Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Шичко Г А

онемевшая Правда мертва
09.07.2011, 11:49

Онемевшая Правда – мертва

 20 лет тому назад академик Федор Григорьевич Углов сказал: «Чтобы люди жили трезво, нужно дать им правду об алкоголе».

Тогда, в те времена это понимал не только патриарх Трезвости, но и мы, тридцатилетние.

И мы делали, что могли.

Например, Александр Николаевич Маюров соучаствовал в организации Днепродзержинской Всесоюзной конференции 1981 года, которая была посвящена профилактике алкоголизма на промышленных предприятиях. Вроде бы этот человек дело сделал хорошее, но, почему-то именно за это дело, и за то, что пригласил на конференцию Ф.Г.Углова, Г.А.Шичко, И.А.Красноносова и других известных трезвенников, он и был изгнан из аппарата Горьковского обкома комсомола, а затем еще и исключен из партии.

Кстати, конференция 1981 года это именно то событие, с которого и началось, в сущности, наше V трезвенническое движение. Именно на этой конференции академиком Ф.Г.Угловым было сделано выступление, которое затем в виде машинописного доклада попало в новосибирский Академгородок в Институт автоматики и телеметрии СО АН СССР, где в то время служил науке скромный ученый, кандидат физико-математических наук Жданов Владимир Георгиевич.

И Жданов В.Г., будучи человеком и семейным, и неглупым, и талантливым, рискуя своей карьерой, начал читать антиалкогольные, а потому, с точки зрения партаппарата, антисоветские лекции.

И вот результат: в 1984 году он был вынужден уйти из Академии наук. Три года работал в пединституте преподавателем кафедры общей физики. Но и там он не прекратил заниматься крамольной деятельностью, и там вел активную трезвенническую работу со студентами. И потому был вынужден уйти и из пединститута, и пойти работать простым рабочим в обычный совхоз.

И вот тут-то в его руки и попадает психолого-педагогическая технология, именуемая в просторечии «методом Шичко».

Заметим, что и сам автор технологии – Г.А.Шичко – за распространение вредных знаний о вреде алкоголя испытал на своем веку немалые гонения. В том числе, и от Н.Бехтеревой, являющейся ныне научным руководителем Института мозга человека РАН.

Вот, что об этом говорит член Союза писателей России Л.П.Шичко-Дроздова в статье «Бейся там, где стоишь!»:

 «Мы с ним встретились в 1958 году. В это время Геннадий Андреевич работал в Институте экспериментальной медицины, куда пришёл после окончания Университета. В науку он вошёл как-то стремительно и основательно. Вот здесь уместно вспомнить Льва Николаевича Толстого, он говорил, что когда я писал романы, все меня любили, когда же я стал выступать со статьями все на меня опрокинулись. То же самое произошло и с Геннадием Андреевичем. Пока он занимался вопросами высшей нервной деятельности, защищал диссертацию, писал статьи, монографии, – всё было хорошо, все ему прочили большое будущее в науке, но всё изменилось, стоило ему заняться противоалкогольными делами. Сопротивление, притом яростное, он встречал на всех уровнях. Мне было страшно за него; уж больно рвалось его сердце».

 Нужно отметить, что и академику, лауреату Ленинской премии Федору Григорьевичу Углову за свою просветительскую деятельность тоже приходилось не сладко.

Так что уж тут говорить о совсем рядовых членах общества, таких, как Виктория Степановна Стольникова, Николай Владимирович Январский, Лилия Алексеевна Ушакова?..

Стоит ли говорить о том, насколько сложно в те годы было публиковаться в официальных средствах массовой информации? Приведу только один факт: Г.И.Тарханов, член абаканского дискуссионного клуба трезвости «Луч» в 1985 году обратился в газету «Советская Хакасия», где главный редактор В.Г.Брюзгин, глядя немигающе ему в глаза, твердо заявил: «Пока я здесь работаю, ваши статьи о трезвости пройдут в печать только через мой труп».

Несколько лет тому назад, бывший редактор В.Г. Брюзгин, отовсюду изгнанный за пьянство, после написания хвалебной статьи о владельце спиртзавода г-не Котельникове, взял да и повесился.

Да будет земля ему пухом!

Правда, статьи наши в эту газету – «Хакасия» – как не проходили, так и не проходят. Видимо, трупов еще маловато…

И все-таки, несмотря на грозящие неприятности, великое множество мужественных трезвенников по всему Советскому Союзу вели антиалкогольную пропаганду, несли людям правду об алкоголе, рассказывали о тех нелюдях, которые хитро направляют процесс всенародного спаивания, одурачивания, зомбирования.

