Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наша страница ВКонтакте

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Батраков Евгений Георгиевич

Заметки об анатомии поступка 7
06.06.2017, 23:18

Читать сначала

2. Государство.

 

  • для алкогольного бизнеса надобность циркуляции в «общественном мнении» представлений о питие спиртного, как о норме, самоочевидна, то вот с какой целью государство соучаствует в алкоголизации населения – загадка немалая: шкурный интерес решительно отпадает. Сопоставим всего лишь пару фактов.
  1. «Совокупные экономические потери России от злоупотребления алкоголем составляют порядка 1 триллиона 700 миллиардов рублей» [135].
  2. «Поступления акцизов на этиловый спирт, алкогольную и спиртосодержащую продукцию в бюджетную систему РФ в 2016 год составили 327,6 млрд. рублей [136].

Выходит, что ущерб от реализации алкоголя в 5 раз превышает получаемый доход!

Вот и выходит, что до сих пор остается совершенно верным вывод, который в лекции «Правда и ложь об алкоголе» еще 30 лет тому назад сделал научный сотрудник Института автоматики и электрометрии, лектор Всесоюзного общества «Знание» В.Г. Жданов: «Алкоголь просто разоряет нашу страну!».

Алкоголь разоряет нашу страну, подрывает ее экономическую мощь. И не только мощь экономическую. Быть может, глава государства, президент В.В. Путин и председатель правительства Д.А. Медведев «не в теме», но алкоголь, в том числе, качественный, с акцизными марками, купленный в самом крупном супермаркете, принятый вовнутрь, даже в небольших дозах, вызывает состояние опьянения. А «алкогольное опьянение – острая интоксикация, обусловленная психотропным действием напитков, содержащих этиловый спирт. <…> Острая алкогольная интоксикация, как правило, проявляется в форме простого алкогольного опьянения. По клиническим проявлениям различают три степени опьянения: легкую, средней тяжести и тяжелую» [137].

Любое опьянение – это интоксикация или, проще говоря, отравление. Имеющее к тому же еще и массовый характер. Соответственно, и алкоголиков тоже масса: как утверждает директор Московского научно-практического центра наркологии Е.А. Брюн, только «злоупотребляющих алкоголем» в России до 30% населения [138].

Если же алкоголь вызывает отравление, и оно имеет массовый характер, а «диверсия – совершение массовых отравлений» [139], то как следует квалифицировать соответствующие умышленные деяния тех, кто стоит за этими отравлениями, т.е. за диверсиями?

Причем, диверсии осуществляются при непосредственном соучастии главы государства, который, между прочим, хорошо осознает происходящее, что следует, в частности, из его Указа от 12 мая 2009 г. № 537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»: «Одними из главных угроз национальной безопасности в сфере здравоохранения и здоровья нации являются возникновение масштабных эпидемий и пандемий, массовое распространение ВИЧ-инфекции, туберкулеза, наркомании и алкоголизма». Более того, 12 августа 2009 года Д.А. Медведев, на тот момент – президент

Российской Федерации, на совещании в г. Сочи, которое было посвящено обсуждению мер, направленных на снижение потребления алкоголя, сделав строгое лицо, констатировал строгим голосом: «алкоголизм приобрёл в нашей стране характер национального бедствия» [140].

Алкоголизм приобрел характер национального бедствия, которое угрожает национальной безопасности – закономерный итог пребывания у власти государственных деятелей постсоветского периода. И можно было бы только расплываться в сладком удовлетворении от того, что вот, наконец-то, и они, наши высокие руководители снизошли до реальности, прозрели, и признали очевидность, но, слушая этого хитровато-простоватого человечка, оказавшегося по воле неведомых мне сил в кресле главы правительства, меня не покидало ощущение присутствия какого-то подвоха, не покидало впечатление, что слова уважаемого Дмитрия Анатольевича лишь грубый шантаж, лишь месседж, адресованный богатеньким, на людском горе раздобревшим виноделам. И мои впечатления, похоже, меня не подвели, ибо вскоре г-н Председатель Правительства, словно треснувшись холеным своим лбищем о каменную стену, вдруг круто развернулся, встав к преграде задом, а передом к тому, к чему намедни еще был задом, и направил стопы свои шустрые в места, где приторно пахло жирной выгодой, и, потому, быть может, что вспомнилась ему ненароком в тот момент народная присказка – «клин клином вышибают», 22 августа 2011 года заявил, напрочь обалдевшему от неслыханной искренности губернатору Краснодарского края А.Н. Ткачеву: в России для искоренения алкоголизма нужно развивать… виноделие [141].

