Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наша страница ВКонтакте

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2010 » Апрель » 21 » Искушение Зелёным Змием: поведение сибирских регионов на рынке алкогольной продукции (1999—2003гг.) ОЛЕХ Г.Л.

Искушение Зелёным Змием: поведение сибирских регионов на рынке алкогольной продукции (1999—2003 гг.)
Г. Л. ОЛЕХ, доктор исторических наук, профессор, Новосибирская государственная академия водного транспорта

Десятилетие реформ поставило сибирскую провинцию на грань финансового истощения. Первой реакцией регионов, фактически оставленных федеральным правительством на произвол судьбы, явилось возобновление старых и строительство новых горизонтальных связей как между собой, так и со странами ближнего и дальнего зарубежья. Стремление к коллективному сопротивлению эгоизму центра способствовало консолидации территорий в рамках межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение». Однако очень скоро рядом с тенденцией к интеграции регионов обнаружилась и с течением времени усилилась тенденция к соперничеству по поводу изыскания жизненно необходимых денежных средств. Подобного рода конкуренция дала о себе знать в первую очередь в связи с получением федеральных бюджетных трансфертов, привлечением крупных иностранных инвестиций, полновесным сбором и удержанием налогов с региональных продаж.
Особенную остроту приобретает в последние годы соперничество сибирских регионов на рынке алкогольной продукции. Это и неудивительно, поскольку весомую долю региональных бюджетных поступлений даёт именно реализация винно-водочных изделий. Между тем повсеместно наблюдается вторжение на «чужую» территорию поставщиков алкоголя извне, подавление местного алкогольного производства и, соответственно, сокращение доходной части бюджета. Здесь уместно будет заметить, что до 1 января 2003 г. акциз с привозной алкогольной продукции поступал в бюджет региона в объеме 50%, в то время как с произведённой «дома» — в полном объеме. Понятно, что такая фискальная методика внушала администрации на местах глубокую неприязнь к ввозному алкоголю. Хотя с 1 января 2003 г. порядок взыскания акциза изменился — налог с производителя, где бы он ни находился, теперь полностью поступает в федеральный бюджет, а налог с акцизного склада — в региональный — это изменение на самом деле ещё более обострило проблему поддержания «домашнего» производителя и ситуацию с наполнением местного бюджета.
Безотрадная картина наблюдается на рынке алкогольной продукции Алтайского края. По итогам 2002 г. ликеро-водочные предприятия Алтая должны в федеральный и краевой бюджеты почти 120 млн руб. Недоимка, по сравнению с данными на 01.01.2002 г., увеличилась почти в два раза. Основными неплательщиками акцизов являются Барнаульский ликёро-водочный завод (далее — ЛВЗ), Змеиногорский ЛВЗ, а также Бийский спиртзавод. По сведениям налоговой инспекции, в федеральный бюджет было собрано 88,7% запланированных акцизов. В целом в ликеро-водочной промышленности края отмечается снижение производства: этилового спирта — на 73% к уровню прошлых лет, водки, ликеро-водочных изделий, вина — на 50%.
Не намного лучше выглядит ситуация с производством и реализацией алкоголя в Алтайском крае в начале 2003 г. По данным краевого Управления Министерства по налогам и сборам РФ, за первые 4 месяца этого года поступление акцизов от реализации спирта и ликеро-водочной продукции составило 90% от запланированного. Бюджет недополучил 12,5 млн руб. В списке недоимщиков по-прежнему фигурируют Барнаульский и Змеиногорский ЛВЗ и Бийский спиртзавод, причём два первых находятся в состоянии реструктуризации долгов и балансируют на грани банкротства, а последний — в процедуре внешнего управления и полгода почти не работает, задолжав в бюджеты всех уровней, с учётом штрафов и пеней, более 500 млн руб.
