Кривомаз Ю.А.

 

 

 

 

 

ИНФОРМАЦИОНИЗМ

или основы философии развития и

ТРЕЗВОСТИ

 

 

МЕНТАЛЬНЫЙ

АНАЛИЗ

основы

 

 

 

 

 

С.-Петербург.

1997-2001 г.



ББК 88

Книга издается только в авторской редакции

 

От автора

 

Данный труд предназначен для более углубленного проникновения и овладения методом социальной технологии развития. Излагаемая концепция позволит найти новые подходы к решению проблем, не столько философского характера сколько, предоставит более эффективные инструменты познания.

Предлагаемая философская концепция изложена более подробно, чем ранее в тезисах касающихся взаимодействия Материи и Информации. Работа является развитием и продолжением последней главы изданной ранее книги «Путь к трезвости», в значительно расширенной и дополненной редакции, но черты в основной части опубликованной ранее четвертой главы сохранены, дабы оставить преемственность и сделать понимание дополнений более ясным. Таким образом, часть изложенных ранее конспективно основных положений раскрыта. Введен ряд положений значительно расширяющих понимание как уже освещенных вопросов, так и новых, позволяющих использовать информационные технологии и подходы при обучении и переобучении более широко.

 

©  Президент Санкт-Петербургской Академии социальных технологий имени Г.А.Шичко,

 

академик -                                   Кривомаз Ю.А.


 

The book is issued only in authoring edition

 

From the writer

 

The given transactions is intended for more detailed infiltration and mastering by a method of social technologies (know-how) of development. The set up concept will allow to find the new approaches to the solution of problems, it is not so much philosophical nature how many, will submit more effective tools of knowledge.

The tendered philosophical concept is set up in more detail, than earlier in thesis’s of tangent interplay of a Matter and Information. The activity is development and prolongation of last head published before the book «A Way to sobriety», in the considerably expanded and supplemented edition, but the features in a main body published before the fourth head are saved to leave eligibility and to make comprehension of additions more clear. Thus, the part set up earlier concise of original positions is uncovered. A series of rules considerably reaming comprehension as already of lighted problems is entered, and new, permitting to use information social technologies both approaches at training and conversion training widely.

 

 

 

© President of the St.-Petersburg Academy of Social Technologies of a name G.A.Shichko,

 

The academician -                         Krivomaz J.A.


 

СОДЕРЖАНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ..............................................................

ГЛАВА I. ОСНОВЫ ИНФОРМАЦИОНИЗМА...

Сознание........................................................

Развитие Материи......................................

Духовность...................................................

Эволюция ментального........................

Роль разнообразия.....................................

Ментальные обмены................................

ГЛАВА II. ПРОГРАММЫ.....................................

Школы..............................................................

Религии............................................................

Культы и секты.........................................

ГЛАВА III. ПРОГРАММИРОВАНИЕ................

Выбор. Свобода выбора.........................

Воля.................................................................

Развитие личности как носителя программ

Генеалогия ментальности.................

Информационные каналы и комплексы         

Информационные системы человека

ГЛАВА IV. МЕНТАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ..............

Социальная технология развития

Демотивация...................................................

Лекция............................................................

Внушение.......................................................

Анкета.............................................................

Дневник..........................................................

 

Сочинение......................................................

Сингулярный анализ.....................................

График............................................................

Групповой ментальный анализ.....................

Метод STP......................................................

Развитие метода и организация структур     

ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................................

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ....................................

ПРИЛОЖЕНИЕ....................................................

 


ВВЕДЕНИЕ

 

Современные философские системы, особенно Европейских школ, по существу, антагонистичны. Взаимопроникновение, например, материализма и идеализма со всеми их, даже крайними ответвлениями, ничтожно мало и сводится в ряде случаев только к взаимному признанию права на существование. Оно зачастую настолько натянуто, что сводится к маскараду масок умиления, за которыми нередко проглядывают острые зубы. Однако крушение системы государственной философии СССР - материалистической диалектики - выявило и сильную зависимость, а так же и немалое влияние на человеческие умы таких школ, как Буддизм, Иудаизм, Христианство и  других исторически территориальных и внешних: Ислам, Индуизм, Мунизм и ряда других.

Следует учесть и тот факт, что большинство философских систем являются узкоцелевыми и предназначены, в основном, для обслуживания деятельности или государственных машин, или интересов только религиозных группировок - сект, например, не имеющих «пока» реальной государственности и, следовательно, власти. Это явление особенно характерно для современных школ и учений, преследующих собственные финансовые и политические  интересы, которые игнорируют человека как личность, а так же служат для удовлетворения узко индивидуальных целей основателей этих школ, с явным уклоном на зомбирование и претензией на мировое господство. Примером может служить достаточно большое количество организаций типа: Церковь Унификации (Мунисты); Церковь Сайентологии (Дианетика); Харе Кришна (Международный путь Харе Кришны); Свидетели Иеговы, Вахабизм и так далее ...

Ослабло влияние проверенных временем Христианства и вообще религий, основанных на добровольных началах и гуманистических платформах. Наблюдаемый во всем мире всплеск интереса к деятельности новоявленных мессий и их учений только подтверждает это. Даже государственный интерес к православию носит явно показной характер и более напоминает моду с налетом необходимости искупления прошлых грехов. Причем, без оглядки на недавнее прошлое, в котором уроки догматизма и нежелания считаться с изменениями в мире и обществе остались невостребованными.

Значительная часть интеллигенции и особенно молодежи этого бума не воспринимает - вернее сказать: «правильно к этому относится». Не верят в искренность, считают модой, так как сами не верят Богу, поносимому ранее на всех углах, и как следствие, сами становятся «пищей проходимцев» от религий всех мастей, грозящих со всех углов карой Господней за отказ следовать им - насильно, под страхом кары, ведущих в «храм». Следствием такого явления следует признать быстрый рост сект новоявленных мессий и пророков, как от «идей», так и от химии (Оум Сен Рике).

Наряду с процессами явного разрушения духовности наблюдается и повышенный интерес к школам, проповедующим индивидуальное совершенствование: оздоровление, духовный рост и развитие ментальности как таковой. Часть этих школ индийского происхождения. Известны также и изотерические направления. Например, Блаватская, Клизовский в той или иной степени, пусть интуитивно, но обосновывающие существующую картину Бытия, то есть на основе не только ментальных, но и экстрасенсорных способностей человека указывают тем самым и пути развития. Но благодаря интуитивности этого подхода (дающего почву для шулерства) появилось большое количество «магов», «колдунов», «прорицателей», «вещуний» и «ясновидящих». Появились и другие крайние проявления, как человеческого невежества, так и доверчивости. Надо сразу оговорить и сам факт существования уникальных способностей, но как редких и исключительных, само существование которых и породило подобное явление.

Поэтому возникает необходимость в ориентирах для отделения явного шулерства от рационального начала. Что может служить таким критерием? Как защитить от посягательств на личность тех людей, которые избавились от алкогольной и табачной зависимостей? Ведь часто именно эти люди «страдают» избытком времени и жалуются на душевный вакуум, оставленный водкой и табаком. Следует также учитывать и тот факт, что мозг человека употребляющего, или употреблявшего, алкоголь и табак, то есть алкоголика первой, а тем более второй стадии может оказаться, уже значительно разрушен и, как следствие, более всего уязвим.

На общие вопросы социальной адаптации, может ответить только философия. Вернее, правильно осмысленные конкретные вопросы и ответы, основанные на элементарных знаниях путей развития Материи в целом и человека в частности, а также знание закономерностей, неизбежно возвращающих «все на круги своя», или, наоборот, открывающие новые возможности и сферы применения сил.

Излагаемая здесь философская концепция является инструментом помощи людям в адаптации к условиям реальности, часто к «новому» открывающемуся их сознанию социальному континууму. Это вносит отчасти сугубо прикладной характер в философию благодаря направлению применения знаний.

Основная отличительная черта данного подхода - отсутствие каких-либо национальных или религиозных, этнических или иных целей, кроме объяснения и отчасти дополнения видимой картины происходящего.


ГЛАВА I. ОСНОВЫ ИНФОРМАЦИОНИЗМА

 

Цель, преследуемая данным разделом, изложение и обоснование применения информационной технологии, а также объяснение сути происходящих в реальности событий с этой точки зрения. Также преследуется цель показать прямые связи философии с, раскрываемыми далее основными законами развития как вещественного, реального Мира, так и живой материи, сознания и общества в целом.

В информационизме присутствуют постулаты, о приемлемости которых можно спорить. Но основным критерием дееспособности является практика, на фактах которой и обнаружены предпосылки. Поэтому, разговор, в сущности, возможен только о различных подходах в интерпретации явлений, но не об их отсутствии.

Развитие философской мысли уделяет особое внимание исследованию интуиции, как возможности получения правильных решений, не требующих доказательств. Это придает ряду развивающихся философских школ явно интуитивный характер, однако, не в области объяснения того или иного явления, а в области формирования постулатов и догм. Так, например, в любой религии это постулат - Бог, который предшествует канонам от Бога, и законы так же не оспариваемы, как и само существование Бога.

В концепции в качестве основных и равноправных баз взяты Информация и Материя - неразделимые в реальности субстанции, выдвигаемые в данном случае, как Категории;

 Информация, это абсолютная не материальная субстанция, условно-активное начало, движение которой постоянно и равномерно в сторону ее отсутствия или минимума.

Материя, это абсолютно не информатизированная субстанция, условно-пассивное начало, самодвижение которой отсутствует.

Абсолютная Материя косна и неподвижна, не имеет структуры и пространства, как ее следствия, но в ней и структура и пространство заключены, как возможности быть. Напротив, Информация всегда (и абсолютно) подвижна и направлена в сторону Материи. Информация взаимодействует с Материей и одним из возможных ее проявлений является упорядоченность, то есть возможное время, которое как бы содержится в Информации. Сказанное справедливо для наблюдателя материального и экстраполярно информационному видению Мира.

Категории Информации и Материи являются, безусловно, абстрактными понятиями. Наблюдать в реальности бытия объекты, обладающие только одним из категориальных свойств не реально. Тем не менее, практически все явления и объекты, опираясь на их реальные свойства, можно условно классифицировать как Материальные или Информационные. Эти свойства выражаются понятиями: массы, подвижности, изменчивости. Так стол или стул относят к материальным объектам, не смотря на наличие у них конкретной формы, служащей их различению. Напротив, звуки, слова - являются более информационно-емкими объектами, хотя понятно, что без воздуха, как субстанции и носителя они существовать не могут, точно так же, как невозможна радиосвязь без электромагнитного излучения, которое вполне материально.

Весь реальный Мир можно представить, как результат взаимодействия Материи и Информации, без точки отсчета начала этого взаимодействия. При этом справедливы оба направления: Материя растворяется в Информации, и Информация впитывается в Материю. Путь движения Информации в сторону  Материи равен и обратный по направлению условному пути движения Материи. Путь впитывания Информации Материей назовем Интуитивным, который является обратным и количественно адекватным растворению Материи в Информации, а потому единственным и, следовательно, кратчайшим путем поглощения Информации или развития Материи. И если представить, что существуют некие точки отсчета, в которых Материя и Информация абсолютны, можно соединить их и назвать осью взаимодействия. Вдоль этой условной оси и возможно расположить все явления реального мира, опираясь на анализ соотношения категорий.

Граница (или фронт) взаимодействия Материи и Информации будет ортогональна оси взаимодействия, и проходит в Настоящем, то есть только сейчас. Таким образом, Настоящее это и есть результат постоянного взаимодействия (взрыв) от слияния Информации и Материи. Реальность Настоящего так же бесконечна и вечна, как и образующие ее субстанции, и кроме двух основных (образующих Настоящее) категорий - Материи и Информации - заключает в себе атрибуты Времени и Пространства.

Атрибуты Времени и Пространства эквивалентны, так как Время это «мера» количества изменения Материи, а Пространство это «мера» Информации, структурированной Материей. Эти «меры» равновелики, а точнее равнозначны.

И так, категории существуют вне Настоящего, а атрибуты от него неотделимы. Это и определяет понятия Будущего, которое дано нам только как Информация, и Прошлого - как Материя. Понятия Прошлого и Будущего категориальные и, следовательно, эфемерны для Бытия, как и сами категории. Настоящее полно, определено атрибутами и категориями и представляет собой целостный континуум.

Подытоживая, можно утверждать следующее:

1. Путь развития Материального Мира - это поглощение Информации Материей.

2. Развитие Материи проявляется в усложнении ее структуры и обусловливает Пространство.

3. Процесс впитывания Информации (развития Информации в Материи)  обусловливает время структурирования Материи.

4. Пространство и время вторичны, порождены взаимодействием Материи и Информации и являются атрибутами Настоящего.

Изложенные тезисы являются основой философии «Информационизма», описывающего развитие материального Мира, частью которого являемся Мы и развиваемся по тем же законам. С другой стороны - «Материализма», если бы наш Мир был бы, в сущности, Информационным. То есть смена понятий или точек зрения не меняет Настоящего являющегося именно границей, оценки на которой, всегда субъективны. Чего больше зависит только от того, с какой  стороны полупрозрачного зеркала стать! В обоих случаях Мы увидим себя и свое прошлое, на фоне не менее призрачного будущего, если принять что, двигаясь, Прошлое Мы оставляем за спиной.

Если применить изложенные соображения к развитию человека и общества, более приемлемо такое название как «Интуитивизм».

Здесь имеет смысл поговорить о символах. Так, согласно древней легенде (или сказке), жрецы некоторой страны, вполне возможно Египта, зашифровали свои знания в играх (карты Таро и другие) и символах. Вероятно, это было сделано из расчета возможного крушения государства и, не имея иных путей передачи знания в Будущее. Время не щадило ни игры, ни символы. Многие игры изменились до неузнаваемости, а символы, кочуя из эпохи в эпоху, многократно меняли свое значение, а некоторые утрачены.

Рисунок 1. Крест как символ Бытия.

Однако, знак креста, вероятно, как самый простой, дошел до наших дней. Вполне вероятно, что изначально он обозначал Настоящее. Так, если принять, что Материя под ногами, то окажется - вверху Бог, как выражение абсолюта Информации и Будущего, а две горизонтальных и равновеликих планки символизируют Пространство и Время.

Настоящее в этом случае - центр креста, то есть имеет категории, атрибуты и является границей взаимодействия Информации и Материи. Сложно говорить, так это или нет, но для визуального запоминания более чем достаточно. Подобные соображения справедливы не только относительно этого символа реальности (рисунок 1).

Развитие Материи в целом проявляется в усложнении ее структуры. Здесь можно было бы привести краткий перечень известных структур, но достаточно вспомнить о существующих и весьма подробно разработанных теориях Космогонии и Эволюции, чтобы понять - усложнение структуры Материи, на каждом этапе, готовит базу для следующего этапа. Усложненные структуры, на каждом, последующем этапе значительно больше проницаемы для Информации, информационноемки, чем на предыдущем. Отсюда можно прийти к выводу, что развитие структур Материи смещается в сторону максимума усвоения Информации. Каждая эволюционно последующая структура информационно более насыщена и, следовательно, более подвержена изменению, влиянию Информации.

По существу, изначально косную (исходную) Материю наблюдать в Настоящем не приходится. Даже нейтроны имеют структуру, а физика микромира оперирует кварками, уже априорно взаимодействующими между собой, следовательно, тоже имеющими структуру. Поэтому любая материя в настоящем имеет структуру и не может претендовать на роль категории.

То же можно сказать и об Информации, так как в Настоящем информации в чистом виде нет, вся информация имеет и свои вполне материальные носители.

Настоящее имеет атрибуты, Пространство и Время, в континууме которого существует материализованная Информация или информатизированная Материя. А для этих структур взаимодействие (любого типа) - в Пространстве и Времени, тем информационно сильнее, чем выше разность сложности структур вступающих во взаимодействие. Высшим этапом этого материально-информационного взаимодействия для Материи является переход к живым, самоадаптирующимся структурам, для которых информация извне является единственным фактором, указующим на их дальнейшее развитие или, наоборот, на прекращение существования.

Весь путь развития Материи до появления Сознания следует считать чисто интуитивным, потому что отклонение эволюции структуры от информационного пути, то есть от «потока» Информации, ведет к регрессу структуры. Возможен только путь впитывания Информации, как единственной формы Настоящего, а потому строго «вверх» - интуитивно, навстречу Информации. На этом этапе, когда направление развития Материи интуитивно, скорость (как количество усложнения структуры Материи на количество Информации)  максимальна. Теперь становятся ясными следующие тезисы:

5. Информация и Материя взаимодействуют в Настоящем.

6. Кратчайший путь развития Материи - интуитивный.

7. Развитие структуры Материи делает это развитие информационно зависимым.

8. Каждый этап развития Материи обусловлен существованием предыдущего и выступает базой для следующего.

Казалось бы, чем более структура наполнена информацией, тем в меньшей степени она должна впитывать Информацию. Однако физические аналогии не соблюдаются чисто внешне, так как уже структурированная Материей Информация вновь обусловливает ее вакуум за счет усложнения самой структуры. Получается, что чем структура, образующаяся при первичном слиянии, в  большей степени пригодна для впитывания Информации, тем и в дальнейшем, развиваясь, она способна обеспечить максимальный Информационный приток.

Развитие Материи происходит в сторону слияния с Информацией (информатизация Материи). В результате, образуются информационно-емкие структуры, существование которых обусловлено не столько само по себе, но и зависит от всей совокупности информационных взаимодействий. Этот процесс усложнения структур ведет к появлению биологической материи, то есть жизни, или Биосферы. На этом этапе развития Материи, Биосфера впитывает наибольшее количество Информации, перерабатывает ее и передает на подлежащие уровни развития Мира, активно воздействуя на неживую материю, перерабатывая ее в материю живую.

Появление форм живой материи, обладающих оболочками, защищающих живое вещество от окружающей его неживой материи - внешней Среды, и обеспечивает существование жизни вне зависимости от условий внешней среды, адекватной, в данном случае, с Информацией, или поступающих извне, через оболочку, информационно-физических воздействий. Это явление в корне изменяет пути развития Материи. Кроме образования структур наиболее пригодных для поглощения Информации, по сравнению с неживой материей, живая Материя обладает еще и свойством репликации Информации, то есть, сама порождает структуры с высоким информационным содержанием подобные исходным. Каждый акт репликации удваивает количество поглощенной информации, и если структуры получаемые репликацией продолжают развиваться, этот коэффициент значительно увеличивается. Это и объясняет процесс эволюции Биосферы. Начинается отклонение развития Материи от чисто интуитивного пути. Хотя, на начальном этапе развития Биосферы, возможны лишь незначительные флуктуации вокруг «оси» Интуиции. Создаются условия развития Материи, при которых длительно существуют не только информационно-оптимальные структуры, свойственные только живой Материи. Для неживой материи любое отклонение от оптимальности ведет к разрушению структуры, при изменении условий существования, и описывается, как правило, законами традиционной, классической физики, в частности, энтропии. Так, законы сохранения известные в физике абсолютно не применимы к Информации.

Процессы, наблюдаемые в Настоящем, делают эти физические законы полностью непригодными. Передача Информации Ii от одного из N источников системы S другому объекту не обедняет сам источник, и тем более не обедняет принимающий объект. Суммарное же количество информации всей системы Iå удваивается, как минимум в том случае, если она полностью принята источником, например при точной репликации, или, при отсутствии развития или регресса в системе - RS = 0. Так в случае регресса в системе RS < 0, и наоборот, если наблюдается прогресс RS > 0. Поэтому полную информацию системы можно описать уравнением:

 

              N

Iå = NRs (å Ii)

1

 

Это и есть закон информационного развития для живой Материи. Для систем обладающих свойствами неживой Материи развитие равно нулю. Для этих систем можно наблюдать простое копирование или репликацию информационных образований. Информационные системы, обладающие свойствами живой Материи, многократно увеличивают количество заключенной в исходных элементах информации. И, суммарное количество Информации живой системы всегда будет выше изначальной суммы начальных состояний вошедших в систему элементов. При этом и информационное содержание каждого элемента системы может возрасти от исходного, если обладает свойствами живого или является частью системы, хотя бы один из элементов которой живой.

Таким образом, любая информационная система S может быть представлена набором элементов с разными свойствами, тогда коэффициент развития RS системы будет равен сумме коэффициентов развития для каждого i-элемента Ri , и сумме всех M внутрисистемных взаимодействий:

 

 

    N          M

RS = å Rn + å Rm

     1           1

 

    Число M возможных взаимодействий системы S из N элементов можно определить так

 

M = NN, m, n - 1, 2, 3 ... M, N.

 

Именно поэтому, устойчивость неживой материи только кажется выше, чем живой, и это «кажется» во столько же раз большим, во сколько раз живая Материя информационно насыщеннее. Уместнее говорить об устойчивости информационного образования, которая в конечном итоге тем выше, чем больше - при внутренних одинаковых связях и плотности, если воспользоваться аналогией из элементарной физики, возможно более понятной, как усвоенной ранее.

Поэтому, опираясь на это фундаментальное свойство живого можно считать его главным информационным признаком или определением:

Жизнь - свойство или способность материи накапливать и преумножать информацию.

 

Сознание

 

Развитие Биосферы порождает лавинный процесс усложнения структур Материи, приводящий к появлению Сознания, как высшей формы защиты наиболее сложных структур. При этом, Настоящее1, как бесконечно малый миг, обогащается осознанным ближайшим будущим[1] и частично сохраненными в Сознании отпечатками пережитого Настоящего, то есть прошлого1, появляется осознанное время, которое в совокупности с осознанным пространством представляет собой Бытие. На рисунке 1, Бытие представлено кругом вокруг центра креста.

Примерно к таким же выводам приходят многие исследователи, так или иначе, сталкивающиеся с необходимостью осмысления этого явления. Например, у Колесова /15, стр. 59/, пространство и время взаимно ортогональны. Это, вероятно, является отпечатком более ранних поисков четвертого измерения господином П.Д.Успенским /41, 42/, где приводятся такие этапы развития как: «гипоталамический», «лимбический», «зрелый», приобретая которые в результате эволюции живое увеличивает степень осознания пространственно-временного континуума или бытия.

Тем не менее, чувственное настоящее будет существенно отличаться от настоящего физического. Например, для живого объекта, это физическое настоящее может быть представлено через цепочку химических реакций вкусовых сенсоров. Затем, последует цепочка химических реакций передачи импульсов в мозг, и только после этого информация будет оценена, то есть только тогда, когда это конкретное физическое настоящее породившее сенсорное восприятие уже перестанет быть.

Реальное, чувственное, или сенсорное Настоящее это всегда отпечаток уже несуществующего физического, или скажем, и только скажем - физического прошлого, реально, которого, нет. Понятно, что от различных сенсоров живое получает информацию для анализа за различное время, различное время тратится и на анализ этой информации.

 

Рисунок 2.  Этапы формирования осознанного Настоящего (Бытия) при изменении различных характеристик физического Настоящего.

 

Сенсорное Настоящее на конкретный момент времени будет представлено слепками с реальных, физических Настоящих, разделенных по времени. Поэтому сенсорное Настоящее всегда не соответствует физическому Настоящему. Так в случае взрыва, изменились одновременно: свет, давление и кислотность, как показано на рисунке 2. Сенсорное Настоящее будет состоять из оценок изменения физических состояний, не отвечающих требованию одновременности, то есть конкретному физическому Настоящему. Например, вначале мы увидим свет, затем ощутим ударную волну и позже запах гари и дыма. Количества времени на восприятие изменений будут различны. Так время сенсорного восприятия вспышки - Тс, будет меньше времени восприятия удара - ТД, и самым долгим может оказаться восприятие изменения запаха - ТК, если взрыв достаточно близок и не настолько силен, что его оценки невозможны.

Таким образом, Бытие всегда «отстает» от Настоящего и искажено, уже на уровне сенсорного восприятия[2].

Второй этап формирования Бытия принадлежит Сознанию. Именно на этом этапе, происходит суммирование всей информации от сенсоров и ее оценка. Этот этап вносит еще большую временную неадекватность в формирование осознанного Бытия по сравнению с оценками рефлекторными. Вступают в силу осознанные оценки опасности события для жизни существа. Далее, реакции на каждое событие, формируются в осознанное поведение. И, чем более развито Сознание[3], тем в большей степени поведение живого будет осознанно. Естественно, для выживания важно, что бы эти оценки как можно более полно соответствовали происшедшему событию. Роль Сознания заключается в процессе коррекции сенсорного так, что чем лучше Сознание «собирает» воедино всю сенсорную информацию в картину соответствующую явлению, тем представление живого об этом явлении более пригодны для формирования наилучшей стратегии выживания.

Казалось бы, наиболее быстрые оценки происшедшего получаются после первого этапа - сенсорного. Рефлекторная реакция должна и многократно превышает осмысление, и поэтому именно она должна быть более жизненно важной, то есть обеспечивающей выживание.

Однако и сами сенсорные оценки, и скорость рефлекторной реакции настолько невелики, что не являются лучшими для живого из-за невозможности мгновенного и правильного реагирования. Так, дальний взрыв может рефлекторно оцениваться как более угрожающий, хотя по сравнению с ним более слабый, но более близкий, более опасен. И в том и в другом случаях, чисто рефлекторные оценки могут быть или одинаковыми или вообще обманывать, представляя более дальний взрыв более опасным. Сознание же увеличивает время оценки ситуации, но и устраняет кризис восприятия. В результате более осознанная реакция живого более адекватна физическому настоящему и лучше его защищает. Процесс осмысления Бытия делает восприятие более адекватным физическому настоящему.

 

Развитие Материи

 

С появлением Сознания чисто интуитивный путь развития Материи заканчивается, и вместе с физическими аналогиями - окончательно; устойчивость структуры растет с развитием Сознания многократно.

Основной механизм повышения устойчивости существования наиболее развитой части Материи заключается в отборе структур, не только наиболее адекватно реагирующих на изменения среды существования но, и способных выбирать верную стратегию выживания, опираясь на сохраненный в памяти опыт об успешном взаимодействии с внешней средой.

Все происходящее и проходящее через мозг, для живого - настоящее, превращается в Прошлое. Это то, что сохраняется структурами мозга, в виде сигналов о воздействиях, ответных действий и их результатов как единого и непрерывного события, или состояния живого. Поэтому каждое изменение среды - воздействие, становится ощущением. Эти ощущения закрепляются и накапливаются, образуя первый, информационный уровень Сознания. Настоящее представлено для живого комплексом  органических ощущений. Эти ощущения, свидетельствуют о протекании процессов во внутренней среде организма и связаны с органическими потребностями, к ним обычно относят чувство голода, жажды, болевые ощущения, и ощущения, связанные с половой активностью. Само собой органические ощущения обусловливают удовлетворение органических потребностей, и носят характер и побуждения к восполнению какого-то конкретного вещества, которого не хватает организму, или смене среды обитания. Иными словами, сравнение ощущаемого настоящего с памятью о прошлом более комфортном настоящем и составляет основной вектор необходимости выживания, которая выполняет простейшую логическую функцию - упорядочивает Прошлое по оптимальности существования живого. Образуются комплексы не только ощущений, но и связанные с ними варианты ответных реакций живого, среди которых и осуществляется простейший логический выбор. Закрепляются не только оценки возможного Настоящего и варианты возможных ответных реакций, но и образуется комплекс мотиваций конкретных ответных действий. Многовариантность возможных реакций на внешние воздействия  - закрепляется. Это закрепление происходит в памяти, то есть в Прошлом.

Далее конкретное Настоящее сравнивается уже с известными оценками из Прошлого и добавляется еще одна логическая функция - выбор ощущений наиболее адекватных происходящему. И только суммарный эффект этих двух действующих параллельно логических систем позволяет живому выбрать оптимальную реакцию на изменение окружающей среды.

В простейшем виде эта комбинация двух логических функций базирующаяся на памяти о Прошлом и образует первую сигнальную систему.

Первая сигнальная система обеспечивает анализ воздействия, опираясь на выбор из уже известных ощущений и действий по их преодолению или получению возможных ощущений, как результата действий, производит выбор, именно как решение логической задачи. Потому, что сами по себе внешние воздействия, ровно, как и ощущения живого перестают быть конкретными.

Часть сохраненного в памяти Прошлого выступает в роли возможного, оптимального Будущего подлежащего реализации. Каждая такая реализация сравнивается с возможной, и эта разность служит фактором коррекции будущего логического выбора. Этот механизм совершенствует логические функции Сознания при дальнейшем развитии в сторону увеличения памяти, расширения логических способностей и самое главное, в основном, в сторону совершенствования образов оценок, как возможности, к простейшему обобщению. Это простейшее обобщение заключается в сохранении в памяти только наиболее общих признаков пережитых Настоящих, что позволяет живому реагировать почти одинаково на множество событий схожих лишь по наиболее общим признакам.

Таким образом, главным отличительным признаком развитости логических функций являются операции с возможно более простыми (сигнальными, не во всей пережитой полноте) оценками опыта прошлых взаимодействий, тогда в памяти живого, возможно, хранить и закрепить все, или практически все, именно значимые для выживания события. Операции с событиями, превращенными в знаки о событиях, проходят тем быстрее, чем в большей степени достигается степень обобщения-упрощения, и, следовательно, в сторону значительно более быстрого получения оценок полного и адекватного восприятия.

Роль Сознания, состоящая ранее в достижении адекватности восприятия, дополняется или обогащается логическими функциями все более и более компенсирующими временное отставание сенсорного восприятия, доводя осознание происходящего до предсказания развития взаимодействия. Поэтому с развитием логических функций Сознания возникает опережение восприятия физического Настоящего, что и есть, в простейшем случае, оценка или предсказание Будущего. Однако надо понимать, что сами оценки Будущего строятся на опыте преодоления физического Настоящего, становящегося Прошлым за счет развития памяти.

Естественно, что часть Материи, обладающая возможностью предсказания Будущего, как нового фактора выживания, еще более устойчива ко всем изменениям внешней среды. Поэтому существующие флуктуации получают характер закономерностей по мере осознания живой материи самое себя и относительной независимости от остальной части физического Мира.

В целом, до появления структур обладающих сознанием, отклонение развития Материи от интуитивного пути незначительны, хотя и эволюционны. Интуитивное развитие превращается окончательно в эволюционное благодаря появлению у живого способности прогнозировать ближайшее будущее, или то, что понимается под осознанным поведением - не укладывающимся только в рамки даже сложной рефлекторной деятельности - первой сигнальной системы. Таким образом:

9. Развитие Материи характеризуется ростом способности предсказания Будущего.

