Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Батраков Евгений Георгиевич

КАК РАЗОРВАТЬ ПОРОЧНЫЙ КРУГ НЕВРОТИЗАЦИИ (продолжение)
09.04.2011, 08:48

Читать сначала Дело в том, что когда речь идет о мире материальном, тут мы ведем себя вполне адекватно – как здравомыслящие существа. Например, понимаем, что вазой из толстенного стекла небольшой гвоздь в стену забить можно, если осторожно, но мы этого делать не станем, ибо не таково ж предназначение вазы. Для забивания гвоздей существует молоток. А вот в мире индивидуально-личностном, наше благоразумие нередко изменяет: мы ни с того, ни с сего начинаем рассматривать своих близких, как эдаких универсалов широкого профиля, существующих именно для нас и на все случаи нашей жизни, мы начинаем воображать, будто бы  близких можно использовать и на то, и на се, и на все.

И раз уж мы так считаем, так видим другого человека, у нас тут же возникают и соответствующие ожидания. А когда он, этот человек не оправдывает наших ожиданий, хуже того, ведет себя ну просто совсем иначе, чем он должен вроде бы себя вести с нашей точки зрения, мы впадаем в состояние постоянно действующих тщетных претензий, в состояние напряжения и гнева.

Что же нужно сделать, чтобы устранить перманентные межличностные стычки, восстановить миролюбивые взаимоотношения с окружающими людьми, а перспективу остаться у «разбитого корыта» трансформировать в стабильность и благополучие?

Нужно провести «инвентаризацию» круга своих знакомств, т.е. задать себе вопрос и честно, и мужественно ответить на него: какую роль в моей жизни играют те или иные люди? Конкретные люди, близкие люди. Или, по-другому, скажем так: какую функцию выполняет по отношению ко мне тот или иной человек?

 А функций, прямо скажем, не так уж и много – быть может, три, быть может, пять... Ведь все мы, если разобраться, не такие уж и разносторонние. Далеко не каждый способен функционировать в диапазоне «землю попашем, попишем стихи».

Таким образом, функций не много. Поэтому, их определяя и составляя их реестр, очень важно, – как бы ни хотелось иного, – ограничить свой аппетит, не забыть о том, что приписанная функция автоматически порождает претензию: ты – должен (должна), ты – обязан (обязана)!.. А претензии – самый простой, самый легкий способ развалить любые взаимоотношения.

О каких же функциях вообще идет речь?

Ну, например, жена. Какие она способна нести функции? Любимой, сексуального партнера, повара… Ну, быть может, еще пара-тройка функций. И – остановимся на том! Хотя бы потому, что каждую женой играемую роль, – если ваш союз строится на принципах взаимности, – нужно уравновесить ролью своею…

Кроме того, излишне приписанное, в конце концов, оборачивается лишь дополнительными потерями.

Дело в том, что функция, прежде всего, выражает свойственное человеку, то, что он делает не потому что это надо кому-то, но потому что это нужно ему. Поэтому, это мы помогаем ему помочь нам. И если для него это естественно, то поэтому это и легко. Как дышать чистым, свежим воздухом…

Если же человеку что-то не свойственно, что-то не в его природе, так оно именно потому-то и трудно. И потому не следует настаивать. И проще принять его таким, каков он есть. Если же вам крайне необходимо, чтобы выполнялись какие-то иные функции, вам нужно просто найти именно такого человека именно с такими функциями.

Была как-то у меня клиентка, которая однажды заявила: «Мне не нравится, что с моим мужем нельзя поговорить на духовные темы».

Я спросил:

– А он у вас вообще чем-то занимается?

– Ну, – отвечала она, – на работу ходит.

– Деньги приносит?

– Приносит?

– Хорошие деньги?

– Ну… нам хватает.

– Так, а что же вы еще хотите?

– Ну, так поговорить…

– Вы знаете, – порекомендовал я, – у нас в Абакане есть хорошая республиканская библиотека с хорошим читальным залом. Зайдите туда, найдите там себе мужика и морочьте себе и ему голову на все эти духовные темы. Духовные темы это там, в библиотеке и только с тем мужиком, который денег вам, конечно же, не принесет. С ним только на духовные темы. А дома у вас – муж! Он ходит на работу, он зарабатывает деньги и приносит деньги домой. Отвяжитесь вы от него со своими темами.

Еще пример.

Проходила у меня противоалкогольный курс женщина по имени Татьяна. Бухгалтер. Инвалид с детства. И был у нее сожитель, прошедший курс тремя годами ранее.

Этот сожитель, во-первых, ходил на работу, зарабатывал деньги и приносил их домой. Во-вторых, как рассказала Татьяна, однажды приладил оторвавшуюся ручку к балконной двери, в другой раз что-то подладил по сантехнике. Исходя из полученной информации, я Татьяне и объяснил, что у ее сожителя есть несколько наиважнейших функций: является сексуальным партнером, приносит деньги в дом, при случае может и по дому выполнить какую-никакую мужскую работу. Он это делает. Сам. Делает, и – отвяжитесь вы от него.

Татьяна все это послушала-послушала да и говорит: и что, вы хотите сказать, он все вот это сделает и пусть себе весь день в кресле у телевизора сидит, что ли?!

Я говорю: ну, да – и пусть сидит. Он же главное, основное сделал? Сделал. А остальное, если вам это надо, пойдите сами и сделайте.

Следующая встреча у нас состоялась через неделю.

Приходит Татьяна и рассказывает: вы знаете, Евгений Георгиевич, вот эта последняя неделя – была первой мирной неделей в нашей с ним совместной жизни!

