новый анализ олигофрении с учетом уровня алкоголизации населения.

Не столь тяжелыми являются случаи так называемой малой мозговой недостаточности, малого мозгового синдрома. Эта патология менее специфична и этиологически связана не только с алкоголизмом, по и с другими вредными пренатальными факторами. В этих случаях, даже в отсутствие объективных изменений со стороны центральной нервной системы, расстройства поведения грубо выступают на первый план. Для таких детей характерны с первых дней жизни нарушения сна, кормления, скорости и последовательности образования психомоторных функций. В дальнейшем наблюдаются постоянное нецеленаправленное двигательное возбуждение, неспособность сосредоточиться, невозможность последовательной деятельности, эмоциональная возбудимость, агрессия, страхи, трудности обучения уже в начальной школе (чтение, счет, письмо). Иногда незначительные морфологические признаки указывают на возможное алкогольное отягощение: легкая микроцефалия, асимметрия лица, диспластичность строения.

Для детей алкоголиков при отсутствии ярких морфологических, поведенческих признаков характерны слабость и отставание в психофизическом развитии. Это проявляется многообразно: высокой смертностью первого года жизни, заболеваемостью (иммунная и ферментативная недостаточность), задержкой речи, поздним формированием моторных навыков, замедленным половым созреванием. Слабость умственного развития определяет плохую успеваемость в школе, отсутствие интеллектуальных интересов. Слабость эмоционального развития обедняет межличностные отношения (затруднение дружеских, сексуальных контактов), облегчает возникновение патологических эмоций, агрессивности. «Преждевременная жестокость, лень, стремление к бродяжничеству, идиотизм — такова обычная участь детей алкоголиков» (К. Де Риккер, 1901).

Незрелость психики проявляется неупорядоченным поведением, безответственностью, неспособностью прогнозировать свои поступки и их следствия. Характерны неозабоченность будущим, отсутствие стремления приобрести (не ограничиваясь мечтаниями) специальность, независимость (а не бесконтрольность). Чтобы уберечь таких детей от девиантного поведения и сохранить для продуктивной жизни, необходимо оказывать им усиленную медико-педагогическую помощь и наладить тщательный контроль за их образом жизни. Во многих случаях помещение ребенка из алкогольной семьи в детский дом или интернат оказывается наилучшим решением. Нередко развивающийся алкоголизм этих детей оценить затруднительно: является ли он генетическим, следствием ли индивидуальных личностных особенностей или же результатом некритичного подражания.

Судьба выросших в пьянствующей семье детей с умеренной и легкой степенью поражения практически не прослежена. Есть отдельные сообщения о частоте у них болезней желудочно-кишечного тракта, желчного пузыря, печени. Они отличаются сочетанием бедности межчеловеческих связей, социальной изоляции, склонности к депрессиям (Franks D. et al., 1979); порознь эти черты могут встречаться у многих из них. В начале века высказывалось мнение (цит. по В. Я. Канелю, 1914), что неспособность женщины к грудному вскармливанию определяется ее алкогольной наследственностью.

Крайне затруднительно соотнести перечисленные выше варианты поражения потомства со злоупотреблением или алкоголизмом, с пьяным зачатием от отца-трезвенника или с трезвым зачатием от отца-алкоголика, с пьянством женщины до зачатия или со случаями потребления спиртных напитков беременной. Опубликованные данные являются неполными и не позволяют вынести окончательное суждение по данному вопросу.

Бесспорным является отягощение условий роста детей в семьях злоупотребляющих алкоголем, даже если дети были рождены трезвыми родителями. Помимо ситуации эмоционального напряжения, недостатка любви и заботы, дети не получают необходимых навыков, знаний, помощи в формировании интересов. Немаловажное значение имеют плохой элементарный уход, режим и питание. Для детей, растущих в пьянствующих семьях, характерны невротические расстройства, эмоциональная неуравновешенность и ряд психосоматических болезней. Так, у детей наших пациентов с обращающей на себя внимание частотой встречаются астма и болезни пищеварительной системы.

Частота соматоневрологических расстройств, как и сроки их появления, в потомстве алкоголиков достоверно не определена. Однако будущее неблагополучие детей определяется, безусловно, их психическим нездоровьем. Служит ли причиной этого биологический (токсический) фактор или психотравмирующая обстановка в семье, отклонения от психической нормы обязательны для детей, растущих в пьянствующей семье. Известно, что не только здоровье тела определяет здоровье духа, но и здоровье душевное определяет телесное. Так, G. Vaillant (1979) повторно — через 30 лет — обследовал 185 мужчин. Среди тех, кто имел хорошее психическое здоровье в возрасте 20 лет (59 человек), только двое умерли в 53-летнем возрасте; при слабом психическом здоровье (48 человек) к этому сроку тяжело заболели или умерли 18 человек. Анализ полученных данных позволил G. Vaillant прийти к выводу, что хорошее психическое здоровье замедляет начало физических расстройств.

***

Представленные в настоящей главе сведения не позволяют составить раздельные представления о последствиях злоупотребления алкоголем, последствиях пьянства и алкоголизма. Но если разделение пьянства и алкоголизма в этиологических и патогенетических исследованиях остро необходимо для достоверных суждений о сущности алкогольной зависимости, то в рассматриваемой теме суммарностью сведений можно пренебречь. По данным Н. Я. Копыта (1977), заболеваемость злоупотребляющих спиртными напитками и больных алкоголизмом структурно однородна. Пьянство, как мы постарались показать, может вызвать не менее тяжкие следствия, чем алкоголизм.

Нас интересует общий социальный и биологический ущерб, наносимый потреблением спиртных напитков. Подсчет практически невозможен. Трудности подсчета объясняются не только многосторонностью биологического ущерба, описанного здесь далеко не полно, но также обилием нравственных и экономических потерь. Исключительно далеко выйдя за границы медицины в общество, алкоголизм и предваряющее его пьянство, как и многие социальные явления, не подчиняются линейным закономерностям. Разветвленные цепные реакции, вызываемые пьянством, качественно различны и нередко непредсказуемы. В связи с государственной политикой трезвости мы сможем увидеть исчезновение не только известных следствий пьянства, но и других негативных явлений нашей жизни, а также разнообразных форм заболеваемости, что апостериорно обнаружит их связь со злоупотреблением спиртными напитками.

17:37
ЗДОРОВЬЕ СЕМЬИ и алкоголь
Просмотров: 1869 | Добавил: Александр | Теги: Зачатие и алкоголь, беременность и алкоголь, Алкоголь и дети | Рейтинг: 3.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]