Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Батраков Евгений Георгиевич

Кодировать может каждый
06.06.2017, 22:22

«КОДИРОВАТЬ» МОЖЕТ КАЖДЫЙ

 

Кодировать может каждый или сеансы одурачивания

Правду об алкоголе знают все. Все знают, что спирт – яд, приводящий в целом ряде случаев к слабоумию, половому бессилию, одиночеству, больнице, тюрьме и смерти... И, тем не менее, яд – пьют. Не для того, разумеется, чтоб очутиться за решеткой, на больничной койке, в приюте для недееспособных и убогих. Пьют, чтоб расслабиться, повеселиться, согреться, забыться, избавиться от боли и страха…

Надежда, что выпитое что-то изменит, что будет лучше, чем стало от того, что было – встряхивает, оживляет, окрыляет. И так верится, что спиртное поможет, когда помощи уже ждать неоткуда, когда ты уже ослаб и упал духом.

Это «Алкоголик», ставший неотъемлемой частью вашей личности, вооруженный проалкогольной сладкой ложью о пользе яда, искушает, нашептывает, ловко переориентирует ваше внимание, «Алкоголик», уже захвативший рычаги управления… Тот самый «Алкоголик», который иным позволяет жить трезво только для того, чтобы были заработаны деньги на очередную бутылку. И тогда он командует: «Заработанное – пропей!».

Но почему же в это самое время информация о вреде алкоголя – часть вашей личности, которую мы можем назвать «Трезвенник» – сидит в недрах мозга и отмалчивается?..

В Абакане на Первомайской площади стоит Дом Советов. Так он раньше назывался. Вы можете войти в этот Дом, и даже походить по коридорам, по этажам, и зайти в разные кабинеты, и поговорить с разными людьми. Вы – в Доме Советов. Означает ли это, что вы уже начали управлять республикой?..

Нет. Для управления республикой нужно не только зайти в кабинет и занять определенное место за столом, но еще и занять его строго определенным образом.

Также и в том «доме советов», что находится на плечах: информация о вреде алкоголя по извилинам погуливает, но властвовать не может. Не может еще и потому, что информация о пользе алкоголя не только господствует, но еще и обзавелась тремя рубежами психологической защиты. Вот эта-то защита все противоречащее мнению, доминирующему в голове, и отклоняет, отвергает, блокирует. Человек пьющий просто не осознает то, что ему говорят. Он сам страдает от своего пития, но не понимает и не способен понять то, что с ним происходит, и, соответственно, не может изменить свое собственное поведение.

Отсюда, самая первая задача тех, кто подписался на роль спасателя или даже спасителя – провести свои трезвые проповеди мимо психологической защиты.

Как это осуществить практически?

Существует несколько принципиально отличных друг от друга методов, наихудший из которых известен как метод эмоционально-стрессового воздействия. На бытовом языке он называется «кодированием». Его открытие приписывается украинскому врачу-психиатру А.Р. Довженко. Я использую слово «приписывается» ибо ничего уважаемый Александр Романович не открыл, а лишь начал использовать древнюю технологию внушения в современных целях. Вспомните, еще 150 лет тому назад описано поведение «закодированной» ведьмы – умершей панночки – в повести Н.В. Гоголя «Вий»:

«Гроб стоял неподвижно. Свечи лили целый потоп света. Страшна освещенная церковь ночью, с мертвым телом и без души людей.

Он дико взглянул и протер глаза. Но она точно уже не лежит, а сидит в своем гробе. Он отвел глаза свои и опять с ужасом обратил на гроб. Она встала... идет по церкви с закрытыми глазами, беспрестанно расправляя руки, как бы желая поймать кого-нибудь.

Она идет прямо к нему. В страхе очертил он около себя круг. С усилием начал читать молитвы и произносить заклинания, которым научил его один монах, видевший всю жизнь свою ведьм и нечистых духов.

Она встала почти на самой черте; но видно было, что не имела сил переступить ее, и вся посинела, как человек, уже несколько дней умерший»[1].

Говорят, что метод «кодирования» рассчитан исключительно на русского человека, воспитанного на русских сказках: вот вытащу золотую рыбку, вот загадаю заветных три желания да все сразу-то и заполучу. Это ж только у нас существует пресловутое «кодирование» и процветают всевозможные МММы, РДСы, «Чары» и т.п. шайки бойких людей, которые всю свою наиподлейшую ставку делают на доверчивых по-детски людей да на алчных халявщиков.

Впрочем, об этом не стоит говорить столь категорично дабы не сбрасывать со счетов истину: чем выше авторитет человека, тем сильнее его внушающее воздействие. Помнится, слышал я где-то такую историю.

