Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2013 » Январь » 12 » Среда наркологического отделения

Среда наркологического отделения

 Оглавление

Как показывает практика, проведение занятий ГП позитивно влияет и на психотерапевтический климат любого наркологического учреждения, формируя в нем благоприятную терапевтическую среду. Она в существенной мере определяет эффективность реабилитации больных алкоголизмом, психотравмированных в большинстве случаев уже самим фактом обращения в наркологическое учреждение, плохо понимающих логику возникновения и проявления их алкогольных и связанных с ними проблем, рассчитывающих на участие и помощь. Работа по созданию терапевтической среды проводится в четырех основных направлениях.

Первое — подготовка младшего и среднего медперсонала. Нередко ею пренебрегают, несмотря на то что именно медсестры и санитарки находят в непосредственном контакте с больными (например, в стационарах) больше времени, чем врачи. А среди младшего и среднего медперсонала, к сожалению, отмечаются случаи негативного отношения к больным. Непреднамеренное и преднамеренное осуждение психотравмирует больных, подрывает доверие к лечебному учреждению в целом. Отрицательное влияние младшего и среднего медперсонала иногда проявляется в неправильных оценках тяжести заболевания — типа «женщины не поддаются лечению» — либо при ошибочных суждениях о значении тех или иных применяемых методов терапии — «просите имплантацию препарата «эспераль», все остальное неэффективно». Специального обсуждения с медперсоналом требует применение различных методик психотерапии, поскольку больные могут заражать друг друга непониманием, сомнением или чрезмерным оптимизмом в отношении к этим методикам, исходящим от медсестер и санитарок.

Важнейший компонент терапевтической среды — постоянная циркуляция среди больных идей о необходимости и возможности трезвости, сопровождающаяся доброжелательным отношением к больным, выражением готовности оказать помощь на только выполнением предписанных обязанностей, но и неформальным участием, советами, консультациями во всех случаях, когда они необходимы. Подобная работа должна планироваться как одно из главных направлений деятельности медперсонала — с заранее предусмотренными (исходя из опыта) затратами времени и способами поощрения сотрудников, успешно ее выполняющих — пользующихся уважением и доверием больных, активно влияющих на формирование терапевтической среды.

Как справедливо отмечают специалисты, больные, впервые поступившие на лечение, часто травмируются презрительным отношением к ним, игнорированием их проблем, что приводит к отказу от лечения или формальному участию в нем. Разумеется, любые формы подобных негативных реакций медперсонала должны пресекаться.

Второе направление — диагностика терапевтической среды. Она необходима для определения того, насколько благоприятно или неблагоприятно действует на больных атмосфера, создавшаяся во взаимодействии медперсонала с ними или в общении между больными. Этому вопросу следует уделять особое внимание в индивидуальной психотерапии, в беседах с родственниками, опираясь также на мнения сотрудников наркологического учреждения. Всем больным, проходящим в данный момент лечение в нем, целесообразно время от времени раздавать короткие анкеты с просьбой выразить отношение к получаемой терапии и лечебному режиму, пожелания на будущее, задавать вопросы, на которые до сих пор по какой-либо причине не получены ответы, и т. д. Анкеты могут быть анонимными.

В стационарах и на амбулаторных приемах нередко встречаются больные, которые дискредитируют применяемые методики реабилитации, вселяют неверие в возможности достижения трезвости, что оказывает особо негативное воздействие на первичных больных. Определенная категория больных, утратившая веру в возможности самоконтроля, не понимающая объективных закономерностей болезни, склонная легковесно относиться ко многим мифам о ее происхождении и лечении, распространять их среди других больных. Носителей необъективной информации необходимо выявлять и проводить с ними специальную работу. Кроме того, необходимо периодически, не реже 1 раза в неделю, проводить разъяснительные беседы на общих собраниях больных, с учетом распространенности среди них тех или иных мифов. На общих собраниях желательно вызвать дискуссию между больными с адекватными и неадекватными установками на лечение.

