Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Современная литература

Жизненный подвиг монаха Павла Горшкова, создателя первой в России Школы Трезвости
25.05.2019, 16:48

Посвящается светлой памяти Патриарха Трезвости

Фёдору Григорьевичу Углову (04.10.1904-22.06.2008)

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Данная работа представляет собой творческий труд о первой в истории отечественной педагогики школе трезвости, инициатором и организатором создания которой выступил в начале ХХ века иеромонах Павел Горшков.

В советский период российской истории опыт создания подобной школы практически не упоминался, а имя её директора было предано забвению. Поэтому для современника и модель образовательного учреждения подобного типа, и психологический портрет человека задумавшего и осуществившего столь грандиозный педагогический эксперимент, открываются заново. Можно сказать, что в историю образования возвращаются забытые страницы русской педагогики связанные с антиалкогольным воспитанием. Впервые за долгие годы делаются попытки осмысления трезвости с позиции нравственного просвещения в духе православной христианской религиозности.

Во времена, когда Церковь отделена от государства, а сами слова «монах» и «школа» представляются антагонистами, любопытна судьба человека связавшего свою жизнь с церковью и образованием. Остаётся фактом, что директором школы-комплекса (по современным представлениям), где учащиеся становились не только грамотными, но высоконравственными людьми, патриотами и гражданами своего Отечества, особенностью которых было резко отрицательное отношение к употреблению психоактивных веществ на основе сугубо научных знаний, стал именно монах. Сегодня, когда культ опьянения и распущенности нравов превалирует над целомудрием и чистотой, когда учительское сообщество находится в поиске решения проблем, связанных с воспитанием подрастающего поколения, модель «школы Горшкова» является не только уникальной, но и актуальной и своевременной.

Труд написан красочным, живым языком, и, несмотря на то, что порой прослеживаются пафосные нотки, по сути, является научным произведением. Темы нравственности, религиозности, трезвенного воспитания и жертвенности сопровождают героя на всём протяжении авторской мысли, что придаёт образу яркость и полноту его понимания. Не всегда можно различить грань между педагогической и религиозной сущностью произведения, но, учитывая то, что Павел Горшков был монахом, что не обедняет, а скорее дополняет его педагогическое портрет, выбранный способ изложения материала, хотя и нов и необычен, вполне может быть отнесён к педагогическим находкам автора.

 

«Отче наш, иже еси на небесех!

Да святится Имя Твое в России!

Да приидет Царствие Твое в России!

Да будет воля Твоя в России!

Ты насади в ней веру истинную, животворную!

Да будет она царствующею и господствующею в России,

а не уравненною с иноверными исповедниями и неверными.

Да не будет сего уравнения с неравными, истинного исповедания не имеющими!

Истина не может быть сравнена с ложью и правда веры с неправыми исповеданиями.

Истина Господня пребывает вовек (Пс. 116:2)». Аминь!

 

Молитва св.праведного Иоанна Кронштадского
 

Глава 1.

История создания первой в России Школы Трезвости

Господь знает. Всякому делу имеется зачинатель. Сказать, что в нашем случае таковым является один человек нельзя. Скорее всего, столь важный почин, как открытие школы трезвости обсуждался, не скажу что соборно, но сообща, собранием. Судя по всему, sobrietas (лат) – трезвость, разумность, воздержанность, рассудительность - руководила людьми, принимавшее столь важное и нужное решение. Перст указующий на иерея Павла Горшкова исходил свыше и налагался на монаха в качестве житейского послушания: голгофского креста, который суждено ему было пронести сквозь тернистый земной путь.

Жизнь во Господе, столь естественная для православного человека, для обывателя - подвиг. Отдание жизни за Христа, столь сладостное для христианина, а тем паче для священнослужителя, для иноверца – безумство. И если для первых смерти нет, но есть Жизнь Вечная, то для иных страшна сама мысль о приближающемся конце земного существования. И пока одни сбирают нетленные богатства духовные, «для будущего века», другие спешат скупить весь мир, попутно теша себя земным удовольствием и весельем. Так и живут рядом те, которые готовы положить души за други своя, и те, кому своя рубашка ближе к телу.

Наш рассказ о человеке, чья судьба как печалит, так и призывает к жизни, даёт силы на труд и борьбу за Новую жизнь, за Нового Человека – человека преобразившегося, просветленного и увековеченного, согласно Божьим Заповедям.

Точная дата и место рождения настоятеля (1941-1944) Псково-Печёрского монастыря Павла Горшкова неизвестна. По одним данным он родился 20 августа 1867 г. в селе Дединово Зарайского уезда Рязанской губернии [О.А. Калкин], по другим - 23 августа 1867 г. в Петербурге [архимандрит Тихон (Секретарев)]. В ряде публикаций об игумене Павле Горшкове сообщается, что появляться он на свет в семье купца II гильдии, окончил 4 класса начальной школы. Неизвестно и его мирское имя, то ли Петр Михайлович, то ли Павел Михайлович Горшков. Имеются разногласия и в датах смерти: одни исследователи утверждают, что он погиб в ленинградских Крестах в 1944 г., другие - что умер игумен в 1950 г. в исправительных лагерях Сиблага.