На фоне застоя или даже деградации алтайской алкогольной промышленности объемы ввоза винно-водочной продукции из-за пределов края неуклонно растут. Если в 2001 г. на территорию края было ввезено 70 тыс. декалитров (дал) ликёро-водочной продукции, в 2002 г. — 134 тыс. дал, то за I квартал 2003 г. — 42 тыс. дол. При таких темпах к концу 2003 г. объем ввезенной продукции, по оценкам экспертов, может достигнуть 200 тыс. дал, а это почти 1/3 от производимой в крае . В регионе уже действует несколько акцизных складов производителей из других областей, прежде всего из Новосибирска; ожидается открытие акцизного склада казахской водки, гораздо более дешёвой и более качественной, чем местная.
В столь же критическом положении находится алкогольная промышленность Красноярского края. За последний год краевой бюджет недополучил от оборота алкогольной продукции около 1 млрд руб. акцизов и более 100 млн руб. прочих налогов. Четыре завода, выпускающих алкогольные напитки, в течение 2002 г. снизили объемы производства на 59%, в том числе ОАО «Ярич» — на 33%, ОАО «Минал» — на 42,5%, Канский ЛВЗ — на 40,4%. Компания «СибАлко» обанкротилась с задолженностью в 44,2 млн руб. В 2002 г. мощности краевых ликёро-водочных заводов использовались лишь на 20%, производство водки в сравнении с предыдущим годом уменьшилось на 25%. В 2003 г. отмеченные негативные тенденции продолжали нарастать: объемы производства по отношению к соответствующему периоду 2002 г. снизились на 45%, производственные мощности были загружены на 12—15%.
Характерна в этом отношении финансово-экономическая эволюция Канского ЛВЗ. В 2000 г. от него было получено в местный бюджет 56 млн руб., в 2001 г. — 42 млн, в 2002 г. — 22 млн руб. Загруженность КЛВЗ также неуклонно падала: 27% — в 2001 г., 18% — в 2002 г., 10% — в 2003 г. По словам заместителя главы администрации Канска И. Кодач, если бы ЛВЗ был загружен хотя бы на 60—70%, город не испытывал бы проблем с формированием доходной части бюджета.
По данным заместителя губернатора Красноярского края Э. Акбулатова, в 1999 г. в крае было произведено 2,668 млн дал спиртосодержащей продукции, а завезено всего 934 тыс. дал (соотношение «своего» и «чужого» алкоголя — 2,9:1). Но уже в 2002 г. ситуация коренным образом переменилась. В течение года производство алкоголя сократилось в крае более чем в два раза — до 1,2 млн дал, а ввоз составил 3,5 млн дал (соотношение 1:2,9). По признанию генерального директора того же Канского ЛВЗ С. Сазонова, в 1980-е годы предприятие поставляло на Север края не менее 200 тыс. дал ежегодно; в 2002 г. туда было направлено для реализации всего 5 тыс. дал. Местные производители повсюду вытесняются «экспортерами» из Осетии и Кабардино-Балкарии, Москвы и Санкт-Петербурга, с соседних сибирских территорий .
Отрицательная экономическая динамика фиксируется и в Новосибирской области. В 2001 г. местные предприятия произвели 2,5 млн дал ликеро-водочной продукции, в 2002 г. объем производства составил 1,8 млн дал (т. е. 72% от прежнего уровня). Реализация алкогольных изделий одного из крупнейших в Сибири и России производителей спиртного — ОАО «ВИНАП» — за последние три года неуклонно падала: в 1999 г. было продано 9,6 млн дал, в 2000 г. — 8,3 млн, в 2001 г. — 7,7 млн. У другого новосибирского производителя — ОАО «КАОЛВИ» — в 2001 г., несмотря на рост выручки со 122 до 145 млн руб., чистая прибыль сократилась почти в 4 раза. Единственный производитель спирта в области — куйбышевский завод «Спирт» вынужден — в связи с затовариванием складов готовой продукцией — снижать объёмы производства: в 2001 г. — 1,2 млн дал спирта, в 2002 г. — 720 тыс. дал. Неполная (около 50%) загруженность мощностей завода ведет к повышению себестоимости спирта, которая оказывается выше среднероссийской, что ставит в сложное положение основных потребителей — ОАО «ВИНАП», ОАО «Каолви», ОАО «Витта», — делая их продукцию менее конкурентоспособной.
