Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2013 » Май » 29 » Семейные формы алкоголизма

Семейные формы алкоголизма

 Оглавление

Читателю, наверное, приходилось встречаться с такими случаями, когда в одной семье имеются два-три и больше алкоголиков и в их числе дети, и слышать такие сентенции: «Яблоко от яблони недалеко падает». В подобных ситуациях говорят о семейном алкоголизме.

Какие же причины приводят к семейному алкоголизму и что лежит в его основе? Наследственность? Психологические, социальные факторы?

Нарколог С.З. Пащенков выделяет три разновидности семейного алкоголизма Это прежде всего семейная форма алкоголизма у больных имеющих биологических (кровных) родственников, страдающих алкоголизмом. Среди них могут быть:

родственники первой степени родства (отец мать) родственники второй степени родстве (дедушки, бабушки дяди, тети);

родственники третьей степени родства (двоюродные братья и сестры), страдающие алкоголизмом

Вторая семейная форма алкоголизма отмечена у больных, не имеющих биологических родственников, страдающих алкоголизмом (когда, например, муж и жена больны алкоголизмом).

К третьей смешанной семенной форме алкоголизма отнесены случаи, когда, например, у одного из членов семьи имеются биологические родственники, страдающие алкоголизмом, а у другого таких родственников нет.

Для иллюстрации семейной формы алкоголизма С.З. Пащенков приводит следующий случай. Пациентка В, 24 лет. Росла она болезненной, слабой. В детстве имела ушиб головы. Ее мать нередко надолго уходила из дому, оставляя дочь с пьяницей бабушкой и алкоголиком отцом. С 8 до 12 лет. В. воспитывалась в интернате. С 14 лет В. стала употреблять алкоголь, пила с отцом, подругами. С 16-летнего возраста испытывала уже болезненную тягу к алкоголю, пила часто и помногу, наравне со взрослыми женщинами, в пьяном виде грубила, скандалила, неоднократно помещалась в вытрезвитель.

В 22 года В. в течение месяца лечилась в наркологическом отделении психиатрической больницы. Не пила после лечения месяц. Затем запила без видимых причин. Появились запои по пять-семь дней.

Больная В. рассказала врачу что во время запоя первые два три дня пьет с большим желанием, на четвертый-пятый день самочувствие ухудшается, пропадает аппетит, нарушается сон, появляются тошнота и рвота Пьет вино, пиво но уже с отвращением. Между запоями бывают паузы, длящиеся от недели до двух. Похмелье тяжелое, настроение снижено, одолевает тоска, охватывает физическая слабость, появляются страхи по ночам, голова тяжелая, при засыпании отмечались обманы чувств снижение памяти и др. Ей был установлен диагноз хронический алкоголизм (вторая-третья стадия), семейная форма.

А вот родословная больной В. Бабушка ее страдала хроническим алкоголизмом, отец — трижды лечился от алкоголизма. Мать, муж и его брат также больны хроническим алкоголизмом. А всего из 32 членов семьи больной В. (по ее и мужа семейным линиям) 12 страдали алкоголизмом.

Семейная форма алкоголизма формируется необычайно быстро; неврастенические, энцефалопатические проявления отличаются ускоренным развитием, врачам трудно отчетливо выделить фазы и стадии течения алкогольной болезни. У многих больных уже на первом-втором году заболевания отмечаются такие клинические проявления, которые характерны для второй и третьей стадии течения болезни

Чем же обусловливается «семейственность» алкоголизма?

Более 30 лет назад ученый К. Вильямс сформулировал так называемую генетико-трофическую теорию алкоголизма. Согласно этой теории каждый человек, обладая определенной конституцией, отличается индивидуальными особенностями обмена, обусловленными, в частности, различиями в ферментах. Тяга некоторых людей к алкоголю имеет физиологическое обоснование в унаследованном типе обмена, подобно тому как у некоторых людей отмечается особое пристрастие к поваренной соли, сахару кальцию и др.

Эту концепцию К. Вильямс пытался подтвердить экспериментальными исследованиями на животных (крысы, мыши и др ) Одних животных поили водой с 10%-ным раствором алкоголя, других — чистой водой При этом животные получали различную диету одни — пищу, богатую белками, другие — богатую витаминами Животные, получавшие первую диету, проявляли большую склонность к алкоголю чем находившиеся не второй диете.