Трезвенники вели свою просветительскую работу, кто как мог, кто где мог.

Одни распространяли магнитофонные лекции. Другие, такие, как член хакасского областного суда Олег Игоревич Трофимов, тайно размножали и раздавали своим друзьям и знакомым информационные блоки, состоящие из лекций В.Г.Жданова, Ф.Г.Углова, Н.В.Сушилина, манифеста трезвости П.П.Дудочкина и еще целого ряда материалов.

Сегодня лишь немногие могут оценить то, что тогда делалось мужественными людьми. Это сейчас у нас ксероксы на каждом углу, а в те годы любая множительная техника, вплоть до пишущих машинок, была под пристальным вниманием Комитета госбезопасности. Впрочем, что тут говорить о текстах, если график «Потребление алкоголя в России и СССР», с которым выступал В.Г.Жданов, считался сугубо антисоветским?

Это был период, когда за антиалкогольные лекции вызывали на партбюро, за слово о Трезвости подпадали под пристальное внимание КГБ, органов МВД и психиатрии.  

Я тоже не мог стоять в стороне.

Правда, у нас, с моей бывшей женой, Татьяной Владимировной возможности были скудны. Но была пишущая машинка, на которой мы долгими вечерами распечатывали материалы и раздавали их своим знакомым… Более того, мы покупали ватман, и Татьяна, будучи по образованию художником, рисовала антиалкогольные рисунки, писала тексты, затем мы эти листы ватмана развешивали в учреждениях и на автобусных остановках.

Я не мог и не умел тогда читать лекции. Это уж потом, когда Владимир Георгиевич в марте 1987 г. приехал в Абакан и сказал за чашкой чая: «Ты тоже можешь и должен выступать с лекциями», – я начал. Раз должен. А тем более, могу.

За лекции, за беседы, а также за многие антиалкогольные письма, направляемые в самые разные инстанции, вскоре меня местная партийно-советская власть по достоинству оценила и попыталась упрятать в психушку. Но, благодаря активному участию моих друзей – Г.И.Тарханова, О.И.Трофимова, а также товарищей из Москвы и новосибирского Академгородка, происки сиониствующих, как мы тогда говорили, успешно провалились.

За распространение антиалкогольных знаний расплачивались в ту пору многие. Людей выгоняли с работы, из рядов КПСС, из рядов ВЛКСМ и т.д.

И все бы ничего, но мы видели, что наши неимоверно большие интеллектуально-духовные затраты не то, чтобы не окупаются сторицей, но как-то уж совсем не окупаются… И тут вдруг появляется в газете «Комсомольская правда» статья «Рюмка подает в отставку», из которой мы узнаем, что в Ленинграде есть такой человек – Соколов Юрий Александрович, которой не просто сеет трезвые семена, но и проводит курсы, благодаря которым люди не только трезвеют –  борцами активными становятся за трезвое будущее! И я написал Юрию Александровичу. И он ответил. И я приехал к нему. И прошел курс. И Юрий Александрович, тепло улыбаясь, убежденно и твердо сказал мне: «Ты можешь и должен вести занятия. У тебя получится!».

И я начал вести занятия. Тем более, если могу и должен.

И у меня получилось!

И вскоре Юрий Александрович, – поскольку клубы «Оптималист» появились даже в далекой Сибири, – объявил о проведении Учредительной конференции…

И я поехал.

И мы провели эту конференцию в кафе «Полярная Звезда». И были избраны руководящие органы. И даже, по моему предложению, было принято решение о создании печатного органа – информационного бюллетеня «Оптималист». И меня уважаемое собрание избрало редактором «Оптималиста». И была пущена шапка по кругу, буквально была пущена шапка по кругу, и мы собрали деньги на выпуск первых номеров. И я счастливый приехал домой и напечатал на пишущей машинке десяток листиков, вырванных из альбома для рисования. Затем нашел человека, который, рискуя попасть в поле зрения Комитета Государственной Безопасности, за деньги размножил на страшно допотопной множительной технике наш бюллетень… Экземпляров наверно 50. может быть, даже 100. И я разослал этот нелегальный бюллетень оптималистам.

Так это было.

Такую высокую цену мы платили за возможность распространять правду об алкоголе.

 И вот, наконец-то мы дожили – настал год 1990. Именно в этот год благодаря фантастическим способностям Ю.А.Соколова тиражом 25 тысяч экземпляров выходит официально зарегистрированная газета «Оптималист»! Движение оптималистов обретает свой собственный, настоящий печатный орган!

Это было просто невероятное явление!

Итак, газета начала выходить.