 

Духовность

 

Основным базовым элементом сознательного поведения служит оценка Бытия. Об отражении Бытия в Сознании, и о том, насколько это отражение полно, имеется достаточно большое число воззрений. Эти воззрения в основном полярны, идеалистические - отрицающие физическое, и материалистические - ставящие знак равенства между физическим миром его отражением. Однако целью этой работы данная дискуссия не является. Хотя естественно что, на начальном этапе развития Сознания у человека, окружающий Мир представляется одухотворенным и почти живым, насыщенным духами, духом вообще. Но в то же время развивается и чисто материалистическое осмысление Мира, связанное, в основном, с его освоением (познанием) и обеспечением жизнедеятельности. Материалистическое и Идеалистическое миропонимание возникает, практически, одновременно, но в силу подчиненности физическому миру, невозможности противостоять ему, все проявления непознанного Настоящего, особенно влияющие на выживание и приходящие из не предсказанного Будущего, отражаются в Сознании, как высшие, непостижимые - Духовные, Божественные. Идеалистическое миропонимание преобладает в начале освоения Мира, а по мере его освоения доля Материального миропонимания увеличивается. И если при интуитивном развитии сознательные оценки отсутствуют априорно, то при появлении Сознания возникают и оценки, определяющие дальнейшее развитие. Поэтому до появления сознания, сам по себе вопрос о Ментальности ставить можно, но мы будем считать, что:

10. Ментальность возникает на уровне усложнения Материи соответствующем появлению Сознания.

Об отношении Сознания к Настоящему принято судить относительно Материалистическому или Идеалистическому направлениям. Суммой этих направлений будем определять Ментальность, которая тем больше, чем шире накопленные познания в этих направлениях. Здесь же просто констатируем это, чисто условное отделение:

11. Ментальность, как результат неадекватного отражения Настоящего имеет два полюса - Идеалистический и Материалистический.

Человек, как носитель высшей формы Сознания, сохраняет и интуитивное познание, результаты которого только интерпретируются, более или менее, в том или ином направлениях.

До научного познания Мира только интуиция является инструментом познания, обогащает Идеалистические представления, результаты которой усваиваются или формализуются в Ментальности через созерцание, как единственно возможном «инструменте» познания. В процессе познания Идеалистическое знание становится Материалистическим - познанным Идеалистическим.

В тоже время, эта Материалистическая часть Ментальности является базой расширения возможности созерцания, ступенькой к новым горизонтам познаваемого Мира. В этом смысле, часть наиболее материально освоенной информации, уже не требующей материального освоения и осмысления, так как многократно проверена опытом, выступает в роли постулатов и вновь превращается в Идеалистическую составляющую Ментальности, можно сказать, получает Идеалистический статус. Так, большая часть пользователей компьютеров имеет весьма отдаленное представление об их устройстве, однако пользуется ими вполне квалифицированно. Познание продолжается.

Отличие первичного Идеалистического знания от познанного Идеалистического знания существенно. Второе как бы насильственно исключается из сферы дальнейшего познания как процесса, становится частью Ментальности как базы дальнейшего познания. Ментальность накапливается и увеличивается интенсивность познания, которое становится научным. В этом смысле можно говорить не просто о расширении познанного, но более о расширении Поля Ментальности, поэтому:

12. Поле Ментальности, или Ментальный план, увеличивается с развитием Сознания непрерывно.

 

Рисунок 3. Отклонение развития Материи от интуитивного в результате развития Сознания как высшей формы существования Материи. А - интервал интуитивного развития, b - вектор отклонения Ментальности, равный сумме Материалистического и Идеалистического векторов отражения Мира в Сознании, с - вектор накопления Ментальности в познании реального физического Пространственно-Временного континуума (плоскость векторов a и b) , a + b + с - вектор Духовности. Прямые углы условны.

 

С этой точки зрения видно, что Идеалистическая часть Ментальности статична, представляет собой набор или неизменных элементов или малоподвижных. Напротив, Материалистическая часть Ментальности более динамична, так как ее элементы это постоянно развивающиеся инструменты познания. Идеалистическая Ментальность постоянно преумножается за счет работы Материалистической ее части. В свою очередь, Материалистическая часть Ментальности всегда опирается на Идеалистическую, предоставляя базу для ее развития. Первое не может существовать без второго и наоборот, второе не может существовать без первого. И Материалистическое и Идеалистическое в Ментальности равноправные и связанные между собой компоненты характеризующие Ментальность как целое.

 

Рисунок 4. Модельное спиралевидное представление о возможном развитии Мира.

Благодаря этой неразрывности и взаимодополнению, Настоящее развивается, сохраняя все формы существования Материи и Информации во Времени и Пространстве поступательно. Суммарное же направление развития можно представить как сумму векторов развития по всем трем составляющим: интуитивном, ментальном и физическом - во Времени и Пространстве. Назовем суммарный вектор развития высшей формы одухотворенной Материи - Духовностью[4]. Ментальная направленность, как суммарный вектор Идеалистической и Материалистической компонент, особенно в начале развития более Идеалистический, так как инструменты познания совершенствуются на базе обобщения опыта. В некотором смысле Идеалистическая часть Ментальности первична, так как накопление фактов предшествует их осмыслению. Сказанное, схематично показано на рисунке 3 и объясняет отличие пути развития Материи от чисто интуитивного направления. А проведенный выше анализ делает понятным следующий тезис:

13. Ментальность создает отклонение пути развития от интуитивного и формирует вектор Духовности, как вектор реального пути развития Материи.

 

Эволюция ментального

 

Все подлежащие уровни развития Материи подчинены доминирующему влиянию более высоких уровней, усвоение информации на которых, или материализация информации, происходит более эффективно и полно. На более высоких уровнях развития Материи, Информация усваивается или материализуется, создаются поля Ментальности, группы и структуры. Максимальный поток Информации нисходит к более низким уровням, последовательно проходя все высшие и, одновременно, рассеивается в высших уровнях, усваивается ими. Поэтому о развитии Материи можно говорить, как о целостном процессе, и рассматривать каждый уровень отдельно.

Возникший вектор Духовности, как отклонение от Интуиции, вызывает подобные же отклонения и в ниже лежащих уровнях, также отклоняя их развитие относительно оптимального для них - интуитивного. Это делает их существование зависимым от верхних уровней тем больше, чем они ближе высшим. Так на самых низких уровнях развития Материи, это влияние практически не обнаружено. Здесь развитие продолжает носить чисто интуитивный характер. Примером этому может служить существование домашних животных, городов и других объектов отсутствие влияния, на которые со стороны людей, приведет к гибели или деградации (возврату этой части материи в исходное существование), и в тоже время на атомарном уровне, влияние Духовности пока  достоверно не обнаружено. Поэтому точкой отсчета развития всей Материи можно считать развитие доментальное, то есть физического мира.

Духовность, как признак живой материи за каждый этап своего поступательного развития вносит отклонение, приводящее к закручиванию эволюционного пути относительно оси интуиции, рисунок 4. Радиус этого закручивания тем больше, чем больше вектор Духовности, чем больше накопления Ментальности. Закономерность наблюдается на примере истории развития человечества, когда отдельные этапы истории как бы повторяются (подобны), но отличаются уровнем развития техники и общества - Ментальностью, что схематично показано на рисунке 4.

В сущности, с появлением Духовности последовательно-информационные связи от высших уровней к подлежащим сохраняются. Однако возникают и так называемые в технике, туннельные переходы информации от высших уровней непосредственно к низшим. При этом, чем выше уровень, например, цивилизации, тем больше преодолеваемый барьер. Это легко можно проследить на примере развития энергетики, проделавшей путь от костра до ядерных реакторов и термоядерного синтеза или, например, информатики - от счета камней до компьютеров. Такие туннельные переходы информации между уровнями носят характер цивилизованной,  направленной материализации через целенаправленную трудовую деятельность. Однако этот же процесс ведет и к рассеиванию Ментальности. Неживая материя начинает приобретать признаки (живой)  сознательной деятельности и относительной (пока) независимости от человека. Одновременно эта часть неживой материи, вовлеченной в эволюцию живого, выполняет следующие функции - накапливает Ментальность, служит инструментом интенсивного (научного), познания Мира, выступает в роли информационного посредника, объединяет Ментальные планы многих людей.

Этот процесс способен вывести человечество на новую ступень развития, на которой уже коллективное Сознание, Ментальность и Мышление перестанут быть эфемерными, пока чисто теоретическими понятиями. Только тогда и станет возможным говорить о прогрессивном развитии человечества.

Параллельно с объединением и наполнением Ментальности возрастает способность высших форм Материи предсказывать Будущее и корректировать на основе этих предсказаний собственное развитие. Роль Информации постепенно становится ведущей. И на этапе полного осмысления ее роли, как главного фактора развития, возникает и осознанное, аэволюционное, развитие, при котором однобокое (Материалистическое или Идеалистическое) накопление Ментальности уже невозможно. Рано или поздно произойдет уравновешивание этих направлений, и развитие вернется к интуитивному пути. Духовность совпадет с Интуицией, останется только возможность вертикального развития, конечной сущностью которого является полный переход Сознания в Информацию, сопровождающийся утратой физических планов. Произойдет переход Сознания в Сверхсознание.

На фоне развития Сознания и под давлением возрастающих ментальных планов, туннельные переходы Информации от высших форм Материи на низшие уровни приобретают ведущую роль. Эти переходы доминируют над другими вариантами передачи Информации. Процессы материализации Информации становятся тем интенсивнее, чем выше уровень Сознания. При переходе в Сверхсознание, Материя, получает свойства абсолютного предсказания Будущего, на основе его направленной материализации и полного овладения Настоящим.

Изложенная здесь кратко концептуальная модель сценария возможного развития Материи укладывается в следующие тезисы:

14. Развитие Материи до осознания ведущей роли Информации есть естественная эволюция.

15. Фрагменты наиболее развитой Материи (человек)  являются проводниками Информации к более низким уровням Материи.

16. После осознания Материей ведущей роли Информации естественная эволюция заканчивается и переходит в прогрессивную.

17. Высшая форма Материи достигается переходом в Информацию, дематериализацией.

18. Конечная цель развития Материи - полное управление Будущим, его материализация в Настоящее.

Таким образом, схематично приведенные в данной части общие тезисы, относятся, в основном, к вопросам развития и показывают основные закономерности эволюции Материи с наиболее общих позиций. В частности, можно утверждать, что эти очевидные закономерности относятся в равной степени и к элементам Материи, таким, как человек или группа. Однако наряду с этими наиболее общими закономерностями развития существуют и более частные, касающиеся развития, как отдельного человека, так и его взаимодействия в группе и с обществом в целом. Естественно, что кроме «чисто» материального характера эти вопросы, даже в большей степени, информационные и касаются развития Сознания отдельного человека, группы и общества. Надо всегда помнить, что любой материальный обмен или взаимодействие, сколь оно не было бы материально, всегда информационно, и в не меньшей степени, как сами предметы обмена, так и та информационная среда, на фоне которой, это взаимодействие развивается.

Перед изложением следующей группы тезисов, остановимся на проявлении и развитии разнообразия в материальном и ментальном планах. Ранее уже отмечалось, что усложнение структур Материи приводит к длительному существованию не только оптимальных, но и структур относительно независимых от реальных информационно-физических условий. Этот процесс развивается и, по мере впитывания Информации, приобретает в самом развитии доминирующий характер.

 

Роль разнообразия

 

Этапы развития физической Материи дискретны. В настоящее время известны: кварки, элементарные частицы, атомы. Уже на этих уровнях можно проследить рост разнообразия. Так, кварков всего семь, а устойчивых элементарных частиц явно меньше, чем элементов таблицы Менделеева и тем более их комбинаций - химических соединений. Устойчивость (физическая, не информационная)  более простых структур выше; кварки вечны, ряд элементарных частиц фактически абсолютно устойчив (нейтроны, протоны, электроны), а на уровне элементов, устойчивость по времени убывает с ростом их номера. Иными словами, разнообразие структур Материи тем выше, чем эти структуры информационно насыщеннее, или сложнее, а их зависимость от Информации ведет к еще большей неустойчивости их во времени.

Аналогичные закономерности наблюдаются и на уровне кристаллических решеток, молекул и молекулярных структур. С тем отличием, что эти уровни Материи информационно еще более емки и информационно зависимы. Это выражается в строго определенных условиях существования названных структур - температуре и давлении, факторами, мало влияющими на доатомарный уровень. Серьезные модификации, на этом уровне развития Материи, происходят, только на звездах, то есть в области температур и давлении, достаточных для термоядерного синтеза. Однако разнообразие Материи этого уровня столь велико, что не идет ни в какое сравнение с любым из нижних уровней. И если каждая из отдельно взятых структур существует только в определенных информационных границах, то их изменение ведет не только к распаду или гибели этих структур, сколько порождает новые. Поэтому каждый уровень развития Материи практически вечен и более устойчив благодаря разнообразию или способности к видоизменению и модификации входящих в него структур Материи.

Появляется живая Материя, способная к образованию оболочек. Существование такого уровня развития становится возможным только за счет разнообразия. Кроме давления и температуры ведущими информационными становятся факторы или характеристики среды, или субстанции существования: питание, газовый состав, свет, радиация и другие. Это ведет к сильной зависимости от условий и, как следствию, от частых изменений среды, ведущих к гибели структур, к образованию наиболее приспособленных форм жизни. Приспособляемость развивается как в плане защиты от влияния среды, так и в сторону выработки механизмов поиска и перемещения к оптимальным условиям существования. Возникшая жизнь распространяется повсеместно, адаптируется к любым условиям, так что гибель отдельных участков живого уже не определяет в целом вопроса существования Биосферы.

Количество форм живой Материи возрастает пропорционально скорости изменения среды или информационного воздействия на эти формы, которое уже не сводится только к чистому воздействию неживой Материи, но и приобретает характер взаимодействия различных ее форм. Это борьба за существование-выживание, параллельное сосуществование, симбиоз, взаимодополнение. При дальнейшем развитии живой Материи эти четыре взаимодействия становятся ведущими. Такие взаимодействия наблюдаются на уровнях групп, видов и экологических ниш. Эволюция становится селективной. При этом в группах начинает действовать фактор отбора на выживание, оставляющий для дальнейшего развития, наиболее приспосабливающиеся к жизни в меняющихся условиях виды, которые и начинают доминировать в группах и своих нишах. Виды, отстающие от развития, или погибают, или становятся постоянной пищей для более развитых, обеспечивая существование за счет репликации себе подобных, размножением. Напротив, наиболее приспособленные виды продолжают развиваться, и эти же законы начинают работать внутри каждого вида тем интенсивнее, чем выше уровень их развития. Межвидовая конкуренция в результате селективного отбора оставляет наиболее приспособленные для дальнейшего развития виды, упрощая разнообразие. Напротив, внутривидовая конкуренция ведет к росту разнообразия и формированию подвидов, среди которых продолжают развитие наиболее приспособленные особи.

На некотором этапе этого развития и появляется Сознание, как высшая форма защиты, нападения и адаптации. Взаимодействия усложняются и внутри сообществ начинают носить все более чисто информационный характер, в тем большей степени, чем выше уровень развития этих сообществ. Внутри сообществ людей это взаимодействие наиболее проявляется в общественной организации. Основой структур являются информационные взаимодействия между людьми. Эти взаимодействия можно свести к следующим проявлениям: любовь - неприязнь, доверие - подозрительность, сочувствие - зависть, поддержка - ненависть. Эти четыре направления проходят через общую точку - точку безразличия, эквивалентную полному отсутствию всякого взаимодействия. Понятно, что такие взаимодействия, как любовь, доверие, поддержка и сочувствие, обеспечивают рост и развитие общественных структур. Высшим проявлением среди этих взаимодействий является любовь, непосредственно ведущая к синтезу, то есть к слиянию, дающему новое качество.

Если направления развития провести через точку безразличия под равными углами, выбрать на этих направлениях равноудаленные точки и соединить их так, чтобы каждой точке соответствовали три уравновешивающих (по векторной сумме) составляющих, то получим объемную октаэдрическую звезду (рисунок 5).

Как всякий символ, октаэдрическая звезда строится для  облегчения  мнемонического  запоминания  и с целью облегчения понимания сложных взаимодействий в сообществах и объяснения тенденции их развития. Так, вероятно, не требуется особой интуиции, что бы понять, что вершина звезды - любовь, направлена в сторону Информации: любовь есть высшая степень интуиции и ведет только к развитию. Остальные, положительные в этом смысле взаимодействия, более ментальны (осознанны) - доверие, сочувствие, поддержка. Именно это и лежит в основе любых рациональных религий, способных предоставлять основу для длительного развития сообществ людей, объединяющих, а не противопоставляющих личность, группы и нации общей, рациональной идеологией существования.

Рисунок 5. Октаэдрическая звезда. Взаимодействие Сознания с Миром, или в структуре Материи.

Так же как и символ креста, октаэдрическая звезда прослеживается из прошлого. Примером тому является звезда Давида, которая получается, например, в Ментальном плане, проходящем через точку безразличия. В зависимости от выбора плоскости секущей октаэдрическую звезду значения лучей сечения может меняться. Это и наблюдается на примерах многих школ, апеллирующих к этому символу, каждая в своей, наиболее удобной интерпретации.

 

Личность и общество

 

Важным вопросом понимания развития, умение управлять им является отношение личности и общества. По существу, этот вопрос и становится основным только после перехода развития разнообразия в разнообразие развития индивидуумов, что и служит условием развития общества. Так, чем больше разнообразия внутри общества, тем выше его потенциал развития.

Рассматривая развитие индивидуального сознания, следует помнить, что сознание, имея носитель - тело, так же смертно, как и тело. Поэтому развитие индивидуального сознания ограничено смертью. Этот ограничитель естественный, компенсируется на уровне общества хотя бы частично обучением, то есть передачей ментальности от поколения поколению. Полная передача ментальности невозможна, но развитие индивидуума может значительно опережать фоновую (общественную)  ментальность и значительно отличаться от нее по направленности. Свобода выбора фрагмента Материи тем выше, чем меньше этот фрагмент, и максимальна для индивидуума (рисунок 6).

Для индивидуума выбор максимален, от опережения развития общества, до полного отказа развиваться, то есть когда развитие становится соответствующим развитию физического плана. Для всего человечества в целом эта свобода выбора отсутствует, развитие, практически, однонаправлено, поступательно и не регрессивно. Это происходит потому, что общие законы развития Материи действуют на всех уровнях.

 

Рисунок 6. Развитие Бытия или формирование Духовности фрагмента Материи, личности. Вектор  а  - отклонение развития Бытия Одухотворенной Материи от Настоящего. Вектор  b  -  сумма векторов образованная векторами октаэдрической звезды фрагмента относительно общей Духовности, может описывать некоторую шаровую поверхность относительно конца вектора а.

 

В случае если отрицательные взаимодействия внутри сообществ доминируют или, например, ментальность основана на опыте, который взят из прошлого, или связи внутри структуры догматизированы и потому жестки настолько, что не выдерживают требований развития разнообразия, то такие общественные структуры деградируют в целом относительно всего человечества. Часто эти причины ведут к гибели общественных структур. Тем не менее, если структуры велики и прочны, это приведет к приостановке их развития, отставанию от более динамичных и, как следствие, к медленной изоляции, а затем, возможно, к деградации и разрушению. В истории тому много примеров. Вторую мировую войну проиграла Германия, ментальность которой основывалась на апелляции к опыту прошлого - легендарных Нибелунгов. А проиграла она войну Советскому Союзу, ментальность которого была направлена в сторону «светлого» будущего, пусть даже и абсурдного.

Подтверждением служит и то, что до сих пор существуют племена, самоизолированные от человечества; время для этих племен как бы остановилось. И любое изменение условий существования ставит их, на грань жизни и смерти, а часто и просто вырождения, вследствие отказа от кровосмешения с соседями, отказа от обмена и модификации своей природной ментальности. Наступает как бы информационная смерть, приводящая данные структуры к простому существованию, как лучшему для них исходу.

Изложенное  можно кратко представить в следующих тезисах:

19. С Сознанием возникает и осознанное взаимодействие ментальностей.

20. Взаимодействия истинные ведут к усложнению структуры и насыщению Информацией,  ложные - к деструкции и потере Информации.

21. Свобода выбора направления развития максимальна на личном уровне.

22. Свобода выбора направления развития для Материи в целом отсутствует и всегда положительна.

23. Личное саморазвитие ограничено только биологической смертью.

24. Развитие любого фрагмента Материи по эволюционному сценарию обязательно имеет начало и конец.

25. Время отсутствует для всех вариантов конца развития Материи.

26. Время существования не развивающихся фрагментов Материи ограничено изменением условий существования и всегда конечно.

 

Ментальные обмены

 

Теперь о моментах обмена и передачи Ментальности, а также саморазвития человека.

Передача Информации происходит через более развитые структуры Материи, а усваивается этими структурами преимущественно интуитивно и накапливается в Ментальности.

Взаимодействие между фрагментами Материи тоже имеют место, и их возможность обусловлена именно Ментальностью.

Обмен Информацией между фрагментами можно рассматривать, как обмен или передачу Ментальности. Этот процесс протекает инерционно, из-за передачи информации вниз на подлежащую информационную систему, а так же из-за неполного подобия ментального развития фрагментов.

Например, передача информации от высшей системы к нижней возможна только после ее накопления. Этот избыток информации, накапливаемый одновременно интуитивно и от низших сигнальных систем, одновременно и практически мгновенно может быть передан либо в высшую информационную систему, если такая имеется, либо начать ее формировать, либо так же мгновенно к низшей информационной системе, которая есть всегда. Именно подготовка порций накопленной информации способных независимо функционировать на низшем уровне и требует времени, это процесс инерционный. А если быть более точным, то передается вниз всякая порция информации, но большая ее часть рассеивается и не усваивается благодаря несовершенству низшей системы, и напротив способна вызвать рождение следующей информационной системы, более совершенной, чем та, с уровня которой происходит передача.

Так, человечество прошло достаточно длинный путь развития, все элементы этого процесса можно проследить. Развиваясь, человек изобретал многие примитивные орудия труда, в том числе и колесо. Это яркий пример передачи вниз, который потребовал значительного времени Нашей истории, колеса на деревьях не растут, это артефакт. Повышенная производительность труда привела к рождению цивилизаций гораздо быстрее, это факт. Потребности роста и развития многих цивилизаций привели, например, к появлению компьютеров, это тоже потребовало времени. Эти предметы вряд ли могли быть востребованы по назначению в эпоху рождения колеса, это тоже факт. Но, появление компьютеров резко изменило саму цивилизацию, породило новый эволюционный скачек. При этом сам по себе человек биологически практически не изменился, и в целом все формы существования человека возможно наблюдать даже сегодня, от первобытно общинного строя, до ... . Однако, нас будет интересовать далее не только философский аспект этого процесса, сколько явления передачи информации преимущественно между людьми. Аналогии очевидны.

Отклонения же, или несовпадения направлений развития Ментальностей может являться и существенным фактором торможения при обмене и усвоении Информации. Например, учитель в школе может обучать учеников за счет преобладания собственной Ментальности, однако с накоплением Ментальности учениками процесс становится обратным, при этом ученик уже не обучается учителем, а использует его Ментальность для развития собственной. Черпая знания или Информацию из внешней среды, книг, общения и других источников, ученик в состоянии сам стать учителем. Однако, попадая в другую среду, отличающуюся направлением Ментальности - религия, техника, технология, мораль, этика и прочее - человек может испытывать «некоторые» сложности, как в общении, так и в развитии собственной Ментальности, не говоря уже о возможности обогащения этой среды собственной ментальностью. Говорить при этом о преобладании в развитии одного уровня Ментальности над другим нецелесообразно, так как налицо простое несовпадение.

Таким образом, если преобладание Ментальности имеет место, то и передача информации возможна (тезис 15). В этом случае обогащение Ментальности не предусматривает изменение направления ее развития или направленности уже имеющегося Ментального пространства. Поэтому справедливо следующее утверждение:

27. Несовпадение Ментальностей есть препятствие при передаче Информации между фрагментами Материи, находящимися на одинаковых ступенях развития.

Преодоление этого препятствия необходимое условие при переобучении. Особое значение это имеет для развития личности, когда Ментальность содержит фрагменты, делающие это развитие невозможным, а часто и деструктивным. Имеются в виду накопления Ментальности, способные формировать, относительно общей, отрицательную Духовность: алкоголизм, токсикомания, воровство, бандитизм и другие проявления патологического развития, как личности, так и общества.

Вопросы передачи информации не исчерпываются только преобладанием ментальности, и часто упираются в возможность ее «приема». Так, эта же информация представляющая разность ментальностей, и особенно в случае значительного преобладания ментальности может быть абсолютно не воспринята, или искаженна настолько, что приведет к эффекту противоположному от ожидаемого. В этом случае можно констатировать именно факт разности развития участков ментальных планов. При детальном рассмотрении пункт (27) можно представить рядом более конкретных этапов:

27.1.    Передача информации возможна, если она принимается.

27.2.    Передача информации состоялась, если реализуется.

27.3.    Передача информации отрицательна, если ведет к утратам Ментальности.

27.4.    Передача информации положительна, если увеличивает Ментальность.

Иными словами, дать нечто положительное, способное привести к развитию, а не деградации, и ментальность в том числе, возможно лишь тогда, когда берут. А вот отрицательная информация и ментальность может быть передана всегда, для этого процесса не требуется испрашивать разрешения или возможности. Или, всегда можно применить зло, а вот добро при передаче требует согласия и передающей и принимающей стороны. К месту вспомнить пословицы: «Насильно мил не будешь», и «Пуля - дура ... », - достаточно полно отражающие это знание на уровне бытового понимания происходящего.

Таким образом, полное представление об обучении, именно как о процессе повышения Ментальности обучаемого, необходимо проводить, опираясь на эти четыре пункта, последовательно, шаг за шагом делать обучение целесообразным (положительным).

Обучая, преподаватель преодолевает не просто разность Ментальностей. Преподаватель может поднимать обучаемого на более высокую ступень развития шаг за шагом, только последовательно, убеждаясь в реализации каждого из четырех этапов, добивается целесообразности обучения, преобразует абстрактное знание в убеждения обучаемого.


ГЛАВА II. ПРОГРАММЫ

 

Эта глава хотя и имеет ряд собственных философских положений, хотя и опирается на первую главу, но все-таки более связана с реальными проблемами, которые необходимо решать, помогая людям избавиться от дурных привычек. Эта глава во многом раскрывает происхождение ментальной патологии, объясняет возможность ее существования. Поэтому материал главы проиллюстрирован и выстроен на базе дневников (подробно о которых будет рассказано в четвертой главе) используемых на первичных курсах по избавлению людей от алкогольной и табачной зависимости. Впервые понятие «программа» было введено в обиход Г.А.Шичко, причем в виде наиболее удобном для практической работы с людьми. Научный подход Г.А.Шичко основан на понимании программирования и его ведущей роли при патологизации и при депатологизации мышления.

Все социальные институты (религии, школы, секты, культы и так далее) занимаются только одним - созданием и распространением программ социального поведения, приемлемых с их точки зрения или просто обеспечивающих им существование и развитие. Во многих случаях, эти институты распространяют заведомо ложные знания и убеждения, приводящие к патологическим последствиям, как для личности, так и для общества в целом. Поэтому, очень важно понимать какие компоненты программ, как создаются и за счет чего существуют.

Как пример одной из разновидностей патологической запрограммированности сознания, здесь целесообразно привести определение алкоголепийцы, данное Г.А.Шичко:

Алкоголепийца - человек, имеющий такую деформацию сознания, ложными алкогольными убеждениями и настроенностью, благодаря которым без всякого принуждения извне употребляет отравляющее[5] и наркотическое[6] вещество - этанол.

Стоит обратить внимание на универсальность этого определения, сообразно которому возможно определить и другие патологии сознания, например воровство, это воровская запрограммированность, бандитизм - бандитская ..., и другим, как определенной деформации сознания (психически полноценного человека) приводящей к патологическим действиям относительно себя или других людей.

Тем не менее, программа поведения каждого человека глубоко индивидуальна. Даже в культах, где проповедуют жестко следовать учению, в критических ситуациях каждый поступает в соответствии своим личным оценкам тех ценностей, что проповедуются в культах, сообразно своей морали и этике. Причем, наиболее глубинные, естественные компоненты программ не может уничтожить ни одна секта. Или, нет такого способа программирования, способного разрушить основы функционирования человека настолько, чтобы изменить естественные программы, не нанося вреда самому человеку. Часто, использование в деструктивных культах, таких способов подавления личности, как «промывание мозгов» не только информационно, но и на физическом уровне, путем принуждения, или при наркотическом воздействии, способно непосредственно разрушить личность и тело. Однако, такие культы, благодаря собственной одиозности, менее распространены и погибают сами собой убивая собственных последователей, настолько быстро, что не находят новых сторонников. К таким культам можно отнести наркоманию, дающую срок жизни своим членам в среднем около 30-40 лет. Деградация наркоманов настолько быстра и заметна, что является отталкивающим фактором. С другой стороны, менее заметны последствия распространения такого культа как табачного или алкогольного, для которых характерно длительное время внешней, видимой безнаказанности, за которое приобретается огромное количество сторонников, и как следствие - поражение современного общества алкоголизмом или курением табака, что придает этим культам черты национальных катастроф. На этих примерах легко видеть, что информационное ненасильственное патологическое воздействие более опасно, чем прямое принуждение, так как именно такое воздействие может легко и длительное время распространяться, поражать значительные массы людей, создавая прочные патологические стереотипы поведения.

Наиболее полно вопросы развития и функционирования программ рассмотрены в работах Д.В.Колесова /15/ (как потребностные циклы) и Г.А.Шичко /48/, им и введено понятие программы:

 

 программа = убежденность + настроенность

 

УБЕЖДЕННОСТЬ - это система оценок, взглядов и убеждений, приводящая к уверенности в целесообразности того или иного социального поведения индивидуума, в его адаптации к окружению. Это система оценки поступков друзей, родственников и коллег, позволяющие человеку следовать их опыту или приобретать собственный опыт, выбирать для себя наиболее удобную или выгодную стратегию поведения.