Умри – лучше не скажешь!

Черномырдин, будь он жив, услыхав подобное, враз засох бы от зависти.

Впрочем, бог с ними, с персоналиями! Государство-то наше как же?!.. Ради борьбы ли с национальной угрозой принято постановление правительства РФ № 585 от 13 июля 2013 года, где в перечень сельскохозяйственной продукции включены вина, в том числе шампанские и игристые?

Ради борьбы ли с национальной угрозой в декабре 2014 года Госдума сразу во втором и третьем чтениях приняла поправки в закон «О рекламе», разрешив рекламу вина и шампанского на радио и ТВ? «За» проголосовали 380 депутатов! Ни один из присутствующих не был «против». Впрочем, в чьих интересах это было сделано – секрет Полишинеля: «внесение поправок, – как утверждалось в документе, – улучшит реализацию отечественной винной продукции и поможет развитию винной отрасли».

Эти и подобные законодательные меры привели к тому, что уже в январе–феврале 2015 года производство вина, в том числе, шампанских и игристых вин, увеличилось по сравнению с аналогичным периодом 2014 года на 25%. И все произведенное растеклось ядовитыми ручьями по всей России, внося свою лепту в увеличение размеров национального бедствия, подрывая национальную безопасность…

В чем же смысл этой бессмыслицы?..

И при этом правительство и Госдума беспощадно блокируют абсолютно все законопроекты, которые так или иначе направлены на отрезвление народа?!

  • феврале 2016 г. правительство выступило против повышения минимального возраста продажи алкоголя до 21 года.

В марте 2016 г. Госдума отклонила даже проект закона об ужесточении наказания за производство, хранение и перевозку в целях сбыта алкогольной продукции, не отвечающей официальным требованиям качества, т.е. депутаты, фактически, дружно встали на защиту фальсификата, на защиту левой водки, на защиту теневого рынка!?

Почему же?

Думаю, что значительная часть ответа на этот вопрос присутствует в том, что сказал эксперт лоббизма, главный редактор портала lobbying.ru, доцент Высшей школы экономики П.А. Толстых: «То, что 50% рынка крепкого алкоголя находится в тени, обусловлено заинтересованностью сил, которые этот теневой рынок контролируют. И это не последние люди в государстве, представители региональных элит» [142].

Шкурные интересы представителей региональных элит, депутатов Государственной Думы, виноделов и Председателя Правительства – очевидны и понятны. Но ведь есть же интересы и у народа?! И его интересы, похоже, не совсем совпадают с интересами тех, кто олицетворяет государство?

Если алкоголь просто разоряет нашу страну, алкоголь – единственный фактор формирования алкоголизма, алкоголизма, который приобрел в нашей стране характер национального бедствия и представляющий собой угрозу национальной безопасности в сфере здравоохранения и здоровья нации, то почему до сих пор в стране не только не введен «сухой закон», но нет даже имитации попыток ограничить производство алкогольной отравы и ввести запрет на пропаганду пития?

В 1981 году великий гражданин нашего Отечества, академик АМН СССР Ф.Г. Углов, заканчивая на Всесоюзной конференции по борьбе с алкоголизмом свой доклад «Медицинские и социальные последствия употребления алкоголя», поставил целый букет жгучих вопросов: «Если не будет введен «сухой закон», то необходимо объяснить народу, во имя каких «высших» идеалов мы делаем хроническими алкоголиками миллионы сограждан, содержим сотни тысяч людей, которые их обслуживают? Во имя каких «великих» целей мы производим на свет сотни тысяч идиотов и дефективных людей, которые всю жизнь сами мучаются, мучают других людей и ложатся бременем на плечи государства? Во имя чего мы несем огромные материальные и людские потери, ослабляем нашу экономику и обороноспособность?» [143].