Третье направление — подготовка больных, оказывающих помощь в проведении реабилитационной работы. Нередко начавшим лечиться больным полное воздержание от алкоголя представляется недостижимой, целью, а методики лечения — малоэффективными. Тогда к работе с ними привлекаются бывшие пациенты с длительными ремиссиями, уже сам факт существования которых часто определяет позитивные изменения больных в будущем. Бывшие пациенты могут приглашаться для участия как в общих собраниях, так и в индивидуальных беседах с больными и их родственниками, посещать групповые психотерапевтические занятия. Возможность убеждать других больных в достижении устойчивых и длительных ремиссий имеет большое значение и для них — повышает самоуважение, способствует реализации высоких морально-этических ценностей, становится необходимым атрибутом трезвеннического образа жизни.

Эффект их воздействия во многом определяется наличием систематических знаний о проблеме алкоголизма, умения адекватно анализировать свой прошлый жизненный опыт, связанный с алкоголизацией, обобщать и использовать его в беседах с проходящими лечение больными. Поэтому целесообразно проводить подготовку бывших пациентов в специальных тренинговых группах. На занятиях в этих группах должны быть четко очерчены границы их компетентности, отработаны способы взаимодействия с врачом и психологом в тех ситуациях, когда задаваемые бывшими пациентами вопросы находятся за пределами этих границ.

Четвертое направление — использование стенной печати. Оно имеет немаловажное значение для циркуляции правильной информации. Здесь главное — избегать шаблонов. Не следует пользоваться примелькавшимися, недейственными плакатами типа «Пьянству — бой!». В стенных газетах помещаются вырезки из газет и журналов, помогающие глубже понять проблемы алкогольной болезни, сформировать адекватное отношение к ее лечению. Рядом с этими вырезками уместно приводить мнение прошедших курс лечения и имеющих длительные ремиссии больных о том, как им удалось их достичь. Рядом с газетой нелишне повесить конверт или ящичек для вопросов (в том числе анонимных), на которые     в        газете даются ответы. К оформлению стенной печати нужно привлекать самих больных.

Приведем одно из обращений к больным, проходящим лечение в стационаре, написанное больной К., 39 лет, в прошлом лечившейся амбулаторно.

В больнице я уже месяц.        Лечащий врач посчитала возможным отпустить меня домой на один день. Вот я и хочу рассказать, как этот день прошел, что я прочувствовала. Весь день у нас с мужем (который далеко не равнодушен к спиртному, а теперь, глядя на меня, тоже решил бросить пить) было прекрасное настроение. Мы нашли время для обсуждения новой книги, сделали домашние дела, много шутили и мечтали о хорошем будущем. Мы радовались тому, что трезвые, что нет этого трижды проклятого вина, что голова у нас не болит и не нужно опохмеляться.

Я боюсь потерять семью, боюсь потерять свою дочь. Невольно сравниваю один день трезвой жизни с теми пьяными днями, что были раньше. В этот день мне не нужно было прятать глаза от соседей, и моя дочь с любовью смотрела на трезвую маму. Хочется, очень хочется спросить себя и других: «Зачем мы сами втаптываем себя в грязь? Кому от этого стало лучше? Надолго ли мы стали трезвыми?» По моему мнению, это страшные вопросы, но отвечать на них надо...

Комплекс реабилитационных воздействий, включающих индивидуальную психотерапию и ГП, дифференцированно назначаемое медикаментозное лечение, обеспечивает системные позитивные изменения установок и поведения больных. Для части больных он может оказаться достаточным в достижении длительных ремиссий, но большинству, как правило, необходима длительная поддерживающая психотерапия — семейная или групповая, предупреждающая возможные рецидивы.