Между тем в области нарастает экспансия привозного алкоголя. По оценке президента производственно -коммерческой ассоциации «Сибирский бальзам» С. Д. Проничева, ввозимой водки по Новосибирску продано в I квартале 2002 г. 40% от общего объема продаж, во II квартале — уже 53%. В III квартале объемы ввоза и продаж иногородней водки продолжали расти. С другой стороны, по данным компании «Бизнес Аналитика», в 2002 г. местные производители водочной продукции существенно утратили свои позиции на новосибирском рынке в пользу иногородних конкурентов. Доля «ВИНАПа» упала с 32,4% до 21,6%, а доля «КАОЛВИ» снизилась с 14,4% до 13,8%. Зато увеличилась доля на местном рынке водки Мариинского спиртового комбината (Кемеровская область) с 7,1% до 19,6% и водки «Исток» (Северная Осетия) — с 3,8% до 8,9%. В результа те потери бюджета Новосибирской области только по акцизному налогу составили: в I квартале 2002 г. — 22 млн руб., во II — почти 40 млн руб., а к концу года должны были превысить 100 млн руб .
Сдаёт свои позиции алкогольная промышленность и Томской области. Хотя индекс физического объема продажи алкогольных напитков и пива в 2002 г. в абсолютном алкоголе, с учетом «неформальной экономики», по данным областного Госкомстата, составил 103,8% к соответствующему периоду 2001 г., однако при этом всё-таки снизилась легальная реализация винно-водочных изделий (99,2%), а объем выпуска алкогольной продукции составил 1,09 млн дал, т. е. 94% к уровню 2001 г. Тенденция к снижению объёмов производства сохраняет своё действие и в I квартале 2003 г.
Далеко не блестяще обстоят дела в Кемеровской области, где производственные мощности заводов-изготовител ей были загружены в 2001 г. на 71%, а местного спиртного было реализовано около 41% от его общего количества на рынке. Областной заказ на реализацию алкогольной продукции местного производства был освоен в 2002 г. на 97,8% .
Вместе с тем, было бы неверно утверждать, что застой или деградация «домашней» алкогольной промышленности и торговли присущи всем сибирским регионам. Заметные успехи достигнуты в этой сфере предприятиями юга Тюменской области. В 2001 г. объемы производства водки в натуральном выражении выросли на 30%, а вина — в 6,5 раза; в 2002 г. предприятия отрасли выпустили алкогольных напитков на 45% больше, чем в 2001 г., в том числе спирта — в 12 раз, вина — в 2 раза. Положительная динамика 2002 г. присутствует и в 2003 г. В итоге Тюменская область, которая ещё два года назад пребывала среди регионов -«аутсайдеров», вошла в число семи самых крупных «игроков» на алкогольном рынке России. Секрет этого стремительного успеха прост — главным инвестором «домашнего» алкогольного производства выступает областная администрация, уже внесшая на развитие отрасли 120 млн руб. Понятно, что такие солидные инвестиции далеко не каждому региону по карману.
Следует заметить, что и в пределах «неуспешных» территорий есть предприятия, сумевшие не только адаптироваться к неблагоприятной высококонкурентной среде, но и обеспечившие рост производства спиртосодержащей продукции. В Алтайском крае это Иткульский ЛВЗ, «СТС», «Тейси», в Красноярском крае — ОАО «Шушенская марка», в Новосибирской области — ОАО «Витта» и т. д. Однако достижения отдельных предприятий не могут изменить к лучшему плачевной ситуации на алкогольном рынке большинства регионов Сибири.