Источником убеждений являются знания, которые сами по себе не определяют поведения индивидуума. Так, знание правил дорожного движения, и даже отличное, никого не обязывает переходить проезжую часть только по зеленому светофору. В этом смысле, знания выступают лишь в роли базы формирования убеждений. Например, в результате личного неудачного опыта перехода улицы в присутствии постового, эти знания лишь сформируют убеждения учитывать и этот неприятный факт, но только как необходимость избегать наказания в будущем, и не более. Эти убеждения, как и всякие другие, будут требовать осмысления и анализа ситуации. Накопление отрицательного опыта, увиденного со стороны или прочувствованного лично, в комбинации с успешным опытом перехода улиц, многократно повторенные, могут сформировать убежденность соответствующую, в этой части, знаниям дорожного движения. Сформированная убежденность уже не будет нуждаться в осмыслении, как уже осмысленная ранее, проверенная многократно, часть убеждений.

Как правило, большинство убеждений создаются на базе знаний получаемых с раннего детства и сохраняются на всю жизнь, однако некоторые из них могут претерпевать значительные модификации, обусловленные изменением социальных условий существования индивидуума, его обучения, осмысления собственного опыта, опыта знакомых и так далее ...

Таким образом, убежденность есть некоторая уже не осознаваемая, идеалистическая часть ментальности человека сформированная на основе убеждений. И следование убежденности всегда наиболее комфортно для индивидуума, так как не требует дополнительных усилий, на обдумывание и анализ. В этом смысле слова, убежденность будет обеспечивать наиболее легкую мотивацию поведения.

Однажды выработанная убежденность (или комплекс мотивации поведения созданный в результате убеждения, как процесса) представляет собой часть личности человека и поэтому является стойким и целостным информационным образованием, которое каждая личность защищает, как и всякую часть себя самой. Убежденность дееспособна даже в случаях угрозы разрушения тела, или смерти, ибо для человека обладающего высокоразвитым мозгом, утрата личности важнее телесного разрушения, воспринимаемого чаще как нечто вторичное относительно сознания и духа. Приводимые ниже фрагменты дневников слушателей ярко демонстрируют примеры убеждений:

 

Фрагмент  1.

[10. Закрыть все забегаловки, и продавать только в магазинах качественную водку.

11. -

12. На сегодняшний день настроен не употреблять спиртное.

13. Хочу вести трезвый образ жизни.

14. Я убежден, что алкоголь поднимает настроение, но вреден для здоровья.]

 

Фрагмент  2.

[10. О курении давно не думаю, что касается алкоголя, думаю, это одна из сторон моей жизни. Что отказавшись от него мир вокруг обязательно изменится. Все-таки в основе потребления алкоголя - социальное поведение. Думаю, что не пить возможно, нужно лишь убедить себя что краски мира при этом не погаснут. Хотя сделать это очень сложно. Думаю, что это природная реакция на стрессы - желание чувствовать себя свободнее. Не даром у животных существует подобный механизм (для кошек - валерианка; ... ). Думаю, что определенным людям можно пить, другим нельзя. Люди из сферы искусства очень редко бывают трезвенниками.]

 

Фрагмент  3.

[13. Приложу усилия отказаться от табака и спиртного. Трудно будет в Новый год - это все таки единственный праздник души.]

 

Фрагмент  4.

[14) Я думаю, что бокал вина во время обеда ничего плохого не будет, почему по статистики французы в среднем живут дольше всех в мире? К курению отношусь отрицательно я думаю что курение пользы для здоровья не приносит. Трезвенников я думаю что очень мало а может и вообще нет, потому что на праздники я думаю, что все хоть немного одну рюмку но выпьют.]

 

Как видно из приведенных фрагментов дневников убеждения весьма разнообразны, а по духу и весьма изменчивы, так как практически все фрагменты относятся к различным дням первичного курса. Твердость убеждений не есть признак высокого развития, и в результате обучения, анализа собственного опыта или ошибок других людей, индивидуум способен самостоятельно изменять собственные убеждения. Однако что важно, если он делает это самостоятельно, то переобучение для него практически незаметно и безболезненно. Напротив, всякое давление извне, будет закономерно восприниматься, как покушение на личность, и будет всегда требовать усилий на подавление собственного отторжения от обучающего человека.

Особенно при развитии патологических программ, опыт самого человека может быть достаточным для изменения убеждений и, следовательно, убежденности. Как правило, в этом случае, происходит плавная модификация убеждений, практически неосознаваемая личностью, и часто это приводит к постепенному разрушению начальных убеждений.

Безусловно, важнейшим моментом, побуждающим функционирование патологических программ, следует считать именно патологические убеждения. Здесь и далее под патологическими убеждениями будем понимать такие убеждения, которые сами или в комбинации с другими убеждениями при покушении со стороны других людей или просто для поддержания их целостности нуждаются в совершении патологических действий. Важно понимать, что необязательно сами убеждения могут или должны касаться патологии поведения, например наркотического, но и защита убеждений, в сущности, не касающихся непосредственно патологии превращает эти убеждения тоже в патологические благодаря способу их защиты. Например, плохие отношения между супругами порождают скандалы или сильные стрессовые ситуации. Многие люди осознанно прибегают к наркотическим веществам, полагаясь на их антидепресантные свойства. При этом сами по себе испортившиеся личностные отношения непосредственно алкоголя или табака не касаются, но объективно будут приводить к патологическому поведению.

НАСТРОЕННОСТЬ - способность игнорировать отрицательные эффекты или способность инвертировать их, расценивать как заведомо положительные, за счет создания необходимого для индивидуума эффекта на психофизиологическом уровне, способность реализовывать все представления об ожидаемом эффекте и его целесообразности в соответствии с убежденностью.

Иными словами можно отдельно рассматривать высшую форму настроенности - психическую, пограничную со второй сигнальной системой человека, и физиологическую непосредственно граничащую с рефлекторным уровнем. Настроенность принадлежит целиком первой сигнальной системе, или подсознанию, как принято говорить.

Настроенность выступает в роли основы мотивации возможного действия, так как подготавливает организм человека к его совершению и сформированная ранее, например как форма защитной реакции организма, и практически не зависит ни от знаний, ни от убеждений:

 

Фрагмент 5.

 [6. Вечером заехали семьей в гости там был коньяк. Желания выпить не было. Но когда разлили хозяева себе по рюмочке, от запаха возник во рту специфический вкус коньяка. Через несколько минут все прошло]

 

Самое интересное, что большого разнообразия физиологических настроенностей не существует, так как это в большей части защитные реакции организма от перегрузок физического или химического характера. Поэтому приведен только один пример. По существу разнообразные по глубине и силе убеждения у разных людей формируют только один тип настроенности. Поэтому и в данном примере это приспособление организма человека к противостоянию возможному отравлению.

Настроенность, так же как убеждения и убежденность, изменяется в процессе выполнения программы. У людей настроенность, как правило, возникает вследствие некоторого начального комплекса знаний, убеждений и убежденности.

Главная последовательность формирования запрограммированности в случае такого представления выглядит так: ЗНАНИЯ, УБЕЖДЕНИЯ, УБЕЖДЕННОСТЬ - соответствующие второй сигнальной системе, ПСИХИЧЕСКАЯ и ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ НАСТРОЕННОСТИ - ограничивающие первую сигнальную систему. При такой последовательности и время отклика, или получения ответной реакции на информационное раздражение, уменьшается от инерционной второй сигнальной системы до максимально быстрой первой. Примером реализации данной последовательности превращения убеждений в настроенность может служить таблица умножения;

- на первом этапе передачи ЗНАНИЙ добиваются понимания сути умножения, как арифметического действия,

- затем, накопленные знания порождают УБЕЖДЕНИЕ в том, что законы умножения справедливы всегда,

- далее оказывается, что каждый раз заниматься последовательным сложением неэффективно, и все больше и больше повторяющихся операций откладывается в памяти, и уже не требует убеждения в том, что эти действия справедливы, появляется УБЕЖДЕННОСТЬ,

- после этого остается только выучить таблицу умножения, в результате на вопрос: «Сколько будет ...?», уже не требуется ни знаний, ни убеждений, ни даже убежденности - мы сразу говорим сколько ..! Или становимся обладателями НАСТРОЕННОСТИ, в данном случае как способа практически мгновенной реакции на поступающую информацию, и чем дольше мы будем упражняться в таблице умножения тем эта реакция будет ближе к рефлекторной.

В целом же, способность настраиваться на получение необходимого психофизического эффекта, возможна только за счет эффекта преодоления, и тем выше, чем более развит мозг, чем более он способен обучаться и искажать для себя реальный мир. Поэтому настроенность можно рассматривать как способность индивидуума реализовывать ожидаемый психофизический эффект соответствующий убеждениям, поэтому настроенность всегда вторична к убежденности и относится более к первой сигнальной системе. Реализация настроенности в действии дает новое знание, как правило, близкое или соответствующее начальному знанию, если конечно, оно порождено убеждениями. Так, если это соответствие более-менее полное, получается замкнутый цикл функционирования личности, все компоненты которого в процессе жизнедеятельности только совершенствуются в сторону полного совпадения начального и конечного знания. Накопленная настроенность в арифметике будет полностью соответствовать начальным убеждениям, так как все ее компоненты правдивы. Напротив, если в основе формирования настроенности будет ложь, например, в виде знаний о пользе алкоголя, то и получаемая настроенность будет лишь частично совпадать со сформировавшими ее «знаниями».

Таким образом, получается неразрывное кольцо или цикл (ЗНАНИЯ - УБЕЖДЕНИЯ - УБЕЖДЕННОСТЬ - НАСТРОЕННОСТЬ - ДЕЙСТВИЕ - ЗНАНИЕ) нарушение которого, исключение одного из компонентов или очередности, приводит или к выработке необходимой последовательности, или к формированию утраченной части, или к несостоятельности совершения действия. С другой стороны (в обратном порядке), отсутствие реализации настроенности, отсутствие действия вызывает подавление настроенности, как несостоятельной, что далее способно разрушить убежденность и остальные, более ментальные компоненты.

Так же не сложно заметить, что такой компонент как знания будет значительно отличаться от знаний получаемых после реализации цикла. В этом смысле можно ввести понятие - новое знание, или назвать конечный элемент цикла познанным и так далее, однако это не изменит сути этого элемента, он всегда будет идеалистической частью ментальности человека.

При функционировании патологических программ индивидуум постепенно утрачивает как раз способность настраиваться, и постепенно или сразу теряет возможность реализации действия, вместе с разрушением мозга и тела. Например, при функционировании патологических программ, что особенно наглядно на примере курения табака, протабачные убеждения могут долгое время не меняться, а первоначальные представления об ожидаемом эффекте меняются значительно. Если в начале знакомства с табаком это, как правило, ожидание «эйфории», то втянутые курильщики курят уже не ради нее, а для поддержания своего психофизического состояния в норме.

Настроенность может стать даже отрицательной. Что и наблюдается, например, после посещения психотерапевта или кодировщика, или постепенно угаснуть вместе с угасанием физиологической возможности курения табака. В противоположность настроенности, убежденность основывается на убеждениях, являющихся прерогативой только второй сигнальной системы, более ментальна, и поэтому более стабильна, более устойчива как более мощное информационное образование. Именно убеждения делают возможным курение при развитии третьей стадии, и употребление алкоголя во второй.

    В течение всей жизни человек, как социальное существо, выполняет множество программ. Известно четыре типа программ; естественные - продолжения рода, потребление пищи, самозащиты; искусственные - обучение, работа и так далее, вплоть до патриотической и строительства коммунизма. Большинство из этих программ не наносят человеку непосредственного ущерба и являются социально необходимыми - это непатологические программы. Однако, программы функционирования личности, приводящие к ее разрушению или наносящие вред окружающим, как в случае алкоголепития и табакокурения, являются патологическими в сути своей, так как приводят человека к зависимости от таких наркогенных веществ, как табак и алкоголь (рисунок 7).

 

Рисунок  7. Классификация программ социального поведения

 

Естественные программы, это комплекс самых необходимых мотиваций поведения обеспечивающий выживание, как индивидуума, так и рода. Безусловно,  наиболее важными для выживания индивидуума являются дыхание, питание и защита. За ними уже следуют наиболее важные для существования популяции - продолжение рода, воспитания потомства, коллективной защиты рода (популяции) и другие.

Искусственные программы, все без исключения, вторичны относительно любой естественной программы, но, так же как и естественные могут быть выстроены в некоторую шкалу. В сущности, сама  по себе подчиненность и иерархичность программ указывает на возможность выстроить их в единую шкалу ценностей. В этой шкале каждая предыдущая (базовая) программа должна обеспечивать полноценное осуществление последующей. Что и может служить критерием  построения таких шкал.

Естественные программы шкалируются сравнительно легко, практически все могут быть построены в связанную цепь, изменяющуюся в соответствии и возрастом индивидуума и его биологическими возможностями. Искусственные же программы поведения, продиктованы социальной средой, формирующей эти программы и меняющей приоритеты уже существующих программ. Эти программы сами по себе весьма разнообразны в своих взаимодействиях друг с другом тем более. Построение единой цепи для искусственных программ невозможно, так как среди искусственных существуют и равнозначные. Поэтому естественная исходная цепь будет ветвиться тем сильнее, чем разнообразнее жизнь индивидуума его взаимодействие в социуме. Тем не менее, эти шкалы ценностей существуют, обеспечивая возможность осуществления выбора и стратегии поведения, одним нормальное развитие и жизнь, другим деградацию и смерть.

Безусловно, естественные программы доминируют над искусственными программами, но и в свою очередь искусственные программы влияют на естественные. В тех случаях, когда искусственные программы не мешают исполнению естественных, не превращают их в патологические, эти искусственные программы так же не являются патологическими. И, пожалуй, иного их подразделения не существует. Во всех других случаях возможно построение искусственных шкал ценности для искусственных программ.

Патологизация программ сужает возможности развития, снижая возможности индивидуума. Так комплекс патологических программ искусственного происхождения способен деформировать естественные, способен сделать их патологическими, а это уже отразится и на здоровье индивидуума, сузит его возможности и уменьшит разнообразие и развитие всех программ, включая искусственные.

Программы значительно отличаются от сложных условных рефлексов, тоже определяющих поведение живых объектов. Сложные рефлексы, лишенные в период их формирования воздействия убеждений всегда направлены на защиту или оптимизацию поведения животного, и поэтому всегда естественны и не патологичны. Программы же, формируются всегда под действием убеждений, более ментальны, а потому и их разнообразие, и устойчивость порядком выше. Особенно это относится к искусственным программам, которые по сравнению с искусственными сложными рефлексами, возникающими, например, в результате дрессировки, могут длительное время сохраняться и даже самостоятельно развиваться. Искусственные рефлексы, как правило, стоят уровнем выше естественных рефлексов, но, будучи не поддержаны внешним воздействием, угасают тем быстрее, чем менее используются. Иными словами, если животное возвращается к естественной форме существования, то потребность в искусственных «программах» поведения угасает, и эти «программы» постепенно деградируют. Тот же эффект наблюдается и при кодировании, однако с той разницей, что разрушение искусственных сложных рефлексов, противоречащим убеждениям, происходит значительно быстрее, чем у животных. В обоих случаях навязывание искусственных сложных рефлексов это процесс туннелирования информации от некоторого носителя с большей ментальностью на более низкий уровень, с обязательным обходом, или устранением влияния на этот процесс надрефлекторных (ментальных) сигнальных систем. Поэтому путем кодирования, так же как и в результате дрессировки, не удается получить устойчивых программ поведения не нуждающихся в постоянном, часто насильственном подтверждении. Естественно, говорить о формировании поведения животных путем привития им программ абсурдно, так как если такой компонент программ как настроенность можно выделить, то понятно, убеждениями животные не обладают, их вторая сигнальная система или отсутствует или мало для этого пригодна.

Если убеждения у животных отсутствуют априорно, то настроенность имеет место быть. Животные обладают настроенностью обеспеченной только благодаря сложным условным рефлексам, поэтому она всегда естественна, даже в случае приучения животного к алкоголю или другому наркотику.

Природа искусственной настроенности животных имеет тот же характер, что и их условные рефлексы. Например, добавление алкоголя в малых количествах к пище вызывает постепенное привыкание, а затем и зависимость, животное становится «алкоголиком». Кавычки в том смысле, что животные становятся обладателями искусственно созданной алкогольной потребности, закрепляемой в сфере условных рефлексов. Эти условные рефлексы определяют поведение животного, неосознанно (за неимением) удовлетворяющего эту потребность, существующую на физиологическом уровне, так как алкоголь подавляет их собственную эндоморфинную систему. И далее, эта потребность становится частью всех потребностей животного.

Однако не поддерживаемая за счет убеждений, эта искусственно созданная потребность легко угасает, если животное перестает удовлетворять ее (само не состоятельно), постепенно восстанавливается работа эндоморфинной природной системы. Еще быстрее эту потребность можно подавить химическим путем, вызывая у животного отторжение алкоголя, например инъекциями тетурама. В этом случае происходит быстрое восстановление защитных реакций, эффект привыкания прекращается, и несмотря на столь же постепенное восстановление эндоморфинной системы, животное прекращает употреблять алкоголь практически сразу.

Это явление, не осознается большинством исследователей именно в его информационном проявлении. Так, в наркологи пользуются этим явлением при поиске химических соединений прерывающих алкоголизм. И как следствие, - опыты проводят на животных. Действительно, удается найти вещества, достаточно эффективно останавливающие алкоголизм, но алкоголизм животных. А вот с переносом этой практики на людей, эффективность оказывается близкой к нулю, так как химическое воздействие не затрагивает сферу второй сигнальной системы - таблетки, уколы и ампулы убеждений не содержат.

Понятия кодирования, применительно к животным, не существует. Этот способ воздействия направлен на изменение подсознания, минуя вторую сигнальную систему человека. Понятно, что при отсутствии развитой столь же сильно второй сигнальной системы у животных практически все виды воздействий можно рассматривать именно как «кодирование», только в данном случае этот термин вежливо заменяют термином - дрессировка, лишь подчеркивая разницу между человеком и животным. Однако в своей сути, этот способ и для животных и человека суть одно и тоже и имеет лишь разные названия.

Главным признаком всех естественных программ является невозможность их исключения из жизни человека. Невозможно потому, что, разрушив, например, программу питания человек окажется на пороге голодной смерти или угрозы нарушения обмена веществ и ускоренного старения, как следствия. Или, разрушение программы на продолжение рода, например деформации, в сторону лесбийства или гомосексуализма, явно ведут к прекращению существования из-за невозможности появления потомства. Нарушения естественных программ поведения обычно поддаются корректировке в сторону приближения к некоторой индивидуальной биологической норме, которая позволяет жить и индивидууму и роду. Другими словами - естественные патологические программы поведения, возможно, нормализовать. Мера же искусственных патологических программ всегда равна нулю, это и есть их естественный биологический оптимум.

В процессе формирования личности происходит и развитие программ. Программы, особенно искусственные, касающиеся поведения человека в социуме развиваются постепенно. И этот процесс ведет к постоянному усложнению программ и соответствует накоплению ситуационного опыта так же накапливаемого человеком, опыта о наиболее часто встречающихся ситуациях, вариантах их развития или преодоления.

Психологическое преодоление наиболее ощутимый процесс любого обучения. Преодолению, в частности, обучаются с детства, и опыт, накапливаемый человеком именно в этот период формирования программ, наиболее ценен, но и болезнен, для дальнейшего развития личности. Одним из вариантов выработки способности к преодолению является сон. И на примере сновидений можно проиллюстрировать развитие программ.

В детстве, когда программы несовершенны, любое нарушение их действия способно привести к сильным эмоциональным перегрузкам. Эти перегрузки выражаются быстрой сменой настроения ребенка, особенно в случаях невозможности исполнения или завершения начатого ранее действия. Например, З.Фрейд в книге «Введение в психоанализ» /45/ описывает, ставшие классическими примеры, разрешения этих противоречий через сновидения, в которых продолжаются незавершенные действия. Эти сны, как отмечает автор, необычайно связны и даже конкретны, как и большая часть всех детских сновидений являются снами «исполнения желаний». «Работа сна» заключается в разгрузке психики ребенка, а далее и дополняет в развивающиеся программы возможность не завершения реального действия, образует соответствующую этому обстоятельству настроенность, позволяющую в дальнейшем формировать бесконфликтное поведение, или более спокойно относиться к реальности невозможного или несостоявшегося, настраиваясь, откладывая эту возможность на сон. Естественно, при накоплении этого типа настроенности, подобные жизненные ситуации перестают вызывать сны завершения, их яркость и логика постепенно снижаются, размываются и, в конечном счете, это ведет к забыванию сна уже, на момент пробуждения. В этом смысле «работу сна» по разгрузке подсознания начинают брать на себя программы, действующие постоянно во время бодрствования. В процессе роста человека и его социальной адаптации эти программы совершенствуются настолько, что уже взрослый человек снов практически не помнит, или его сны теряют логическую ясность. Часто, сновидения взрослого человека это след работы подсознания занятого окончательной шлифовкой множества программ. Сны запоминаются в случаях, когда нагрузка, на вторую сигнальную систему, превышает пределы адаптации, установленные ранее уже сформированными программами поведения. Сон взрослого человека представляется набором «снов завершения» каждой из затронутых программ, часто мало связанных между собой. Поэтому, в целом, сон становится и воспринимается, будучи сохраненным, в памяти, как нечто алогичное и даже фантастическое, мало поддающееся пересказу явление.

Сны взрослого человека становятся логичными и яркими в случаях, когда подвергаются пересмотру и разрушению уже сложившиеся программы, или создаются новые, в этом случае наибольшую нагрузку снова берет на себя подсознание. Например, на курсах по дезалкоголизации и отказу от курения программы  разрушаются так быстро, что уже к третьему-четвертому дню люди сознательно отказываются от употребления алкоголя и табака. Но происходит это более в сфере убеждений, так как после этого многим снятся «сны завершения» со сценами курения и употребления алкоголя, или сны, свидетельствующие о начале формирования трезвенных программ поведения - с отказом от алкоголя и табака.

Ситуацию можно сравнить с реконструкцией производства на фабрике, когда обновляется оборудование и профиль предприятия. Обычно, не у дел оказываются не только старые станки, но и исправно работающие на них работники. Начинается переквалификация и увольнения, начинаются и жалобы в дирекцию. И если эти жалобы не дают результата, сотрудники записываются на прием, и дирекция подробно знакомится с каждым, доказывающим свою целесообразность и апеллирующим к своим индивидуальным проблемам. Или, по аналогии, вторая сигнальная система - дирекция, знакомится с «сотрудниками» первой сигнальной системы - человек видит сны. Примеров индуцированных снов и снов, свидетельствующих о разрушении старых патологических программ, любой преподаватель трезвости может привести сколь угодно[7]. В частности, из приведенных текстов можно как раз увидеть результат этого «знакомства». Это, как правило, выражается в отказе подсознания полностью следовать ранее выработанным программам и соответствовать социальным установкам, - человек или просыпается или видит завершение сна не соответствующее логике обычного поведения:

 

Фрагмент 6.

[11. Употребления алкоголя и курения во сне, во сне не курил а алкоголь употреблял, пили водку из граненых стаканов на троих чокались после этого сразу проснулся].

 

Иногда подобные сны снятся несколько дней подряд или с перерывом, при этом можно увидеть общую закономерность - яркость снов, конкретность их описания снижается, что как раз и свидетельствует об окончании формирования новой программы поведения:

 

Фрагмент 7.

 [11. Невероятно, но видела яркий, четкий сон, что нахожусь в компании, пьющей пиво, я в том числе, отчетливо помню, с кем и какое пиво. Но самое интересное то, что во сне меня молнией пронзает мысль: «Как же я завтра пойду на занятия?»

Насколько я помню, никогда не пила во сне; все предыдущие сны только о работе и работе.].

 

Фрагмент 8.

[11. Опять приснилось пиво, вот напасть. И во сне помнила, что пить его нельзя.].

 

Таким образом, при развитии программ, сновидения тем ярче, чем менее развиты программы, и наоборот отсутствие сновидений свидетельствует о полном соответствии поведения человека уже сложившимся программам. Это справедливо и при разрушении уже сложившихся программ. Это справедливо и при создании новых программ, по аналогии с фабрикой - на прием, приходят новые сотрудники.

Иногда сны начинаю сниться часто, и даже могут стать навязчивыми, то есть требующими реализации подсознательных желаний. Эта ситуация может происходить не только на курсе, чаще неразрешенные проблемы жизненного характера будучи неразрешенными становятся причиной навязчивых снов. И по аналогии с той же фабрикой - как бы вы не общались с сотрудниками, они будут требовать участия в их судьбе. Что, собственно говоря и надо сделать более тщательнее, чем при написании дневника. Достаточно начать подробную запись и анализ этих снов сразу, утром и явления прекращаются. Надо замкнуть между собой первую и вторую сигнальные системы, и тем самым снять сознанием проблему, помочь подсознанию в ее решении. Редко этот прием не срабатывает, и если вы имеете дело с нормальным человеком (то есть его сны фантазийны, придуманы или у него богатая событиями жизнь), посоветуйте ему собирать свои сны, а позже и олитературить - вполне возможно появится новый автор.

При исполнении одной и той же программы поведение человека различно. Наиболее ярко это явление можно проследить во время реализации искусственных патологических программ, например - курения табака.

Как известно из /13,16/ особенности курительного поведения ярко выражены в трех вариантах:

1. Курение от безделья.

2. Курение по предложению.

3. Курение ритуальное.

Все эти варианты поведения человека есть следствия одной и той же курительной программы. Однако удельный вес убеждений и настроенности в этих вариантах поведения человека различен.

Курение от безделья, или как еще принято говорить: «для убийства времени», - иллюстрирует низкую настроенность курящего. В этом случае, как правило, курение не доставляет всего комплекса «удовольствий», так как, не обеспечивается полностью физиологической потребностью. Убеждение работает, тем не менее, этот импульс, скорее выдуманный, не совпадает с возможностями организма к запуску адреналиновой защиты. Поглощение всего комплекса, табачного «коктейля», из отравляющих веществ, в этом случае, происходит на фоне недостатка защитных функций организма курящего. Поэтому, хотя убеждение в необходимости сократить время сигаретой достаточно сильно, удовлетворения курящий человек не получает, отрицательные симптомы будут преобладать. Горечь во рту и более ощутимое слюноотделение не способствуют курению до фильтра или гильзы. В результате процесс прерывается или самим курильщиком или ожидаемыми и возникающими обстоятельствами (например: приход транспорта) легко и без особого сожаления, а чаще и с облегчением. Это является закономерным, если некоторое действие совершается под действием преимущественно убеждений, без полноценного дополнения физиологической настроенностью.

При курении по предложению, картина несколько иная. Как правило, в этих ситуациях избытка времени не наблюдается, напротив исполнение какой либо работы, являющейся возбуждающим фактором, обеспечивает повышенное содержание адреналина в крови, по сравнению с периодом отдыха. Предложение: «Закурить!», - соответствует убеждениям. Фон уже имеющегося возбуждения, при повышенном (от нормального состояния) содержании адреналина, способствует облегченному запуску адреналиновой защиты - выбросу недостающего для курения адреналина в кровь - за счет настроенности, лишь подкрепляющей внешнюю мотивацию. Отрицательные физиологические реакции или отсутствуют или практически незаметны.

Максимальное удовлетворение, или полное соответствие программе, наблюдается при ритуальном курении. В этом случае убеждения исполняют фоновую функцию, лишь узаконивая курение. Настроенность опережает убежденность, и таким образом компенсация физиологически закономерного выброса адреналина в кровь обеспечивает наибольший комфорт. Внешне, курение и выглядит как исполнение сложившегося (годами) ритуала, например: курение после еды или перед работой, или утром, или перед сном. При этом курящий способен оценить вкус и запах табака, и, как правило, положительно, а не только привести свой организм к норме, как во втором случае. При курениях, когда организм подготовлен заранее, отрицательные симптомы вообще могут отсутствовать.

Различные уровни физиологической поддержки программ можно наблюдать не только на примерах искусственных и патологических зависимостей. При исполнении любых программ поведения роль и функции убеждений и настроенности различны, ровно, как и их доля в суммарном эффекте действия программ.

С другой стороны, приведенный пример иллюстрирует модификацию ментальности человека под действием выполняемой программы. Так, с развитием курения, как привычки, частота ритуальных курений (или, что-то же самое - физиологических, не требующих более какой либо мотивации извне и даже убеждений) постоянно возрастает. Постепенно утрачивается ведущая роль такого компонента программ как мотивационного убеждения, этот компонент закрепляется на физиологическом уровне, или материализуется. А, утрачивая мотивацию через вторую сигнальную систему, далее уже не нуждается в материализации убеждениями, перестает быть осознаваемым, превращается в идеалистическую компоненту ментальности, уже прошедшую этап материализации.

Кроме приведенной классификации программ следует отдельно остановиться на таких важных характеристиках как скрытость и явность их исполнения. Эти характеристики относятся ко всем типам программ: искусственным и естественным, патологическим и непатологическим.

Вероятно, каждый из нас попадал в ситуации, собственное поведение, в которых невозможно предвидеть. Так часто бывает, если человек попадает в ситуацию новую для него или спрашивают о его возможном поведении в такой ситуации. Часто это некоторые экстремальные ситуации, которые в уже сложившейся жизни маловероятны. Интерес, в этом случае, представляет не ответ на вопрос: «Что будет если ...?», а то движение ума, которое отмечает про себя каждый дающий или стремящийся дать ответ. Прежде всего, заметим, что сам по себе ответ неинтересен, так как является результатом логического анализа основанного на знании собственных явных программ. Ответ неинтересен, так как будет порожден второй сигнальной системой. Ясно, что реальный поступок человека будет другим, соответствующим скрытым убеждениям и настроенности касающихся более первой сигнальной системы, особенно если опыта проявления которых еще не было. Поэтому испрашивать обещаний, это заранее подводить человека к греху клятвопреступления, так как почти наверняка это осознаваемое обещание вступит в противоречие с ощущаемой необходимостью.