Прошли десятилетия… Но нет ни ответов на поставленные академиком вопросы, ни «сухого закона», ни элементарных попыток прекратить распространение проалкогольной лжи, прекратить гнусную пропаганду нетрезвого образа жизни. Трезвость до сих пор даже не провозглашена как нравственный и социально-политический идеал. Трезвость до сих пор даже не определена как стратегическая цель государственной политики.

Потому-то ведь и пришлось Д.А. Медведеву на сочинском совещании 2009 года после весьма унылого перечисления предпринятых, якобы, антиалкогольных мер, причем, совершенно не принципиального характера, констатировать свою собственную наиполнейшую беспомощность: «Если говорить предельно откровенно, думаю, что вообще ни о каких изменениях говорить не приходится – никак это не помогло ни в чём абсолютно. Ни в чём, нужно честно об этом сказать. Просто упорядочили ситуацию, и всё».

Упорядочили… С места на место переставили, потолкли воду в ступе, перелили из пустого в порожнее…

Ни шатко, ни валко. А между тем, в стране – чрезвычайная ситуация, требующая самых жестких, решительных, экстренных мер. Как утверждается в материале, размещенном 19 января 2016 г. на сайте Роспотребнадзора: «По данным экспертов, в России злоупотребление алкоголем приводит к преждевременной, предотвратимой смерти около полумиллиона человек ежегодно» [144].

500 тысяч человек ежегодно убивают производители алкоголя, торгаши и действующие в их интересах члены правительства, депутаты Государственной Думы и президент России. А сколько калек, разрушенных семей, больных и умственно неполноценных детей… Сколько боли, страданий и слез!..

И на фоне всего этого всероссийского перманентного злодеяния г-н Путин изволит остроумничать: «Есть хорошая фраза: всей водки не выпить и всех женщин не перецеловать. Но стремиться к этому надо» [145].

 

Итак, фискального интереса у государства, который хоть как-то мог бы объяснить лояльное отношение государственных служащих к алкогольному бизнесу, не обнаруживается.

А вот у государственных служащих, оказывается, есть интересы, которые очень не совпадают с интересами государства, которые задекларированы, в частности, в Конституции РФ.

Один маленький пример.

Для государства виноделы с их «пьяными деньгами» как стадо свиней под дубом – только себе в ущерб, но в структуре государства есть такой человечек – А.Н. Ткачев, целый министр сельского хозяйства, и ему тоже ни жарко, ни холодно от того, как там «свиньям» живется, но картина круто меняется, если мы вспомним, что его собственная жена – О.И. Ткачева, в 2012 году входившая по версии Интернет-ресурса Slon.ru в десятку самых богатых губернаторских жен России, владеет ООО «Шато де Талю» (Геленджик) – винным хозяйством, которое выращивает виноград и поставляет сырье в том числе и крупному производителю игристых вин «Абрау-Дюрсо». И нам становится совершенно ясно, какой интерес и чей интерес стремился удовлетворить А.Н. Ткачев, когда в тандеме с «бывшим» владельцем ОАО «Абрау-Дюрсо», председателем совета директоров ОАО «Абрау-Дюрсо», председателем Совета «Российского Союза виноградарей и виноделов» Б.Ю. Титовым стремился, чтобы добиться – и добился! – снижения акцизов для российских виноделов.

«Они, – сказал про Титова и Ткачева директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) В.И. Дробиз, – «винные» люди и заинтересованы в развитии отрасли» [146].

А народ, спросим мы, заинтересован в развитии того, что будет способствовать деградации общества, депопуляции населения, нанесению Отечеству экономического урона?

Спросить-то мы спросим, но Дробиза подобными вопросами не проймешь, не прошибешь, не загонишь в тупик: у него лоб медный, по буркалам видно – совести нет, отчество – Иосифович. У этой братии своя, племенная этика: нравственно то, что выгодно. Бизнес это – святое. Деньги – мирской бог.