Нарастает нервозность в рядах сибирских «водочных королей». Всё громче слышны в провинциальной прессе их призывы к политике «закрытых дверей» по отношению к «чужой» алкогольной продукции. Так, ссылаясь на опыт соседей — Омской, Томской, Тюменской и Кемеровской областей, которые «практически закрыли доступ на свои рынки новосибирским производителям», уже упоминавшийся С. Д. Проничев в статье «Миллионные потери бюджета — расплата за богатый ассортимент» предлагает немедленно сделать то же самое. «Скажете, — замечает автор, — меры не рыночные и даже противоречат действующему законодательству? Но что делать, когда федеральный центр постоянно перераспределяет собираемые на территории налоги в свою пользу. Надо же заботиться о собственном бюджете, о людях и организациях, финансируемых из этого бюджета» . В унисон С. Д. Проничеву депутат Законодательного собрания Красноярского края Р. Кармазина заявляет, что «если принять соответствующие нормативные документы, можно вытеснить с рынка "чужих" производителей и получить в виде налогов дополнительные средства» .
В органы исполнительной власти начинают поступать письма бизнесменов от алкоголя, содержащие одновременно мольбы и угрозы. Так, предприниматели той же Новосибирской области, жалуясь на разительный контраст в оптовых ценах на ввозную (от 15 до 33 руб. за бутылку) и местную (от 39 руб.) водку, требуют принятия решительных мер в интересах оздоровления областного бюджета, стабилизации финансово-экономического состояния отрасли, сохранения и укрепления социального равновесия. В противном случае, говорится в письме, ликёро-водочные предприятия будут вынуждены остановить производство алкоголя со всеми вытекающими из этого обстоятельства тяжёлыми последствиями .
Пропаганда алкогольного протекционизма, массированное и постоянное давление, оказываемое водочным лобби, уже начинают давать осязаемые плоды. Местные власти, испытавшие некоторое охлаждение чувств к «своим» производителям после изменения с 1 января 2003 г. акцизной методики, демонстрируют оживление «экономического патриотизма». Принимается комплекс мер по укреплению конкурентоспособности собственных изготовителей спиртосодержащей продукции, который включает в свой состав мероприятия как экономического, так и административного порядка.
Одним из вариантов оптимизации производства алкоголя выступают бюджетные инъекции в предприятия отрасли. Так, финансовая поддержка со стороны администрации Тюменской области позволила ОАО «Бенат» осуществить реконструкцию технологического оборудования. Благодаря инвестициям, Ишимский винно-водочный завод начал выпускать новый вид продукции — шампанское. Приступил к работе и произвёл 297 тыс. дал спирта ОАО «Заводоуковский спиртоводочный завод». По инициативе областной администрации внесены изменения и дополнения в закон Тюменской области «Об областном бюджете на 2003 год», которые предусматривают возмещение части акцизов на водку и ликеро-водочные изделия, произведенные предприятиями области. Средства от возмещения будут направлены на модернизацию производства .
Переориентация производства на выпуск безалкогольной или слабоалкогольной продукции с привлечением бюджетных средств планируется в ближайшее время на убыточном Змеиногорском ЛВЗ .
За 6 лет Томская областная администрация выделила на строительство спиртзавода «Экстрасиб» почти 200 млн руб. бюджетных денег, стремясь обеспечить дешёвым спиртом нужды местной промышленности. Правда, как оказалось в дальнейшем, надежды на быструю реализацию этого проекта и компенсацию понесённых потерь, в условиях обострившейся конкуренции винно-водочной продукции, были совершенно не оправданны. В итоге Томская областная администрация и областная Дума в настоящее время рассматривают вопрос о передаче предприятия в частные руки .
Приватизация убыточных предприятий алкогольной индустрии практикуется и в других местах Сибири. Например, в Алтайском крае предполагается к продаже Бийский спиртзавод (БСЗ), находящийся в процедуре банкротства и внешнем управлении. За ним могут последовать убыточные Змеиногорский и Барнаульский ЛВЗ .