Но то, что мы не знаем, Господь знает. В нашу задачу не входит выяснение и уточнение автобиографических моментов. Вероятно, они важны для истории, но не для Правды и Вечности. Наш разговор пойдёт о бессмертной душе праведника отца Павла Горшкова, малоизвестных страницах его земных трудов.

С детских лет Петенька (вероятно, так звали о. Павла до принятия монашеского сана) мечтал служить Богу и часто посещал церковные службы, послушничал. Взрастая, под пение псалмов и запахи лампад мальчик впитывал смыслы православного вероучения. Овладев грамотой, он много читал и хорошо знал святоотеческую литературу, и сомневаться, кем быть и каким быть, ему не пришлось. Для себя он решил твердо: «Буду монахом», т.е. человеком, отказавшимся жить ради себя. И с семнадцатилетнего возраста Пётр Горшков осознанно погружается в церковное лоно, становится послушником в Сергиевой Пустыни, что в 19 верстах от Петербурга. Россия переживала трудные времена: антирусские силы активизировались и требовались усиленные молитвы, и в 1888 г., в год покушения на царя Александра III – Александра Александровича Романова (1845-1894), отрок Горшков принимает монашеский постриг с именем Павла. Последующие тридцать лет, до кровавых событий революционных безумств, он живет в Троице-Сергиевой Пустыни, служа верой и правдой Богу, Отечеству, Народу. Кто бы знал тогда, что именно он, о. Павел Горшков, станет русским апостолом трезвости, до последних дней словом и делом утверждающим истинный путь ко Христу.

В современной транскрипции трезвость понимается как неупотребление алкогольной продукции. Однако искони это слово принадлежит православной терминологии, обозначая для христианина узенькую тропку к Вечной Жизни. Другие однокоренные слова: «трезвение», «трезвенность», «трезвление» и пр. характеризуют душевное состояние делателя, определяя этапы его жизненного пути. Смещение понятий произошло по причине, вынудившей Церковь заниматься спасением людей от гибели, которая сопровождает всякого употребляющего спиртное. Особое отношение к трезвости было в годы советской власти, когда в словарях оно не значилось, и всё было сделано для того, чтобы трезвенника представлять не иначе как сектанта. Более того, в сознание масс исподволь внедрялась точка зрения, что жить трезво – значит или иметь дурные манеры или быть больным человеком.

Сегодня доподлинно известно, что спаивание русского народа, изначально жившего трезво, согласно православным традициям, начинается с усиления иноверческих позиций в системе управления государством. С развитием промышленного алкогольного производства резко увеличилось количество гибнущих от пьянства людей. Гибель телесная всегда предваряется душевным кризисом, и здесь помочь может только вера. В России борьба иноверцев с православием априори направлена против народа, носителя религиозных воззрений. В условиях, когда государство рассматривало население как источник дохода, не заботясь о его нравственном и интеллектуальном совершенствовании, Церковь оставалась единственным пристанищем для одиноко блуждающих душ и, несмотря на все гонения, преследовавшие православие XVII-XVIII вв., священство сумело преобразить российское общество, получавшее образование по европейским лекалам, вдохнув в него православные идеалы.

Здесь очень важно рассмотреть, в каких социокультурных условиях проходило становление отрока Горшкова, понять, что двигало юношей, когда он принимал окончательное решение.

Среда воспитывающая. В первую очередь обращает на себя внимание борьба, проходившая в обществе за национальное самоопределение России, в основе которого лежали мировоззренческие и духовно-нравственные ценности русского народа. После долгих лет заигрывания с протестантским Западом государство, скрипя, поворачивалось лицом к традиционному верованию собственного народа. Государственный путь развития России с ориентацией на национальные интересы становится очевидным при царствовании Николая I – Николая Павловича Романова (1796-1855). Тогдашний министр народного просвещения Сергей Семенович Уваров (1786-1855) лаконично обозначает рамки русской образовательной политики: «Православие – Самодержавие – Народность», что позволило приверженцам национальной идеи сорганизоваться и публично высказывать мысли в пользу славянской культуры. Публикации славянофилов Алексея Степановича Хомякова (1804-1864), Ивана Васильевича Киреевского (1806-1856), Степана Петровича Шевырева (1806-1864) и других будили в спящей интеллигенции интерес к православной традиции воспитания. Но ещё в 1817 г. Государь Император Александр I – Александр Павлович Романов (1777–1825) издал манифест с требованием, чтобы «христианское благочестие было основанием истинного просвещения», и с 1819 до 1917 гг. во всех училищах и гимназиях преподавался Закон Божий. Начинается становление русского образования: организуются учебные заведения для воспитания идеального человека – прообраза будущего гражданина России: высокообразованного русского юноши. Для этого 19 октября 1811 г. открывается Царскосельский лицей. С целью воспитания идеальной русской девушки, имеющей ко всем прочим добродетелям отличное образование, в 1864 г. организуется Смольный институт для благородных девиц.