Одна женщина обратилась к знаменитому профессору, и он установил у нее декомпенсированный порок сердца. Чтобы ободрить пациентку, врач пошутил: «Вы можете вообще не беспокоиться о вашем сердце – раньше меня не умрете, а если умрем, то вместе».

На следующий день профессор скоропостижно скончался. Узнав об этом, женщина впала в состояние крайнего беспокойства. Через несколько часов работа ее сердца резко ухудшилась, а немного позже наступила и смерть. Вот вам и шуточки!

Кстати, не в странах Запада, а в некоторых полудиких племенах вышеозначенный метод используется и по сей день. Например, там, где нет камер предварительного заключения, провинившегося ставят у пенька и тамошний «кодировщик», обведя особой клюкой особую черту вокруг обреченного, предельно важно и внушительно сообщает: «Выпьешь…!» Фу, ты черт! «Выйдешь – помрешь!». И, что поразительно, – это зафиксировали исследователи, – если человек выходит, он и в самом деле отходит в мир иной. Вскрытие показывает – инфаркт.

(Кстати, некоторые женщины «под конвоем» приводящие на «кодирование» мужа, именно на этот эффект тайно и рассчитывают: он все равно сорвется и непременно «сыграет в ящик», а они заполучат в свое пользование и квартиру, и дачу, и машину. Но, – увы, – у нас не Африка, не Полинезийские острова – мужики крепкие, обманываются легко, да не до смерти, и поэтому, как совершенно верно писала одна сибирская журналистка: «не надейтесь, милые дамы, никто и никуда не сыграет. Не оставит вам ни квартиры, ни машины. Не избавит вас от унизительного развода. Все останется по-прежнему» [2]).

Впрочем, мы ведь все немного «кодирнутые»: хоть немного, но верим в те или иные приметы, знаки, знамения. Например, в черную кошку... А эффект плацебо? Это когда человеку дают пустышку, а говорят, что дали сильнодействующее средство. Кто поверил – тот ощутил, кто отнесся со скепсисом – улыбнулся.

Более того, мы ведь и сами случается, пусть и по неведению, но занимаемся этим самым «кодированием». Например, представительница спившегося народа – театральный деятель К., участвующая в местной телепередаче, поднимая бокал вина – символ деградации – производит самый настоящий акт внушения, т.е. «кодирования» телезрителей на питие! И это тем более представляется верным, если знать, что всякий смотрящий телепередачу неизбежно впадает в самый настоящий транс, а транс – основа для беспрепятственного проникновения информации в подсознание.

А чем, как не «кодированием» на питие занимается иная мама, говорящая о ребенке и при ребенке своей приятельнице: «Он у меня как папа!»? Это она о папе, который, между прочим, алкаш. Конечно, мама имела в виду не порочное пристрастие, но подсознание-то ребенка принимает все оптом и буквально.

А как «кодирует» жена мужа своего, бросая ему раздраженно и привычно: «Пить меньше надо!»?! Он ведь как услышал, так и понял: «Пить надо, но – меньше». Вот он и пытается в очередной раз вписаться в формулу…

Таким образом, дело-то, оказывается, всем и хорошо знакомое.

И все же, что это за метод такой – «кодирование», вокруг которого столько разговоров? И что такое «код» и зачем понадобился эмоциональный стресс?

«Код» это – условный сигнал или, проще говоря, так построенная фраза, в которой на подсознательном уровне увязано, ассоциировано некое действие с некими последствиями: слово (образ) – с нужной реакцией. Например, «выпьешь (образ) – помрешь! (реакция)».

Далее, стресс. Стресс вызывается неожиданностью, которая и нейтрализует вышеупомянутую нами психологическую защиту. Вспомните суворовскую заповедь: главное – внезапность.

Как же внезапничают все эти специалисты по эмоционально-стрессовой психотерапии, проводя свои одноразовые сеансы? А по-разному. В ход идет абсолютно все: «спецаппаратура», блестящий жезл с шишкой на конце, «тибетские» иглы, просто иглы, инъекции «редких лекарств»... Любая «погремушка» – лишь бы отвлечь психологическую защиту!

Вот, как это все проделывал кандидат медицинских наук из Крыма господин П.П.