Конечно, возникает вопросу насколько правомерны данные, полученные в результате этих опытов, переносить в область генетики алкогольных заболевании человека. Ведь употребление алкоголя связано у людей во многих случаях с обычаями, ритуалами присущими людям с давних времен. И наверное, желая понять природу заболевания алкоголизмом, следует учитывать помимо биологического и социальный фактор?

Иллюстрацией сказанному может служить история подростка, описанная журналистом М. Яковлевым на страницах «Правды».

«Олег помнит как его, тогда еще второклассника, родители привели к проходной завода. Отец с гордостью сказал, показывая на Доску почета «Видишь, сынок, с кого надо пример брать». Мать стояла рядом, смущенно и радостно улыбаясь; среди других передовиков Харьковского авиационного завода на Доске почета красовалась и ее фотография Крановщицу Валентину Николаевну уважали за трудолюбие, живость характер отзывчивость.

А разве не гордился Олег отцом, когда к ним домой приходили соседи и уважительно просили:«Юрий Иванович, не откажи, только на твои золотые руки надежда». Отец и столяр, и плотник, каких не всегда сыщешь. А еще Олег помнит, как выезжали всей семьей в лес. Отец тогда выпивал рюмку-другую а мать вина и в рот не брала, отшучивалась:«Пусть горемыки пьют мне и так весело».

Теперь родители чужие для него, и Олег твердо знает домой ему путь заказан. Наверное, страшно думать так в шестнадцать лет, отбывая срок наказания в воспитательно-трудовой колонии. Вот уже полгода, как он изолирован от родителей, но время его не смягчило. Напротив, раскаяние в собственных поступках, пустом времяпрепровождении на улице заставляет еще и еще раз мысленно возвращаться домой, в ненавистную обстановку семьи.

Когда родители начали выпивать? Наверное вскоре после того, как получили отдельную квартиру в новом микрорайоне Харькова. Время размыло в памяти детали, но одно Олег хорошо запомнил в седьмом классе сам уже выпивал. Мать к тому времени ушла с завода — новые подруги соблазнили легким житьем-бытьем в столовой. Крановщица стала посудомойкой.

А когда из столовой уволили за появление на работе в пьяном виде, устроилась дворником. Но и из дворников вскоре пришлось уйти по той же причине. Теперь взяли уборщицей в продовольственный магазин.

И отец позабыл, когда брал в руки инструменты: переносил ящики, мечтая о короткой передышке, во время которой можно будет с дружками выпить «на троих». Он работал грузчиком в том же магазине, где и жена. Каждый вечер приходили домой навеселе, ставили на стол бутылку. Ссорились, когда кому-то доставалось меньше. Если приходили порознь, то прятали спиртное.

Олег знал их тайнички — оставаясь один, отливал вино, курил. В школу идти не хотелось, слыл он там «трудным». Отец и мать родительские собрания не посещали. Мальчик бродил по улицам вместе с такими же «бездомными» подростками. Укрывшись от непогоды в подъезде, они «сбрасывались» на бутылку вина, играя друг перед другом в «бывалых».

В этот день Олег вышел «на прогулку» с Александром, десятиклассником из своей же школы. Их задержали за разбойное нападение на девушку.

...За полтора года пребывания Олега в колонии в эту комнату его вызвали в первый раз. Даже сюда родители приехали «под градусом». Отцу свидание не разрешили, мать с трудом упросила «хоть глянуть на сына». Тот равнодушно смотрел не рано поблекшую женщину — свою мать, видел неестественный румянец на ее щеках, хмельной блеск глаз. Отворачивался. Да и о чем они могли говорить? Он спросил лишь о брате. Больше мать сюда не являлась. После свидания с сыном она делилась с соседями: «Боюсь, вернется — опять возьмется за старое».

Такова история, а вернее трагедия одной семьи, в которой роковую роль сыграло пристрастие родителей к бутылке. От некогда уважаемых людей отвернулись прежние знакомые. Родители лишились сына.

 О роли наследственности

 Французский психиатр Легрэн в 1889 году пришел к заключению, что потомки алкоголиков уже в следующем поколении нередко также страдают алкоголизмом а в третьем поколении происходит почти полное вымирание семьи.

Заключение, правда, с современных позиций спорное. В настоящее время со столь категорическим утверждением вряд ли кто позволит себе выступить. Но вместе с тем ученым известно множество случаев, когда у часто выпивавших бабушек или дедушек внуки или внучки в 20-летнем возрасте становились алкоголиками и не доживали до 50-летнего возраста.