Полемика о роли и значении русского народа, которая разгорелась на страницах газет и журналов, не могла не повлиять на мировоззрение молодежи. Авторитетная точка зрения в этом вопросе принадлежала священству. Чего стоили только молитвы, проповеди и печатные труды Дмитрия Ростовского, светское имя — Даниил Саввич Туптало (1651-1709); святителя Игнатия Брянчанинова, в миру Дмитрий Александрович Брянчанинов (1807 —1867); святого праведного Иоанна Кронштадского – Ивана Ильича Сергиева (1829 – 1908), слова которых, как духовное молоко, питали русскую поросль XIX в., а вместе с ними и будущего игумена Павла Горшкова. Привлекает к себе атмосфера вокруг трезвости, созданная заботами русской интеллигенции, прежде всего исследовательскими работами И.М. Сеченова, Д.И. Менделеева, И.П. Павлова, И.А. Сикорского и др. В деле просвещения, следует отдать должное позиции обер-прокурора Св.Синода Русской Православной Церкви К.П. Победоносцева (1827-1905), сориентировавшего народное образование, которое тогда было возможно только на базе церковно-приходских школ, на опыт С.А. Рачинского (1833-1902) – классика русского образования, вдохновителя и родоначальника православных обществ трезвости при учебных заведениях, одного из виднейших теоретиков и методологов трезвенного воспитания. Позднее многие его ученики стали известными и нужными для Родины людьми, но одному из них, Александру Петровичу Васильеву (1868-1918), принадлежит особая роль в деле становления Трезвости в Российской Империи.

Мальчик рано остался сиротой, но благодаря заботам Сергея Александровича овладел грамотой и продолжил учёбу далее, окончив Бельское духовное училище, Московскую Вифанскую духовную семинарию, четыре курса Санкт-Петербургской духовной академии он в 1892 г. был рукоположен в иереи. За праведные труды Господь даровал протоирею Александру Васильеву милость: быть духовником (1913-1917 г.) у последней семьи царствовавшей династии Романовых. Именно ему, батюшке Александру, суждено было 30 июля 1917 г. служить семье отрёкшегося императора Николая II – Николая Александровича Романова (1868-1918) напутственный молебен перед Знаменским образом Божией Матери при отправке страстотерпцев в Сибирь.

Всю жизнь перед о. Александром стоял светлый образ названного отца - Рачинского С.А., указавшего путь праведного и благочестивого бытия. Еще, будучи учащимся и семинаристом духовных заведений, А.П. Васильев много времени отдавал передаче опыта организации обществ трезвости, рассказывая о трезвеннической деятельности Сергея Александровича своим сокурсникам. В начале 1890 г. по его инициативе при духовной академии было открыто общество трезвости, ставшее первым при высших духовных заведениях России. В эти же годы он проводит трезвеннические беседы и организует общества трезвости в рабочих кварталах Петербурга. Со временем проповеди, с которыми о. Александр обращался к петербуржцам, заканчивавшиеся словами: «Трезвись, православный народ, чтобы не погибнуть», стали популярны и собирали большое количество народа. Его со вниманием слушали люди разных сословий и, одухотворённые словами проповедника, стремились жить трезво. В 1897 г., благодаря стараниям о. Александра, было организовано Общество трезвости в Сергиево, близ Свято-Троицкой Сергиевой Пустыни.

Соработниками о. Александра Васильева на ниве народного просвещения были многие петербургские батюшки, первый из которых, протоирей Философ Николаевич Орнатский (1860-1918), личность уникальная: видный духовный и общественный деятель, председатель Общества религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви и пр., пр. Ещё одним сподвижником был Петр Иванович Поляков (1858-1922), публицист, духовный писатель, издатель журнала «Трезвое слово» и газеты «Трезвость», просветительных листков «В защиту трезвости и света», духовный проповедник. Он проникся идеями трезвости в бытность сельским учителем в Курской губернии. Там, по примеру А.С. Рачинского, в 1884 г. было организовано Христианское общество трезвости и воздержания, структуру и деятельность которого он описал в журнале «Русский начальный учитель» за 1887 г., благодаря чему Общество стало прототипом подобных объединений в различных уголках империи. В 1891 г. П.И. Поляков основал в столице Всероссийское общество трезвости, которое в 1892 г. вошло в состав Попечительства о народной трезвости под покровительством принца Александра Петровича Ольденбургского (1844-1932). Кстати сказать, попечитель был начинателем многих славных дел в России, давших добрые плоды во благо Отечества. Например, им создан первый в России научный институт – Императорский институт экспериментальной медицины (1885-1890 гг.), в стенах которого более чем за 100 лет воспиталось многие прославленные на весь мир русские учёные. Одним из них стал первый русский лауреат Нобелевской премии И.П.Павлов. Любопытно, но в советский и постсоветский период в этом заведении долгие годы, почти, что до самой своей кончины, практиковал всемирно известный хирург, доктор медицинских наук, профессор, академик многих медицинских Академий мира, Патриарх Трезвости Федор Григорьевич Углов (1904-2008). 

Скачать материал полностью

Категория: Современная литература | Добавил: Александр
Просмотров: 24 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]