Пациент добровольно входит в кабинет и сам усаживается на стул. И тут, грубо и бесцеремонно ему завязывают глаза полотенцем, и предлагают дышать так глубоко и быстро, как будто он бежит за паровозом. Одновременно с этим П.П. начинал энергично толкать, ничего не видящего клиента, то в правое плечо, то в левое, то вперед, то назад. Затем, с помощью простого электроимпульсного прибора производится воздействие на некие «точки», находящиеся в области шеи. Если батарейки разряжены, оная процедура могла заменяться и простым пальцевым надавливанием через полотенце на глазные яблоки. Ну и, наконец, кульминация: резко дается команда – прекратить дышать, широко раскрыть рот и – резко, и – быстро с помощью шприца вводится в ротовую полость жидкость. (Сам А.Р. Довженко использовал хлорэтил, но это вещество очень быстро испаряется, отравляя самого же врача, и, к тому же, ампула очень неудобна конструктивно для многократного использования). Это мог быть простой физраствор, и даже обычная вода из-под крана. И вот тут-то при введении в рот «секретной» жидкости, и произносятся страшным и загробным голосом самые главные слова: «выпьешь, хоть каплю спиртного – помрешь!!!»

И – все.

И полотенце с глаз долой…

Впрочем, заключительная фраза могла быть как очень краткой, так и такой:

«Глубоко дышите. Очень глубоко и быстро! Приготовьтесь: я буду вас кодировать от алкоголя и алкоголь содержащих веществ... На сколько вы будете кодироваться?.. На три года! Я введу код против алкоголя и алкоголь содержащих веществ до 15 августа 2000 года. Широко откройте рот. Я ввел код смерти против алкоголя и алкоголь содержащих веществ до 15 августа 2000 года. На три года! Если же ты сорвешь код и выпьешь, ты заболеешь страшными болезнями, у тебя будет половое бессилие, инфаркт, расстройство психики, ты будешь дурак дураком! Я закрепляю код против алкоголя и алкоголь содержащих веществ на три года до 15 августа 2000 года. На три года! На три года!!! Ты будешь жить, работать, отдыхать в режиме кода смерти! Час не разговаривать. Вы – свободны».

В чем же смысл всех этих физических манипуляций, которые предшествовали словопроизнесению? Единственный – отвлечь психологическую защиту.

Отметим, что манипуляции могут быть и совершенно другими: можно поставить человеку некий укол. Например, витаминизированного раствора, но при этом делать ужасно важный, профессорский вид. Можно использовать некую «спецаппаратуру для психокоррекции», умалчивая о том, что эта «спецаппаратура» является самым обычным ящиком с простой, обычной лампочкой внутри.

Впрочем, меня в методе «кодирования» интересовала не театрально-бутафорская сторона, а ответ на вопрос: почему люди срываются и почему срыв случается, например, через 27 дней, а не через 28 или 26?

И что я понял?

Представьте себе, что в комнату, в которой вы находитесь, вдруг через окно с треском и звоном влетает некий громила, вцепившийся в автомат, и вопящий, что есть мочи: «Не двигаться – пристрелю, как депутата!!!».

Люди вы, разумеется, здравомыслящие, потому-то и сидите, и даже не двигаетесь. Но… сколько? Час? Два? Три? А может вас вывести из этого пренеприятного состояния замороженности, например, вдруг случившееся землетрясение? Полагаю, что вполне реальная перспектива стать содержимым братской могилы вас едва ли устраивает, и потому-то вы совершенно безотчетно совершаете единственно надобное – срываетесь с места: бросаетесь, кто куда-то и напролом.

Не так ли?

Вот это-то и есть одна из причин возобновления пития – вдруг зашаталась, образно говоря, почва под ногами: конфликт на работе, крах семейных отношений, катастрофа в бизнесе… Да мало ли? В общем, стресс. А начальная фаза любого стресса – состояние страха. А что привык делать пьющий со страху? Пить. Вот он и запил. Кабы не стресс, так он и далее жил бы трезвехонько.

Вторая причина срыва еще банальнее и проще.

Для ее понимания, вернемся к нашей зарисовке – к эксцессу с запашком террора.

Сидим, стало быть, мы под присмотром мелко дрожащего «калаша», и вдруг – один из нас встает и не спеша да преспокойненько, молча, уходит?!

А громила?!

В полном опупеозе.

Яки дубина урытая намертво.

Миг спустя – по морде бледной – пятна, под глазищем – конвульсия, косой лоб в испарине, пасть – разинул и… И ни-че-го.

А мы?

Да и мы туда же – встаем да и удаляемся.