 Поддержать друг друга

 Поддерживающая групповая психотерапия (ГП) позволяет реализовать ряд важнейших задач, связанных в конечном итоге с профилактикой рецидивов и успешной социально-психологической адаптацией. ГП сопутствуют индивидуальная психотерапия и медикаментозное лечение, проводимые по необходимости с целью оказания помощи в решении проблем психического здоровья, воспитания детей, трудоустройства, стремления образовать семью и др.

В реабилитационной работе с мужчинами, больными алкоголизмом, из участников поддерживающей психотерапии компонуются два вида групп: группы, продолжающие занятия без привлечения к ним родственников,— чаще всего в них входят больные, не состоящие в браке; группы больных, имеющих супругов. На этом этапе выявляется одно из значительных обстоятельств, характеризующих социальный аспект алкоголизма у женщин: их мужья, как правило, отказываются участвовать в групповых формах поддерживающей психотерапии. По этой причине в нашем опыте женщины в большинстве случаев вовлекаются только в первый вид поддерживающей психотерапии. Отметим, что изредка муж, родственники и взрослые дети больных посещают занятия ГП, которые в таких случаях посвящаются обсуждению семейных отношений.

Занятия проводятся раз в неделю 3—4 часа в течение 6—9 и более месяцев. Мотивы, по которым больные продолжают занятия, различны — неуверенность в возможностях противостоять употребляющему алкоголь окружению и влечению к спиртному, чувство дискомфорта, вызываемое отсутствием или ограниченностью контактов с трезвенниками, нежелание лишиться неформального общения с другими членами группы и помощи медперсонала наркологического учреждения, неумение занять свой досуг, следование настойчивым пожеланиям родственников. У женщин, как правило, формируется потребность в постоянном общении с другими членами группы. Совместное празднование дней рождений, торжественных дат, посещение кино и театров, проведение спортивно-оздоровительных мероприятий (регулярные посещения русской бани и сауны, отдых в летнем загородном лагере, лыжные прогулки зимой) усиливают неформальные отношения между ними.

Необходимо отметить, что в отличие от краткосрочной ГП, где желательна разнородность — по возрасту, образованию, социальному положению, давности заболевания, личностным характеристикам— в поддерживающей ГП предпочтительна однородность по этим характеристикам и, что еще более важно, по интересам и культурному уровню членов групп. Одна группа поддерживающей психотерапии обычно формируется из двух, а то и трех групп краткосрочной психотерапии, поэтому некоторую искусственность их объединения лучше компенсировать общностью членов группы, соответственно регулируя подбор больных. В начале поддерживающей ГП трезвость воспринимается больными в большинстве случаев как избавление от многих внутри- и межличностных проблем, вызванных злоупотреблением алкоголем. Однако образ трезвенника нередко ассоциируется у них с такими негативными, по их мнению, чертами, как замкнутость, черствость, непривлекательность для представителей противоположного пола, скупость. Соответственно у больных возникает неудовлетворенность собой, которая усиливается заострением характерологических особенностей, часто наблюдающимся в первые месяцы трезвости, и обнажением тех семейных проблем, которые долгое время вытеснялись алкогольными конфликтами. У многих женщин возникают серьезные трудности в сексуальной сфере. Они очень болезненно переносят напряженность, возникающую в связи с началом их активного участия в воспитании детей. Попытки компенсировать свою несостоятельность часто приводят к хаотическим действиям, осложняющим взаимоотношения с окружающими. Переживание неудач вызывает неуверенность в своих силах, способностях, понижает настроение вплоть до депрессивных реакций.

Преодоление трудностей адаптации к трезвенническому образу жизни проводится в нескольких направлениях. Прежде всего повышается престиж трезвости как серьезной победы над болезнью и раскрываются возможности реализации способностей в социально значимых сферах деятельности. Одновременно с этим внимание больных акцентируется на необходимости и возможности мобилизации ресурсов личности, которые оказались невостребованными из-за хронической алкоголизации. Анализируются семейные взаимоотношения, которые во многих случаях выявляют причины отклонений поведения и психологического дискомфорта. Поддерживающая ГП позволяет успешно осуществлять психотерапевтическое воздействие по каждому из этих направлений.