Убеждения и настроенность, безусловно, могут и, в какой-то степени, будут зависеть от явных программ (провозглашаемых), собственное формирование которых может проследить и сам человек, проанализировав свою жизнь свои поступки. Но, как показывает практика, эти скрытые программы как раз и будут составлять практически неизменную характеристику личности, потому что все они и без исключения непатологические и естественные. Обратимся к общеизвестному факту. Не секрет, большая часть населения России - алкоголики! Казалось бы, откуда такое множество анекдотов именно о них самих, при практическом отсутствии анекдотов высмеивающих трезвость как таковую. Понятно, именно на эти скрытые программы в дальнейшем и следует обращать особое внимание, так как часто именно опора на них, апелляция к ним - единственный способ восстановления естественной ментальности, то есть возможности выжить.

Таким образом, программы это инструмент материализации информации человеком. И вырабатывая любую из программ своего поведения, люди материализуют информацию, как правило, идеализируемую, а потому и более идеалистическую, существующую, например, для будущего курильщика табака, в виде некоторых представлений о курении и его целесообразности. Результат материализации становится именно материалистической формой и частью ментальности, а так как, уже не нуждается в осмыслении, как и существующая начальная идеалистическая установка лишь порождающая процесс материализации, и действует при отсутствии поддерживающих убеждений, как идеалистическая часть ментальности.

В тоже время не сложно заметить существующую и существенную разницу между начальным и конечным состоянием материализуемой идеалистической компоненты. Так, в случае с курением, эта разность настолько существенна, насколько начальные мотивы употребления табака противоположны результату.

Проведенный анализ позволяет сформулировать следующие тезисы:

28. Программы поведения есть инструмент материализации информации человеком.

29. Материализация это процесс, превращающий начальное непознанное, принимаемое и не требующее доказательств как идеалистическая информация в познанную идеалистическую составляющую ментальности человека.

30. Идеалистическая ментальность как результат материализации и исходная идеалистическая информация всегда отличаются.

Всегда при рассмотрении вопроса о программах остается неясно что они дают человеку как личности. Или какие преимущества обеспечивают перед другими людьми, не обладающими теми или иными программами. Сами по себе эти преимущества налицо, это возможность более легко, чем необученный человек, совершать трудовую деятельность и в том числе возможность совершать патологические действия против самого себя. Или более легко преодолевать препятствия материального мира. Это действительно так! Поэтому результатом реализации запрограммированности будем называть эффект преодоления реальности, и сформулируем это в виде тезиса:

31. В результате действия программы возникает эффект преодоления реальности.

Примером, ярко иллюстрирующим этот эффект может служить преодоление алкоголиком, и даже инвертирование, отрицательных рефлекторных защитных реакций на вкус и запах алкоголя.

Так известно, что все люди являются вегетарианцами по происхождению (видовая принадлежность) и унаследовали именно вегетарианскую вкусовую шкалу. Согласно этой вкусовой шкале все пригодное в пищу растительное вещество или сладкое или, по крайней мере, имеет нейтральный вкус. Напротив, незрелые и ядовитые плоды имеют вкус горький и даже жгучий. Таким образом, облегчается поиск пищи пригодной к употреблению. То есть именно вкусовые ощущения и являются первой частью рефлекторной защитной реакции. Далее при значительных порциях горьких и жгучих веществ развивается слюноотделение, позволяющее очисть полость рта. Это вторая ее часть. И третья часть рефлекторной реакции развивается в тех случаях, если, ядовитые вещества проникают через ротовой барьер в пищеварительный тракт - рвотная реакция.

Таким образом, жгучий вкус, сильное слюноотделение и рвоту, и обучается преодолевать будущий алкоголик. Первое, чему обучает алкоголик свой организм, это подавлению рвотной реакции - путем употребления слабых алкогольных изделий с хорошо замаскированными запахами сивухи и вкусом алкоголя. Иначе употребление яда внутрь невозможно. Хорошо замаскированные, слабые концентрации алкоголя позволяют обойти рвотный барьер, и обучить организм справляться с ядом. А далее, алкоголик обучается даже получать удовольствие именно от вкуса вин, водок и коньяков. То есть постепенно развивает эффект преодоления, в результате которого, получив сильнейшее отравление тела и мозга человек даже веселится. Хотя, при тех же симптомах отравления, но не связываемым сознательно с употреблением алкоголя, тот же человек будет ощущать себя именно больным, отравившимся, слабым и дураком.

 

Школы

 

Триада, открытая Бехтеревым, в сущности, представляет собой не генетический механизм передачи информации от поколения к поколению. Генетически возможна только репликация и дублирование первой сигнальной системы, которая в процессе эволюции от вида к виду становилась все более совершенной. Тот же процесс эволюции привел к тому, что предки человека, еще оставаясь животными, уже владели наиболее эволюционно-развитой первой сигнальной системой, обеспечившей им большую адекватность сенсорного восприятия и большую адаптацию к окружающему миру, и, следовательно, большую выживаемость по сравнению с другими видами.

Развитие, или усложнение, первой сигнальной системы привело к тому, что генетически, ее копирование или передача оказалась невозможной[8].

Возможности генетического кодирования информации, обеспечивая точную передачу структуры материи, явились естественным ограничителем. Нереально заранее правильно предсказать все возможные обстоятельства жизни конкретной особи в будущем, и, следовательно, невозможно предугадать будущую оптимальную структуру необходимых сложных рефлексов и, следовательно, ее отражение - структуру мозга. Эволюционное развитие первой сигнальной системы практически остановилось. И появление, и развитие второй сигнальной системы стало возможно с одной стороны только благодаря эволюционной законченности первой, уже дающей основания для обучения навыкам выживания - борьбы, поискам пищи и т.п., и с другой  стороны, вследствие необходимости выживания, при которой естественно остаются только особи, наиболее успешно усваивающие прошлый опыт.

Возможность обучения, или возможность передачи ментальности негенетическим путем стала критерием выживания и явилась фактором, определяющим дальнейшее совершенствование структур мозга. Это развитие продолжается, но уже не в сторону развития сенсорных способностей или увеличения числа и изощренности условных и безусловных рефлексов, а в сторону развития возможности эти рефлексы формировать и накапливать в процессе самой жизни. Стали развиваться структуры мозга способные более к самоорганизации, более гибкие, и самое главное практически лишенные генетически жесткой информации. Возможность обучения постепенно стала преобладать над сферой сложной рефлекторной деятельности, причем без значительного увеличения объема мозга. При той же емкости или длине генетического кода, оказавшейся ранее критической, то есть по большей части за счет снижения сенсорных способностей, за счет высвобождения этих структур мозга под более важные для выживания функции.

Понятно, сам по себе механизм обучения существует, и существовал до Бехтерева, и ему только выпала честь формализовать, или сделать этот универсальный механизм доступным для изучения и целенаправленного применения. Благодаря этому механизму, представляющему одно из коренных отличий человека от остальной части животного мира возникла возможность практически безгранично накапливать ментальность, и человеком и обществом, а не только сохранять информацию, обеспечивающую простое выживание вида. Объяснение появления человека можно найти именно в этом не генетическом способе передачи информации, так как это отличие окончательно выделило его из разряда животных и обеспечило дальнейшее эволюционное развитие и человека и его цивилизации.

Таким образом, передача ментальности обучением не существует сама по себе, она возможна только при достаточно развитом мозге и только благодаря его возможностям, и вернее сказать, что сама эта возможность появилась как следствие развития мозга.

Триаду Бехтерева: убеждения, внушение, самовнушение - можно проследить с древнейших времен. Эти три компонента только меняли форму и понятно называются разными словами, а их суть остается прежней.

Убеждение - процесс передачи знаний о целесообразном поведении или использовании знаний. Поэтому убеждения это есть, в сущности, усвоенные знания которые уже служат мотивацией поведения. Чистые знания, не мотивирующие поведение человека, не есть убеждения. Так, знание, даже совершенное, правил дорожного движения не гарантирует невозможности нарушения этих правил, а часто служит лишь критерием оценки собственных поступков, и не более.

Внушение - процесс навязывания или привития знаний. Это такая подача информации, при которой обеспечивается ее максимальное усвоение путем отключения критических центров мозга при апелляции к доказательности, очевидности или обыденности. Поэтому внушение всегда следует непосредственно за убеждением. Значительный разрыв по времени этих действий может привести, и приводит, к появлению собственного отношения к знаниям, к их критическому осмыслению, и часто это делает усвоение самих знаний неполным или даже невозможным.

Самовнушение - тоже процесс, но процесс, показывающий степень усвоения знаний. Человек, обучающийся на собственном опыте, удостоверяется в состоятельности или ложности полученных знаний. Понятно, если знания истинны[9], и два предыдущих этапа прошли успешно, то и самовнушение приводит к успеху.

В одном из самых древних вариантах триады эти этапы могут носить названия: беседа о готовящейся охоте, ритуальный обряд охоты, охота (рисунок 8). Например, вождь или шаман племени, перед необходимой охотой собирает сильных мужчин племени, и объясняет, что они должны сделать для продолжения жизни племени. Распределяет функции и роли будущей охоты, намечает цель. Далее, следует, например, ритуальный танец, в котором проигрывается подготовленный сценарий будущей охоты. Репетируется очередность действий охотников, их согласованность и сами действия, вплоть до поражения условной цели нарисованной на скале - оленя, кабана, мамонта, причем именно цели, а не себе подобных, так как вождь племени заинтересован более в сохранении численности племени и его приумножении. За этим следует охота являющаяся и средством подтверждения полученных знаний, ибо, если все остаются, живы и у племени появляется мясо, это успех. Поэтому охоту, как заранее подготовленную последовательность действий следует рассматривать как самовнушение для каждого из участников самой охоты, в котором каждый из участников лично удостоверяется в истинности полученных знаний, которые сохраняет далее как навыки, если остается жив. Понятно, что чем дольше остается, жив охотник, тем больше его опыт, знания и умение и, тем больше вероятность, что он станет вождем и сам начнет активно передавать свои знания молодым охотникам, которым уже не придется начинать с нуля.

 

Рисунок 8. Варианты триады Бехтерева.

 

Позже, с развитием ремесел, с развитием специализации труда, появляются и первые простейшие школы, предназначенные как раз именно для передачи ремесленных навыков, при этом триада наиболее очевидна, как и в любой современной школе, элементы триады выявляются достаточно ярко, так как процесс обучения в своей сущности не изменился. В качестве убеждений - выступают знания, доказательства, правила. В конце урока следует краткий пересказ или обзор изложенного материала, что для нормальных детей, находящихся на первой стадии гипноза, является, в сущности, внушением, и, далее, ученики отправляются домой с домашним заданием, которое выполняют самостоятельно, то есть, занимаются самовнушением (рисунок 8).

Развитие человека потребовало не только передачи профессиональных навыков и знаний, но и потребовало общности идеологии существования, без которой цивилизации, как таковые, оказались бы невозможны. Основным инструментом, обеспечивающим общую для всех идеологию, явилась религия, которая стала возможна так же благодаря триаде. Поэтому элементы триады присутствуют в любой религии, и обеспечивают, как и при любом обучении, негенетическую передачу ментальности, но в отличие от материалистических компонентов профессиональных школ, компоненты триады религий носят идеалистический характер, предоставляя верующим каноны этики и морали, без объяснения их материальной сути. Так, любая религиозная беседа есть одновременно - религиозное убеждение, в котором апелляция к Богу, как сверхсуществу, заменяет всякое доказательство, делает его ненужным. Религиозные беседы, это и легенды о добре и зле, и чтение Библии или Корана или Талмуда с целью уяснения верующими канонов правильного поведения. Беседа часто сопровождается обсуждением этих, и других, священных книг, но только обсуждением, дополняющим и более полно раскрывающим суть писаний и легенд, но не дискуссией по этим вопросам, ибо дискуссии с Богом противоречат вере. Непосредственно, каждая беседа, заканчивается коллективной или индивидуальной молитвой призванной укреплять верующих на их жизненном пути, пути в вере, не только обращением к Богу за помощью, но и опирается на суть проведенной беседы, в простейшем случае коллективная молитва содержит краткий пересказ беседы. Далее, верующие предоставляются самим себе, проверяют и внедряют полученные постулаты в своей жизни, и в отсутствии проповедника подкрепляют собственную веру не только личной молитвой, но и, оказавшись несостоятельными в следовании канонам, обращаются за помощью к священникам и за советом и за исповедью (рисунок 8). В сущности религии по механизму их реализации и есть школы, в которых сам механизм обучения доведен почти до совершенства.

Следующий шаг в развитии триады принадлежит современной и особенно высшей школе. Абсолютно ясно, что качество передаваемой информации, ее обширность и углубленность, не могут быть полностью усвоены только как набор правил, канонов или постулатов. В современных школах основной упор делается, более на логическую последовательность развития ментальности, то есть на доказательность каждой новой порции знаний. В качестве убеждения выступают не только чистые знания, сколько они служат базой для доказательств, теорем и теорий, обосновывающих путь развития. Значительно изменяется и внушение, в котором такие элементы как изучение поведения конкретных реализаций изложенных знаний формализуется в лабораторных работах, доказательства отрабатываются и оттачиваются на семинарах и в дискуссиях. А критериями проверки формирования убежденности служат зачеты, экзамены, контрольные работы и курсовые проекты.

Легко заметить, что современная школа преследует не только передачу и сохранение известных знаний как таковых, но, и в большей степени развитие навыков и знаний, способствующих самостоятельной работе по получению новых знаний и углублению имеющихся. Сами начальные каноны, базовые знания, часто подвергаются и сомнениям и проверке на соответствие с новыми фактами, наблюдаемыми в Мире, что делает непререкаемый канон, чисто условным понятием с ограниченной областью условий и временем существования. Ясно, места Богу, как истине в последней инстанции, практически не остается, его законное место все более и более удаляется из сферы научного познания Мира. Религии, безусловно, уступают в этом процессе, им остается все меньше и меньше ментального пространства все более ограничиваемого такими понятиями как: мораль, этика, эстетика.

 

Религии

 

Для понимания развития личности весьма полезно иметь представления о роли и функциях религии в обществе. Не стоит отдавать решение этого вопроса только на откуп церкви, безусловно, представляющей собой пример организации «цехового» типа, и как следствие защищающей более всего собственные интересы. Пренебрегать ролью церкви (любой религии) неосмотрительно и опасно. И, по меньшей мере, необходимо представлять себе те функции, благодаря которым эти информационные инструменты развития и коррекции ментальности существуют и имеют право, на существование.

Безусловно, религию можно рассматривать как средство «культурной» агрессии против народа. В работе /10/ этому аспекту проблемы уделено значительное внимание. Однако приводимое ниже определение ставит крест, на всякой религии в любых ее формах:

«Для них мистико-религиозные аспекты Библии - средство внедрить ее в культуру общества и тем самым снять со стратегии войны гриф секретности, что упрощает агрессию, освобождая агрессора от необходимости таиться; а вероучение - средство насилования и извращения психики множества людей, с целью управления социальной системой по своекорыстию. Соответственно этому соучастие в агрессии перестает восприниматься как преступление против собственного и других народов после принятия обществом любого варианта библейского культа». Интересно, как увязывают авторы собственную проповедь Ислама, или с их точки зрения Ислам не подходит под определение религии или Ислам не разновидность Ветхого Завета?

Ясно, что вопрос религии не может сводиться к грубым определениям типа: это плохо, или это хорошо, в реальной жизни к услугам религий прибегают многие люди, действительно нуждающиеся, но и многие расстаются с религиями не получив от них ожидаемой помощи.

Всегда открыты вопросы типа: «Остаются ли люди вышедшие из религии с Богом? Где Бог тех людей, что не прибегают к услугам религий? Как же жил человек до знания о Боге?». Эти вопросы, не могут быть сведены к каким либо атеистическим определениям, или учениям, ибо отказ в существовании Богу ясности не вносит, ровно, как и объявление Бога отвечающим за все происходящее.

И действительно, о месте религии в жизни общества сказано достаточно, чтобы не останавливаться на этом «вопросе» отдельно. Цель данного раздела приблизиться к пониманию - зачем человеку Бог, религии и другие подобные институты, объективная абсурдность существования которых так и не стала очевидна для большинства потребителей религиозной идеологии. Ведь очевидно, что существование человека, как разумного существа, нуждается именно в идеологии этого самого существования, то есть это естественная потребность, цена, за отказ удовлетворения которой - регресс.

Начнем немного издалека.        

Биологически все люди мало отличны от остальных животных, но по всем остальным показателям намного превышают их. Наиболее резкое отличие состоит в продолжительности жизни. Развитые приматы живут в лучшем случае 30-40 лет, человек более 60 в среднем. При этом интенсивность жизни человека несравненно выше. Казалось бы, повышенная эксплуатация организма людей должна неотвратимо вести к уменьшению срока жизни. Однако этого не происходит, и даже напротив, наиболее интенсивно и талантливо работающие люди, танцоры, артисты, инженеры и так далее, кому удается сохранить темп жизни, живут дольше, и их жизнь плодотворнее, чем у людей, например, рано уходящих на покой, которые и составляют основную массу человечества. Известно, что меньше среднего живут умственно неполноценные люди, их нагрузка, ложащаяся в основном на мозг, минимальна настолько, что часто сама жизнь этих людей невозможна без посторонней помощи.

Налицо фактор преобладания сознания. Так как именно постоянно действующее сознание и отличает Homo Sapiens от остальных представителей вида Homo, то человек является существом, живущим более в мире собственных представлений, нежели реальном. Благодаря этому эффекту индивидуум способен находиться, в более комфортных условиях по сравнению с окружающими его существами, и тем в большей степени, чем выше способность мозга предоставлять эти необходимые условия. Чем выше уровень сознания, тем в большей степени человек способен искажать себе и для себя реальный мир, часто настолько сильно, что говорят: «Он живет в мечтах!», или «Не от мира сего!». Что, впрочем, абсолютно справедливо, так как в этом состоянии человек защищен от многих отрицательных воздействий, провоцирующих стрессы и невротические расстройства. Эти эксцессы остаются для человека незамеченными или утрачивают остроту и значимость. Однако известно, что тоже сознание обеспечивая способность получать психофизический эффект или многократно превышающий, или вообще противоположный реальному, часто является основой и наркотической, и алкогольной, и токсической запрограммированности, что в этом случае способно свети человека в могилу даже раньше разрушения его тела.

Способность защиты сознанием более развита именно у людей обладающих высокоразвитым мозгом, и как следствие у людей интеллектуального труда. Это явление замечено давно. Существует даже присказка: «Алкоголь выбирает лучших». Напротив, случаев осознанного алкоголизма среди людей утративших или не получивших от рождения высокоразвитый мозг, например олигофренов, а тем более дебилов, практических нет, этот уровень развития мозга часто не способен реализовать эффект преодоления (обеспечивающий саму возможность работы ради реализации цели). Для этих людей понятия типа - «мечта» - эфемерны, и алкоголиков обращающихся самостоятельно за помощью, среди этой категории «граждан» просто нет.

В большинстве случаев люди, утратившие прогрессивные, эволюционные способности мозга лишены, в той или иной степени, именно способности к эффекту преодоления, без которого длительный, производительный труд, требующий значительных и физических и умственных напряжений, становится для них непереносимым. В этих обстоятельствах труд является и невозможным, и как следствие, для этих людей остаются реальными только более примитивные возможности реализации потребностей. Невозможность постижения положительных элементарных отношений с окружающими людьми (часто понятия любви, согласия, поддержки, сочувствия остаются менее значимыми, чем собственные потребности, а потому и не принятыми), а в комбинации с отсутствием эффекта преодоления это делает существование таких людей деструктивным относительно общества, что легко объясняет такие социальные явления, как - проституция, воровство, бандитизм.

Одновременно, при утрате эффекта преодоления, можно наблюдать и неспособность к получению удовольствий не только от труда, но и от положительной (для существования индивидуума) информации вообще, например, от общения, дружбы. Часто наступает утрата чувствительности к событиям, приносящим радость, на смену этим информационно тонким, неуловимым для них моментам жизни приходят более грубые, часто сугубо плотские и даже извращенные, такие как садизм, мазохизм, классическая наркомания.

Любое сообщество людей неоднородно по интеллекту. Даже если предположить отсутствие техногенных факторов ухудшающих экологию, наркоманию (в частности алкоголизм), токсикоманию (в частности курение) всегда возможны многие вполне естественные причины, как плохая комбинация наследственности или родовые травмы, например, приводящие к появлению людей с ослабленным, или даже недоразвитым мозгом, и, их потенциальные способности будут естественно ограничены. В этих случаях религия является инструментом коррекции сознания, который предоставляет необходимые артефакты веры, этики и морали. При этом, религиозные ограничения, ставящие рамки и на дозволенное, разъясняющие что допустимо, а что нет с апелляцией к Богу (то есть без раскрытия их сути, часто из-за невозможности простого постижения, например десяти заповедей), уже исполняемые только сознательно, как выученные каноны (формально), способны сделать жизнь людей более осмысленной и полезной. Поэтому вполне справедливо заключить, что лишенным способности мечтать остается только молитва - как единственно оставшаяся возможность общения с Богом. И именно такая молитва, как выверенное веками средство помощи развития интеллекта, средство заведомо проверенное и, потому заведомо не способное навредить самому верующему и окружающим его людям, а напротив предназначенное укрепить полученное развитие только с пользой себе и окружающим, восстановить этические и моральные нормы. Поэтому роль религии в формировании сознания трудно переоценить, и тем более нельзя недооценивать. Предоставляя пути развития сознания в рамках веры, религия позволяет максимально сократить путь стабилизации флуктуаций поиска истины, предоставляет готовую истину, к которой верующему остается только стремиться, и тем самым охраняет верующих от часто деструктивных путей развития, если способность самой веры (тоже носящая эволюционной характер) имеет место быть.

С утратой способности веры положение усугубляется, ибо само по себе формальное следование канонам, как простое, не обязывающее ритуальное действо, порождает использование религии только для себя, подчиняет веру удовлетворению собственных потребностей. И если религия становится обязательной для всех, то это приводит к извращению сути самой религии. Например, идея всепрощения часто откладывается для использования заведомо после греха, дающего удовлетворение потребности, что превращает религию в инструмент покрытия самого греха, а не его преодоления. В этом случае религия, предоставляя все необходимые атрибуты преодоления, выступает удобной заменой совести.

Напротив, для людей, чей мозг способен к самостоятельным поискам истины, соблюдающим интуитивно все заповеди или хотя бы способным дать верную оценку своим действиям, формальное следование канонам не приносит удовлетворения, объективно ограничивая их свободу и развитие, и так же лишает их веры. Однако, для этих людей, как правило, осознающих происходящее, преодоление канонов не составляет особого труда, при этом можно наблюдать простое следование обрядам или выход из церкви. Гораздо реже часть этих людей способна создать более совершенную религию или попытаться улучшить существующую,  что самой церковью чаще рассматривается и объявляется деструкцией веры. Результатом этого процесса является большое количество церквей апеллирующих каждая по своему к единому для них Богу.

Особую роль играет религия именно когда становится обязательной для большей части населения, особенно лишая осознанного выбора людей с детства. Нормальные дети всегда находятся в первой стадии гипноза, и многого не надо, чтобы сделать их существование в церкви естественным для них способом жизни. Плодотворное усвоение ими в большей части ограничительных канонов, делает развитие этих людей за пределами этих канонов нереальным. В этом случае сама церковь объективно является деструктивным элементом развития.

Таким образом, религию можно рассматривать как некоторую информационно-социальную доминанту, объективно уменьшающую разнообразие способов мышления, и тем самым ограничивающую развитие человечества, ибо динамичных религий, отслеживающих все социальные изменения в обществе, не существует, и раньше или позже религия из силы, двигающей развитие вперед, превращается в тормоз. Это явление есть проявление закона разнообразия. Так, если в начале появления любая религия объективно увеличивает разнообразие индивидуумов в обществе, вводится новая система ценностей, то в процессе расширения своего влияния, стереотипы религиозного мышления начинают преобладать и разнообразие уменьшается, причем, как правило, исходное состояние общества более разнообразно. Например, язычество сменило Христианство, разнообразие и религиозная толерантность сменились единообразием и религиозной нетерпимостью даже в рамках единой, на первый взгляд, религии, эпоха расцвета сменилась темными временами и внутри религиозными войнами.

Если предположить, что религия необязательна (что само по себе противоречит ее сути), то положение существенно меняется. Религия, какой бы, социально отсталой не являлась, всегда может предоставить свое лоно именно нуждающимся, то есть избирающим ее разумно, как осознанную потребность. По существу, реализация такой возможности и есть форма атеизма, не воинствующего и потому полностью игнорирующего право выбора, обязательного для всех, а оставляющего право выбора и, следовательно, и место вере, атеизма терпимого ко многим религиям и церквям.

Атеизм как форма религии существует. Именно эта религия известна под названием «Воинствующего Атеизма». Воинствующий атеизм есть учение, а позже и идеология, отрицающая не только существование Бога, что было бы вполне естественно, но так же отрицающая и возможность веры в Бога, необходимость существования церкви как таковой, жестко и лукаво одновременно. Ибо вместо веры в Бога предлагалось не что иное, как вера в «светлое будущее», в каноны и истины партократического государства, что тоже требует веры, и не менее слепой, так как никакое изуверство разумом не приемлемо.

Итак, атеизм. Если  разобраться, по сути, весьма гуманная «религия» призванная, прежде всего, освободить человека от религиозного ярма, и тем предоставить ему свободу развития.

Атеизм - естественное состояние разума человека после рождения, это то состояние умственной трезвости, с которым многие расстаются в процессе обучения жизни, черпая верования, традиции, обрядность у окружающих их людей. Можно утверждать, что, утрачивая естественный атеизм, люди утрачивают непосредственное восприятие и, следовательно, адекватность сознания окружающему их Миру тоже вследствие эффекта преодоления. Эффект преодоления действительно защищает мозг человека от перегрузок, но блокируя их - так становится возможным труд, но и снимает шанс осмысления реальности за счет внедрения в сознание ложных представлений о мире. Например, алкоголики убеждены в целебных свойствах водки, так же искренне как христиане в целебных свойствах мощей. И те, и другие верят в несуществующее объективно, но и те и другие получают «исцеление», пусть также несуществующее объективно, но вполне необходимое и объективное для их сознания. Как только, человек обучается неадекватному мировосприятию, так он утрачивает трезвость, и не важно в результате усвоения религиозных  или алкогольных верований, результат усвоения ложных истин один - постепенное прекращение развития, а иногда и эволюционный откат сознания, и постепенное уменьшение эффекта преодоления. Так, уже в конце второй стадии, алкоголики перестают получать удовлетворение, остается только биологическая потребность, так же как и религиозные фанатики могут жить только в вере, их существование за ее пределами невозможно.

Этот эффект хорошо проявляется в религиозном фанатизме. Так, вначале знакомства с религиозными догмами человек имеет полноценный высокоразвитый мозг, позволяющий эти догматы усвоить и жить в соответствии с ними. Если же уровня развития индивидуума не хватает, применяют втягивание, или искусственное повышение интеллекта до уровня усвоения догм. А, далее развитие становится ненужным, этими же догматами исключается, и в результате мозг человека утрачивает исходно достаточный для усвоения религии уровень развития. Ловушка захлопывается. Так, уже в конце второй стадии, алкоголики перестают получать удовлетворение, остается только биологическая потребность, так же как и религиозные фанатики могут жить только в вере, их существование за ее пределами невозможно.

Следовательно, чем более человек сохраняет свой природный атеизм, тем более развивается его сознание, его способность преодолевать реальность за счет познания мира как материального, так и духовного.

 

 

 

Культы и секты

 

Особое место в современном обществе занимают деструктивные секты и культы. Отчасти объяснение этому явлению, ставшему массовым где-то в начале 70-х годов, уже дано выше. Анализ деятельности особенно деструктивных общин не является целью данного раздела, результаты этой деятельности, вернее последствия, очевидны - радикальное изменение личности, потеря связей с родственниками, друзьями, полное посвящение себя культовой работе, экономическое, физическое и личностное подчинение.

Факторов приводящих людей в подобные организации очень много, их столько, сколько людей, ибо причины обращения к культам всегда индивидуальны. Обычно, обобщенный анализ этих причин сводится к утрате доверия существующим рациональным религиям, невозможность самореализации в современном обществе и неспособность противостоять информационному программированию со стороны лидеров сект, владеющими, как правило, приемами контроля над сознанием. Все эти факторы, вместе или каждый отдельно, способны подвигнуть человека в сторону сообществ хотя бы обещающим утраченные ощущения полезности и доверия. Отрицать сам факт того, что современное общество разрушает эту необходимую сферу существования бессмысленно, так как именно оно и создает основу для деятельности таких сект и культов.

Признаками деструктивных культов, согласно /18, стр. 87/, являются:

1.  Обманная вербовка;

2.  Использование контроля сознания, чтобы сохранить своих последователей зависимыми и покорными лидеру и доктрине.

Таким образом, вербуя будущих последователей путем обмана, и осуществляя контроль сознания религиозной практикой, любая религия может быть рассмотрена именно как деструктивный культ, и в частности распространение ложных (абсурдных) сведений об алкоголе тоже объективно является вербовкой основанной, на обмане будущих алко-культистов, а внедрение алкоголепития в повседневную обрядность - алко-практикой.

Существуют достаточно эффективные методики по выводу людей из сект, которые опираются на технику депрограммирования. С этими методами можно ознакомиться, например в /18/. И если внимательно присмотреться, то в своей сущности они повторяют известные методы, применяемые и при дезалкоголизации, в частности предусматривают как индивидуальный подход, так и профилактику массовой аудитории.

Особое место занимает способ информационного воздействия, родившийся именно в связи с необходимостью вывода людей из культовых организаций. В работе /18/ показано, что «консультант по выходу» опирается, прежде всего, на семью культиста, члены которой не являются априорно вовлеченными в секту. И его основные усилия направлены и на работу с семьей тоже. Именно поэтому, многое из этого наработанного опыта мало приемлемо для вывода из культа одного из культистов, в том случае, если и его семья состоит из членов того же культа. С этой проблемой, более глубокой по содержанию, приходится сталкиваться всем преподавателям трезвости практически постоянно. Так, во многих случаях, сама семья алко-культистов направляет на курсы одного из своих членов, и легко выясняется, что его вина лишь в том, что он слишком усердно следовал канонам алко-культа.

Поэтому здесь лишь коснемся описания модели условий контроля над мышлением, предложенной для изучения работы сект доктором Маргарет Т.Сингер /18, стр. 50-51/:

1.  Завоевание контроля над временем человека, особенно его или ее временем размышления.