 

Итак, поскольку мы не хотим больше быть «глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике», мы научились «за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов» [147].

И мы уже хорошо понимаем, что государство – это люди, облаченные властью, а «понятие «власть» означает, в общем виде, способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо средства – авторитета, права, насилия» [148].

Государство – это психопат Жириновский, который многих рассадил бы по тюрьмам, расстрелял бы и повесил. Но он не может, потому что государство – это еще и председатель комитета ГД по конституционному законодательству, миллиардер В.Н. Плигин, поддерживающий положения Послания Президента РФ Федеральному Собранию о декриминализации преступлений – либерализации Уголовного кодекса, уголовного наказания, прежде всего, в отношении бизнеса. В.Н. Плигин, желающий себе подобных оправдать, помиловать и распустить из тюрем по домам. Кроме того, В.Н. Плигин это еще и один из тех, кого бы и хотел репрессировать г-н Жириновский. Поэтому милосердие в данном случае – еще и форма социальной защиты. И потому-то пока еще не посаженный и не убитый В.Н. Плигин и голосует против инициатив г-на Жириновского.

Впрочем, все это морально-лирические, скажем так, нюансы, имеющие свое непосредственное основание в детских и юношеских психотравмах. Если же опустить детали, и размышлять о главном, то как был прав, так и ныне прав великий немецкий мыслитель Маркс: «…государство в целом является лишь выражением, в концентрированной форме, экономических потребностей класса, господствующего в производстве» [149].

А кто у нас господствует в производстве?

Миллиардерша Ткачева О.И. – владелец винного хозяйства ООО «Шато де Талю», поставщик сырья производителю игристых вин «Абрау-Дюрсо».

Миллиардер В.В. Анисимов, выкупивший в 2010 году у ВТБ контрольные пакеты 11 алкогольных предприятий России, включая московский «Кристалл», ранее входивших в ОАО «Росспиртпром».

Миллиардер Ролдугин С.П. – виолончелист, кум В.В. Путина, получающий около 200 млн. ежегодного дохода от водки «Путинка» [150].

  • Яковлев В.В., сделавший состояние на производстве спирта.

Миллиардер Ротенберг А.Р., чьи представители входят в советы директоров девяти заводов, принадлежавших ОАО «Росспиртпром», которое является детищем все того же В.В. Путина [151].

Возможно, вы удивлены, уважаемый читатель, тем, что на Первом канале ЦТ столько пропаганды пития? А как же ей не быть, если 51% акций группы компаний «Красный квадрат», которая производит телепередачи для этого канала, принадлежит именно Ротенбергу, жиреющему на производстве водки?

Причем, «класс, господствующий в производстве» это ведь не только какие-то отдельные фамилии, но и целые финансово-экономические монстры. Например, такой, как ОАО ХК «СДС–Алко» (ООО «Сибирская ликероводочная компания», ООО Торговый дом «СДС–Алко», ОАО «Новокузнецкий ликёро-водочный завод», ООО «Красноярский Водочный Завод» и пр.), входящий в «Сибирский деловой союз». А холдинговая компания «Сибирский деловой союз» это десятки тысяч сотрудников и сотни миллиардов рублей в ежегодном обороте. Более того, она имеет в своей структуре еще и ООО «СДС– Медиа-холдинг», который круглосуточно и ежедневно от Кузбасса до Сахалина и Камчатки впендюривает в «общественное мнение» представления о питие водки, как о чем-то нормальном и совершенно необходимом.

 

3. Русская Православная Церковь (РПЦ).

 

Третьим фактором, формирующим «общественное мнение» и внедряющим в оное представление о питие, как о нормальном и обязательном, является духовенство Русской Православной Церкви. Какова ж у духовенства в том настолько настоятельная надобность, что оно много столетий подряд норовит ориентировать свою паству не на трезвость, но на питие? Что за надобность, ставшая причиной?