Группы поддерживающей психотерапии могут быть закрытыми и открытыми. В первом варианте вся группа краткосрочной ГП продолжает занятия (что бывает редко) или после компоновки из 2—3 групп состав больных длительное время не меняется. В большинстве случаев группы открыты для вновь поступающих, иногда и тех, кто не прошел краткосрочной ГП. Практика показывает, что они испытывают затруднения в освоении правильной информации о проблеме алкоголизма и уже принятых норм поведения, однако им оказывается помощь в адаптации, которая имеет психотерапевтический смысл для других больных — проверяется зрелость их трезвеннических установок, способность привить свое мировоззрение; это стимулирует альтруистические тенденции, еще более консолидирует группу. Поэтому одной из основных задач поддерживающей ГП является не только утверждение трезвости членов группы, но и обращение в нее других больных при встречах, беседах, подобных тем, записи фрагментов которых были приведены ранее. Значительное психотерапевтическое воздействие на больных, проходящих краткосрочную ГП, оказывают встречи не с отдельными членами, а с группами поддерживающей психотерапии. Дискуссии между ними продолжаются по 3—4 часа и вызывают взаимный, неослабевающий от встречи к встрече интерес.

Прекращение занятий поддерживающей ГП определяется в основном тремя причинами: срывами и рецидивами заболевания; появившейся уверенностью в способности противостоять пьющему окружению, отсутствием сомнений в необходимости полной трезвости; исчезновением или изначальным отсутствием общих интересов в группе (помимо достижения трезвости). В последнем случае группы распадаются в зависимости от симпатических отношений на подгруппы по 2—3 человека в каждой, продолжающих поддерживать друг друга и встречаться вне стен наркологического учреждения.

Уверенность больных в способности сохранить трезвость без помощи группы и терапевта приходит далеко не сразу. Показатель ее недостатка — настойчивые просьбы проводить занятия не реже (а иногда и чаще) раза в неделю. В некоторых группах это состояние длится до года, в одной оно продолжалось 1,5 года. По-видимому, в этих случаях можно говорить о существовании зависимости от группы и терапевта.

Свидетельством преодоления этой зависимости является пожелание больных встречаться реже — раз в две недели или месяц, иногда даже раз в полгода. Как правило, их общение продолжается дома друг у друга, на выставках, в сауне, загородном летнем оздоровительном лагере (ЛОЛ) и т. д., в зависимости от культурных интересов той или иной группы.

 Нормы и традиции в группе

 Поведение больных на занятиях ГП регулируется определенными нормами и традициями. Основные нормы — проявление постоянного интереса к мнению друг друга по вопросам, которые связаны и не связаны с алкоголизмом; оказание помощи тем, у кого возникли какие-либо проблемы; обязательное участие в работе групп краткосрочной ГП, шефство над вновь поступающими в группу, в том числе индивидуальная опека, визиты к ним домой в дни, свободные от занятий ГП. Основные традиции — чаепитие с домашней выпечкой, которая поочередно делается женщинами, обязательное празднование дней рождения членов группы, сопровождающееся произнесением здравниц в их честь, вручением цветов и подарков. Отход от норм и традиций, как правило, отражает начало распада группы.

Длительные неформальные отношения в группах обычно исключают конфронтацию между ее членами, однако иногда она имеет место, чаще всего при вхождении новых больных, пытающихся в силу личностных особенностей, неправильных стереотипов общения поставить под сомнение оправданность тех или иных норм и традиций. Например, больная, пришедшая на первое вечернее занятие поддерживающей ГП, после короткого знакомства с женщинами присутствовала на праздновании дня рождения одной из них. В середине этой любимой всеми членами группы процедуры она вдруг стала возмущенно требовать, чтобы ей ответили, почему женщины столь легкомысленно тратят время занятий. Ей представлялось, что должны были бы обсуждаться проблемы пьянства и алкоголизма. Впоследствии, посещая группу более 10 месяцев, она часто с иронией вспоминала свою реакцию в тот вечер.