Прежде разрозненное сопротивление отдельных бизнесменов натиску «чужой» водки постепенно сменяется их организованным, под патронажем местной администрации, коллективным противодействием. Формируются мощные территориальные объединения производителей алкоголя. В ноябре 1999 г. возникло партнёрство «Тюменская водка», куда первоначально вошло 2, а позднее — 18 фирм. В декабре 2001 г. в Красноярском крае учреждается компания «Росспиртпром Сибири», включившая в свой состав Минусинское ОАО «Минал», ОАО «Красноярский водочный завод "Ярич"», «СибАлко» и Канский ЛВЗ. В начале февраля 2003 г. дирекция Федерального ГУП «Росспиртпром» подтвердила высказанное во второй половине 2002 г. намерение создать корпорацию на территории Алтайского края.
В корпорацию предусматривалось включить три ликеро-водочных (Барнаульский, Змеиногорский, Каменский) и два спиртовых (Бийский и Иткульский) завода, в которых государству принадлежат контрольные пакеты акций. Впрочем, этой затее в дальнейшем не суждено было сбыться ввиду внезапно начавшегося процесса приватизации самого «Росспиртпрома». По просьбе крупнейших новосибирских производителей алкогольной продукции ( «ВИНАП», «Витта», «Сибирский медведь», «Спирт»), которые всегда были соперниками, а теперь решили сплотиться, летом 2002 г. создано ГУП «Новосибирская пищевая корпорация» .
Не везде и не всегда объединительные шаги приводят к позитивному результату. Более того — порой за «спасающими» мерами скрываются виртуозные махинации нечистоплотных дельцов. Ярким примером такого рода операций служит история создания и деятельности уже упомянутого красноярского холдинга «Росспиртпром Сибири». Как выясняется теперь, компания, прятавшаяся под вывеской Федерального ГУП «Росспиртпром», на деле никакого юридического отношения к московским структурам не имела и получила в управление акции красноярских ЛВЗ незаконно, без согласия главного собственника этих акций — правительства РФ. Пользуясь попустительством, если не покровительством федеральных и региональных властей, руководители «Росспиртпрома Сибири» фактически расхищали денежные средства винно-водочных предприятий, доведя их до полного истощения. По словам заместителя начальника краевого Управления МНС РФ В. Полежаева, благодаря стараниям «Росспиртпрома Сибири», в алкогольной отрасли Красноярского края воцарился настоящий «развал» .
Очевидно, региональные алкогольные альянсы, кто бы ни являлся инициатором их создания, не могут служить надёжным заслоном на пути импортируемой водки, ибо не решают проблемы демпинговой цены ввозимой продукции. Поэтому кардинальным способом борьбы с наплывом «чужих» винно-водочных изделий всё чаще становится искусно маскируемый или грубо-беззастенчивый административный запрет на импорт. В частности, власти «рекомендуют» оптовым торговцам спиртным приобретать продукцию местного производства. В противном случае, у предприятий, пренебрегающих такого рода указаниями, немедленно возникает множество проблем с пожарными службами, санэпиднадзором, торговой инспекцией. Подобная практика, по свидетельствам прессы, имеет место в Омской и Кемеровской областях, применяется она и в Алтайском крае, и в Тюменской области .
Богатый опыт агрессивного водочного протекционизма накоплен властями Кемеровской области. Здесь уже давно учреждено ГУП «Кузбасская агропромышленная компания», которое получило из рук обладминистрации исключительное право на торговлю ввозной алкогольной продукцией. Предпочтение при оптовых закупках отдаётся только изделиям, изготовленным в Новосибирской области. При этом кемеровская администрация, с помощью корректировки федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота алкогольной продукции», фактически присваивает себе и передаёт своим доверенным лицам привилегию «избирательной селекции» товаров на рынке алкоголя .