Вот потому-то все эти «кодирули» никогда повторно и не приезжают «кодировать» в села, где, как известно, все словно на ладони, всем про всех известно: прознавшие и узревшие, что Петька-зомби нахлебался, сорвал страшный чародейственный код смерти и – хоть бы хны – не заболел он страшными болезными и не стал дурак дураком, – узревшие оное, никак не сговариваясь тут же скопом сотворяют безрассудную цепную реакцию срывов… Начинается очередной беспросветный деревенский запой…

Вот и вся, пожалуй, мистика «кодирования», в которое верует лишь ненароком блажью тронутый да тот, кто нечаянно очутился в капкане безысходности – споили-то всем миром, а кто в беде сей горазд помочь?

Некоторой модификации методика претерпевала у господина П.П. при кодировании от лишнего веса: пациенту предлагалось глаза – закрыть, рот – открыть, и глотать «японский шарик». «Шарик» – обычный презерватив. И глотался он вкупе с привязанной к нему тонкой, хлорвиниловой трубкой. И когда он оказывался в желудке, по трубке с помощью огромного шприца, закачивался воздух. Затем трубка выдергивалась, а надутый презерватив у надутого клиента оставался в желудке. Предполагалось, что коль на стеночки желудка оказывается давление, то, по крайней мере, на ближайшие 2-3 дня, ощущение сытости обеспечено, и «кодировщик» успевает смыться в Крым, в Петербург или же на все четыре стороны.

Распрекрасно, не так ли, господа?!..

И даже несколько смахивает на то, как в известном анекдоте «кодировал» от пьянства сельский кузнец-педераст.

Почему ж о господине П.П. больше не слыхать у нас? Так и во многих иных городах не слыхать. И один из секретов прост: однажды в зауральском городе №. после подобной процедуры «кодирования» от лишнего веса очередная простодушная клиентка очутилась аж на хирургическом столе. То ли презерватив был толст, то ли желудок – слаб. И было дело. Уголовное. С перспективами, конечно, нулевыми – с украинского Крыма выдачи нет. Но ведь и с Крыма в Зауралье теперь не сунешься.

Трудно сегодня отыскать не знающего, что «кодирование» – это простой шантаж, подаваемый под видом высокоэффективной медицинской помощи, галлюцинация, созданная с использованием страха и лжи. Трудно отыскать непонимающего, что человека влечет к бутылке страх трезво жить, и отгоняет – страх умереть…

Но ведь при этом, невозможно нынче отыскать и ту политическую силу, которая возвысила бы свой твердый голос в защиту национальной и государственной безопасности России, открыто выступила бы против шкурных интересов алкогольной мафии – безродного спрута, состоящего из дельцов от бизнеса и представителей бюрократии, невозможно отыскать такую политическую силу, которая решительно исторгла бы из федеральных законов тлетворный корень зла – определение этилового спирта и растворов, его содержащих, как изделий, относящихся к напиткам, к пищевой продукции [3]. Корень зла – такая правовая основа, которая позволяет на законном основании проводить политику алкоголизации, производить, рекламировать и продавать наркотический яд, способствуя тем самым подрыву экономического благосостояния человека и общества, разрушению семей, росту преступности, дебилизации и истреблению населения великой страны.

И вот уже пестрый кагал бойких «кодировщиков», жирующих на народной беде, методично, назойливо и щедро сыплет там и сям: «Выпьем за любовь!», «Выпьем за успех!», «Выпьем за здоровье!»; кагал «кодировщиков» призывает, уговаривает и внушает: ты только пригуби, только глотни, ты только выпей… Выпьешь – и станет тебе хорошо! Выпьешь, и сердцу будет веселей. Выпьешь за дам да за любовь – и вот, ты уже приятный во всех отношениях человек! Выпей, и все у тебя будет так, как у тех, у кого, как ты думаешь, есть все.

Блестящая телекиносволочь охотно, ежедневно и круглосуточно поднимает сверкающие бокалы с алкогольной отравой и, пребывая в показной экзальтации, взывает к имеющим глаза и уши: «Выпьем за…!» И разные люди, и разные ракурсы, и разные интонации, внушающие, впрыскивающие изо дня в день одно и то же, одно и то же в общественное сознание, в сознание тех людей, которые слушают и смотрят. И вот – готов очередной «код», т.е. ассоциация, пропитанная страхом: если я не выпью за то, за что пила телекиносволочь, то у меня не будет всего того, за что эта сволочь пила?!..

Вместе с тем, и в русле всеобщей болванизации населения, множество деятелей норовят само естественное состояние человека – трезвость – оболгать, опорочить, низвести до неприличной формы существования.