Больные нетерпимо относятся к тем, кто берет и не выполняет каких-либо обязательств по функционированию группы, например приобрести билеты в кино, сообщить о времени совместного посещения сауны, заранее приготовить ее к приходу других и т. д.

В некоторых ситуациях терапевт вынужден конфронтировать с членами группы для сохранения ее целостности и принципов работы. В ряде случаев больные после повторявшихся эпизодов неконструктивной конфронтации с другими членами группы и терапевтом не посещали занятий ГП, и у большинства из них отмечались рецидивы. Очевидно, что они некритично относились к своему заболеванию, анозогнозия у них не была преодолена, чему препятствовали и их психопатические особенности.

Резкое противопоставление группе обычно встречается негативизмом с ее стороны, в отличие от более приемлемых форм выражения несогласия и инакомыслия (даже при отрицании необходимости абсолютной трезвости), которые стимулируют дискуссию и продуктивное выражение отношения к обсуждаемым вопросам.

Например, больная Т., 43 лет, вдова, имеет троих детей, 20 лет работает мастером в швейном цехе одного из объединений, лечилась впервые, прошла курс краткосрочной ГП и 8 месяцев участвовала в поддерживающей ГП. На занятиях чаще всего молчала, терялась, краснела, нервничала при любой попытке вовлечь ее в обсуждение. При этом была в хороших отношениях с другими членами группы, со многими поддерживала отношения вне занятий, пользовалась их уважением. Т, наиболее охотно участвовала в обсуждении темы общения без алкоголя в компании пьющих. Жаловалась на испытываемые трудности, дискомфорт. В то же время поясняла, что не может все время сидеть дома после работы, тяготится одиночеством. Несколько раз получала приглашение мужчин пойти в театр, кино, но вынуждена была отказать, так как сомневалась, что будет интересной собеседницей. Т. предложила группе встречаться иногда в ресторане — ужинать, пить прохладительные напитки, танцевать, чтобы научить себя увереннее держаться в компании. Предложение было встречено без энтузиазма. Женщины ссылались на то, что это будет дорого стоить, покормят не так вкусно, как дома, будет много нетрезвых мужчин, официанты вряд ли с удовольствием станут обслуживать «трезвый» стол и т. д.

Эти высказывания, отчасти справедливые, выдавали некоторую неуверенность и других женщин, тем более что на занятиях ГП не раз подчеркивалась нежелательность таких проверок «на прочность» своих трезвеннических установок. Тем не менее решили помочь Т. и провели два вечера в ресторане. Т. была признательна группе, большинство из которой по-прежнему без энтузиазма относилось к посещениям ресторана, отказавшись от этого в дальнейшем. В летний период, когда в течение двух месяцев занятий ГП не было, а в ЛОЛ Т., бывшая в отпуске, не поехала, у нее произошел срыв. Мужчина, предложивший ей выйти за него замуж, угостил ее в кафе шампанским, от которого Т. отказаться было неудобно. На самом деле имело место проявление анозогнозии второй формы. Рецидив наступил через две недели. Т. была направлена в стационар и попросила провести имплантацию препарата «эспераль». После выписки вновь участвовала в занятиях поддерживающей ГП, была хорошо принята группой, несмотря на то что ее решение имплантироваться было расценено как нежелание учиться самоконтролю.