2.  Создание ощущения беспомощности у новичка, в то же время обеспечивая его моделями, демонстрирующими новое поведение, которое хочет выбрать руководство (лидеры).

3.  Манипулирование путем вознаграждений, наказаний и практических действий, чтобы подавить прежнее социальное поведение новичка. Использование измененного состояния сознания, чтобы манипулировать жизненным опытом.

4.  Манипулирование наградами, наказаниями и жизненным опытом чтобы добиться того поведения, которое требуется руководству (лидерам).

5.  Создание плотно контролируемой системы, в которой тех, кто отступает от взглядов группы, заставляют чувствовать себя так, словно с ними что-то врожденно неправильно, с чем следует разобраться.

6.  Содержание новичков в состоянии неведения и неспособности отдавать себе отчет. Руководство (лидеры) не может выполнять программу реформирования мышления при полной компетенции и информированном согласии личности.

В сущности, все пункты этой модели действительно можно наблюдать при создании и функционировании любого деструктивного культа. Отличия, одного культа от другого будут незначительны, и, как правило, заключаются только в формах реализации, от примитивно-грубых похищений и насилия, до изысканно-мягких форм, таких как - реклама, и «просвещение».

Модель вовлечения в культ наглядно демонстрирует реализацию пункта 27, от создания условий приема информации, до контроля реализации ее действия, однако, что очень важно, все пункты модели, с 1 по 6, предусматривают насилие или информационное ограничение. Так, в том случае, если информация правдива, не искажена, отсутствуют сами информационные ограничения, и, следовательно, насилие над личностью, то та же модель будет описывать или создание не деструктивного культа или систему вывода культиста из секты.

Например, «определение культа в Вебстеровском Третьем Новом Международном Словаре:

1.   Религиозная практика, богослужение.

2. Обычно небольшой или узкий круг людей, объединенных сильной привязанностью (преданностью) к некоторой художественной или интеллектуальной программе, тенденции или фигуре (привлекающей ограниченную популярность).» /18, стр. 87/.

Понятно, что это есть определение практически для любых групп по интересам, большая часть которых является не деструктивными, а развивающими, то есть позитивными культами.  


ГЛАВА III. ПРОГРАММИРОВАНИЕ

 

Есть множество способов убийства человека. Большая их часть предусматривает прямое насилие. Кроме прямого убийства существуют и более изощренные косвенные методы, применение которых позволяет классифицировать смерть человека как наступившую в результате самоубийства. В основной своей массе косвенные убийства вызывают при помощи психологического программирования, или зомбирования, при котором человека помещают в информационную среду или постепенно доводящую его сначала до сумасшествия, или непосредственно толкающего на смерть. Это происходит если обычаи чести, этики и морали человека вступают в противоречие с создаваемой искусственно информационной средой - подлог, обман, в случаях инкриминирования преступления. Или наоборот, если искусственно навязанные обычаи чести, этики и морали сталкиваются с естественной информационной средой - сектантство.

Чаще, и обычаи и информационная среда создаются искусственно. Но и в этом случае это будет косвенное убийство, в основе которого всегда - ложь. При этом добиваются извращения сознания человека таким образом, что, совершая патологические действия против самого себя, человек будет считать это своим благом, долгом, а также относить к атрибутам чести и достоинства. Правда, результат любого косвенного убийства всегда один - смерть, и для человека неважно, будет это смерть души или тела, будет это непосредственно его смерть, или пресечение его продолжения в будущем, например отсутствие дееспособного потомства и смерть рода. В частности, сам по себе процесс обучения будет способом доведения до самоубийства, наказуемым уголовно.

Абсолютно понятно, что создавать подобную деформацию сознания людей,  распространяя правдивую информацию и о способе воздействия и о его цели невозможно. Невозможно, если опираться на логику и доказательность, то есть если апеллировать ко второй сигнальной системе. Поэтому, для внедрения патологической информации в сознание применяют метод с соответствующим названием - абсурдизация. Сутью абсурдизации является маскировка отрицательных воздействий за внешними, часто временными выгодами одного и того же воздействия, а также прямое, сознательное извращение информации о дальних последствиях такого воздействия. А, главное, всегда закрепление этой информации производят, вызывая положительные эмоции, опираясь именно на первую сигнальную систему. Примером тому может служить бытовой абсурдизм, как наиболее распространенный, с одной стороны, а с другой, легко распространяемый. Стоит вспомнить «Чижик-пыжик, где ты был ...», и другие яркие варианты апелляции к первой сигнальной системе, примерно такие же, как в сочинении, написанном одним из слушателей (сочинение 1).

Создается информационная среда, закрепляющая патологическое действие в сфере обычаев и устоев общественной жизни, всячески поддерживается миф безнаказанности, а естественные отрицательные последствия или скрываются (в домах для дефективных детей), или их относят на счет «иных» патологических факторов. Так, часто, снижение рождаемости и большой процент уродств относят на счет только химической и радиационной загрязненности, а также чистоты и полноценности питания, искусственно и умышленно умалчивают о таких факторах, как употребление табака и алкоголя.

 

Рисунок 9. Виды абсурдизма

 

Абсурдизм, в отношении к любой проблеме, как способ ее решения, всегда приводил и приводит только к ее усугублению, причем вне зависимости от направленности - «за» или «против». Проблема алкоголизации населения не является исключением, и даже весьма удобна и наглядна для демонстрации практически всех разновидностей абсурдизма. На рисунке 9, показаны основные типы современного алко-абсурдизма. Остановимся на них подробнее  (см. также /13/).

Проалкогольный абсурдизм, заключает в себе основные средства деформации сознания людей алкогольными и табачными убеждениями, путем навязывания стереотипов патологического поведения, превращая его в субъективно оправданное - чувственное.

Проалкогольный абсурдизм предоставляет богатый набор ситуаций, называемых «питейными», ситуаций обязывающих и узаконивающих употребление в пищу

 

Сочинение 1.  Пример бытового абсурдизма, показывающий закрепление явного абсурда в эмоциональной сфере.

[Сочинение от 16.08.1999  года.

В.П.

Когда я был еще маленький и пил только молоко, мне запомнился случай.

Было это в деревне Морозово куда мои родители отвезли меня на лето отдохнуть. Дед был здоровым мужиком, а бабка была больна. У нее виднелся горб. Однажды дед гнал самогонку и сильно опьянел. Сидя за столом не нашел махорки. Крикнул бабке где махорка, та со злости ему не дала. Тогда дед взял ухват стоящий рядом с печкой и драбалызнул бабку по спине. Утром проснулись и увидели, что у бабки не стало горба.

Наверное дед всегда по трезвому думал как помочь бабке избавиться от горба, а вот по пьяному и вылечил ее.

(Не против публикации в

СМИ!).]

 

алкоголя. Хотя, в тоже время, ситуаций, обязывающих употреблять наркотики и отравляющие вещества, просто нет, и люди, пропагандирующие подобные убеждения вынуждены прибегать к обману с целью их распространения.

Бытовой абсурдизм является наиболее распространенным. Это целая система идеологических установок, оправдывающих употребление спиртного. В частности, это мифы о стимуляции пищеварения, успокаивающем действии, средстве общения, знании своей нормы.

Так, рефлекторная защитная реакция организма - выделение слюны и желудочного сока, препятствующая обжиганию слизистых оболочек полости рта и пищеварительного тракта, выдается за стимуляцию аппетита и пищеварения.

Наркотическое действие алкоголя на мозг человека, то есть подавление  высшей, нервной деятельности - выдается за успокаивающее, а блокирование центров нравственности, контролирующих этические и эстетические нормы поведения, оказывается, способствуют «общению», хотя, отупляют личностные взаимодействия в любой компании, низводя это общение к низшим и часто чисто биологическим моментам.

Опасность такого вида абсурдизма заключается в том, что в нем, как правило, воспитываются дети, черпая и усваивая «плодотворные» - абсурдные традиции с раннего возраста. Этот вид абсурда наиболее живуч, так как деформация сознания проалкогольными убеждениями наиболее глубока, и порождает мотивационную убежденность, закрепленную в системе взглядов и поведенческих штампов с раннего возраста.

Сформированный в детстве, когда все нормальные люди находятся в первой стадии гипноза, этот вид абсурдизма еще не имеет прочной идеологической базы, сами по себе убеждения, как правило, расплывчаты, и часто сводятся к детской необходимости копирования поведения взрослых людей. Именно в это время становятся обыденными для сознания такие абсурдные словосочетания, как: умеренное питье, алкогольный напиток, красиво пить и курить. Поэтому, раньше или позже, полученные в детские годы убежденность и настроенность нуждаются и в более серьезной базе подкрепления.

Как правило, необходимость в подкреплении начальной запрограммированности возникает при первых же негативных моментах закономерно возникающих практически у всех новичков втягиваемых в любые секты, начало алкоголизации не является исключением. В качестве негативных моментов могут быть, и отрицательные собственные переживания, такие как похмелье или синдром алкогольного отравления. Или нарекания со стороны других людей, что закономерно вызывает защитную реакцию только лишь подстегивающую поиск способов самоутверждения и самооправдания уже вполне сложившегося алкогольного «Я».

Обрядовый абсурдизм является первейшей базой для бытового абсурдизма. Обрядовый абсурдизм есть квинтэссенция бытового, так как представляет сознанию человека ситуации именуемые - «питейными», попадая в которые люди «обязаны» отравлять себя и алкоголем, и табаком. В дальнейшем эти «плодотворные» традиции наиболее ярко влияют и на психологию восприятия действительности у детей.

Корни обрядового абсурдизма находятся в глубоком прошлом всего человечества. Так, обычай чокаться бокалами имеет в прошлом весьма кровавый аналог - обряд кровосмешения или братания. Во время этого обряда, братающимся полагалось слизывать кровь друг у друга из специально сделанных ранок на ладонях. Далее, кровь заменило красное вино, в которое капали свою кровь, и били кубки так, что бы вино с кровью перехлестнулось из кубка в кубок и смешалось. Кубки, что важно, должны были быть на одном уровне, дабы не ставить братающихся людей одного над другим, поэтому, вино не переливали из кубка в кубок, а именно били кубки друг о друга. Позже, кровь перестали добавлять в вино, и этот обряд получил практически современный вид. После братания, заключался мир не только меж вождей, но и среди племен. Заканчивалась война и вражда. Полагалось веселиться, братание завершалось плясками и танцами, общим весельем в честь окончания войны, в честь мира.

В современной трактовке этот обряд утратил свое кровавое наполнение, свежее вино (сок) заменило прогнившее пойло, а сам обряд стал практически универсальным, теперь пьют и за «здоровье», и за победу, за женщин, детей, внуков, обмывают сделки, договора, начало и окончание работ.

Естественно, гуманизация общества оставила кровавые обряды в прошлом, так практически не приносят в жертву людей и животных, жертвы стали символическими. Но, к сожалению, употребление алкогольных изделий символическим жертвоприношением назвать сложно, это фактически акт медленного самоубийства, или прямой кровавой жертвы. Самоубийц, во всех мировых религиях не приветствуют, например православных хоронят за оградой. Но, в отношении алкоголя существует исключение. Таким образом, обряд братания заменен обрядом взаимного жертвоприношения. И выпитый алкоголь, здоровья не возвращает не тем, кто пьет, не тем за чье здоровье пьют.

Обряды, же, являются элементом именно культуры - как культурный  и универсальный способ реализации настроенности. Но в этом случае, слово «культура», относящееся к обряду, сопоставляют с распитием алкоголя. И сам обряд служит чаще не как способ настроиться, а как предлог выпить, что явно, культурным не назовешь.

Сочетание слов «культура» и «алкоголь» абсурдно. В противном случае были бы приемлемы и другие словосочетания, например: «красиво изнасиловать», «в меру убить», «культурно ограбить» и так далее. Однако эти словосочетания не в ходу, их не подвергли абсурдизации. Исключением является именно алкоголь, в отношении которого внедряется система двойного стандарта оценок происходящего. Так, пьяного не считают сумасшедшим, дураком, отравившимся, наркоманом или самоубийцей, как в иных случаях употребления ядов или наркотиков. Этот двойной стандарт, постепенно становится нормой жизни людей, дополняя другие системы двойных стандартов: эгоизм, безразличие, насилие, безнаказанность.

Широчайшая палитра обрядов, являющихся элементом культуры человека, отравлена алкоголем, и представляет собой опору для проалкогольных убеждений, служит той почвой, что воспитывает необходимость самоотравления, оправданность самоубийства, а так же используется для вербовки новых членов самой распространенной из всех патологических сект - алкогольной.

Медицинский абсурдизм питает как бытовой, так и обрядовый. Этот вид абсурдизма существует благодаря вакууму элементарных знаний об истинной «пользе» алкоизделий.

Весьма примечательно, что большинство «медицинских работников» и «наркологов» являются культурно и даже сознательно пьющими людьми, активно делящимися своими «глубокими познаниями» об алкоголе с окружающими, в том числе и пациентами. Именно от них - медиков, исходит мнение, что при язве надо пить только водку, а для ее лечения - чистый спирт, да еще и натощак. По их мнению, алкоголь - незаменимый «пищевой продукт» и такие слабые изделия как пиво и сухие вина являются необходимыми «эликсирами жизни», чуть ли не единственными источниками всех важнейших микроэлементов для человека. Например, извращаются очевидные факты: так, пьющим людям они же советуют употреблять мед, как источник тех же микроэлементов и кальция. Спрашивается: зачем? Чтобы лучше и безопаснее пилось? Как раз алкоголь выносит кальций и микроэлементы из организма.

Рекламный абсурдизм является следствием трех предыдущих,  и апеллирует к уже имеющемуся, бытующему абсурду. Однако выражение: «реклама - двигатель прогресса» в деле развития алкоголепития играет далеко не последнюю роль. Благодаря рекламе многие пьющие уверены в пользе и безопасности алкоизделий, а для молодежи реклама предоставляет красочный и романтический имидж, правда, пьяный, но вполне доступный для подражания, уже после первой рюмки. Выживаемость рекламного абсурдизма уникальна, так как поддерживается могущественным алколобби, и даже при прямом запрете алкорекламы, оживают ее скрытые формы.

Известно, например, такое программирующее воздействие как 25 кадр. При этом информация передается зрителям в обход их сознательных аналитических центров и воспринимается непосредственно только первой сигнальной системой. Достигается это путем включения дополнительного кадра в просматриваемую киноленту или телепередачу. Этот дополнительный кадр не воспринимается сознанием, хотя и воспринимается глазом и передается в мозг. Такой способ информационного воздействия во многих странах запрещен, а теле - и кинопродукция исследуется на его наличие государственными или общественными комиссиями. Специальные варианты использования 25-го кадра разрешенные в некоторых странах, направлены, в основном, как раз против курения и алкоголепития. Однако в России правовые аспекты, касающиеся этого воздействия, неизвестны.

Стоит обратить внимание вот на что - любая информация, имеющаяся в наличии, но не подвергнутая и не оцениваемая сознанием, поступает в мозг, минуя критические центры. Это происходит как раз в случае осознанного игнорирования информации. Так, когда, казалось бы, мы привыкли не обращать внимания на рекламу, будь-то телевизионная, кинопродукция или плакат, или бытовая сцена, оказывается именно в этом случае и достигается максимальный программирующий эффект. Как только виденное или слышимое нами перестает быть назойливым и мешающим, то именно это и есть, сигнал о начале прямого воздействии информации на подсознание, сигнал о подавлении критических центров сознания.

Игнорируя рекламу сознательно, мы сами устраиваем себе 25 кадр. И, наоборот, если будем переключать каналы телевизора или анализировать и давать оценку увиденному и услышанному информационному потоку (на основе, например, трезвенных убеждений), то минимизируем это отрицательное, фоновое воздействие.

Религиозный абсурдизм является наиболее укоренившимся. И как не жаль, именно Православный. Наиболее вероятно его происхождение от неверного толкования чудес Христа, превратившего воду в вино, и в дальнейшем установка знака равенства между вином и кровью Христовой. При этом абсолютно игнорируется тот факт, что вином в древней Иудее называли свежий виноградный сок: свадьбы играли после сбора урожая. А хмельное или прокисшее вино называлось - сикера, относительно употребления, которого Библия /1/ весьма категорична - читаем из Притч Соломона:

 

Глава 20

«Вино - глумливо, сикера - буйна; и всякий, увлекающийся ими, неразумен.

...

Глава 21

    ...

16. Человек сбившийся с пути разума, водворится в собрании мертвецов.

17. Кто любит веселье, обеднеет; а кто любит вино и тук, не разбогатеет.

...

Глава 23

...

29. У кого вой? у кого стон? у кого ссоры? у кого горе? у кого раны без причины? У кого багровые глаза?

30. У тех, которые долго сидят за вином, которые приходят отыскивать вина приправленного.

31. Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно;

32. Впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид;

33. Глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное;

34. И ты будешь, как спящий среди моря и как спящий наверху мачты.

35. И скажешь: «Били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же.

    ...

Глава 31

    ...

4. Не царям, Лемуил, не царям пить вино, и не князьям - сикеру.

5. Чтобы, напившись они не забыли закона и не превратили суда всех угнетенных.

6/ Дайте сикеру погибающему и вино огорченному душою.

7. Пусть он выпьет, и забудет бедность свою и не вспомнит больше о своем страдании».

 

Но культурно-питейная традиция Православия более весома, чем умственное, моральное и физическое здоровье верующих, коих причащают на вине с детства. При этом полностью игнорируется традиция старообрядческой (допетровской) Церкви, которая отрицает винопитие, что, видимо, и послужило одной из причин ее разгрома, как не угодной государству Петра. Вот и получается, что читают одну Библию, а трактуют властью своей, как вздумается, абсолютно «позабыв» даже внимательно ее прочесть.

В противоположность этой пьяной, религиозной доктрине существует иная точка зрения. Так последователи Братца Иоанна Чурикова справедливо указывают /из 40 дословно/: «Начнем с 1-го Вселенского собора (Никея 325 г.) на котором «святые» отцы много чего открыли для верующих во Христа, но закрыли столько, что мы до сих пор вынуждены поражаться несуразностью церковного официоза, тем более оценим, что сокрытое возвращено нам Братцем Иоанном. Опустив мелочи, отметим 3 главных сокрытия:

1. Было извращено и опровергнуто учение Христа о палингенезии (в славянском переводе - пакибытие), т.е. о многократности существования духа.

2. Было «освящено» причастие на перебродившем виноградном соке («мальвазия») и предана заповедь «Трезвитесь и бодрствуйте». До этого Христианская Церковь была назорейской, а, следовательно, трезвеннической даже в Таинстве Причастия.

3. Отвергнута (на практике) заповедь любви и установлена жесткость в отношении инакомыслящих, что впоследствии привело к извращениям инквизиции (на Западе) и к физическому уничтожению национальной духовной элиты в России (Аввакум, боярыня Морозова и тысячи неизвестных старообрядцев).

Все это не удивительно, поскольку Собором руководил некрещеный Римский император Константин, который «поправлял» и направлял весь ход дискуссии. «Святые» отцы соблазнились материальными благами от светской власти. Мы поставили "святые" в кавычки вовсе не, потому что всех считаем «лжепророками», а только тех служителей алтаря, которые до настоящего времени обрядность (пелены) возводят к истинному служению Богу, а любовь и милосердие исповедуют только, на словах. Во истину «кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» (Мф. 13:12)

У большинства христиан Никейский собор ассоциируется только с двумя событиями, принятием на нем Символа веры и пощечиной Св. Николая некоему Арию. Неужели только для этого собирались 318 епископов Римской Империи, границы которой, как считалось, совпадали с «пределами земли». Сошлемся на экзегета (экзегет - исследователь Библии - ред.) Е.Полякова, во многом спорного, но в данном вопросе близкого нам. Он убедительно показал, что греческий термин «палингенезия», переведенный на славянский язык как «пакибытие», означает переодушевление духа и при таком понимании возвращает в религиозное сознание понятие «предсуществование» души.

На раннем этапе христианства представление о многократности существования души в разных телах ни у кого сомнения и не вызывало вплоть до запрета введенного на это понимание упомянутым Никейским Собором. Известно, впрочем, с какой целью. К этому времени христианство приобрело статус государственной религии в большинстве стран Европы и, следовательно, становилось скорее идеологией и политикой, чем религией. Обладая столь мощным инструментом управления общественным сознанием, святые пастыри явно не желали давать управляемому «стаду» (народам) надежду на воскресение в новом теле. Поэтому, Евангельские тексты были подправлены так, чтобы понятие о многократности жизни вообще исчезло из сознания христиан. Но «исправить» в этом направлении все Евангелие оказалось весьма непросто потому, и встречаются такие «пропуски» как, например, приход Иоанна Крестителя в духе Илии. Или случай со слепым от рождения (Ин., 9;1-3).

При внимательном прочтении текста об исцелении слепого можно увидеть, что ученики практически вопрошают Иисуса, не согрешил ли человек в прошлой жизни, и не за это ли наказан врожденной слепотой. Иисус, не удивляясь вопросу, отвечает: "Не согрешил". Тем самым, показывая, что человек слепой от рождения мог бы и согрешить в каком-то предшествовавшем воплощении.

Мы не можем сбрасывать со счетов также светские работы по так называемым «реинкарнационным воспоминаниям» о прошлой жизни. Например, отлично документированное исследование американского ученого Дж.Стивенсона, опубликованное в 1975 году.

К сожалению, со времени Никейского (экуменического) Собора Христианская Церковь (в т.ч. и Православная) все более основывается на букве и обряде, чем на Духе Священного Писания. Немало искажений библейского текста произошло при его переводе с греческого, на славянские языки (в одних случаях преднамеренно, в других случайно). Вызывает удивление также и тот факт, что при переводе на церковнославянский язык, исчезла (утеряна) целая грамматическая категория глагола «аорист», означающая непрерывность действия. Аорист везде заменен прошедшим временем. Этот вопрос мы еще осветим подробнее, а пока отметим, что многократные переводы привели к тому, что первоначальный смысл некоторых библейских фрагментов воспринимается современным читателем или как бессмысленный или как диаметрально противоположный по смыслу.» /40/.

Антиалкогольный абсурдизм это свод доводов и теорий в защиту трезвости. Но так как для этого используются заведомо ложные, абсурдные утверждения, то возникает возможность использования борьбы за трезвость не во благо самой трезвости, а с иными, как правило, неблаговидными целями.

Национальный абсурдизм является наиболее наглядным и очевидным примером абсурдизма, который используется для насаждения не трезвости, а национальной розни. При этом бедственное алкоположение одного народа или нации объясняют целенаправленными действиями другой. В России, часто эта точка зрения направлена в сторону еврейской нации. Например, апологеты названной теории прямо утверждают: «евреи споили Россию».

Кроме явного абсурда, очевидного любому цивилизованному человеку, эта теория отводит внимание от истинных причин и спаивателей России и тем наносит движению за трезвость непоправимый урон.

Политический абсурдизм преследует несколько иные цели, столь же далекие от трезвости, как и при попытке, добиться ее за счет другой нации. По существу, ни обвинение какой-либо политической структуры или партии, ни организация движения за трезвость в политическую партию ничего хорошего не дает, и дать не может. Очевидно, трезвость, как и здоровье, внеполитические категории и не могут зависеть от политического климата. А общественное движение за трезвость ставить в зависимость от политики - преступно. Люди любых политических взглядов имеют право и обязаны быть трезвыми, принимать трезвые и взвешенные решения.

Уравнительный абсурдизм не менее опасен, чем остальные его виды. Деятелями этого направления устанавливаются заведомо ложные, отсутствующие в реальной жизни связи. Например, среднедушевое годовое потребление алкоголя соотносится к каждому жителю страны. При этом упускаются заведомо не пьющие категории граждан: дети, старики, воздержанники и трезвенники. Получается, например, что когда СССР перешел в 1980 году «черту Морреля» в 25 литров этанола на человека в год, то всем физическим представителям нашего народа осталось не более трех поколений жизни в разуме, а далее полная деградация и вымирание. От таких перспектив ничего кроме уныния и страха  ожидать не приходится. Но любому здравомыслящему человеку, очевидно, что это далеко не так, и прошло уже более 70 лет (с 1925 года), и народилось уже и четвертое поколение, и не «хрюкаем», хотя и потери велики, но живем, а значит можно продолжать и пить, так как «страшилка то, картонная»! И теряет движение за трезвость сторонников, и высмеивается, и уж явно не становится полнокровнее и весомей. То есть, этот факт используется не столько против абсурдной пропаганды трезвости, сколько против самой трезвости, как козырь за умеренное питье.

Огромный урон наносят трезвости средства массовой информации не только прямой рекламой алкоголя и табака, не только пропагандой «культурного» и «красивого» пития и насаждением образов пьющих положительных героев, но и устраивая, вероятно для «галочки», а точнее зная механизмы воздействия на психику алко- и табачно-зависимых людей, антирекламу алкоголя и табака.

Антирекламный абсурдизм обладает явно более высоким раздражающим свойством, так как покушается на целостность восприятия мира человека. При этом любое посягательство на эту целостность восприятия подсознательно, расценивается как сигнал опасности, защитная же реакция, в принципе, известна: просмотр антирекламы часто заканчивается сигаретой или рюмкой, а прямая реклама чаще всего проходит незамеченной, как и 25 кадр.

Это происходит, несмотря на, возможно, благие цели устроителей и из-за того, что за короткое время рекламных роликов, возможно, только сказать: «Нельзя!», а на: «Почему нельзя», то есть на элементарное просвещение, или, другими словами, на апелляцию к сознанию и на создание трезвенных убеждений, времени (денег)  не хватает. Такие ролики создают, только на время не удовлетворенное раздражение, снимаемое каждым алкоголиком или курильщиком с помощью этих же узаконенных наркогенных веществ. Хотя давно известно, что только планомерная разъяснительная и просветительская работа может принести плоды. Так, в после революционной России было введено атеистическое образование. В результате, Россия страна атеистов. А вот провозгласив сухой закон в 1919 году на вечные времена, большевики «забыли» сохранить трезвенное образование в школах. Иначе Россия была бы и атеистической и трезвой. Причем без таблеток и уколов.

Абсурдизм является питательной средой для развития не менее абсурдных теорий. Эти «теории» нигде подробно не освещаются. Однако ряд концептуальных положений защищающих и направленных на расширение алкоголепития можно подразделить в целом на три направления, существование которых отмечено Г.А.Шичко. Им же даны и названия:

1.   Теория алкогольного скепсиса.

2.   Теория алкогольного вакуума.

3.   Теория культурного пития.

К теории алкогольного скепсиса относятся все исторические «аргументы» оправдывающие употребление алкоголя. Утверждается, например, что россияне алконация, которая пьет столько времени, сколько себя помнит. Часто, приводятся слова князя Владимира, решившего дилемму выбора вероисповедания Руси в пользу Православия фразой: «На Руси жити, есть веселье пити». Действительно, языческая Русь имела множество праздников, и Православие, по этому признаку, было наиболее близко духу народа. Тем не менее, трезвенная традиция установленного тогда порядка старообрядческой, в последствии, церкви была на лицо. Вино дозволялось пить только в разбавленном виде, и то только мужчинам после сорока лет. Установленный позже домострой вообще закреплял абсолютную трезвость женщин. К канонизации в святые допускались только трезвенники. В результате именно церковь препятствовала алкоевропеизации России Петром I, который  был вынужден силой и кровью реформировать веру, погубив тогдашнюю интеллигенцию и множество народа. Естественно, все положения этой «теории» ложны. Эта теория рассчитана на несведущих в истории людей, и весьма удобна для пьющих, давая им «право» утверждать, что если кто-то вина не пьет - не Русский.

Аргументации алкоголепития служит и «теория» алкогольного вакуума, в которой наркогенные легальные вещества, алкоголь и табак, объявляются панацеей против наркомании. Факт алкотабачной постепенной деградации народа закономерно заканчивающийся переходом к более сильным, кислотным наркотикам ставится с ног, на голову. Выдвигается постулат: «Отказ от алкоголя и табака и сухой закон приводят к росту наркомании». Сухие законы объявляются, безусловно, вредными, ведущими якобы к криминализации общества. Конкретные же, исторические факты просто игнорируются, например, результаты «сухого закона» в США (1928-1932г.г.) превратившего аграрную страну в супердержаву. И, вместо «сухих» законов предлагается активно внедрять «культуру» употребления алкоголя.

Поэтому теории алкогольного вакуума и скепсиса реанимируются, как правило, когда встает вопрос об ограничениях, на распространение алкоголя и табака, как варианты реакции практически на любую трезвенную пропаганду, в том числе и «сухих» мер. В повседневной жизни наибольшее хождение получает теория культурного пития, постоянно выдвигаемая альтернативой трезвости. Теория «культурного пития» в той или иной степени интегрирует положения и доводы всех видов абсурдизма и других абсурдных теорий. Но, основным элементом этой теории является непререкаемый постулат о безнаказанности и даже пользе малых доз алкоголя.

Давайте разберемся. Обратимся к общеизвестным фактам.

Практически любой курильщик табака может подтвердить, что находиться в накуренном помещении неприятно. Так, сильно ощущается табачный смрад, многие жалуются на головную боль и вообще ухудшение самочувствия. Эффекты отравления налицо. При этом дозы токсинов получаемые во время вдыхания отравленного воздуха явно меньше чем во время непосредственно курения. И, если человек закуривает в этой обстановке, то неприятные ощущения быстро исчезают. Казалось бы, во время курения в организм попадает больше токсинов и следует ожидать большую степень отравления и ухудшение самочувствия. Это явление легко объясняется тем, что малые дозы ядов лишь посылают сигнал в мозг о возможном отравлении через ощущение смрада. Во время закуривания, когда доза получаемых ядов уже может быть опасна, включаются химические защитные реакции организма, в которых при малых, безопасных дозах яда нет необходимости. В кровь курящего выбрасывается множество стимуляторов обмена веществ адреналиновой группы, это естественная реакция на любое распознаваемое организмом отравление. Блокируется отравляющее действие токсинов. Таким образом, обнаруживается порог срабатывания химической защиты при воздействии различных доз отравляющих веществ.