По проторённой дороге регламентации двигаются и другие регионы Сибири. Так, весной 2003 г. представители администрации Новосибирской области в ходе конфиденциальных встреч с руководителями компаний -оптовиков дали понять, что вопрос продления лицензий владельцев акцизных складов зависит от того, обеспечат ли оптовики соблюдение двух условий: не менее 30% продукции местных производителей в своем ассортименте и отсутствие товара по демпинговой цене. Тайные переговоры происходили с участием руководства областного комитета регулирования потребительского рынка и сферы услуг и топ-менеджеров лицензирующихся компаний — «Септима», «Кожемякин и К», «Караван», «ОРС», «Сенсация», «Дева» и др. Параллельно переговорам проводились интенсивные проверки со стороны контролирующих и правоохранительных органов на предмет выявления «нарушений» правил торговли спиртным.
В итоге столь мощного административного нажима в начале апреля 2003 г. появилось секретное трёхстороннее соглашение — между новосибирскими оптовыми компаниями, торгующими алкоголем, местными производителями ликеро-водочной продукции и представителями областной администрации — об установлении минимальных цен продажи с акцизных складов водки, произведенной в Новосибирской области (39,3 руб. за бутылку емкостью 0,5 л) и за ее пределами (от 45 руб.).
Контроль за исполнением оптовиками условий соглашения возложен на специальную комиссию, в которую вошли представители всех трех сторон. Директора нескольких акцизных складов на условиях анонимности сообщили о том, что «документ существует в единственном экземпляре и лежит в сейфе у одного из чиновников обладминистрации» .
Грубое вмешательство властей в процесс ценообразования, как ни удивительно, не порождает реакции возмущения у бизнесменов, чьи права явно ущемлены. Оптовики в лучшем случае лишь слабо ропщут, обещая «когда-нибудь» обратиться в Министерство по антимонопольной политике (МАП) РФ, но чаще всего хранят растерянное молчание или говорят о том, что вынуждены будут перейти к использованию всевозможных «серых (т. е. полулегальных. — Г. О.) схем» торговли.
Что касается позиции самого МАП, то, по словам его пресс-секретаря Л. Булгаковой, хотя такие действия местных органов власти противоречат российскому законодательству, где закреплено право на свободное перемещение товаров и услуг, однако, в данном случае нарушение законов участниками рынка недоказуемо из-за отсутствия официальных документов, свидетельствующих о ценовом сговоре. К тому же МАП не может предпринимать никаких разбирательств ввиду отсутствия жалоб со стороны пострадавших предпринимателей .
Вдохновлённые бюрократическими подвигами соседей, так же поступают красноярцы. На сессии краевого Законодательного собрания в начале июня 2003 г. заместитель губернатора С. Сокол заверил депутатов в том, что через три месяца доля местной продукции в реализации алкоголя на территории Красноярского края должна достигнуть 50%. Добиться такого положения дел администрация намерена с помощью жестких мер регулирования рынка спирта и его производных. По словам С. Сокола, 4 июня губернатор края А. Хлопонин подписал некий указ, позволяющий «защитить потребителей от недобросовестной конкуренции». Ведется работа и с федеральными структурами, в том числе и по региональным специальным маркам, и по «регулированию работы акцизных складов» .
Алтайская областная администрация, устами вице-губернатора Н. Чертова, заявила о том, что «будут предприняты самые активные меры по защите внутреннего рынка алкогольной продукции...». Подтверждая серьёзность намерений, межведомственная комиссия по контролю за оборотом алкогольной продукции, нефтепродуктов, черных и цветных металлов под председательством Чертова в первой половине мая 2003 г. постановила давать согласие на открытие акцизных складов производителей из других регионов только в том случае, если на территории этих регионов действуют или будут открыты склады алтайских производителей. Кроме того, решено создать оперативную группу, куда бы вошли представители ГУВД, налоговой, госторгинспекции и других контролирующих структур, которая еженедельно будет отслеживать ситуацию на алтайском рынке алкоголя. К оптовикам, ввозящим «дешевую и, зачастую, некачественную» продукцию, как отметил Чертов, будут предприняты самые жесткие меры, вплоть до отзыва лицензии. Тем же курсом устремилась Барнаульская городская администрация. По словам председателя комитета по торговле и бытовому обслуживанию Барнаула В. Сыроежковой, руководителям оптовых фирм уже предписано пересмотреть объёмы продаж алкогольной продукции, максимально работать с алтайскими производителями и свести до минимума продажу привозного алкоголя. «Надо быть патриотами!» — заявила В. Сыроежкова .