Еще один пример. Больная Л., 44 лет, замужняя, имеет двух детей, торговый работник, которая была направлена из амбулаторной наркологической службы о просьбой включить в поддерживающую ГП без прохождения краткосрочной Л. была разочарована, узнав, что здесь не лечат методом А. Р. Довженко. Высказала пожелание «закодироваться», чтобы не пить всю жизнь, была удивлена дружному смеху членов группы, пытавшихся объяснить ей, что никто, кроме нее самой, не может обеспечить будущую трезвость. У Л. тяжело протекают запои, которые прерываются лишь вызовом «скорой помощи», так как массивная интоксикация приводит на грань летального исхода — поэтому она очень боится срыва. Первые 8 месяцев с периодичностью примерно раз в две недели Л. высказывала просьбу найти возможность направить ее в Феодосию для «кодирования», что не вызвало конфронтации со стороны других женщин. Затем, спустя еще 12 месяцев, когда Л. убедилась в своей способности самостоятельно воздерживаться от алкоголя, привычной шуткой в группе стал вопрос, почему она не вспоминает о своей просьбе.

Эти примеры свидетельствуют об истинно неформальных отношениях, помощи и поддержке, получаемых и даваемых женщинами в группах поддерживающей ГП.

 Психотерапевтические сообщества

 Консолидированные группы больных алкоголизмом (в некоторых случаях с родственниками) объединяются в психотерапевтическое сообщество «Оптимист», которое существует при Институте имени В. М. Бехтерева и городском наркологическом диспансере Ленинграда уже более 12 лет.

Качественно более высокий уровень поддерживающей ГП в сравнении с краткосрочной проявляется в том, что отпадает необходимость актуализировать проблемы больных и стимулировать дискуссию с помощью специальных приемов, например психодрамы. Это обстоятельство отмечают и зарубежные ученые, подчеркивая, что несмотря на значение оценки реальности и достижения осознания при помощи проигрывания ролей, использование этого приема искусственно и не может противодействовать возникновению у больных алкоголизмом состояний дискомфорта. Разумеется, участие в поддерживающей ГП тоже не может их исключить, так же как и не исключает рецидивов заболевания, возникающих у от одной трети до половины больных. Однако вероятность их ниже, и, что особенно важно, большинство больных помогают друг другу сразу обратиться за наркологической помощью.

Некоторые вопросы, обычно обсуждающиеся в процессе краткосрочной ГП, могут вновь возникать у членов психотерапевтического сообщества. Они, как правило, легко разрешаются при помощи других больных, терапевтов, но уровень обсуждения их выше. Такт и доброжелательность, искренность в высказываниях, устоявшиеся взгляды, умение вести дискуссию, активность участников групп поддерживающей психотерапии, недирективная позиция терапевтов — отличительные признаки конструктивных дискуссий на собраниях «Оптимиста».

Участие в психотерапевтическом сообществе добровольное, но имеет ряд ограничений — в него могут войти только больные и члены их семей, прошедшие полный курс краткосрочной групповой психотерапии и посещающие занятия поддерживающей психотерапии, полностью разделяющие цели деятельности сообщества.

Формы деятельности психотерапевтического сообщества многогранны и зависят от реальных условий, контингента больных и их родственников, наличия детей и подростков, вовлеченных в деятельность сообщества, интересов и возможностей терапевтов-руководителей.

Возникает вопрос: только ли общая беда — алкоголизм одного из членов семьи и боязнь рецидивов — удерживает людей в психотерапевтическом сообществе? Наши наблюдения и самоотчеты членов сообщества позволяют выделить несколько основных причин многолетней стабильности его работы. Это, конечно, и добровольность участия, и общая беда, но со становлением длительных ремиссий у больных все чаще выявляются и другие причины: потребность в доверительном общении, возможности отождествления себя с другими и отреагирования, реализации своих потенциальных творческих возможностей, участие в самоуправлении, общественная значимость цели «трезвый образ жизни». Привлекательным в деятельности психотерапевтического сообщества является и постоянное использование элементов клубной работы: пропаганда трезвости, совместное проведение досуга по интересам.