В частности, это явление объясняет сильный вред, наносимый некурящему человеку при пассивном курении. Смрад и вонь накуренного помещения лишь предупреждают мозг о необходимости сменить обстановку. Для некурящих людей, порог срабатывания химической защиты, вследствие отсутствия привычки к курению, значительно выше, чем у курящих, организм которых натренирован, противостоять этому виду отравления. Привычка к курению вообще делает процесс поглощения табачного дыма мало ощущаемым для курящего, часто не наблюдаются даже эффекты отравления.

 

Рисунок 10. Построение кривой реального физиологического эффекта отравления (ФЭ) в зависимости от концентрации канцерогена в организме человека (КК). Развитие (¬) и ослабление (®) защитной реакции организма человека. Сдвиг физиологически ощущаемого эффекта в случае недостаточной компенсации (­), и перекомпенсации (¯) развития защитной реакции, БВ - биологическая возможность преодоления отравления, ЭО - реальный эффект отравления организма отравляющим веществом, ПС - порог срабатывания защитной реакции, КО - эффект компенсации реального отравления, РЭ - реально ощущаемый эффект отравления, МД - область малых отравляющих доз, гомеопатических, КОМ - область частичной или полной компенсации отравления, средняя концентрация отравляющего вещества, ВК - область высоких концентраций отравляющего вещества, аллопатия.

 

Описываемую ситуацию можно пояснить рисунком 10. Предположим, что физиологический эффект (ФЭ) отравления (ЭО) от некоторого ядовитого вещества пропорционален его концентрации в крови (КК). При некоторой пороговой концентрации (ПК) яда срабатывает защитная реакция и в кровь поступают компенсирующие отравление (КО) вещества. Защитная реакция тесно связана с интенсивностью ощущения связанного с каким-либо раздражителем.

Связь интенсивности ощущения с физической интенсивностью раздражителя имеет достаточно сложный вид. Были предложны различные модели, в которых описывается вид этой связи. В законе Г.Фехнера для сильных раздражителей, эта зависимость представлена в виде логарифмической кривой. С.Стивенс изучал слабые раздражения, им получена кривая, имеющая вид степенной[10] зависимости. Суммарная кривая, сходна по характеру с психометрической, представляется графиком зависимости вероятности обнаружения раздражителя от его величины. Эта кривая получается в психофизическом эксперименте с помощью метода постоянных раздражителей.

Таким образом, для любого человека органическая защитная реакция будет развиваться только с определенного порога срабатывания (ПС), плавно и до определенного предела ограничиваемого биологической возможностью (БВ), или тем выше, чем больше здоровья. Тогда легко определить реальный эффект (РЭ) отравления человека как разность эффекта отравления (ЭО) и его компенсации (КО). Полученная кривая, отражающая реальный эффект (РЭ), будет иметь ярко выраженный всплеск при низких концентрациях яда, затем наступит полная ли почти полная компенсация и, далее, с ростом концентрации отравляющих веществ и присутствием ограничения защитных функций, реальное отравление будет возрастать[11].

Эту ситуацию легко проиллюстрировать и выдержками из дневников слушателей первичных курсов. Так, на этом примере, курящий человек описывает, в сущности, проявление собственной физиологической защитной реакции - часто это ощущения смрада, и даже сильного отравления:

 

Фрагмент 9.

[7. В накуренном помещении нахожусь с трудом и не люблю бывать. Не люблю когда на улице курят рядом или тебе в нос.]

 

Здесь отрывок дневника слушателя описывающего свои ощущения при полной компенсации отравления табаком, что соответствует стадии наркотической зависимости:

 

Фрагмент 10.

(5. До курения - плохо, во время курения - никакого кайфа, просто насыщаю свой организм никотином. После курения успокаиваюсь.)

 

В этом примере, так же часто встречающемся в дневниках курящих слушателей ситуация соответствует почти полной компенсации эффекта отравления табачными ядами, что соответствует концу второй стадии табакокурения:

 

Фрагмент 11.

[5. Самочувствие одинаковое до и после курения только мокрота и хрип в горле.]

 

Этот пример четко иллюстрирует вариант развития третьей стадии табакокурения. При этом привычные дозы табака уже становятся чрезмерными:

 

Фрагмент 12.

[5. До курения - самочувствие лучше, чем во время курения, и особенно после. Хотя прекрасно понимаю, что будет хуже - все равно курю].

 

Курение, это процесс при котором кроме сильнейшего нервно-паралитического яда никотина в организм попадает до 481-го канцерогена. На каждый из этих ядов будет свой реально развивающийся эффект отравления, и поэтому суммарная кривая может иметь множество пиков в области малых доз.

Налицо три области кривой реального эффекта (РЭ) отравления; область малых, высокотоксичных доз (МД), область компенсации (КОМ) и область равномерного роста эффекта отравления при высоких концентрациях (ВК) яда. Например, Г.А.Шичко /49/, изучая алкогольное воздействие, ввел понятие степень опьянения - уровень отравленности организма и, прежде всего поражения мозга:

Первая степень отравления - (искусственное веселье, дурашливость (1)). Соответствует слабому опьянению, которое появляется после приема малой дозы этанола и характеризуется повышенным возбуждением, в связи, с чем появляются: повышенная подвижность, болтливость, развязность, бахвальство, шумливость, самонадеянность.

Вторая степень отравления - (буйность (2)) - опьянение, при котором достигается наибольшая патологическая возбужденность мозга, которая обуславливает повышенную раздражительность, вспыльчивость, озлобленность, склонность к скандалам и дракам. Буйность не всегда проявляется в таком виде: если пьяного никто и ничто не тревожит, он может вести себя спокойно.

Третья степень отравления - (параличность (3)) - степень опьянения, при которой возбуждение у пьющего сменяется все усиливающимся торможением мозга. Характерным признаком третьей С.О. является усиливающееся нарушение координации двигательных актов: речи, ходьбы, работы рук. Иногда паралично пьяный не может самостоятельно передвигаться.

Четвертая степень отравления - (безумность (4)) - такая отравленность мозга алкоголем, при которой имеет место как бы функциональный распад мозга. Утрачивается тонкая согласованная мозговая деятельность, сознание подавлено, поэтому безумно пьяный не соображает, что делает и говорит, подчас он бормочет всевозможные нелепости. Способность думать нарушена, зачастую полностью утрачивается. Признаки безумности наблюдаются при первых трех С.О., однако, она ярко выражена лишь в четвертой, когда переходит в безумство.

Пятая степень отравления - (усыпленность (5)) - алкогольный сон. Пьяный полностью не утрачивает чувствительность, его можно тем или иным способом разбудить, даже поставить на ноги, однако, двигательные акты нарушены еще во время третьей С.О.

Шестая степень отравления - (наркозность (6)) - алкогольный наркоз. Пьяный полностью утрачивает чувствительность и защитные рефлексы, поэтому может утонуть в ванной и в луже, захлебнуться рвотной массой, сгореть в огне, вызванном выпавшей изо рта сигаретой.

Соответствие степени отравления (1-6) и реально ощущаемому эффекту отравления показаны на рисунке 10. Эта кривая хорошо иллюстрирует изменение ощущений опьянения при развитии алкоголизма. Так, с развитием привыкания - натренированности организма распознавать и удалять алкоголь, уменьшается порог (ПС) и зона 1 «культурно желаемого» отравления практически исчезает. Как правило, ранее установленные привычные дозы спиртного обеспечивают экстерн вплоть до 3-4, приводя человека или к параличности 3, что расценивается как сильный успокаивающий эффект или непосредственно к безумности 4. А дальнейшее употребление, благодаря малой наркотической широте этанола приводит к усыпленности 5 и наркозу 6, поэтому в части случаев наркоз переходит в смерть.

Кислотные наркотики, например опиаты, настолько близки по действию на нервную систему человека, что практически мало обнаруживаются защитной системой. Действие наркотика на человека (ОЭ) будет при всяких дозах пропорционально концентрации (КК). Поэтому организм, не обнаруживая урона практически беззащитен, при этом происходит постепенное закисление нервной системы. Наркотические вещества накапливаются. Нервные окончания в кислотной среде частично погибают, частично приспосабливаются нормально функционировать и, для получения «кейфа» дозу приходится увеличивать, что еще более усугубляет процесс гибели, приспособления и модификации нервных окончаний. Это рано или поздно приводит к тому, что нормально функционирующих нервных клеток становится недостаточно при снижении концентрации наркотика в тканях и развитию зависимости уже не ради удовольствия, а просто для самостабилизации, хотя бы. А при попытке расстаться с наркотиком начинается ломка - нервная система работает неадекватно, и выработка собственных эндоморфинов даже если и сохранилась, то явно не обеспечивает сверхприродный уровень инъекций. Если же ломка преодолевается, то погибает еще часть нервных клеток не способных к обратной модификации, а оставшихся при этом будет всегда недостаточно для нормальной работы. Нервная система истощается и, как правило, полному восстановлению не подлежит. Стрессы и вообще любые психологические нагрузки способны легко вызвать потерю контроля и далее возврат к инъекциям. Поэтому, если человеку удается избавиться от сильных наркотиков, то лучшее убежище от мира сего, чем, например, религиозная община сотоварищей придумать сложно.

Для алкоголя, картина усложнится еще и в другую, худшую сторону. Свойства токсина, трупного яда - алкоголя таковы, что он практически не распознается организмом и поэтому защитная реакция развивается легко только или на сопутствующие токсины - сивушные масла, или на продукты распада алкоголя в организме, возникающие при катализе распада клеток алкоголем, что требует некоторого времени, тогда отравление будет идти сообразно кривой РЭ. Если же доза алкоголя значительна и выпивается за короткое время (залпом), отравление идет по кривой ЭО - защита не срабатывает. В большинстве реальных случаев кривая отравления алкоголем будет находиться между кривыми ЭО и РЭ, и будет у каждого своя - в зависимости от самочувствия, настроения, погоды ...

Оказывается так же, что малые, «культурные» дозы плохо очищенной от сивухи водки легко возбуждают защиту (ближе к кривой РЭ), а алкоизделия высокой степени очистки в тех же дозах обладают высочайшей отравляющей способностью (ближе к кривой ЭО). И если вспомнить, что алкоголь есть растворитель мозга (основное свойство), легко понять - у «культурных» доз «хороших» водок, коньяков и т.д., наибольший отравляющий эффект. Этим гарантируется ускоренное отравление и разрушение высших функций мозга - контролирующих центров, мораль, этику, память. Алкоизделия же с высоким содержанием сивухи, самогон, вина и пиво, в которое добавляют нервно-паралитические алкалоиды хмеля, доставляют в организм много ядов, перегружают защиту, страдают печень, сердце и почки, но мозг в меньшей степени, чем при использовании «высококультурных» алкоизделий. Благодаря этим процессам, культурно-питейная стадия алкоголизма длится в два-три раза меньше второй, и чем «культурнее» обычаи и алконравы тем быстрее развивается зависимость от алкоголя.

Идеи культурного пития наиболее опасны, ибо легко превращают людей в алкоголиков, в людей остро нуждающихся в этой -  «культурной» и других доктринах оправдывающих пьянство, и составляющих, далее, основную ментальную часть эффекта преодоления - трезвости.

 

Выбор. Свобода выбора.

 

Такое понятие как свобода выбора, является по известным причинам весьма важным. К этому понятию всегда прибегают и, особенно в таких случаях, когда производят целенаправленное программирование людей, предоставляя им полную свободу для выбора среди заранее и специально подготовленных образцов социальных убеждений. Настолько и так часто, что большая часть людей глубоко убеждена в самостоятельности принятых ими решений, и тем более в независимости выбора другими людьми. Фрагмент дневника одного из слушателей первичного курса яркое тому подтверждение:

 

Фрагмент 13.

[ 9. Мне особенно жаль алкоголиков, хотя это их выбор.]

 

Убеждения диктуют выбор, превращают его в естественный, так как каждый человек, только находясь в согласии с собственными убеждениями, чувствует себя комфортно. Поэтому важным моментом в понимании свободы выбора является анализ не самого  по себе поступка индивидуума, а внешне незаметный, и, как правило, лишенный свободы, выбор системы убеждений. Игнорировать именно этот предвыбор нельзя, так как на этом предварительном этапе и происходит формирование ментальности личности, дальнейшие поступки которой легко предсказуемы, и даже жестко предопределены, поэтому вторичны, а потому уже не свободны.

В этой части, останавливаться отдельно на механизме программирования, нет смысла. В верхних главах все аспекты этого процесса рассмотрены. Сам по себе вопрос о свободе несколько шире и глубже, так как затрагивает, в своей основной части и такие понятия как истина и право выбора, являющиеся философскими категориями, которые освещены достаточно широко в изложении любой философской и идеологической доктрины.

Следует заметить, что сама по себе категориальность этих понятий далеко не кажущаяся, ибо нет абсолютных истин, а есть лишь некоторое их подобие, имеющее реальное отражение в конкретном историко-социальном Бытии. Поэтому, всякий выбор может быть произведен только между предметами определенного социального континуума, то есть между предметами выбора уже характеризующимися определенными атрибутами.

Уместна аналогия между категориями и атрибутами абсолюта Информации и Материи. Каждый произведенный выбор делается сообразно категориям, в то время как результаты выбора всегда характеризуются атрибутами, - реальны, а потому и конкретны, и имеют пространственные и временные характеристики. Этот процесс естественный, так как до произведения выбора, каждый человек имеет лишь представления о будущей целесообразности предмета выбора для себя. Например, варианты использования предмета мыслятся в Будущем - Информационные, а результаты использования предполагаются Материальными - то есть в Прошлом. Результат же представляется именно временными и пространственными характеристиками, то есть время использования предмета выбора всегда конечно и сам предмет выбора способен осваивать только конкретное пространство или количество. Отсюда ясно, что любой выбор, каким бы тщательным не был, всегда не отвечает целям выбора, что и обусловливает дальнейшее развитие, так или иначе, предполагающее стремление к категориальному представлению. Память о череде действий предшествующих каждому новому выбору составляет в последствии опыт[12], используемый при всех последующих выборах.

Сама по себе Ментальность не бывает отрицательной, так как это всегда результат процесса накопления информации. Ментальность может быть нулевой - у неживого, мертвого объекта. Поэтому далее будем говорить, что если происходит накопление отрицательной ментальности от некоторого начального состояния (рисунок 11), то это приведет к сужению возможности выбора, и наоборот, накопление положительной ментальности - расширит выбор.

Рисунок 11. Связь ментальности и свободы выбора

Функциональной зависимости между этими характеристиками нет, есть лишь некоторая детерминирующая связь, или взаимовлияние. Так, если возросла свобода выбора, то можно утверждать - вследствие этого возрастет ментальность, и наоборот, если степень выбора уменьшилась - ментальность тоже уменьшится, или что это неотвратимо приведет к изменению ментальности. Близкой по аналогии для понимания, является модель гидравлического уровня, в которой жидкость может перетекать от указателя к указателю через узкое (дроссельное) отверстие, так, что добавление или убавление жидкости к одному из указателей обязательно повлечет изменение уровня в другом, но не сразу.

Механизм получения интуитивного опыта и представляет суть процесса Интуитивного развития, которое постоянно обогащает ментальность. Поэтому любой выбор, как осознанное действие, всегда обогащает Ментальность. Это приводит, в частности, к необходимости или даже обязательности самого выбора, как неотъемлемой части процесса развития. Свободы выбора, в этом смысле, не существует, - отказ от выбора практически всегда эквивалентен отказу от развития или, в крайнем случае, гибели объекта.

Итак, выбор - обязателен для развития как процесса, и свобода делать выбор или нет - отсутствует. Отсюда и возникает возможность манипуляции человеком, путем формирования его воли, через представление предметов выбора, появляется возможность целенаправленно влиять на ментальность индивидуума, практически игнорируя его собственную волю. Особенно это заметно в случае начального этапа развития ментальности, когда собственный интуитивный опыт незначителен. В этом случае, целенаправленное сужение выбора формирует заданную ментальность, при полной свободе самого процесса выбора. Так, при формировании алкогольной ментальности, выбор сужается до образцов предоставляющих только алкогольное поведение (например, родителей), разнообразие которых заменяет полное разнообразие всех вариантов возможного социального поведения. Развитие происходит и в этом случае, однако накапливаемая ментальность отрицательна, и интуитивный опыт, получаемый при этом, задает вектор дальнейшего развития, который, далее, индивидуум способен формировать и независимо от манипулирования. То есть, индивидуум начинает самостоятельно развивать собственную алкоментальность, игнорируя, вполне осознанно, иные часто предлагаемые варианты социального поведения.

Как раз это явление наблюдается при формировании алкоголизма. Широкий начальный выбор социального поведения, от «сверхкультурной» умеренности постепенно сужается до беспробудного, всеми осуждаемого пьянства. Это можно наблюдать и при реальном выборе алкоизделий, от «лучшего» коньяка и «сверхкачественных» сухих вин, в начале, к дешевым сортам водки и даже суррогатам, в конце этого развития, при полном наборе всех «вариантов» на полках, постоянно.

Накопление отрицательной ментальности всегда сужает выбор, делает его предопределенным. Поэтому можно утверждать и обратное - сужение возможности выбора есть следствие результата накопления отрицательной ментальности.

Напротив, накопление положительной ментальности, развивает возможности личности, и делает само по себе развитие (выбор) многовариантным, что и иллюстрируется на рисунке 12.

 

Рисунок 12. Варианты развития Ментальности (Свободы выбора) во времени при естественном развитии (кривая 1) и при накоплении отрицательной Ментальности с момента А (кривая 2).

Накопление отрицательной ментальности сужает возможность выбора и способно настолько ограничить возможность развития (выбора) самой личности, что сделает иной выбор направления развития невозможным.

Эта особенность ментального развития личности является фундаментальной. И позволяет сделать ряд существенных выводов определяющих подходы к развитию личности. Так в частности:

21.1. Любое развитие личности отягощенной отрицательной ментальностью возможно только в двух направлениях, либо устранение отрицательной ментальности, только вверх, либо ее дальнейшее накопление - вниз.

21.2. Отсутствие отрицательной ментальности позволяет личности реализовывать любые развивающие технологии.

21.3. Развивающие технологии, личностями, отягощенными отрицательной ментальностью игнорируются, а потому и бессмысленны.

 

Воля

 

Сила воли это бытовое словосочетание, характеризующее некоторую способность человека к совершению поступков главным образом направленных на изменение самого себя, или напротив способность противостоять факторам, способным изменить личность. Например, волевыми людьми считают тех, кто легко, с внешней стороны, отказывается, например, от дурных привычек - курения табака и употребления алкоголя, или легко защищающим свою трезвость. В этих случаях легкость отказа, или легкость противостояния спаиванию, объясняют наличием именно силы воли. Однако насколько понятие воли бытовое, настолько же это понятие и абсурдно. Потому как есть - сила руки, сила ноги, сила спины и так далее, а вот некоторого отдельного органа, или группы органов с названием «воля» нет.

В тоже время, волевой человек совершая некоторое действие, и физическое в том числе, не испытывает никаких психологических нагрузок, поступки для него естественны, а потому и не требуют никаких дополнительных эмоциональных и иных усилий, проходят, внешне, без каких либо психологических напряжений.

Весьма примечательно, люди вообще что-либо совершающие, в большинстве своем, узнают о том, что обладают еще и силой воли только лишь после знакомства с оценкой своих собственных поступков другими людьми. В этом случае, оценка чужого поступка, именно как волевого, производится на фоне собственной неудачи совершения тех же действий, что мотивируется как раз отсутствием силы воли у человека производящего оценку:

 

Фрагмент 14.

[3. Отношение к спиртному, табаку - отрицательное. Была бы сила воли бросил бы все сразу, но увы. Выпито и выкурено очень много. Знаю что все это вредно но бросить не могу.]

 

В качестве признаков отсутствия силы воли выступают как раз эти самые, и притом весьма значительные, эмоциональные и психологические напряжения которые возникают при совершении тех же действий, и которые приводят, вполне закономерно, к невозможности завершения начатого. Этот усвоенный, вполне возможно многократно закрепленный, опыт является в дальнейшем вектором оценки поступков других людей. Так как все, что сложно самому, и просто у других, и есть, как минимум, предмет оценки, восхищения или зависти.

Что же на самом деле - «сила воли»? Может это способность человека совершать действия, и притом весьма значительные, без, или практически без, эмоциональных и психологических напряжений?

Мы знаем, что все запрограммированные действия и поступки, то есть те, что соответствуют убеждениям и настроенности проходят для сознания практически незаметно, как естественный ход самой жизни, в полном соответствии с программой и именно без напряжений эмоционально-психологического характера. Однако если внимательно присмотреться, программа поведения всегда складывается не сразу, на ее окончательное формирование и совершенствование уходит значительное время, время проб и ошибок, время провалов и успеха - время обучения. Это время, в течение, которого программа несовершенна, и следование цели предполагает усилия, со стороны человека как раз на совершенствование программы. Будучи разложены по времени обучения, эти усилия каждое в отдельности незначительны и суммарную работу по изменению самого себя человек может и не заметить.

Если описывают волевой поступок, то подчеркивают обычно резкое, внешне почти скачкообразное, изменение личности. Поэтому силу воли можно сравнить с вникаемостью. Так как известно, что чем выше вникаемость (гипнабельность), тем быстрее складывается и программа, или другими словами, обучение проходит в максимально короткие сроки.

Другим не менее важным моментом, на который, следует обратить внимание, практически любого волевого поступка, является малая информированность человека относительно результатов этого поступка, особенно о его дальних последствиях. Как правило, что чаще всего и подтверждает сказанное выше, это просто чей-то пример, и гораздо реже волевое решение, принимается в результате длительной подготовительной, часто скрытой от посторонних глаз работы. В этих случаях поступок человека выглядит волевым. Но вряд ли можно назвать волей изменение личности в виду, например, религиозного зомбирования, так как в основе и налицо деструкция личности.

Также возникает вопрос: являются ли мнительные люди волевыми? Ведь мнительность как раз и демонстрирует способность человека изменять свою личность, вплоть до соматического уровня, и совершать соответствующие этому уровню поступки, и очень быстро. Но ведь мнительность не является предметом восхищения, и вряд ли кто-то станет подражать мнительному больному, разве что не в театральном действе. Мнительность можно расценивать именно как психическую болезнь, порождающую любую болезнь, а это всегда регресс от исходного состояния.

Таким образом, сила воли это способность развития собственной личности, или ее части, в результате накопления или привития новой программы поведения, а так же способность этой личности следовать новой программе, защищать собственные убеждения и настроенность.

Кстати, и любой алкоголик, либо курильщик, истово защищающий собственные убеждения, способный противостоять чужому влиянию, - волевой человек. Да! Именно волевой человек. Так как любой алкоголик и курильщик способен, превозмогая отравляющее действие алкоголя, или табака, получать положительный для себя эффект, и защищать собственные, пусть даже патологические убеждения. Поэтому, считать пьющих людей безвольными, а потому и не способными бороться с водкой, есть чистый абсурд. Правда, алкоголизм, развиваясь, приводит и утрате воли, которая теряется вместе с разрушенными водкой структурами мозга. Программа, то есть ее компоненты - убеждения и настроенность, утрачивают носитель, и вместо них появляется биологическая потребность, при которой мозг способен вообще функционировать только лишь под действием алкоголя.

Наличие воли у пьющих и курящих людей есть, таким образом, главный показатель их психического здоровья, и до тех пор, пока воля имеет место быть, с ними следует обращаться только как с абсолютно здоровыми людьми.

 

Развитие личности как носителя программ

 

И так, если принять, что благодаря воплощению программ реализуются потребности, то, как и порождающие их программы, потребности могут быть естественными и искусственными, или таким ради которых живут, или такими благодаря которым продолжают жить, не взирая на первые.

Большая часть естественных для человека потребностей (благодаря которым живут) возникает с момента рождения, это потребление кислорода, жидкости, пищи, а с созреванием организма и продолжение рода. Все естественные потребности сами порождают программы их удовлетворения. В дальнейшем, этот комплекс потребностей лишь усложняется, и с развитием сознания может измениться настолько, что стать даже патологическим, не поддерживающими жизнь, а разрушающими самое ее существование. Однако, до тех пор, пока человек жив, и какими бы программами он не пользовался, во власти каких бы не находился, именно эти потребности, каждый человек, находящийся в здравом разуме, безусловно, считает естественными.

Естественные потребности меняются не только под действием программ, сколько, и в большей степени, соответствуют этапам развития человека: внутриутробное, послеутробное, предшествующее половой зрелости, от созревания до угасания половой функции, старость. Этапов можно выделить гораздо больше, и каждому найти правильное обоснование, как, например в /19/, каждому сопоставить комбинацию естественных потребностей, разных в количественном и качественном отношениях. И, таким образом, для каждого из этапов можно определить нормы естественных потребностей, наиболее оптимальных и индивидуальных для каждого. Влияние на естественные потребности убеждений и настроенности возрастает с развитием сознания и приобретением личного опыта. Постепенно, естественные, интуитивно определяемые нормы этих потребностей заменяются социально значимыми. Однако если в сфере этих потребностей нет явно доминирующих внешних ментальных установок, эти потребности могут оставаться на своем естественном, нормальном уровне.

Наиболее ярко этот процесс проявляется на примере питания. Так, дети, в основном, стараются интуитивно следовать своим индивидуальным потребностям в питании, отвечающим, как правило, потребностям организма. Но, в процессе воспитания, они вынуждены адаптироваться к внешней среде. Реальные характеристики потребностей заменяются социально оправданными, которые в свою очередь уже не будут в полной мере отвечать требованиям организма и перестанут быть оптимальными. Причем, применительно к питанию важными оказываются не только его количественные характеристики, но и его качественное содержание. Как результат этого процесса, часто возникает дисбаланс в питании, ведущий и к нарушению обмена веществ. Тем не менее, для большей части детей этот дисбаланс преодолевается в основном за счет огромной способности к адаптации развивающегося организма. В отсутствие явного дисбаланса естественные потребности будут мало отличаться от оптимальных потребностей. Поэтому и стадии развития естественных непатологических программ от начала до конца жизни человека будут мало отличны от своих возрастных норм.

В тех случаях, когда естественные программы становятся патологическими, организм перестает справляться, например, с нерациональным питанием, и возможно значительное нарушение обмена веществ. Как следствие, можно наблюдать развитие полноты, или наоборот дистрофии, что, в конце концов, ведет к преждевременному износу тела и старению. В этом случае, можно констатировать явное развитие третьей стадии, характеризующейся или снижением или увеличением питания против естественной  потребности. Причем, третью стадию, возможно, наблюдать в любом возрасте.

Развитие искусственных непатологических программ так же имеет ряд особенностей. Надо сразу оговорить, что большая часть этих программ имеет социальную основу и направлена на адаптацию личности к условиям сообщества, в котором эта личность развивается. В качестве примера может служить любая политическая программа, в рамках которой действует человек. Эти программы сами по себе не могут нанести урон биологическому существованию, так как детерминируют только социальное поведение, однако полагать полное отсутствие влияния этих программ на здоровье человека нельзя. Как правило, приобретение политической направленности поведения индивидуума или соответствует его внутренним духовным потребностям или в какой-то мере гармонизируют духовность личности с духовностью ее окружения. Таким образом, эти программы или развивают личность, (что может привести и к изменению политических взглядов даже на противоположные) или не оказывают на развитие личности никакого влияния. Искусственные непатологические программы начинают функционировать с момента их приобретения.

Стадии развития искусственных патологических программ лучше всего прослеживается на примерах развития наркогенных заболеваний. В настоящее время этот вопрос освещен достаточно полно, и отдельно останавливаться на его детальном рассмотрении здесь, нет смысла. Тем не менее, с точки зрения изучения развития ментальности и вообще информационного подхода, этот вопрос практически не изучен.

Как известно /15/ реализация программы токсикомании или наркомании приводит к регулярному употреблению отравляющих веществ и веществ, обладающих наркотическими и отравляющими свойствами, например табака и алкоголя. И токсикомания (курение) и алкоголизм развиваются, последовательно проходя три стадии[13]. Известно так же, что вторая стадия у наркоманов применяющих «кислые» наркотики практически отсутствует. Налицо общая закономерность: сокращение времени развития первой и третьей стадий пропорционально токсичности, сокращение второй - наркотической силе вещества.

Здесь, мы специально подчеркиваем эту закономерность, не раскрывая ее сути, что сделано многими и ранее, лишь для того, что бы ввести понятие «идеальный наркотик». И далее, апеллируя к этому понятию, будем подразумевать некоторое наркотическое вещество вообще не обладающее химической токсичностью относительно всех биологических систем человека. Таким образом, и первая и третья стадии развития привычки к идеальному наркотику должны отсутствовать, как и в случае любой естественной зависимости (рисунок 13), благодаря отсутствию токсичности вещества.

К этой группе веществ можно было бы условно отнести все лекарства, применяемые для компенсационного лечения, при котором организм больного утрачивает возможность вырабатывать то или иное вещество которое и вводится искусственно. Например, даже если больным раком прописывают морфий, то для них это не наркотик, а не более чем лекарство, снимающее боль. И, эти люди не станут наркоманами. В этом случае убежденность и настроенность, на прием лекарства, возникли после утраты здоровья и совсем иные (не патологические) чем у здоровых людей делающих первые шаги к наркомании. И действительно, для таких больных первая стадия отсутствует, чем менее токсичен наркотик, тем дольше длится вторая, а о третьей говорить сложно, ибо компенсация недостатка эндоморфинов их искусственными заменителями, безусловно, токсичными, вряд ли поможет выздороветь. Эффект применения наркотика в данном случае заключается именно для введения человека сразу во вторую стадию, когда и достигается идеальная компенсация отсутствия достатка эндоморфинов.

Для физически здоровых людей даже идеальный наркотик, всегда наркотик, то есть это вещество, предоставляющее комплекс удовольствия сверх возможностей человека. Сверх возможностей: переносить боль, радоваться, снимать стресс, игнорировать раздражающие факторы и усталость и так далее, - то есть предоставлять весь комплекс эффекта преодоления без всяких ментальных усилий со стороны человека, и без всяких усилий со стороны его эндоморфинной системы.

 

Рисунок 13. Стадии развития программ. 1 - естественные непатологические, искусственные патологические: 2 - токсикомания, курение, лекарства, 3 - алкоголизм, 4 - наркотическая, 5 - идеальный наркотик.