Ее редактором была Галина Симакова…

Затем, редактора менялись, газета не выходила, выходила вновь… И вновь не выходила.

К V съезду оптималистов она уже не выходила два года.

И на V съезде редактором газеты «Оптималист» был избран я.

Но редактор без денег это дырка без бублика. И так оно и было бы. Но, к счастью, на этом же съезде казначеем, в чьи непосредственные обязанности входило бы изыскание денег для газеты, была избрана удивительная по добросовестности женщина – Галина Алексеевна Зайцева.

Исключительно благодаря этой женщине наша газета выходила бесперебойно весь этот период – с января 2001 года по июнь года текущего. Было выпущено 43 номера! Сравните, с 1990 года по 2001 год, т.е. за 11 лет было выпущено 39 номеров, а за три последних года – 43 номера! Я должен вам доложить, что это заслуга, прежде всего, наших спонсоров. Я повторюсь: Галины Зайцевой, Маргариты Зубатовой и Виталия Кутепова. На выпуск газеты было израсходовано в среднем около 200 тысяч рублей. Причем, большая часть этих денег это личные деньги Галины Зацевой, Маргариты Зубатовой и Виталия Кутепова.

Хочу сказать преогромнейшее спасибо за финансовую поддержку и таким нашим соратникам, как Владимир Бондаренко (Краснодар), Владимир Куркин (Петропавловск-Камчатский),  Валентина Абрамова (Москва), Леонид Епифанов (Тамбов), Татьяна Гурова (С.-Петербург), Игорь Афонин (Череповец), Федор Волков (Челябинск), Татьяна Иванова (Нижневартовск), Тамара Кулькова, Валерий Журавлев (Кропоткин), Ольга Гурская, Светлана Кириленко и многим другим…  

Огромное вам спасибо, соратники, однако… Газета так и не стала самоокупаемой. Потому что целый ряд наших, скажем так, попутчиков, регулярно получали газету и, задолжав сотни рублей, простил нам долги свои. Я назову некоторых из них: Анатолий Глущенко (с.Угловское), Юрий Лоскутов (ст.Марьянская),  Ольга Ананьева (г.Альметьевск), Александр Вшивцев (г.Первоуральск), Петр Оленев (г.Набережные Челны),  Анатолий Стефанов (г.Барнаул) и другие.

Газета делала, что могла. В декабре 2002 года мы приняли участие во Всероссийском конкурсе журналистов «Россия без наркотиков» В оргкомитет конкурса поступило 1500 работ из 55 регионов России! И мы стали лауреатами этого конкурса. И были награждены соответствующим дипломом.

Конечно, этот диплом газета получила не за внешний вид, а за содержание. А содержание это ваши, соратники, материалы. Прежде всего, это материалы   Юрия Ливина (Красногорск), Светланы Троицкой (С.-Петербург), Лилии Ушаковой (Нижний Тагил), Тамары Свет (Череповец), Елены Симоновой (п.Храмцово, Ивановской области), Людмилы Астаховой (Южноуральск), Ольги Ананьевой (Альметьевск), Семена Шиганова (Черногорск), Елизаветы Какуниной (Краснокаменск), Александра Маюрова (Нижний Новгород), Людмилы Костаревой (Альметьевск), Валерия Севрюкова (Луцк, Украина), Виктора Кривоногова (Красноярск), Александра Маркушина (Октябрьск) и других…

Спасибо вам, дорогие мои, нештатные корреспонденты!

И все же… «Чтобы люди жили трезво, нужно дать им правду об алкоголе». 20 лет тому назад распространению правды об алкоголе мешали жиды, масоны, советская, комсомольская и партийная номенклатура… А сегодня?

А сегодня распространению правды об алкоголе мешают не сотрудники госбезопасности, не проамериканская путинская бюрократия и даже не инородцы.

Кто же?!

Главная помеха на пути распространения правды об алкоголе это мы с вами! Мы, то есть те, кто все знает, но – нем и безучастен; те, кто берет всего лишь по 2-3 экземпляра газеты «Оптималист» на весь свой город; те, кто мог бы помочь финансово газете, но… самому не хватает на 15-ю поездку в Египет...

Соратник! Да если ты – не Владимир Жданов, то как же ты еще наилучшим образом послужишь Родине своей, народу своему, роду своему, если не соучастием в выпуске и распространении общероссийской трезвеннической газеты?!.. 

Да устыдимся собственной немоты мы, писать и говорить могущие!

 Евгений Батраков,

редактор газеты «Оптималист»

 «Оптималист», №7 (82), июль 2004

Категория: Шичко Г А | Добавил: Александр
Просмотров: 2350 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]