Причина, очевидно, есть и возможно не одна. Обозначу в этой связи то, что стало доступным моему умственному зрению и пониманию после изучения работ, которые созданы такими весьма серьезными исследователями, как митрополит Владимир (Богоявленский), профессор теологии и истории церкви Самуэль Баккиоки, ответственный секретарь Иоанно-Предтеченского Братства «Трезвение» РПЦ Иван Петрович Клименко: переводчики Библии – с иврита на греческий, с которого уже был произведен перевод на все остальные языка мира, видимо, стремясь к унификации понятийного аппарата, сок виноградный свежевыжатый и сок виноградный давно скисший, забродивший обозначили одним и тем же словом – «вино».

И как после этого православные церковники, даже не подозревающие о допущенном произволе, должны были смотреть на Тайную вечерю, где Иисус Христос в ночь перед Своими крестными страданиями установил Евхаристию, т.е. обряд, заключающийся в особом освящении хлеба и вина, предназначенного для последующего употребления? А ведь полагая, что Иисус подал своим ученикам чашу, в которой было вино – сок со спиртом, то именно оно и стало использоваться в Евхаристии. Митрополит Московский и всея Руси Макарий (1482–1563) так и объяснял: «И так как в Палестине употреблялось обыкновенное красное виноградное вино (Быт. 49, 11; Втор. 32, 14), и на таком, конечно, вине совершал таинство и Господь Иисус: то и Церковь издревле употребляла для Евхаристии красное виноградное вино, тем более, что оно самим видом своим изображает для чувственных очей кровь Христов» [152].

В наше время Церковь употребляет кагор. Ничего себе кровь Христова:

16 % этилового спирта?!

Впрочем, дело-то даже не в количестве спирта, но в самом факте его присутствия. Более того, в его обязательном присутствии, т.к. заменять кагор виноградным соком решительно не допускается. В «Канонах» 3-е апостольское правило прямо так и утверждает: «Если кто, епископ, или пресвитер, вопреки учреждению Господню о жертве, принесет к алтарю иные некоторые вещи или мед или молоко, или вместо вина приготовленный из чего-либо другого напиток… да будет извержен от священного чина».

Читая подобное трудно удержаться от того, чтобы не возразить словами

Спасителя: «И сказал им: суббота для человека, а не человек для субботы»

[153]. Так все-таки обряд для человека или же человек для обряда?

Более того, представляется маловразумительным утверждение митрополита Макария и его сторонников, о том, будто бы Иисус совершал таинство именно на вине. Из чего это следует, что на вине? В тех местах, где описывается Тайная вечеря (Мат. 26:26-29; Мар. 14:22-25; Лук. 22:17-20; 1 Кор. 11:23-28), вино не упоминается вообще!? Содержимое чаши, которая предлагается соучастникам трапезы, Иисус обозначает как «от плода виноградного» и «Кровь Моя Нового Завета».

Почему же митрополит Макарий и многие до него и после многие с такой легкостью истолковывали событие, предопределившее, между прочим, весь исторический ход развития христианского мира? Истолковывали не просто предвзято, но однозначно и в пользу только одной – проалкогольной стороны. Истолковывали без колебаний, без тени сомнений, без оговорок: «возможно», «нам кажется», «мы думаем, что…»? Где они, достаточные основания для столь ответственного утверждения? Утверждения, которое было сделано так, будто вынесен суровый приговор, не подлежащий кассации…

И не кроется ли ответ на наш запоздалый вопрос в той особенности людей – находиться под воздействием своих собственных установок, на которую указывал еще Л.Н. Толстой? В статье «Пора опомниться» патриарх трезвости писал: если человек вор, ему кажется, что все воруют, если человек пьет спиртное, ему кажется, что все пьют.

Подобным же образом дело обстоит и с хлебом. Вот, что утверждал все тот же митрополит Макарий: «На квасном хлебе, а не на опресночном совершил первоначально таинство Причащения сам Христос Спаситель» [154].

Квасной хлеб?! И это в еврейскую-то пасху?! И это при том, что апостол Матфей совершенно ясно свидетельствует: «В первый же день опресночный (выделено мной. – Е.Б.) приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?» [155].