Так, например, несостоявшийся как врач, но состоявшийся как торговец пивом, А.Я. Розенбаум, допившийся до 2-ой стадии алкоголизма (уже страдал от похмельного синдрома), допившийся до клинической смерти, и только после этого вынуждено «завязавший», утверждает:

«Простите то, <…>

Что с подозреньем к тем, которые не пьют,

А после хором с нами за столом поют» [4].

Прелюбопытна этика, не так ли? «Простите, что…» и – тут же нагадил!?..

Под стать этому, представителю еврейского пивного капитала, и перебежавший из «братской» Украины в Россию певец Александр Панайотов. Отвечая на вопросы Е. Додолева в программе «Правда 24» он счел необходимым заявить: «Люди, которые вообще не пьют – я к ним настороженно отношусь, для меня это странно» [5].

Столь же пугливым, как оказывается, был и депутат Государственной Думы РФ Б.Е. Немцов. Участвуя в телепрограмме «Основной инстинкт», на вопрос ведущей «Вы пьете, Борис Ефимович?», он не нашел ничего лучшего, как сказать: «Вы знаете, я с подозрением отношусь к непьющим. Мне кажется, что они что-то замышляют» [6].

В эту же дуду дудела и депутат Государственной Думы, член фракции КПРФ, член Постоянной комиссии Межпарламентской ассамблеи СНГ по социальной политике и правам человека Т.В. Плетнёва (Штрак): «Совсем не пить – это уже на Руси было. Это неправильно! Абсолютно! Поэтому, как на Руси говорят? Совсем не пьющий – человек чи больной, чи подлюка» [7].

Госпожа Плетнева, очевидно, слишком долго проработала директором Инжавинской вспомогательной школы-интерната, где содержались лица с интеллектуальной недостаточностью, – «с кем поведешься, от того и наберешься»…

Однако… нельзя ведь не признать и того, что вышеприведенную чушь несут не только отдельные аморальные отморозки – так сегодня думает и чувствует наше общество! Общество искренне верит, что испорченный, прокисший сок и даже простой 40-процентный водный раствор этанола, растворителя лакокрасочных соединений – это напитки?!

Они… в это… верят?!.. Они так думают?!.. И при этом они абсолютно убеждены в том, что есть только два мнения – то, которое у них, и – неправильное.

Целое общество, великая страна погружена в состояние, сходное с тем, в котором оказываются отдельные люди, подпавшие под влияние наведенного, индуцированного бреда, а также жертвы тоталитарных религиозных сект, и массы, прошедшие «промывание мозгов» при Сталине, Гитлере, Мао Цзэдуне… Массы могут верить слепо, искренне, беззаветно; верить в то, земля – блин, и стоит на трех слонах; могут верить в то, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!», верить в АО «МММ»; верить в то, что этиловый спирт, т.е. чужеродное для организма вещество – пищевой продукт… Массы могут верить, даже жертвуя собственными интересами, интересами своих собственных детей и своего Отечества, верить во имя торжества невесть кем выдуманной идеи, ради вымысла, ради химеры…

Сегодня целая страна, пьющая страна, включая Президента, членов Правительства и депутатов Государственной Думы, находится под гипнозом миллиона произведенных и ежедневно производимых, бесконечно повторяемых проалкогольных внушений, миллионы раз произносимых заклинаний – «Выпьем за… !»

И кто тебе поверит, мальчик, даже если ты, изумленный простодушно воскликнешь: «А король-то – голый!»?

1997, 2016 гг. Евгений Батраков,

член Ассоциации эриксоновской терапии, гипноза и нейролингвистического программирования.

Литература:

1. Гоголь Н.В. Повести / Вий. – М., Л., 1951. – С.354-355.

2. Шульгина Л. Недетские сказки / Л. Шульгина // Хакасский труженик. – 1996 г.

3. Федеральный закон от 22.11.1995 № 171-ФЗ (ред. от 30.12.2012) «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции».

4. Александр Розенбаум – «Простите Мне».

[Электронный ресурс]. URL:

http://www.rozenbaum.ru/#!/songs/i/0111

Дата обращения: 1.02.2016 г.

5. «Правда 24»: Александр Панайотов – о выходе нового клипа».

[Электронный ресурс]. URL:

http://www.m24.ru/videos/91205

Дата обращения: 1.02.2016 г.

6. 1 канал ЦТ, телепрограмма «Основной инстинкт», 06 ноября 2003 г.

7. «Водка. История всероссийского застолья». Телекомпания НТВ, 8 октября 2010 г. Автор и ведущий: Алексей Егоров.

Категория: Батраков Евгений Георгиевич | Добавил: Александр
Просмотров: 73 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]