В дополнение к описанным выше экономическим и бюрократическим рычагам воздействия на водочный рынок нередко используется «чёрный PR» — массовым тиражом распространяется печатная продукция в виде листовок, порочащая конкурентов. Впрочем, листовочная пропаганда — скорее, дело рук бизнесменов, а не чиновников, хотя и при несомненном благоволении последних. Для дискредитации соперников не гнушаются и заказными статьями в местной прессе. Самый свежий пример — публикация газетой «Сибирский городовой» № 7, 2003 г. фельетона некоего Е. Кузнецова «Сплошное сияние». В статье в карикатурном виде описывается новосибирская компания «ВИНАП», которая-де, пользуясь покровительством губернатора, бесцеремонно «выдавливает» конкурентов со «своей» территории. Этот образчик низкопробной и, очевидно, щедро оплаченной журналистской халтуры должен подорвать престиж местной власти и местных производителей спиртного, и, таким образом, пошире «распахнуть двери» для импортного алкоголя.
Совокупность приведённых фактов, при их беспристрастном анализе, позволяет сделать несколько интересных наблюдений и выводов. Во-первых, лихорадочные поиски дополнительных финансовых ресурсов в виде алкогольных акцизов приводят сибирские регионы к соперничеству и взаимному отчуждению, делают их лёгкой добычей своекорыстных политиканов из федерального центра. В борьбе за приумножение денежных средств местные власти готовы использовать любые приёмы, в том числе и выходящие за рамки закона. «Водочный протекционизм» становится, таким образом, питательной почвой для произвола, коррупции, сращивания политической и торгово-промышленной элит, подавления и без того слабых либеральных рыночных начал.
С другой стороны, противоборство сибирских территорий на рынке алкогольной продукции не выглядит однонаправленным и необратимым. Разница цен на винно-водочные изделия, произведённые в высоко- и малоуспешных республиках, краях, областях и округах Сибири, не слишком велика в сравнении с бросовыми ценами на алкоголь, ввозимый из-за пределов Сибири. Общий противник способен побудить враждующие между собой регионы к сплочению.
Признаки возрождающейся провинциальной солидарности, пусть с большим трудом, но пробивают себе дорогу. В начале декабря 2002 г. на Алтае состоялось региональное совещание руководителей предприятий спиртовой и ликеро-водочной промышленности Сибирского федерального округа (СФО), где был проведен анализ финансово- хозяйственной деятельности этих предприятий, разработаны меры по предотвращению их банкротства, обсуждены проблемы регулирования рынка сбыта алкогольной продукции.
Участники совещания договорились создать некий совещательный (?) орган при «Сибирском соглашении» для защиты и регулирования алкогольного рынка в СФО. По завершении совещания в Исполнительной дирекции Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» (МАСС) прошло заседание рабочей группы Координационного совета по сельскохозяйственной политике и продовольствию МАСС. На заседание были приглашены директора винно-водочных предприятий Сибири, представители налоговых служб и торговых организаций. Речь вновь велась о состоянии сибирского рынка алкогольной продукции и механизмах ценообразования на нее .
И хотя никаких ощутимых действий по созданию общесибирского регулируемого рынка алкоголя пока так и не было произведено, потребность в едином фронте борьбы с демпинговой водкой будет способствовать сохранению в обозримой перспективе интегративной тенденции в Сибири.

15:16
Искушение Зелёным Змием: поведение сибирских регионов на рынке алкогольной продукции (1999—2003гг.) ОЛЕХ Г.Л.
Просмотров: 1467 | Добавил: Олег | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]