Все те, кто утверждает, что хлеб на Тайной вечери будто бы был квасным, тем самым обвиняют Господа нашего и его учеников в незнании Ветхого Завета: «Семь дней ешьте пресный хлеб; с самого первого дня (выделено мной. – Е.Б.) уничтожьте квасное в домах ваших, ибо кто будет есть квасное с первого дня до седьмого дня, душа та истреблена будет из среды Израиля» [156].

Так ведь в самый первый день Тайная вечеря и состоялась?! Именно об этом свидетельствует и апостол Лука: «Настал же день опресноков… и послал Иисус Петра и Иоанна, сказав: пойдите, приготовь нам есть пасху…» [157].

Настал день опресноков…

Настал, т.е. начался, уже наступил день.

«Настал» – слово в данном случае архиважное, т.к. пытающиеся оспорить трезвость трапезы, не имея, похоже, иных аргументов, заявляют: трапеза состоялась накануне, т.е. до пасхи, и значит, там еще допускались, а коль так, то непременно и присутствовали, и хлеб квасной, и вино броженое.

Так вот, апостол Лука с помощью одного только своего слова расставляет все по своим совершенно законным местам.

Еще один «аргумент», который много столетий тому назад измыслили сторонники винопития, и, как назойливая навозная муха, бессмертно и перманентно снующий – утверждение о том, будто бы «вино, как и еда, – творение Божие. И гнушаться им как таковым значит гнушаться творением Божиим»

[158].

Тут уж наши батюшки явно попутали Божий дар с яичницей. Я, конечно, вполне могу допустить что им, как и отцу Александру Захарову, из чьей проповеди я только что выхватил цитату, мнится, будто бы булки хлеба растут на деревьях, но где же вы, уважаемые, в природе видели сотворенное Богом вино, пиво или же водку?

То, что Бог сотворил Землю – верю. То, что Бог сотворил лозу, на которой появляются виноградные гроздья, верю охотно. Но чтоб… вино?!..

 

Первое упоминание о броженом вине мы находим в Книге Бытие: «Ной начал возделывать землю и насадил виноградник; и выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем» [159].

Сказано ли в Книге, что именно Господь сотворил то вино, выпив которое 600-летний Ной, «человек праведный и непорочный в роде своём», захмелел вдрызг и пал совершенно голым?

Нет.

Важно понимать разницу: все сотворенное Богом имеет естественный характер, творимое человеком – искусственный. И выдавать результаты своего произвола или же своей умственной погрешности за Божий промысел, как это делают иные церковники, значит, блуждать за гранью дозволенного, блуждать на территории греха.

Есть в Библии и предположение, которое выдвинул пророк Исайя: «И сделает Господь Саваоф на горе сей для всех народов трапезу из тучных яств, трапезу из чистых вин, из тука костей и самых чистых вин» [160].

Но ведь и тут, обратим внимание, не сотворит Господь! Сделает. Если, конечно, сделает. Причем, трапезу из чистых вин, а чистых означало «без брожения, без чего-либо, что могло бродить».

Вспомним в этой связи: «Посему станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины» [161].

Ведь можно было бы сказать: «с закваской чистоты», но сказано «с опресноками чистоты».

Самый «убойный» «аргумент», как полагают пьющие церковники, и оправдывающий их приверженность к винопитию, и дающий им безусловное право навязывать упертым абстинентам истину, так это чудо на свадьбе в Кане Галилейской: претворение воды в вино. И в самом деле, коль уж сам Иисус так поступил – благословил, можно сказать, стоящих на пути самоалкоголизации, санкционировал питие вина, – так как же можно нам-то что-то супротив иметь, вина гнушаться и в гордыне пребывая умничать?

И действительно, если смотреть на произошедшее там и тогда через существующее здесь и сейчас, то реконструкция события может выглядеть и так, как она представляется не трезвым церковникам: шла большая еврейская пьянка; гости уже упились, но им не хватило – понадобилось «догнаться», и тут случайно и очень кстати в кустах стоял Господь – дармовой «гонец» за добавкой, и Он, угождая алчущим и жаждущим, и сотворил из воды, налитой в сосуды, вино.