Ну, так все и понятно: она перестала его дергать по мелочам, перестала напрягать, натягивать узду, и, во-первых, сама успокоилась, потому что порядок в мозгах и, соответственно, во взаимоотношениях появился, а во-вторых, и ее сожитель перестал напрягаться и возвращать ей, от нее же полученные «пинки». Вот он и наступил – желанный мир. И, соответственно, ушло основание от напряжения и пугающего бессилия вспоминать о том же спиртном.

Когда я додумался до этих соображений, я также провел инвентаризацию, о которой сейчас говорю, то есть, задал себе простой вопрос: «Какую роль играет в моей жизни вот этот человек, этот и этот?» И я понял: есть, скажем, человек Т., с которым мы можем сесть, поставить чай и часы напролет беседовать о бардовской песне, о литературе и т.п. И нам никогда не наскучивают эти наши бесконечные разговоры. И всегда лишь недостает времени. И я понял: Т. – это единственный человек в моей жизни, который духовно близок мне по своим взглядам. У меня нет иного Другого, могущего справится с этой замысловатой функцией моего собеседника. С другой же стороны, я понял, что к этому человеку нет смысла идти за юридической консультацией (он юрист), тем более, что сфера его профессиональной деятельности несколько не та, с которой иногда приходится сталкиваться мне.

Есть у меня знакомый, который всегда окажет юридическую помощь, но едва ли отличит Клячкина от Дольского.

Есть у меня знакомый, с которым не поговоришь о бардах, и еще он не юрист, но у него всегда можно подзанять небольшую сумму денег…

Таким образом, когда вот с этой позиции я рассмотрел весь свой круг знакомств, у меня и в голове образовался порядок, и в жизни разложилось все по полочкам. Я перестал и других людей напрягать не свойственным для них, и сам перестал напрягаться: я перестал разочаровываться, испытывать фрустрации, хоронить свои надежды, обижаться и т.д.

Помню, в пору юности меня неприятно поразил эпизод из спектакля А. Гельмана «Мы, нижеподписавшиеся», в котором председатель комиссии Юрий Николаевич Девятов, вдруг прозревший, говорит:

«Он нашел другой выход – невероятно простой! Он просто перестал меня назначать в комиссии по приемке объектов! Он назначал таких людей, которые всегда сделают так, как ему надо. Я ж не могу требовать: назначьте меня. Он регулирует. И вдруг позавчера, прекрасно зная, что я собираюсь в отпуск, он посылает меня в Куманево принимать хлебозавод. Дескать, Морозов получил срочное задание, придется тебе поехать. Я, грешным делом, подумал, что он просто решил мне подпортить отпуск. Но теперь я понял, что все обстоит гораздо хуже: Иван Иванович вместе с Грижилюком – они старые друзья – решили моими руками убрать неугодного Егорова! Во-первых, зная мою дотошность, они не сомневаются, что я хлебозавод не приму! Что им в данном случае и требуется. А если Егоров пойдет в обком жаловаться и доказывать, что все специально подстроено, то опять же благодаря мне они запросто отведут от себя обвинение! В обкоме знают, что со мной они не могли войти в сговор! Вы понимаете, что происходит? Они манипулируют моей принципиальностью! Когда она им не нужна была, они ее выключили. Теперь она им потребовалась – они ее включили!» («Мы, нижеподписавшиеся». А. Гельман. Пьесы. М., «Советский писатель», 1985 г.)

Согласитесь, цинично – так жестко, расчетливо манипулировать людьми. Но разве по-иному выстраиваем все мы все наши взаимоотношения? Мы вызываем такси, врача, сантехника – когда они нам нужны. Мы собираем компанию друзей, если нам захотелось пообщаться. И мы отказываемся от встреч, если нам захотелось побыть наедине с книгой. Это манипуляция? Возможно! Но если поступать по-иному – вызывать ненужное такси, собирать компанию, когда никого не хочешь видеть, стремиться к одиночеству, если захотелось быть с кем-то – это ли не издевательство, в том числе, над собою?!..

Конечно, грустно осознавать функциональность нашего бытия в целом и целеполагающую функциональность каждого из нас. Функциональность мертвит, механизирует, растворяет туман, позволяющий приятно грезить, облекает призрачность и лирическую неопределенность в категории ясности, определенности, конкретики… Видимо, верно утверждал великий французский писатель Оноре де Бальзак: «Мы все друзья либо враги в зависимости от обстоятельств». («Утраченные иллюзии»). И видимо, правы те, кто говорит, что каждый человек должен знать свое место, и мы должны знать то место, которое занимает каждый человек в нашей жизни.

 

Возможно, вы, читатель, уже пренебрежительно подумали: «все это – философия и не более того!» Я тоже – подумал. И… пришел к выводу: нет ничего практичнее хорошей философии, ведь именно благодаря своей философии меня перестали напрягать, очаровывать и разочаровывать мои друзья и знакомые, а тем более, незнакомые и враги.

Не скажу, что тут все гладенько и все в ажуре. Не всегда без сучка, без задоринки. Поскольку, одно дело – понять, и совсем другое дело по понятому жить. Если б умели мы жить в соответствии с тем, что поняли и приняли, мы б давно уже были бы святыми или около.

И все же, пусть не сразу, но – однажды в толк взятое, неизбежно начинает подправлять наш жизненный путь, и по чуть-чуть, и неизбежно мы начинаем меняться к лучшему…

 

Е. БАТРАКОВ,

Май 2008 г.

г.Абакан

 

(«Оптималист», №6, июнь 2008 г.)

Категория: Батраков Евгений Георгиевич | Добавил: Александр
Просмотров: 1049 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]