 

Ситуация с приемом наркотика в этом случае более похожа на отказ от ходьбы и применением для перемещения инвалидного кресла. При этом длительный отказ от использования собственных ног приводит к постепенной атрофии мышц и забыванию способов и навыков хождения. Часто, если обездвиживание человека, например, в результате болезни, длится достаточно долго, то выздоровевшего приходится учить ходить, и применять специальные упражнения для восстановления активности мышц ног.

Точно так же будет действовать и идеальный наркотик. С одной стороны применение наркотика разгрузит эндоморфинную систему, что приведет к ее медленной деградации, с другой, снимет нагрузку с мозга, который ранее формировал весь комплекс эффекта преодоления, и это приведет к деградации ментальности человека. Эти процессы будут ускорены отсутствием защитных механизмов, включающихся только на токсические вещества. И как результат, произойдет развитие третьей стадии, но, характеризующейся не прямым разрушением организма, а благодаря невозможности полной искусственной компенсации всех возникающих психофизических нагрузок на мозг. Произойдет распад личности, и на ментальном, и как следствие, на физическом уровнях. Именно поэтому все искусственные программы, приводящие к деградации личности, являются патологическими, причем независимо от степени идеальности подмены.

Важно понимать: тонкая грань между искусственными патологическими и непатологическими программами проходит в мозгу человека. Сам человек вправе сделать выбор между развитием и самосовершенствованием, или отказом от развития и деградацией.

Всегда возникает вопрос о возможности нормализации патологических потребностей. Вполне естественный ответ - нет! Тем не менее, для многих людей обладающих уже отравленным сознанием, например, поведение наиболее преуспевающих людей именно в этой области, естественно, беспокоит. В этом случае беспокойство целесообразно классифицировать как зависть вызванную, например, недостатком собственного здоровья, а потому и невозможностью получить аналогичные достижения, например в деле алкоголепития. Возникает вопрос, что именно подразумевается под нормализацией, - призыв к ущемлению чужого здоровья? До уровня собственного здоровья или еще ниже? Вообще? На сколько? Налицо абсурд в постановке самого вопроса, так как в отношении к патологическим потребностям, и для их существования в сознание людей внедрен стандарт оценок противоположный оценкам, возникающим на базе естественных потребностей.

 

Генеалогия ментальности

 

    Алкоголь, как ядовитое вещество, потребляемое нацией или народом, безусловно, отрицательно влияет на среднюю продолжительность жизни. Этот вопрос в настоящее время интересует многих исследователей. Однако интересы к этому вопросу давно перешли уже не к качественным, а уже к количественным оценкам. В частности, такие оценки получены Немцовым А.В. /29/, вот выдержка из его работы, посвященной исследованию влияния потребления алкоголя на продолжительность жизни россиян:

«В целом, динамика продолжительности жизни в 1984-1992 гг. хорошо коррелировала с потреблением (r = -0,979 для мужчин и -0,832 для женщин; r<0,001, Рис. 3.1-2 /здесь рисунок 14/). Это свидетельствует о том, что изменение продолжительности жизни россиян в 1984-1992 гг. почти целиком объясняется изменением уровня потребления алкоголя (на 96% у мужчин и на 69% у женщин).

Антиалкогольная компания 1985 г. с ее перепадами потребления спиртных напитков обнаружила не только жесткую зависимость демографических показателей от алкоголя, но и позволила рассчитать меру этой зависимости и показать целый ряд ее особенностей в связи с характером потребления.

Это, прежде всего, касается важнейшего показателя - ожидаемой продолжительности жизни населения России, особенно ее мужской части. С 1984 по 1986 г. произошло сокращение потребления на 3.7 литра, что сопровождалось увеличением продолжительности жизни мужчин на 3.1 года (с 61.7 до 64.8), и эти отношения были линейными (r<0,01). Несколько упрощая реальную ситуацию, на этой основе можно рассчитать уравнение линейной регрессии для данных 1984-1986 гг. (y - ожидаемая продолжительность жизни мужчин в годах, x - среднедушевое потребление алкоголя в литрах):

 

y = 73.2 - 0.79x,

 

которое показывает, что каждый литр среднедушевого алкоголя сокращал жизнь мужчин в России на 0.79 года или на 9.5 месяца в среднем.

Сходная зависимость наблюдалась и у женщин (рис. 3.1-5):

 

y = 77.9 - 0.34x,

 

что обнаруживает сокращение жизни женщин на 0.34 года или на 4.1 месяца на каждый литр среднедушевого алкоголя.

Тут следует сделать уточнение. В 1985-1986 гг. рост продолжительности жизни в России был линейно связан с потреблением алкоголя, которое изменялось в пределах 10-14 литров (по областям - в пределах 8-18 л). Скорее всего, эти отношения не остаются линейными, ниже 8-10 литров алкоголя на человека в год. Это означает, что потеря 9.5 месяцев жизни для мужчин и 4 месяцев для женщин может быть отнесена за счет каждого литра потребляемого алкоголя сверх 8-10 литров в год.

Увеличение потребления алкоголя в 1987-1992 гг. привело к сокращению продолжительности жизни, как у мужчин (до 62.0 лет), так и у женщин (до 73.8 лет). Россия приблизилась к исходному уровню 1984 года, как по потреблению, так и по продолжительности жизни, нейтрализовав позитивные результаты компании.

 

Рисунок 14. Продолжительность жизни и потребление алкоголя в России в 1984-1994 гг.

 

 

 

 

Сокращение продолжительности жизни россиян в 1987-1992 гг. происходило с некоторой задержкой (лаг) по отношению к росту потребления, более выраженной у женщин (рис. 3.1-5 - здесь рисунок 14).

Вполне естественно, что смертность населения России находилась в обратных отношениях с продолжительностью жизни. Сопоставление этого показателя с потреблением алкоголя в 1984-1986 гг. на основе регрессионного уравнения делает возможным рассчитать реальные потери населения - 65 тысяч человек на каждый литр среднедушевого алкоголя (сверх 8 литров)».

Тем не менее, и на это, обращает внимание автор /29/, в целом эти зависимости носят нелинейный характер, это хорошо видно и из приведенных графиков. И ясно, что с ростом потребления алкоголя продолжительность жизни будет снижаться быстрее, чем следует из линейных зависимостей. Понятно, средняя продолжительность жизни не может быть нулевой, даже при сколь угодно большем потреблении алкоголя, хотя бы благодаря тому, что в каждом народе России есть люди вообще не употребляющие алкогольных изделий. Их доля в среднем будет тем значительнее, чем короче жизнь пьющих. Этот процесс и может привести, в конце концов, к некоторому асимптотическому приближению, к продолжительности жизни около 25-30 лет в среднем. Таким образом, Немцовым исследована только начальная часть алкосмертельной зависимости, и, слава Богу, пока жизнь, а России не предоставляет данных для полного исследования.

Второй процесс, влияющий на смертность, менее заметен при прямом статистическом исследовании, хотя и достаточно изучен. Это кумулятивный процесс передачи ослабленного здоровья от пьющих родителей детям, влияние которого гарантированно снижает среднюю продолжительность жизни пьющих и даже непьющих потомков алкоголиков. Отсюда и наблюдается «лаг», или инерционное отставание изменения продолжительности жизни от уровня фактического потребления алкоголя.

Само по себе статистическое усреднение, тоже несколько смягчает картину. Известно, что пьют не все мужчины, и далеко не все женщины, поэтому и картина у менее пьющих женщин, примерно раза в два-три, более благополучная, выше продолжительность жизни, и ниже (так же почти в два раза) крутизна кривой алкосмертности, в среднем. И, если  попытаться уйти от усреднения, то окажется, что и продолжительность жизни и крутизна кривой смертности будут пропорциональны уровню этанола в нервных, половых и иммунозащитных клетках человека. А эта характеристика отравленности человека зависит только от среднегодового потребления, и мало зависит от пола пьющего. Поэтому, если рассмотреть только категорию граждан пьющих 8 и более литров этанола в год, то следует ожидать и большего снижения продолжительности жизни и ее зависимости от уровня алкопотребления. По моим собственным оценкам, коэффициент снижения продолжительности жизни должен составлять около 1 года на литр этанола. То есть на 20-30% выше по мужскому населению и в 1.3-1.5 раза выше для женщин.

Понятно, линейная статистика не может учесть этого процесса, реальная кривая алкосмертности гораздо сложнее - человек как социальный объект значительно отличается от любого физического именно способностью к самостоятельному принятию решений, обучению и изменению собственного поведения. Таким образом, именно ментальность человека и будет главным фактором определения продолжительности жизни, как индивидуума, так и среднюю.

Передача ментальности процесс особый, поэтому нельзя напрямую сравнивать передачу ментальности и прямое обучение (ранее мы уже касались этой темы), целью которого является формирование знаний, а не убеждений. При передаче ментальности ведущая роль принадлежит именно убеждениям, и здесь вступают в силу законы логики.

Так, если пьющий человек, даже осознав вред своего пьянства, искренне убеждает другого в необходимости трезвости, то он,  оставаясь пьющим, объективно лжет:

ЛОЖЬ+ПРАВДА=ЛОЖЬ.

Так, кстати, и происходит в культурно-пьющих семьях.

Лгать будет и трезвенник, убеждающий в необходимости пьянства:

                        ПРАВДА+ЛОЖЬ =ЛОЖЬ.

Именно так и поступают алкогольные программисты населения.

И только трезвенник, убеждающий в трезвости прав:

ПРАВДА+ПРАВДА= ПРАВДА.

Как видно, именно в соответствии с законами логики накопление алкоментальности является объективно кумулятивным процессом. Ложь преобладает информационно, так как оценка получаемых убеждений и формирование собственных не зависит от убеждающего. Любой нормальный человек, имея здоровый мозг способен сделать логически верный выбор.

Остановимся, более подробно, на передаче ментальности от поколения поколению. Собственно, это явление и обусловливает существование такого понятия как генеалогия ментальности. Любая не генетически передаваемая ментальность из поколения в поколение путем обучения во многом определяет возможность существования самих поколений, обеспечивая их бесконечную смену, и наоборот, пресекающую их развитие и даже, продолжение.

Именно последнее обстоятельство и явилось предметом исследований швейцарского ученого генеалога Морреля, представившего результаты своих исследований влияния алкоголизма на поколения людей. В частности, Моррелем определено то количество алкоголя (в среднем на всех представителей рода) который приводит к неизбежной деградации и гибели всего рода, как следствие.

Моррелем (1857 г.) показано, что при среднегодовом употреблении около 25 л.э/ч.г. (150 полулитровых бутылок водки в год) происходят необратимые генетические изменения, приводящие к полной деградации и, как следствие, гибели популяции через третье поколение. Его труд назван: «Доктрина трех поколений». Результаты исследований Морреля таковы:

- первое поколение - снижение нравственности, тяга к спиртному

- второе поколение - обычное пьянство, приступы бешенства

- третье поколение - ипохондрия, меланхолия, склонность к совершению самоубийства, убийству

- четвертое поколение - эмоциональная тупость, идиотия, бесплодие, пресечение потомства.

Происходит химическая эволюционная регрессия, при которой, даже при слабых ее формах, люди утрачивают самые главные, эволюционно наиболее свежие навыки к творческому и физическому труду. Во многих случаях это и объясняет развитие проституции, жульничества, бандитизма, как легких способов заработать на жизнь, не требующих длительных и значительных мозговых напряжений.

Тем не менее, попытка увязывания развития отдельного индивидуума и рода (как сообщества людей) только с определенным уровнем потребления алкоголя является далеко не универсальным средством объяснения явления, так как сам по себе средний уровень потребления алкоголя является следствием вполне определенных убеждений. Эти убеждения распространяются, практически на все стороны жизни, включая обычаи и верования, на весь комплекс программ, безусловно, искусственного происхождения, не передаваемых по наследству, из поколения в поколение генетически. Количественная оценка, в данном случае в большей степени объясняет только результат, то есть закономерность деградации. Сама по себе оценка в 25 литров этанола на человека в год (черта Морреля), понятно, не может быть отнесена ко всем представителям рода. Как известно, те же обычаи обуславливают меньшее потребление алкоголя женщинами, стариками и даже полную трезвость детей, но при их единовременном существовании. В данном случае, можно лишь утверждать, что происходит снижение уровня здоровья от поколения к поколению, снижение сопротивляемости к алкоголю, разрушение эндокринной и нервной систем, отвечающих за стабилизацию психики в целом. Поэтому так же, безусловно, будет наблюдаться и последовательная деградация умственных способностей, что и фиксировано в этих исследованиях.

Динамику деградации рода можно наблюдать не только на уровне потребления алкоголя, а в большей степени именно в ментальной области, так как наследственные ослабления здоровья не гарантируют алкоголизма сами по себе.

Часто можно слышать жалобы родственников алкоголиков, и особенно старшего поколения, на то, что, мол, они пили культурно и очень мало, вот их внуки ... При этом не важно кто выражает свои удивления. Это может быть и бабушка, и дедушка своего внука или внучки. Похожее явление можно наблюдать и в многодетных семьях алкоголиков. Это выражается удивлением родителей (отрицающих, безусловно, свою привязанность к спиртному), и наблюдающих как спивается, как правило, их младший отпрыск. Свидетельства этого характера повсеместны и легко объяснимы. Другими словами, объясняется наблюдаемое явление не столько фактом и количеством употребления алкоголя, но, и в большей степени, именно передачей алкоментальности.

И так. Рассмотрим исходное состояние, все старшие представители рода - прародители, будут случайнопьющими людьми, то есть уже обладающими вполне определенной алкоментальностью или программой: убеждениями и настроенностью. Предположим так же, что их пра-прародители были трезвенники, и не имеют алкогольной отягощенности, обладают, с этой точки зрения, полным здоровьем. Элементарные алкоубеждения в этом случае приходят извне для рассматриваемого рода, или, чисто ментальным[14] путем. Развитие алкоголепития, естественно будет сдерживаться исходной, разрушающейся трезвенной ментальностью, в результате постепенных уступок алкоментальной внешней среде.

Понятно, исходно высокий (природный) уровень здоровья обеспечит высокую сопротивляемость алкоголю и уровень потребления с момента первого знакомства с вином (для неотягощенного организма) пройдет практически незаметно, без осложнений. В результате потребление алкоголя будет постоянно расти, убеждая прародителей в невинности этого занятия, и останется в их сознании навсегда культурной нормой. Условно, к 25 годам ими рождается родитель (примем, что 25 лет средне оптимальный для рождения возраст, знакомство с вином происходит обычно раньше, пусть в 20 лет). К этому времени срок знакомства с алкоголем составит 5 лет и это, безусловно, пусть мало, но отразится на здоровье потомства (даже в случае трезвой беременности нельзя утверждать отсутствия влияния на здоровье потомства предшествующего алкоголизма родителя под влиянием тератогенных факторов[15]).

Начиная с пяти лет (возраст начала осознанного восприятия) родители будут периодически наблюдать сцены «культурного» пьянства, которые станут естественными и к 20 годам, закономерно приведут к знакомству с алкоголем. В этом смысле начинающееся пьянство родителей будет не случайным, хотя в первое время ознакомление и будет нерегулярным и эпизодическим. Подражая прародителям, родители будут стремиться к равному с ними питию и на фоне их частично ослабленного здоровья, и практически разрушенного исходного трезвенного стандарта поведения, уровень употребления алкоголя будет расти значительно быстрее. Так, практически незаметно, алкоголизм родителей становится сразу культурным и обусловливает первую стадию, которая длится в среднем 5-6 лет. То есть, к моменту детородного возраста первая стадия будет практически сформирована. В результате дети наследуют еще более ослабленное здоровье от своих пьющих родителей, а к моменту осмысления ими происходящего (к возрасту около пяти лет), застанут начало развития второй стадии алкоголизма своих родителей. Эта стадия может носить внешне вполне культурный характер при слабой выраженности потребности весьма длительное время, и которая благодаря доставшемуся от прародителей здоровью даже никогда не перейдет в третью, до конца дней. Тем не менее, сцены алкоголепития будут чаще и так же безнаказанны и даже внешне невинны. Дети всегда успешно подражают поведению своих родителей и делают эти, весьма яркие, образцы поведения своими, так, что к двадцати годам, они будут иметь вполне сложившиеся алкоубеждения и готовность настраиваться на «алкопраздник». Естественное желание стать взрослее обеспечит им к двадцатипятилетию уровень потребления алкоголя, который их родителями будет, достигнут в сорок пять. Пониженный уровень здоровья уже может оказаться недостаточным уже для родителей и вторая стадия закончится для них до их возможной естественной смерти, но сольется со старостью, ускорив ее, что сделает третью стадию практически незаметной. Детям уже с пятилетнего возраста, для подражания и копирования ментальности будет предоставлена вторая стадия, а именно регулярная потребность в алкоголе будет замаскирована под обычаями культурно соблюдать все праздники, то есть выпивать практически регулярно, и с, максимально реализуемым программирующим эффектом. Атмосфера праздника без алкоголя, во второй стадии, уже практически невозможна. К пяти годам внуков, алкоментальность детей будет давать вполне определенные плоды - усваиваться и накапливаться более эффективно, благодаря частоте употребления и более существенному, чем у прежних поколений положительному эмоциональному алкоподъему, как следствию алкозависимости. Это приведет и к ускоренному формированию алкоментальности внуков стремящихся к уровням алкопотребления родителей, что на фоне их ослабленного здоровья, вполне сформирует начало второй стадии уже к их двадцати пяти годам. Или, родители застанут внуков, алкоповедение которых будет пугать их самих. Как правило, вторая стадия алкоголиков второго-третьего поколения короче, здоровье пропито еще родителями и общий уровень алкоущерба здоровью внуков закономерно вызовет их ускоренный переход в третью стадию уже через 8-9 лет. Именно к этому времени, и начинают тревожиться бабушки, обвиняя своих внуков в алкоголизме, хотя, как видно из рассмотренного, результат закономерен, и места удивлению здесь нет.

Пример не учитывает снижения здоровья людей за счет техногенных факторов и за счет естественных различных причин, например естественных генных отклонений. Поэтому, как правило, реальные события разворачиваются куда быстрее.

Другой важный вывод можно сделать, обратив внимание, что главным фактором, ведущим к закономерному вырождению, является не дозы употребляемого спиртного (или наркотика), а время, затрачиваемое на передачу алкоментальности, на обучение.

Приведенный пример показывает передачу ментальности в чистом виде, то есть предполагает, что зачатия каждого последующего представителя рода трезвые. Таким образом, показано, что отсутствует генетическая компонента ментальности, генетический код не разрушается алкоголем, остается целостным. По крайней мере, это возможно (теоретически) до третьего поколения, пока зачатие вероятно на «культурно-питейной» стадии. Далее, уже на второй стадии алкоголизма любое зачатие уже нельзя считать трезвым. Дело в том, что иммунозащитная и половая системы человека интегрируют алкоголь, содержание которого в этих тканях становится практически неизменным в течение года.

Так как ведущим фактором является именно время обучения, а не поражение алкоголем генома человека, то более раннее зачатие не способно изменить ситуацию к лучшему варианту развития. Если предположить, что время зачатия 20, а не 25 лет, как в предыдущем примере, получим увеличение времени на обучение, на передачу алкоментальности и как следствие получим фактически закономерное и последовательное приращение алкоментальности от поколения к поколению, по сравнению с предыдущим примером. Алкоментальность правнуков будет основываться на примерах трех поколений родителей, опыт здравствующих и пьющих весьма «умеренно и культурно» прародителей будет лучшим элементом алкоментальности. В то же время, факт алкодеградации правнуков для их прародителей будет очевиден.

Как правило, с увеличением употребления спиртного падает нравственность, и время зачатия имеет постоянную тенденцию к уменьшению, что только усиливает процесс вырождения.

С другой стороны, отодвигание времени зачатия, например к 30-ти годам, для будущих родителей увеличивает вероятность пьяного зачатия и если принять, что время знакомства с алкоголем неизменно, те же 20 лет, то уже ко второму поколению зачатие можно считать только условно-трезвым.

Уровень суммарного употребления алкоголя ведущего к закономерному вырождению определенный Моррелем составил 25 литров этанола на человека в год (лэ/чг). Это и есть уровень второй стадии, при котором ее длительность составляет в среднем 10-12 лет (Г.А.Шичко).

В реальной жизни идеальной картины, строго совпадающей с рассмотренными сценариями, не наблюдается. Поэтому уровень начала геометрического вырождения (Б.Искаков, 1989) около 15-17 лэ/чг вполне закономерен для смешанного сценария. Напомним, при этом всего лишь: «рождается половина здоровых родителей, четверть детей и одна восьмая внуков».

Влияние ментальности окружения необычайно сильно, и, следовательно, наиболее заметно, в случае если в семье не один, а несколько детей рожденных последовательно. Например, если есть старший и младший сыновья или дочери. Мои собственные исследования развития алкоголизма, в этом случае, показывают (смотри курсовое сочинение), что более всего страдают именно младшие представители рода, алкоментальное давление на которых, естественно, максимально, если это первое или второе поколение.

Если же это третье или даже четвертое поколение, то напротив велика вероятность, что младшие представители рода могут прийти к благоразумной трезвости, наблюдая конец второй - начало третьей стадии алкоголизма своих родителей, и опять таки в полном соответствии с законами логики:

                        ЛОЖЬ+ЛОЖЬ=ПРАВДА.

Так как спившийся алкоголик, убеждая в необходимости пьянства, объективно лжет, и если его потомки еще сохраняют способность здраво мыслить, то принимают логически правильное решение, отказываются от алкоголизма своих родителей. К сожалению, часто, эти уроки уже некому воспринимать, законы Морреля переступают не многие.

Если же родители (как правило) культурнопьющие то эта комбинация выглядит так:

                        ЛОЖЬ+ЛОЖЬ=ЛОЖЬ.

И, создаются условия для успешного подражания и закрепления алкоментальности от родителей.

Таким образом, налицо закон преобладания ЛЖИ во всех случаях ментальных обменов. Что, впрочем является частным случает закона преобладания отрицательной информации при ее передаче, распространении и закреплении. В данном случае логическое преобладание ЛЖИ над правдой лежит в диапазоне:

 

ЛОЖЬ / ПРАВДА = 3/2 ¸ 3/1

Как можно заметить, ментальность является инициирующей, и далее, передаваемая от родителей детям, из поколения в поколение, превращается в определяющий направление эволюции фактор. Легко предположить, что уровень здоровья может оставаться прежним, в случае использования идеального наркотика. Тогда, как следует из предыдущей главы, получим новую расу людей не способных естественным образом самостабилизировать собственную психику, то есть не способных к самостабилизации собственной психики без применения наркотика. Неминуемо произойдет полное разрушение психики, и наступит полная зависимость от наркотика. А в отсутствие наркотических свойств у отравляющего вещества (стимуляторы) этот же процесс приведет к разрушению здоровья и так же к закономерному вырождению.

Вариации между свойствами веществ, потребление которых противоестественно (токсические, токсические плюс наркотические, наркотические) дают малые отклонения от конечного результата - полная зависимость или утрата здоровья, именно благодаря универсальности механизма передачи информации из поколения в поколение. Так как тот же генеалогический механизм передачи ментальности обеспечивает, в случае удовлетворения естественных потребностей и привычек, в случае отсутствия наркотических или токсических свойств употребляемых в пищу веществ, то есть в случае сохранения исходных природного здоровья и ментальности, практически и бесперебойное воспроизводство, и развитие. Поэтому, любое покушение и на сам механизм, тоже есть преступление, хотя и менее заметное, например религиозное. Наиболее заметным и ярким примером тому служат страны Исламского Востока. Почти тысячу лет тому назад этот регион планеты кормил идеями и наукой почти все человечество. Именно здесь родилось большинство наук, слова «алхимия» и «астрономия» арабского происхождения. Тем не менее,  не прошло и 1000 лет, а Ислам превратил эту область планеты в «научную пустыню», в территорию с отсталой технологией и множеством террористических организаций Вахабистского толка. И именно за счет ущемления прав на полноценное ментальное развитие женщин и религиозной нетерпимости, объективно снижающей разнообразие общества. Конечно, всякое религиозное вырождение менее интенсивно, чем алкогольное. России на тот же результат, потребовалось всего 70 лет алкоголизации. Однако последствия этих процессов малоутешительны. Разница лишь в том, что представители народа с наиболее продвинутой алкоментальностью долго не живут и часто вообще не оставляют после себя потомства, жить остаются всегда наиболее трезвые, а Ислам, как одна из множества разновидностей идеального наркотика, оставляет здоровье нетронутым, просто останавливает ментальное развитие человека как биологического вида.

Особую роль в выживании человечества играют все религии, учет их влияния обязателен, так как эти социальные механизмы и живут за счет ментальности и порождают ее, и не всегда это безопасное для развития человечества занятие. А из всего изложенного выше понятно, узкие, локализованные секты даже менее опасны, чем мировые религии, часто определяющие ментальное развитие не только отдельных групп, но и стран.

 

 

Сочинение 2-1.

 

Сочинение 2-2

 

 

Сочинение 2-3

[Сочинение.

Родился я в рядовой семье. Сколько себя помню, отец и мать трудились не покладая рук. Мать вообще не принимала спиртное и не курила табака, отец же напротив, бывало и напивался. Как правило это приводило к скандалам с матерью. Нас братьев было вместе со мной четверо. Я был и есть самый старший. Когда начали взрослеть, а это примерно ... 14 лет, конечно кое кто из нас, особенно в кампаниях, начали баловаться табаком. Лично я, вообще не баловался табаком до 22 лет. Как то отец, унюхал что второй мой брат накурился. И нам из-за него, попало всем. Потом мы надолго забыли это занятие. В общем все мы начали выпивать и курить после армии. Но мне хочется немного написать о своем младшем брате. Служил он в бывшей ГДР. Что его толкнуло там, но из армии он пришел большим любителем выпить. Зарабатывал он много. Мы думали, что парень женится и остепенится. Женился, родился сын, а он еще больше стал пить. В конечном счете жена с ним развелась. Все уговоры с нашей стороны на него не действовали. С места работы где он работал, был отправлен насильно в ЛТП. Парень был трудолюбивый за два года, заработал неплохие деньги и когда вышел из ЛТП, все необходимое себе купил. Мы все облегченно вздохнули. Но не прошло и полгода, как опять начал пить все до нитки пропил. У матери и отца пошли, видимо на нервной почве, стрессы, всплыли всякие болячки. Сначала умер отец, мать еще держалась, но все время болела. Но, наступил день и она, тоже не выдержала. После этого от брата ничего не осталось кожа да кости и глаза безумные блестят. Водился он с такими же как сам, пили что попало. Но однажды осенью, было холодно он замерз.

Похоронили его так, что мы и не знали. А у парня был такой возраст, ему бы только красоваться.]


ГЛАВА IV. ОСНОВЫ МЕНТАЛЬНОГО АНАЛИЗА

 

Предпосылки существования ментального анализа обнаруживают себя в тех моментах применения психологии и психиатрии, в которых эти науки оказались несостоятельны. Другими словами было выявлено огромное количество явлений и проблем, разрешение которых оказалось невозможно в рамках уже сложившихся научных представлений.

Современные методы психологии и психоанализа достаточно развиты, в целом известны и их области оптимального применения, это нулевая и первая стадии накопления патологической ментальности, или стадии разрушения духовности (см. выше). Во второй стадии, характеризующейся уже сложившимися патологическими программами, эти методы оказываются малоэффективными, и, следовательно, для восстановления духовности уже целесообразны методы коррекции ментальности ориентированные, прежде всего, на устранение патологии сознания.

Прежде чем приступить к описанию методов коррекции следует максимально точно получить сведения о самих патологических программах, об их возникновении и развитии, а также иметь ясное представление о тех ориентирах, к которым надо стремиться при депрограммировании патологии личности.

Как известно, любая патологическая программа поведения человека всегда нуждается в постоянной поддержке, благодаря которой вообще способна существовать. Тем не менее, эта поддержка бывает столь разносторонней и массивной что представляет собой мощный информационный патологический фон, без учета, влияния которого даже любое покушение на патологическую программу, может привести, и часто приводит, лишь к ее закреплению. В связи с этим большую часть времени при ненасильственном депрограммировании, что важно для дальнейшего понимания, следует уделять как раз именно этому фону. То есть, необходимо делать так, чтобы максимально нейтрализовать его информационное патологическое влияние.

Изучению информационного патологического фона отчасти посвящены верхние главы, к таковым можно отнести и ряд работ других авторов подходящих к этим же вопросам с несколько иных позиций /10/:

«Всякое общество, так или иначе, управляется, по какой причине глобальный исторический процесс можно рассматривать в качестве глобального процесса управления, во-первых, объемлющего множества процессов региональных управлений, во-вторых протекающего в иерархии высших по отношению к нему процессах жизни Земли и Космоса. Соответственно этому, при взгляде с позиций достаточно общей теории управления на жизнь обществ на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят - индивидуально и общественно - свои «стандартные автоматизмы[16]» распознавания частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своем восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутриобщественное полновластие.

2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выделить частные процессы, воспринимая хаотичный поток фактов и явлений в мировоззренческое сито - субъективную человеческую меру распознавания.

3. Информация факто-описательного характера: описание частных процессов и их взаимосвязей - существо информации третьего приоритета, к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), являющиеся предельно обобщенным видом информации экономического характера.

5. Средства геноцида, поражающие не только живущих, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж - угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты - реальное применение; «генная инженерия» и «биотехнологии» - потенциальная опасность.

6. Прочие средства воздействия, главным образом силового, - оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей, разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации, вещественные памятники культуры и носители их духа.

Хотя однозначных разграничений между средствами воздействия нет, поскольку многие из них обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведенная иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества». /10/.

Поэтому источники создания патологических программ в принципе известны, это;

- промышленность, создающая товары и желающая их потребления, во что бы то ни стало. Необходимость получения прибыли часто игнорирует человека, и навязывают ему несуществующие в природе потребности. Большая часть этих потребностей оказывается патологическими. При этом могут эксплуатироваться не только уже известные патологические потребности, такие как потребность, в алкоголе и табаке, но создаваться новые, результаты действия, которых малоизученны, особенно в их дальнем проявлении,

- политические машины, вовлекающие в свои ряды людей часто отнюдь не с целями официально ими провозглашаемыми и обещаемыми,

- медицина, в рекламных целях навязывающая свои стереотипы «цивилизованного» поведения, когда с открытием очередной панацеи провозглашается всеобщий рай, часто оборачивающийся адом для последователей,

- астрология, превращающаяся из застольного развлечения в средство массового зомбирования населения, способная превратить людей в стадо легко управляемых баранов,

- секты, напрямую занимающиеся непосредственным «изготовлением» зомби, с целью их ограбления, и ограбления их окружения и убийства,

- индустрия игр, по воздействию и последствиям мало отличающихся от деструктивных сект,

- и наконец правительства, желающие поправить государственный бюджет снижением затрат на медицину и пенсии через прямое снижение численности состарившихся граждан своих государств,

- список можно продолжать ...