Что за вино? Какого цвета, какова стадия готовности, содержание углекислого газа, сахаров, спиртов, срок выдержки – ни полслова о том во всем Святом Писании! Было ли оно свежевыжатым виноградным соком или же оно было забродившим виноградным соком?! Никакой тебе классификации! Одним словом, Палестина!

Но! У нас же на плечах голова! Трезвая, умная, начитанная. И поэтому мы легко можем вспомнить, что сказал Господь: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить» [162].

Если не нарушить, значит, соблюсти категорический императив Ветхого Завета: «Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид» [163].

Соблюсти, значит, подтвердить истинность уже прозвучавшего в Нагорной проповеди: «Да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» [164]!

От лукавого, от лжеца и отца лжи все то, что связано с брожением, растлением, разрушением, деградацией, иллюзорным восприятием мира…

От Творца все то, что связано с истиной, трезвением, духовным развити-

ем…

И никто не может быть слугою двух господ. Потому что невозможно оставаться трезвым, выпив опьяняющее. Невозможно и быть с Господом, и призывать к питию того, что, укусит как змей и ужалит, как аспид.

Слуг князя тьмы – легион. Именно они, потрясая крестом и Библией, со святым именем Бога на устах, заняты своим черным делом – формируют «общественное мнение» и внедряют в черный туман «общественного мнения» ядовитые представления о питии зелья, как о норме.

Было б на грани выносимого существовать в мире, где господствуют фарисеи от РПЦ, прячущие свое винолюбие в патоку библейского словоблудия, если не было б таких пастырей, как епископ Православной Российской Церкви, святитель, свеча духовная Феофан Затворник (1815–1894), сказавший совершенно ясно, твердо и однозначно: «Не упивайтеся. Но как положить меру, с которой начинается упивание? Христианам скорее идет – совсем не пейте, – разве только в крайностях, – в видах врачевания. Конечно, не вино укоризненно, а пьянство; но огонь в кровь влагается и малым количеством вина, и прибывшее от того развеселение плотское развевает мысли и расшатывает нравственную крепость.

Какая же нужда ввергать себя в такое опасное положение? Особенно когда сознается, что всякую минуту времени надобно искупать, а этим поступком не минуты, а дни отдаются даром врагам, и добро бы даром, а то еще с приплатою? – Так, строго судя, винопитие совсем должно быть изгнано из употребления из среды христиан» [165].

* * *

Итак, РПЦ, государство и бизнес, прежде всего, алкогольный бизнес, и непосредственно сами, и с помощью масс-медиа фабрикуют в информационной среде – в «общественном мнении» представление о нормальности, надобности, обязательности пития. В свете современных интеллектуальных воззрений подобное действование вполне можно определить, как инфицирование – заражение вирусом. Слово «вирус» в переводе с латинского – virus – «яд» [166].

Информационный вирус – это программа, которая оказавшись в нейронной сети ЦНС, перехватывает управление, вносит аберрации – отклонения от рационального мышления и, соответственно, от разумного поведения, и даже запускает разрушительные программы. И тогда инородное, но уже инкорпорированное. расщепляет личность – не путать с шизофренией! – образуются субличности: одну инициирует инстинкт саморазрушения (мортидо), другую – инстинкт самосохранения. Субличность, напомню, с точки зрения психосинтеза, представляет собой относительно независимую подструктуру личности. К подобным подструктурам итальянский психиатр Р. Ассаджиоли относил и социальные роли, которые мы играем на протяжении жизни – отец, мать, сын, дочь, врач, пациент, алкоголик, трезвенник…

Вместе с тем, важно отличать деструктивную, на первый взгляд, субличность от вируса, представляющего собой чужеродную сущность. Субличность, направленная на разрушение и саморазрушение – часть диалектического единства личности, но вирус естественное стремление к разрушению делает стремлением противоестественным.

Одно дело, когда мясник убивает животное для того чтобы накормить голодных, и совсем иное, когда он убивает изощренно и медленно ради неких дополнительных эффектов. Вирус способствует именно этому – такой форме и степени насилия, которые не обусловлены практической нуждой. Разрушение ради разрушения.