Вокруг вопроса о том, чем объясняется высокая распространенность алкоголизма среди родителей и потомков в определенных семьях, уже издавна завязывались оживленные научные дискуссии.

Одна из них состоялась на III съезде отечественных психиатров, который проходил в Петербурге в 1910 году. Известный психиатр Ф.Е. Рыбаков отстаивая на нем идею о наследственном характере индивидуального пьянства. Не отрицая того, что и условия среды имеют важное значение в развитии алкоголизма, он все же считал, что причина алкоголизма кроется в патологической наследственности

Изучив за 11 лет около 2000 больных хроническим алкоголизмом, Ф. Е. Рыбаков обнаружил, что у близких родственников 1269 больных в двух предыдущих поколениях (родители, бабки и деды, дяди и тетки) отмечался алкоголизм, а у 319 — не только алкоголизм но и другие психические заболевания. Таким образом, в 83,5% случаев у больных алкоголизмом отмечалась патологическая наследственность причем в наибольшей степени она была выражена у «запойных пьяниц».

Ф. Е. Рыбаков сказал на указанном выше съезде «Подобно тому как во время тяжелой эпидемии заражаются не все люди, а лишь наиболее предрасположенные, точно так же и алкогольной заразе по-видимому, склонны подвергаться более всего элементы, в самих себе носящие задатки такого предрасположения».

Выступивший на этом же съезде врач Л. С. Минор в своих наблюдениях почти за 10 000 лечившимися алкоголиками также обнаружил очень большую распространенность алкоголизма среди родственников больных особенно по отцовской линии. Но хотя в процентном отношении его находки почти полностью соответствовали показателям Ф. Е. Рыбакова (поражение алкоголизма у 88% семей лечившихся алкоголиков), в своих выводах он подчеркнул, что скорее условия среды, чем наследственность, играю главную роль в семейном алкоголизме

А действительно, как можно отделить чисто наследственную передачу от всех тех многолетних психологических влияний, под воздействием которых растет будущий больной в семье алкоголика? Каждый знает, насколько велико влияние повседневного примера родителей на психологическое развитие ребенка, на формирование его интересов и привычек.

До тех пор, пока у человека вырабатывается полностью сознательное отношение к жизни, многое из предпосылок этого отношения складывается тогда, когда семья, родители были, может быть, единственными или во всяком случае наиболее влиятельными образами, наиболее близкими людьми, не учиться у которых невозможно.

Конечно, в дальнейшем под воздействием расширяющейся среды общения, под влиянием новых социальных факторов многое в психологическом облике молодого человека может меняться — изменяются его интересы и отношения к явлениям окружающей действительности. Но целый ряд выработанных в детстве привычек, особенностей психологических реакций остается на очень длительное время, может быть, некоторые из них — и на всю жизнь.

Не следует упрощать проблему, предполагая что однотипные влияния, скажем, со стороны отца-алкоголика влекут за собой подражание ему в поведении ребенка. Как показали специальные исследования, если ребенок воспитывался в семье, где отец страдал алкоголизмом, но в начальной фазе пьянства еще пользовался в семье авторитетом и влиянием, вероятность того, что у ребенка разовьется тяга к алкоголю, а в ряде случаев он начнет употреблять алкоголь в ранней молодости, значительно возрастает.

И напротив, когда ребенок воспитывается в семье в которой отец страдает выраженной формой алкоголизма, но главную роль играет мать с твердыми антиалкогольными установками, то у ребенка нередко вырабатывается отрицательное отношение к алкоголю, своеобразный «психологический антиалкогольный барьер».

Когда же оба родителя страдают алкоголизмом, развитие раннего влечения к алкоголю особенно велико.

Здесь нельзя не сказать и о том, что не только алкоголизм у родителей, но даже и отношение к «обычному» приему алкоголя («по праздникам») имеет существенное значение в развитии алкоголизма у детей.

Говоря о большом влиянии условий воспитания в семье на формирование алкоголизма, нельзя в то же время исключить возможные воздействия со стороны других людей, особенно близких друзей подростка и молодого человека.

Все это говорит о том, что определить влияние наследственности при алкоголизме в «чистом виде» чрезвычайно трудно. Поэтому многие врачи и исследователи, получая сходные по показателям данные о распространенности алкоголизма в отдельных семьях, трактовали их по-разному.