Следует так же заметить, что описание информационных патологических воздействий незакончено, и вряд ли может быть закончено когда-либо вообще, так как современность постоянно вносит разнообразие в этот список, и каждый вариант этого разнообразия необходимо изучать и находить адекватные механизмы его преодоления.

В частности, следует учитывать то, что происходит целенаправленная ориентация общественного сознания, на получение «удовольствий», как конечной цели любых усилий (в том числе и трудовых), или на вознаграждение более первой сигнальной системы в ущерб второй, что исключает саму по себе ценность эффекта преодоления реальности. Это делает многих людей, имеющих ослабленную эндорфинную систему и не способных получить «это» вознаграждение, наркоманами всех типов. Так как только наркотики являются единственным средством доставляющим «удовольствие» в чистом виде. Происходит деочеловечивание огромных слоев общества, превращение многих людей в пока еще говорящих животных.

Обнаружить информационное патологическое воздействие не сложно, достаточно оценить, например здоровье или финансовое или психическое состояние человека до и после воздействия. Понятно, в этом случае мы будем иметь дело с последствиями, при которых сам результат: нищету, невротичность, шизофрению, или утрату физического здоровья  - будет уже трудно восполнить, если это вообще возможно. Поэтому, основным элементом защиты для каждого человек может служить, что часто является вполне достаточным, восстановление естественных потребностей и программ поведения, а также умение распознавать нападения и защищать собственную личность от каких бы то ни было деструктивных (относительно собственной личности) программирующих воздействий.

Единым, и универсальным инструментом способным адекватно и превентивно противостоять любым информационным деструктивным воздействиям является пропаганда естественных ценностей и программ поведения, например: здорового образа жизни, рационального питания, трезвости, политической толерантности, религиозной терпимости или научного атеизма.

Тем не менее, такая пропаганда практически не ведется, и рассчитывать на «разум» государственных структур, обязанных заниматься этим важным делом даже в рамках своих прямых обязанностей, не приходится.

Результатом этого положения дел является разрушение, даже самых важных с точки зрения выживания человека (как вида), программ поведения, деформация сознания в области формирования естественных потребностей и целей, и как следствие истребление и деградация народа.

Поэтому, важнейшими задачами при депрограммировании остается технология помощи не только уже пострадавшим, но и устранение патологии мышления людей не предполагающих реальных последствий в будущем.

Важнейшим элементом депрограммирования может служить естественная шкала ценностей, или программ поведения выстроенных в естественный ряд. Следует сразу заметить, что последовательный ряд возможен только для естественных программ поведения. В этом ряду каждая программа будет являться одновременно базовой, и определять, таким образом, полноценное и непатологическое формирование и функционирование последующей. В области естественных программ это ряд может иметь вид:

1. Дыхание. Без воздуха человек может прожить и активно действовать несколько минут, при специальной тренировке до получаса.

2. Водный баланс. Обычно без воды человек способен просуществовать около трех дней. Конечно, это значительно больше чем без воздуха.

3. Питание. Известно, что после прекращения приема пищи и при неочищенном кишечно-желудочном тракте отравление наступает через пять-шесть дней, а при подготовке организма к голоданию, при правильном питании и соответствующей очистке голодание возможно до 60-ти дней, из которых 30-40 дней человек вполне может быть активен.

4. Защита личности выражается в проявлении оборонительного рефлекса - защитная реакция организма в виде безусловного рефлекса в ответ на разрушительные воздействия, обычно сопровождается отрицательными эмоциями (страха, гнева). Приспособительные реакции (повышение тонуса скелетных мышц, учащение сердечного и дыхательного ритмов, усиление деятельности желез внутренней секреции и обмена веществ, повышение чувствительности зрительного и слухового анализаторов, снижение деятельности пищеварительного тракта, тактильной, вкусовой и температурной чувствительности), входящие в оборонительный рефлекс, обусловлены активизацией гипоталамуса и ретикулярной формации ствола мозга. Защитная реакция развивается не только как ответ, на физическое покушение, но и при покушении на любую часть личности человека вне зависимости от того, является ли эта часть полезной, естественной или скажем патологической программой. Каждый человек, ощущая себя целостной личностью, будет защищать все без исключения ее части.

5. Продолжение рода есть одна из самых глубоких программ поведения человека. Главной особенностью именно человека, по сравнению с остальной частью животного мира, является как раз его осознанная независимость, позволяющая ему социализировать сексуальное поведение, подчинить его обычаям, верованиям, законам, иными словами превратить в элемент культуры. Напротив, у животных продолжение рода есть большей степени биологический акт независимый от сознания, если таковое имеется вообще. Например, у собак, стоящих далеко не на самой низкой ступени интеллектуального развития, «сексуальное» поведение определяется биологической готовностью сук. Кобели улавливают запах соответствующих пахучих веществ (феромонов) превращающих их из умных, хорошо дрессированных животных, просто в машины для размножения. Напротив, элементы культуры человека предусматривают содержание себя в чистоте и использование одеколонов, духов и отдушин, причем это явно указывает на отсутствие удовольствий от восприятия запахов феромонов. Вероятнее всего, у людей, вначале был утрачен именно этот животный элемент жесткой обусловленности к размножению, что и обусловило необходимость и в последствии возможность его замены осознанными элементами поведения, подняло человека над животным миром, так как и послужило базовым элементом развития культуры как таковой.

6. Общение у людей, есть уже элемент культуры. Безусловно, основной, базовой мотивацией общения как такового служит именно необходимость продолжения рода, как уже осознанной программы поведения, то есть как части ментальности. Вообще же, потребность в общении у человека, безусловно, не ограничивается только этой областью. Понятно, что далеко не последняя роль принадлежит сфере межличностных взаимодействий, а не только взаимодействию между мужчиной и женщиной. Однако этот межличностный уровень гораздо выше базового, пункт 9.

7. Защита рода проявляется в осознании себя как части, или элемента, своего рода - есть следующий этап развития программ поведения, и выражается в осознанном объединении усилий и женщин и мужчин на создание устойчивых и долговременных семей. Воспитание потомства - безусловно, основная цель семьи, и состоит в обучении, или осознанной передаче ментальности от поколения поколению. И в этом смысле, ведет к осознанию личностью своего предназначения, как элемента вечности своего рода, ответственности и за свое продолжение в будущем, и перед всеми живущими до тебя.

8. Коллективная защита - форма социального поведения, возникающая на базе отработанных элементов программ защиты рода. Разросшиеся семьи в рамках, которых установление прямого родства уже невозможно рано или поздно превращаются в племена, объединенные общим языком, культурой и территорией существования. При этом возникает возможность как совместных, коллективных действий, так и специализации членов рода по выполняемым ими функциям. Эти факторы и приводят к необходимости межличностного общения как такового.

9. Межличностное общение, развиваясь, позволяет объединение родов в племена и племен в народы. Это обуславливает появление цивилизации как некоторого социума, программы поведения в котором столь разнообразны, что требуют упорядоченности приводящей, в конце концов, к появлению законов права, этики и морали, понимаемых и соблюдаемых вначале чисто интуитивно, на уровне понятий о «добре» и «зле», а далее, например, в развитии - Ветхий Завет и десять заповедей. И до тех пор, пока соблюдение законов не становится специальной функцией социума, все программы поведения можно считать естественными. Понятно, что с развитием общества и цивилизации как таковой, усложнение межличностных взаимодействий приводит к требованию соблюдения законов общих для всех. Именно личностное интуитивное соблюдение и навязывание правил поведения благодаря различиям в развитии членов социума вынуждает создавать искусственные механизмы соблюдения наиболее обще понимаемых правил. Постепенно эти правила превращаются в законы искусственные, то есть требующие усилий  на их соблюдение и со стороны каждого члена общества и со стороны общества.

И пусть читателя не смущает предлагаемая иерархия. В некотором роде и она достаточно стара, так как подобную же закономерность обнаружил еще З.Фрейд, в свою очередь сославшийся на то, что «филолог Г.Шпенбер (Упсала), работающий независимо от психоанализа, выдвинул (1912) утверждение, что сексуальные потребности принимали самое непосредственное участие в возникновении и дальнейшем развитии языка. Начальные звуки речи служили сообщению и подзывали сексуального партнера; дальнейшее развитие корней слов сопровождало трудовые операции первобытного человека. Эти работы были совместными и проходили в сопровождении ритмически повторяемых языковых выражений. При этом сексуальный интерес переносился на работу. Одновременно первобытный человек делал труд приятным для себя, принимая его за эквивалент и замену половой деятельности. Таким образом, произносимое при общей работе слово освободилось от сексуального значения и зафиксировалось на этой работе. Следующие поколения поступали точно так же с новым словом, которое, имело сексуальное значение и применялось к новому виду труда». /45, с. 104/.

Поэтому, не утруждая читателя доказательствами, лишь констатируем, что номер строки этого естественного ряда будет равен степени зависимости каждой из соответствующих программ от всех предыдущих. Далее, этот ряд можно продолжить в сторону искусственных программ поведения имеющих, естественно, более высокую степень зависимости. Однако большинство искусственных программ не зависит непосредственно друг от друга. Зависимость между ними, возможно, установить через программы с более низкой степенью зависимости, являющимися для них базовыми. Так же, эти независимые программы, имея даже различные степени зависимости, могут совместно служить базовыми элементами для построения более сложных программ поведения.

Деформация искусственных программ может выражаться не только их патологией, но и в изменении их порядка против естественного ряда. И сравнивая шкалу ценностей индивидуума с естественными шкалами, выстраиваемыми для некоторого социума можно определять, по количеству искаженных программ и связей между ними, степень патологии мышления как относительно общества, так и личную. А, сравнивая создаваемую социумом шкалу естественных ценностей (программ) с естественной шкалой определять степень патологии социума, - как степень патологии комплекса искусственных программ формируемых и поддерживаемых социумом.

Наиболее важным элементом, обнаруживаемым при идентификации патологических программ, является как раз параллельные программы, противоречащие друг другу. Это явление проявляется в «двойном стандарте» оценок настоящего, следствием которого является неадекватное поведение индивидуума в схожих принципиально ситуациях. Развитие патологических программ может приводить к раздвоению личности, и даже шизофрении, в дальнейшем развитии этого процесса. Как раз это явление и является предметом ментального анализа.

Естественно, прежде чем перейти непосредственно к изучению, а тем более применению ментального анализа следует уточнить поле реальных действующих лиц и возможные взаимодействия между ними.

 

Информационные каналы и комплексы

 

Прежде чем подойти к описанию методов или инструментов воздействия на сознание и подсознание, применяемых при депрограммировании патологии личности, следует установить иерархичность информационных систем восприятия человека, и определить пути, и условия, при которых информационное воздействие происходит вообще, и выделить среди них наиболее эффективные.

Естественно, что информация о внешнем мире поступает в мозг от анализаторов[17]. Поэтому и информационные потоки их содержательность и взаимозависимость определяются степенью дифференциации внешних воздействий. Анализаторы обуславливают существование информационных каналов и служат основным условием существования и специализации  любой информационной системы.

Все информационные системы человека, опирающиеся на анализаторы, имеют различную степень эволюционной завершенности. Так, практически завершены химическая и динамическая информационные системы. В их рамках дифференциация четко прослеживается.

Химическая информационная система имеет в своем составе ярко выраженные вкусовой и обонятельный информационные каналы, эволюция которых практически завершена.

Динамическая информационная система возникает на базе химической системы и поэтому является сравнительно более совершенной. Степень дифференциации в рамках этой системы значительно выше, сюда входят и вестибулярная, тактильная и слуховая системы, тоже имеющие различные эволюционные возраста.

Энергетическая информационная система наиболее совершенна и включает в основном два канала термочувствительный и светочувствительный, который наиболее развит из всех имеющихся у человека в наличии каналов приема информации.

Человек обладает так же и рядом систем для передачи информации во внешнюю среду, это двигательный и звуковой каналы.

Правило, что чем система моложе, тем совершеннее, и чем старше, тем завершенней - справедливо, ровно так же и при иерархизации информационных каналов.

Рассмотрим наиболее изученные информационные каналы.

Вкус - один из видов хеморецепции, представляющий собой чувствительность рецепторов полости рта по отношению к химическим раздражителям. Субъективно проявляется в виде вкусовых ощущений (горького, кислого, сладкого, соленого и их комплексов). Для объяснения механизма формирования вкусовых ощущений выдвинуто две гипотезы: аналитическая и энзиматическая. При чередовании ряда химических веществ может возникать вкусовой контраст (после соленого пресная вода кажется сладкой). Целостный вкусовой образ возникает в силу взаимодействия вкусовых и тактильных ощущений. Температурных, обонятельных рецепторов. Вкусовое восприятие обеспечивают вкусовые анализаторы - нейрофизиологическая система, работа которой обеспечивает анализ химических веществ, поступающих в полость рта. Вкусовой анализатор представлен периферическим отделом, образованным вкусовыми луковицами, расположенными, прежде всего в слизистой оболочке языка в грибовидных, листовидных и желобовидных сосочках; нервными специфическими волокнами, которые достигают продолговатого мозга, затем вентральных и медиальных ядер таламуса; подкорковыми и корковыми структурами, находящимися в оперкулярной области больших полушарий и в гиппокампе. Чувствительность различных участков языка к вкусовым раздражителям неодинакова (наиболее чувствительны: к сладкому - кончик языка, кислому - края, горькому - корень, соленому - кончик и края). При продолжительном действии вкусовых раздражителей происходит адаптация, наступающая быстрее к сладким и соленым веществам, медленнее - к кислым и горьким.

Особенностью вкусового восприятия человека является то, что далекие наши предки были вегетарианцами, и Нам досталась в наследство от них вегетарианская вкусовая шкала.

Обоняние - способность ощущать и воспринимать пахучие вещества, воспринимаемые как запахи. Химические вещества, распространяемые в виде пара, газа, пыли и пр. попадают в полость носа, где взаимодействуют с соответствующими рецепторами. Минимальная концентрация пахучего вещества, вызывающего обонятельное ощущение, называется абсолютным порогом чувствительности. Кроме хеморецепторов в построении обонятельных ощущений могут играть роль также и другие рецепторы слизистой оболочки полости рта: тактильные, болевые, температурные. Так, некоторые пахучие вещества вызывают только обонятельные ощущения (ванилин, валериана), а другие действуют комплексно (ментол вызывает ощущение холода, хлороформ - сладости). Одновременное действие нескольких пахучих веществ может приводить к их смешению, взаимной нейтрализации, вытеснению одного запаха другим, появлению нового запаха. Последовательная смена запахов, приводящая к увеличению чувствительности к одному запаху после действия другого, используется в парфюмерии. Для классификации запахов в настоящее время используется схема, включающая четыре основных запаха: ароматный, кислый, горелый, гнилостный.

Удачное объяснение обоняния предложено Дж.Эймуром 1964 году. Согласно его концепция, обоняние зависит от взаимодействия молекул пахучего вещества с мембраной обонятельной клетки, которое определяется как формой молекул, так и наличием в ней определенных функциональных групп. Молекула обонятельного пигмента обонятельной клетки переходит в возбужденное состояние под действием колеблющейся молекулы пахучего вещества, которая попадает в определенную рецепторную лунку, на мембране обонятельной клетки. В данной теории выделяется семь первичных запахов - камфароподобный, цветочный, мускусный, мятный, эфирный, гнилостный и острый, все же остальные являются сложными и состоят из нескольких первичных. Было предположено, что молекулы, приводящие к восприятию камфароподобного запаха, имеют форму шара, с цветочного  - форму диска с ручкой.

 В зависимости от объективных условий (температуры и влажности) и функционального состояния организма (например, суточных колебаний - днем чувствительность меньше, чем утром и вечером) и целеориентированности деятельности интенсивность обоняния, для определения которого обычно используется девятибалльную шкалу, может колебаться в достаточно широких пределах. Обоняние, в частности, существенно усиливается во время беременности. При значительном по времени контакте пахучих веществ со слизистой оболочкой носа происходит адаптация, приводящая к снижению чувствительности. Полная адаптация к одному запаху не исключает чувствительности к другим.

И обоняние, и вкусовые ощущения предоставляют мозгу довольно полную и адекватную информацию не только о качестве и пригодности пищи, но и позволяют ориентироваться в химической обстановке, например - искать источники благовоний или находить свежий воздух.

Гравитационная информация - получаемая каждым человеком от своего собственного вестибулярного аппарата. Вестибулярная система - структурно-функциональная система, предназначенная для восприятия и анализа пространственной информации. Ее основой выступила система распознавания направления силы гравитации, имеющаяся у большинства беспозвоночных, которая в процессе эволюции оформилась в аппарат полукружных каналов, за счет которого поступает информация о положении головы и тела и направлении движения.

Тактильная информация. Тактильные ощущения - форма кожной чувствительности, обусловленная работой двух видов рецепторов кожи: нервных сплетений, окружающих волосяные луковицы, и состоящих из клеток соединительной ткани капсул. Различный характер имеют ощущения, вызываемые прикосновением, давлением, вибрацией, действием фактуры и протяженности.

Вибрационная чувствительность - чувствительность к колебательным воздействиям на кожу. Предполагается, что вибрационная чувствительность является переходной формой между тактильной чувствительностью и слуховой. С ее помощью могут восприниматься воздействия в диапазоне от 1 до 10000 Гц; наиболее высока чувствительность к частотам 200-250 Гц. Более развита вибрационная чувствительность дистальных частей конечностей, на основании которой возможно обучение произношению звуков речи глухих.

Слух - способность воспринимать звуки и ориентироваться по ним в окружающей среде при помощи слухового анализатора. Отражение процессов окружающего мира в слуховой системе происходит в форме звукового образа, в котором можно выделить три параметра: громкость, которая соотносится с интенсивностью звукового раздражителя; высоту, соответствующей частоте, и тембр, или окраска (для сложных звуков), который соответствует структуре звукового спектра.

Различают два типа слуха, это бинауральный и фонематический:

Бинауральный слух (от лат. bini - два и auricula - ухо) - построение картины мира с помощью звуковой информации, поступающей через оба уха. За счет различий основных характеристик звуковых сигналов, поступающих на разные уши, происходит локализация источника звука в пространстве: звуковой образ смещается в сторону более сильного или ранее пришедшего звука. Наибольшая точность при этом достигается при интенсивности сигналов, равной 70-100 дБ над порогом слышимости.

Фонематический слух - способность человека к распознаванию речевых звуков, представленных фонемами данного языка. Формирование фонематического слуха происходит у детей при восприятии устной речи окружающих и, одновременно, при собственном проговаривали слов в соответствии с воспринимаемыми образцами, при помощи которых выделяются и обобщаются дифференциальные признаки фонем.

Зрение - способность превращать в зрительные ощущения электромагнитное излучение светового диапазона в пределах от 300 до 1000 нанометров. Выделяют периферический отдел органа зрения, имеющий воспринимающие рецепторы; афферентные оптические пути, включающие зрительные нервы, сияние Грациоле; подкорковые центры, включающие четверохолмие, латеральные коленчатые тела, гипоталамус; зрительные центры коры больших полушарий мозга (17-е, 18-е и 19-е поля Бродмана); а также эфферентные зрительные пути, за счет которых обеспечиваются движения глаз. При поглощении зрительными пигментами сетчатки попадающей на нее в виде квантов света (фотонов) энергии происходит возникновение зрительного возбуждения. Фотохимические изменения в пигментах сетчатки приводят к изменениям электрических потенциалов, которые затем распространяются по всем уровням зрительной системы. Зрительная система имеет очень высокую чувствительность. Так, достаточно, чтобы на сетчатку, попало всего несколько квантов света, чтобы возникло зрительное ощущение. При этом различительный порог световой чувствительности как минимальное видимое различие двух стимулов примерно равен 1%. По критерию участия в построении зрительного ощущения разных периферических элементов различают три вида зрения:

Фотопическое, или дневное, зрение осуществляется с помощью колбочкового аппарата, за счет которого появляется возможность различать цвета.

Скотопическое, или ночное зрение, осуществляется с помощью палочкового аппарата, при этом ощущения носят ахроматический характер, но зато световая чувствительность очень высока.

Мезопическое, или сумеречное зрение является промежуточным между дневным и ночным. В построении зрительного образа очень важную роль играют движения глаз, которые осуществляются наружными и внутренними мышцами глаза. В том случае, когда на сетчатку, проецируются неподвижные изображения, воспринимаемый образ через несколько секунд бледнеет и исчезает.

Зрительное восприятие - совокупность процессов построения зрительного образа окружающего мира. Более простые процессы обеспечивают восприятие цвета. Это цветовое восприятие сводится к оценке светлоты, или видимой яркости цветового тона, или собственно цвета и насыщенности. При этом основные механизмы цветового восприятия имеют врожденный характер и реализуются за счет структур, локализованных на уровне подкорковых образований мозга. Эволюционно более совершенными являются механизмы зрительного восприятия пространства. Пространственное восприятие интегрирует информацию от слуховой, вестибулярной и кожно-мышечной сенсорных систем. В пространственном зрении выделяют два основных класса перцептивных операций, обеспечивающих константное восприятие. Одни позволяют оценивать удаленность предметов на основе бинокулярного и монокулярного параллакса движения. Другие позволяют оценить направление. В основном пространственное восприятие обеспечивается врожденными операциями, но их окончательное оформление происходит в приобретаемом в течение жизни опыте практических действии с предметами. Пространственное восприятие является основой восприятия движения, которое также осуществляется за счет врожденных механизмов, обеспечивающих детекцию движения. Более сложными операциями зрительного восприятия является операции восприятия формы, которые и в филогенезе, и онтогенезе формируются достаточно поздно. Основой выступает восприятие пространственных группировок как объединение однотипных элементов, расположенных в достаточно узком зрительном поле.

Несмотря на всю сложность процесса зрительного восприятия информации, зрение можно рассматривать и как целостный процесс усвоения образов. Известно также, что глаз способен воспринимать пульсации света очень высоких частот, примерно до 200 Герц, однако, как широко известно, что, мелькание образов в 24 кадра в секунду воспринимаются как целостная картинка. Роль фильтра пульсаций в данном случае исполняет Сознание, предоставляя вниманию второй сигнальной системы только осознаваемую зрительную информацию. При этом неосознаваемая информация все равно проникает в мозг, накапливается и обрабатывается первой сигнальной системой. Этот механизм способен провоцировать и предопределять желания и эмоциональные оценки происходящему путем воздействия зрительных образов. Таким образом, зрение это процесс практически не контролируемый второй сигнальной системой, например как слух, письмо и речь.

В целом образное зрение есть наиболее сложный, развитый и одновременно самый эволюционно молодой механизм получения информации мозгом. Так визуальная информация составляет около 90% всей физической информации получаемой человеком от внешнего мира. Однако люди еще не умеют обмениваться непосредственно друг с другом визуальными образами и, в сущности, зрение лишь значительно обогащает и делает конкретным восприятие образов, знаков, и сигналов.

Речь, звуковая информация. Речь - исторически сложившаяся форма общения людей посредством языковых конструкций, создаваемых на основе определенных правил. Правила языкового конструирования имеют этнические особенности, которые выражаются в системе фонетических, лексических, грамматических и стилистических средств и правил общения на данном языке. Речь тесно интегрирована со всеми психическими процессами человека.

Коммуникативная функция речи - использование речи для сообщения другим какой-либо информации или побуждения их к действиям. При передаче речевого сообщения производится: фиксация внимания на какой-либо предмет, эта функция речи обозначается как указательная, или индикативная, производится также высказывание собственных суждений по тому или иному вопросу, что обозначается как предикативная функция, или функция высказывания. Иногда выделяют еще эмоционально-выразительную функцию речи, от которой зависит побудительная сила речи.

Концепция внутренней речи Л.С.Выготского (1934) - теоретическая модель генезиса внутренней речи из так называемой эгоцентрической речи, представляющей собой разговор ребенка с самим собой вслух во время игры и других занятий. По мере постепенного обеззвучивания и синтаксического редуцирования эта речь становится все более сокращенной, идиоматической и предикативной, в ней доминирующими становятся глагольные формы. При достижении школьного возраста эгоцентрическая речь окончательно становится внутренней.

Семантическая функция речи - использование речи в качестве средства выражения мыслей, за счет чего происходит обозначение предметов, явлений, действий. При усвоении языка как общественно фиксированной знаковой системы, основанной на анализе и синтезе, сравнении и обобщении предметов и явлений действительности, человек овладевает скрытыми в них логическими операциями.

Письменная речь - речь, основанная на визуально воспринимаемой устойчивой фиксации языковых конструкциях, прежде всего в виде письменного текста. При этом оказывается возможным передавать сообщения со значительной временной отсрочкой. Речь и письменная речь являются проявлением высших психических функций[18] мозга.

Таким образом, на данном этапе развития человека слухоречевой комплекс передачи и приема информации наиболее эволюционно завершен, а поэтому и полон. Воспринимаемая целенаправленная речь связана со всеми разделами мозга человека. В частности, на основе общности представлений об окружающем мире с помощью речи возможно адекватное возбуждение, как зрительных образов, так и управление физиологическими процессами. Завершенная полноценность этого канала обусловливает возможность существования триады Бехтерева, именно как способа передачи и приема информации. Этот информационный комплекс обеспечил возможность передачи Ментальности от человека - человеку. Основываясь на представлении о комплексе информационных систем человека, Г.А.Шичко предложил новую науку - гортоновику[19].

Вполне возможно, что дальнейшая эволюция человека приведет и к возможности передачи непосредственно зрительных образов, что устранит потерю информации, неизбежно возникающую при речевом кодировании и слуховом декодировании. Безусловно, это откроет новые возможности во всех видах деятельности человека, но пока это невозможно, и любая видео информация будет уступать речи в точности и смысловой логической завершенности при необходимости именно передачи Ментальности, а не настроения, то есть при апелляции более ко второй, а не к первой сигнальной системе. Этим, в частности и подтверждается необходимость конкретизации видео информации текстом или голосом, как, по существу, единственным способом конкретизации при интерпретации зрительных образов. Вероятно поэтому немое кино уступило звуковому, а объемное кино так и не получило всеобщего распространения. Эффект объема оказался незначителен в информационном плане именно для второй сигнальной системы.

Информационное воздействие на человека, может быть наиболее эффективным только при использовании комплекса слух-речь-письмо, являющегося проявлением высших функций второй сигнальной системы. Этот комплекс информационных каналов, как наиболее развитый, обеспечивает возбуждение и связь со всеми информационными системами человека. В частности, речевые сигналы способны возбуждать не только реальные ощущения - ужас, боль, ненависть, жалость, удовлетворение, веселость, любовь и тому подобное, но и приводит к возбуждению представлений и зрительных образов, описываемых письмом или речью.

При необходимости целенаправленного воздействия на человека, используют именно этот информационный комплекс систем:

- речь-слух приводит к возбуждению первой сигнальной системы, и, как правило, основано на работе кратковременной памяти, этот канал может так же легко и эффективно дополняться каналом

- образ-зрение, но обязательно совместно с поясняющей речью и быть столь же кратковременным, как и само речевое воздействие, так как длительное зрительное возбуждение быстро утрачивает актуальность для сознания и перестает быть эффективным, (плакаты никого не убеждают, к ним привыкают, как к неизбежности чужих обоев на стенах),

- слух-письмо - следующий шаг, направленный на углубление проникновения в память, предусматривает конспектирование слушателями наиболее ярких и важных с точки зрения воздействия моментов (определений, правил, фактов). Здесь следует обратить внимание на то, что конспектирование всей лекции забирает, концентрирует внимание механическим письмом. Этот процесс  блокирует доступ ко второй сигнальной системе, а потому следует строго соблюдать правило: сначала дать услышать и лишь, затем сделать запись, и то, лишь самого необходимого материала, необходимого для осмысления в будущем. Часто, можно наблюдать явление закрытия письмом доступа к сознанию именно в тех случаях, когда информация не устраивает слушателя. Человек легко переключается на автоматическую запись речи (ведение конспекта), при этом  чтения написанного может и не произойти, что часто и выявляется при опросах, и приводит к необходимости использовать такой канал доступа к сознанию как,

- речь-речь - или повторение текста за говорящим преподавателем направлено на развитие долговременного запоминания правил, законов или аксиом,

- письмо-речь - имеется в виду как внутренняя,  так и механическая речь (проговаривание слов и даже букв) которая наиболее ярко проявляет себя именно во время письма, этот элемент воздействия направлен к долговременной памяти и заключается в переписывании одного и того же текста несколько раз,

- речь-слух - как устная, так и внутренняя речь и направленная как к собеседнику, так и к самому себе позволяет закрепить долговременную память при частом использовании. Это регулярный прием практически всех религиозных практик, существующий в виде различных молитв и медитаций, и в конечном итоге приводит к появлению долговременного знания доступ, к которому уже не требует усилий со стороны второй сигнальной системы,

- чтение-речь - существует только чтение посланий из прошлого, таким образом, возвращается информация для первой сигнальной системы, не различающей времени, сама по себе речь может быть как устной, так и внутренней.

Понятно, что все эти элементы и ряд других широко используют как при любом обучении, так и для депрограммирования. Поэтому рассмотрим наиболее важные из них именно для процесса депрограммирования наиболее подробно.


Информационные системы человека

 

Как известно /7, 14, 15/, подсознание[20] или рефлекторное (быстрое) мышление эволюционно возникло на более ранних этапах развития нервной системы мозга человека, и все процессы этого уровня относятся (условно) к первой сигнальной системе. Сознание в том смысле, как мы привыкли понимать, есть мышление. Все процессы, происходящие на этом уровне, относятся ко второй сигнальной системе. Известно также, что сознание возникает на более поздней эволюционной ступени, и, следовательно, более совершенно. Рассматривая вопросы эволюции, и в частности человека, многие исследователи приходят к выводу, что сознание возникает в результате развития защитных реакций живой материи, а более конкретно, как высшая форма проявления этой реакции.

Осознанно