Хуже того, инфицированный субъект, под влиянием вируса заливший в себя спиртосодержащую жидкость, распознает опьянение – симптоматику алкогольного отравления, интоксикацию, как нечто безусловно полезное и, соответственно, переживает оное как несомненно эмоционально приятное. Субъект принимает симптоматику саморазрушения за состояние комфорта, расслабления, кайфа… Конечно же, это садомазохизм в чистом виде. Результат повреждения ума посредством изначально экзогенного фактора. Доктор медицины, норвежский исследователь Х.О. Фекьяер именно так и трактовал данный казус: «Кайф» – это не фармакологический эффект определенных химических веществ, а социально внушенное истолкование фармакологического эффекта»

[167].

  • о питие, как о норме – также есть социально внушенное. И за этой суггестией – три суггестора, за этим вредоносным вирусом – три хакера: РПЦ, государство и бизнес.

А над этой «троицей» – еще одна всероссийская сила: олигархия – хозяева крупного монополизированного, в том числе, финансово-ростовщического капитала, установившие в стране политический режим, который обслуживает их личные и их групповые интересы.

И все это многоглавое чудище нависает над одиноким, маленьким индивидом… И маленький, одинокий индивид, покорно внимающий «общественному мнению», бессознательно ассимилирует предлагаемое ему представление о нормальности, надобности, обязательности пития. Представление, в котором креативные аранжировщики от СМИ и культуры угодливо воплотили идею тех, кто контролирует информационные и финансовые потоки. Представление, соучастие в сотворение которого начали принимать еще со стародавних времен холуи-фальсификаторы летописей да былин, и ныне соучаствовать продолжают всеядные, страдающие от неутоленного тщеславия и недостатка бабла артисты и сценаристы, журналисты и поэты, и, наконец, просто обывателиконформисты, привыкшие бездумно петь с чужого голоса.

Но как при всем при этом быть нашему маленькому, одинокому индивиду? Считать ли, что нормален тот, кто вечно пьян, или же нормален тот, кто трезв всегда, везде и по любому поводу? Если нормален первый, то почему мы требуем, чтобы те, кто наших детей учит, кто нас лечит, кто нас судит и охраняет, кто управляет автомобилем и государством, пребывали бы исключительно в трезвом состоянии? Почему мы, считая, что пить – это нормально, от них и от детей наших требуем трезвости?..

Ах, вы лично ничего подобного не требуете? Тут каждый сам решает, как самому себе указывать? Сам – себе… И никто нам не указ? Какая забавная, сладкая выдумка о собственной автономии и всесилии собственном! «Эй, вы! Небо! Снимите шляпу! Я иду!»

Впрочем, мне ли, смирения и духовно-умственного покоя взыскующему лезть на рожон, препоны городить и ребром вопросы ставить? Я с готовностью в согласие с оппонентами входя, в довольстве находясь, констатирую: если человек трезвый, он либо больной, либо подлюка и третьего не дано, а вы, будучи не подлюкой и человеком, несомненно, здоровым, еще не пьяны, но уже веселоваты, и считаете, что только так оно и должно быть, и что питие спиртного – нормальное занятие каждого нормального человека; и коль так, то, полагаю я, родились вы от мамы, находящейся в нормальном пьяном состоянии, и зачаты вы были от папы, пребывавшем в нормальном пьяном состоянии.

И ваши деды, и прадеды ваши пили, и вам велели… И вы пили, пьете и будет пить! И никто не имеет права за вас решать, и это ваш личный выбор, и это ваше личное решение. А вообще-то нечего тут и решения решать, потому что так уже решили пьющие мамы и папы, дедушки и бабушки, прабабушки и прадедушки, РПЦ, государство, алкогольный бизнес и, конечно же, олигархи!..

Вот таково оно ваше, абсолютно личное мнение и решение абсолютно нормально пьющего человека!

 

 

  1. сентября 2016 г. – 21 мая 2017 г. Е. Батраков
Категория: Батраков Евгений Георгиевич | Добавил: Александр
Просмотров: 48 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]