Советский специалист в области изучения алкоголизма И. В Стрельчук, обследовав в начале 30-х годов около 2000 больных алкоголизмом, выявил «прямую» наследственность в 81,3%: у 71,3% алкоголизмом страдал отец, у 10% — мать. Однако главным в развитии алкоголизма И. В. Стрельчук считает все же психологическое влияние родителей. Многие исследователи в разных странах пришли к подобным же выводам.

Подробно проанализировал работы по установлению удельного веса наследственных факторов и условий воспитания в происхождении алкоголизма ленинградский ученый В. А. Лебедев

Эпидемиологические исследования, которые проводились с целью установления числа больных среди всего населения, показали, что в течение жизни алкоголизм может развиться у 3—5% мужчин и 0,1—1% женщин. Однако такой уровень заболеваемости распределяется среди населения неравномерно. Так, установлено, что ожидаемая заболеваемость алкоголизмом среди братьев алкоголика достигает 46%, а среди сестер — 5%. Если же алкоголизмом страдает женщина, то ожидаемая заболеваемость среди ее родственников еще выше: у братьев она может достичь 50%, а у сестер — 8%.

Особое внимание привлекли данные о распространенности алкоголизма среди близнецов. Как известно, такой подход к изучению проблемы наследственной передачи признаков вообще оказался очень плодотворным.

Дело в том, что ученые различают два рода близнецов — однояйцовые и разнояйцовые. Первые отличаются тем, что генетический набор у ник абсолютно одинаков, тогда как у вторых он различен. Если однояйцовые близнецы, по существу представляют собой две идентичные половинки одного и того же зародышевого материала, то разнояйцовые, развиваясь из двух яйцеклеток имеют неодинаковые гены.

Поэтому однояйцовые близнецы одинакового пола, их чрезвычайно трудно, а иногда и невозможно различить по внешним признакам и по многим биологическим показателям.

В то же время разнояйцовые близнецы только тем отличаются от родных сестер и братьев, что он и развиваются в организме матери одновременно, в остальном же они могут быть не похожими друг на друга: они бывают как однополыми, так и разнополыми. Вместе с тем как однояйцовые, так и разнояйцовые близнецы воспитываются родителями в одних и тех же условиях, одновременно.

Следовательно можно считать, что если какой то определенный признак (в данном случае алкоголизм) встречается у однояйцовых близнецов чаще, чем у разнояйцовых то в его появлении наследственные (генетические) факторы играют большую роль. Если же этот признак встречаемся приблизительно с одинаковой частотой среди однояйцовых и среди разнояйцовых пар близнецов, то его появление скорее связано с одинаковыми условиями воспитания и другими влияниями внешней среды.

Подобные исследования могут дать очень богатую информацию. Обращают на себя внимание две работы, выполненные японским специалистом Л. Кай (1960). Ему удалось разыскать 174 пары мужчин-близнецов, из которых хотя бы один попадал в поле зрения медиков или административных властей в связи со злоупотреблением спиртными налитками.

Тщательно проведенное всестороннее исследование позволило установить что среди однояйцовых пар близнецов случаи злоупотребления алкоголем обоими близнецами составляли 54%, а среди разнояйцовых пар — лишь 28%. Статистическим методом было установлено, что эта разница в частоте алкоголизма среди обоих близнецов связан а не с какими-либо случайными совпадениями, а с показателем однояйцовости или разнояйцовости.

Еще более высокая степень совпадении была обнаружена среди тех пар однояйцовых близнецов, у которых наблюдались изменения личности, характерные для алкоголизма, даже в тех случаях, когда эти близнецы употребляли различное количество алкогольных напитков.

Другое исследование было проведено среди 902 близнецов-мужчин почти всех близнецов родившихся в Финляндии в период с 1920 по 1929 год (к моменту исследования им было по 28—37 лет). Финские врачи И. Партанен, К. Бруун и Т. Маркканен обнаружили, что частота употребления и объем спиртных напитков выпивавшихся близнецами, были намного более сходными среди однояйцовых, чем среди разнояйцовых пар. В этом отношении разнояйцовые близнецы почти не отличались от исследованной отдельно группы родных братьев (не близнецов) того же возраста.

В заключение по-видимому, следует сказать, что все же специалисты в области изучения алкоголизма в рамках Всемирной организации здравоохранения пришли к выводу, что по наследству передается не алкоголизм как таковой, а определенная слабость нервной системы и особенности обменных процессов, которые могут служить подходящем почвой для развития алкоголизма под воздействием различных, и в том числе социальных факторов, например влияние семьи на пристрастие к алкоголю.

14:35
Семейные формы алкоголизма
Просмотров: 1028 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]