Организация досуга по интересам укрепляет установившиеся в процессе ГП взаимопонимание, межличностные отношения. Наблюдения за дифференциацией групп свидетельствуют о том, что, например, в первое время посещение бани привлекает значительно большее количество людей, чем то, которое через определенный период остается вместе для проведения таким образом свободного времени и укрепления здоровья. Добровольность в создании психотерапевтического сообщества не противоречит свободе выбора в процессе консолидации малых групп внутри него по интересам. Мужчины увлекаются главным образом коллекционированием, спортивным рыболовством, водным туризмом и различными видами спорта. Их жены и больные алкоголизмом женщины объединены любовью к кулинарии, вместе посещают занятия ритмической гимнастики, бассейн и сауну.

Психотерапевтическое сообщество позволяет соблюсти принципы анонимности, неразглашения врачебной тайны и одновремено открытости. Все больные или члены их семей могут участвовать практически во всех мероприятиях, проводимых основной психотерапевтической группой или сообществом.

Коллективистские начала в сообществе выражены достаточно сильно. Редкие проявления эгоизма его отдельными членами осуждаются. Некоторые больные отмечают, что они уже не испытывают больших затруднений в своей жизни из-за абсолютной трезвости, уверены в будущем и считают, что не нуждаются в психотерапевтической помощи, но в группе будут участвовать потому, что их помощь нужна другим, или потому, что в сообществе встретились и подружились с интересными для них людьми. Обычно все члены сообщества вносят посильную лепту в организацию и проведение массовых мероприятий, даже если сами и не будут в них участвовать, например в подготовку к выезду в ЛОЛ.

Вовлечение в деятельность сообщества значительного числа членов семей больных, в том числе их детей, не только существенно расширило возможности психотерапевтических воздействий на больных алкоголизмом, но и заставило задуматься об организации психогигиенических и психопрофилактических мероприятий для тех, кто страдает от алкоголизма одного из членов семьи, но не знает, чем и как они могут помочь больному (больной), как сохранить или поправить собственное здоровье, на что ориентировать детей и как уберечь их от влияния алкогольных традиций в обществе. Возникает также вопрос, должны ли взрослые члены семей больных алкоголизмом полностью отказаться от употребления спиртных напитков? Оживленные дискуссии по этим вопросам в психотерапевтических группах подтверждают необходимость строгой дифференциации психопрофилактических мероприятий.

Самоуправление в сообществе осуществляется под руководством терапевтов советом, состоящим из наиболее авторитетных и активных членов групп поддерживающей психотерапии. Каждая группа имеет своего представителя, который отстаивает, вносит в совет мнения, предложения этой группы. Совет полномочен составлять ежегодное расписание занятий групп, решать вопросы, связанные с проведением общих мероприятий: лекций, культпоходов, встреч с интересными людьми, дискуссий, с организацией ежегодного летнего загородного оздоровительного лагеря и традиционного вечера встречи членов сообщества, отдыхавших в нем.

Напомним в заключение, что деятельность совета и сообщества в целом направлена на достижение больными трезвости. Только трезвость может вернуть больных алкоголизмом к полноценной жизни. Вот мнение по этому поводу одного из них — Сергея З., 38 лет. Он так и назвал свой самоотчет, написанный по просьбе терапевта,— «Что мне дал год трезвой жизни?»

Устойчивая трезвая жизнь в первую очередь поддерживалась психотерапевтической группой, которой я отвожу в ее достижении главное место. Сознание того, что ты являешься членом коллектива, объединенного одной общей целью, придавало уверенности в сохранении трезвости. Общение в группе привело к прочным дружеским связям в ней, оно стало необходимостью.

Меня совершено покинули чувства озабоченности, угнетенности, одиночества. Я стал ходить с гордо поднятой головой, смело смотреть всем без исключения людям в глаза, стал подтянутым. Я вообще стал гордиться, что веду трезвый образ жизни. Незабываем для меня летний отдых в лагере. Появилось значительно больше времени для разных увлечений, в частности нумизматикой.

Познанная радость прожитого трезвого года дает мне все основания быть уверенным в будущем.

12:06
Среда наркологического отделения
Просмотров: 1255 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]