Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Батраков Евгений Георгиевич

ЗАСТРЯВШИМ ВО ВРЕМЕНИ
03.12.2010, 14:47

ЗАСТРЯВШИМ  ВО  ВРЕМЕНИ

 Движение оптималистов, возникшее как способ преодоления собственной вины наиболее сознательной и прогрессивной частью советской интеллигенции 80-х, зрящей в каком скотоподобном состоянии пребывает народ пьющий, движение, порожденное как способ служения чему-то истинному и действительно великому, и тем самым как способ отрицания той лжи, в которой мы пребывали, движение, идеализирующее народ, упоенный плохими людьми из жидов, коммунистов и транснациональных корпораций, – это движение было порождено эпохой, которая уже почти исчезла и память о которой все более и более превращается в грубо размалеванный миф…

Движение оптималистов возникло и развивалось стремительно, бурно, бескомпромиссно, под стать характерам своих основателей – Г.А.Шичко и Ю.А.Соколова. И сошлись под его знаменами личности столь же интересные,  удивительные и яркие: Л.Ю.Захарова (С.-Петербург), Ю.А.Ливин (Красногорск), В.А.Бондаренко (Краснодар), Г.П.Симакова (С.-Петербург), В.В.Шуб (Волгоград), Е.И.Никитин (Рыбинск), Р.А.Харисова (Ханты-Мансийск), Ю.В.Морозов (Нижнекамск), А.А.Коротков (С.-Петербург), А.Л.Маркушин (Йошкар-Ола), С.И.Троицкая (В.Салда), Р.В.Шафигуллина (Уфа), И.К.Биндюков (С.-Петербург), В.Г.Жданов (Новосибирск), В.А.Толкачев (Минск), В.Я.Севрюков (Луцк), Л.И.Епифанов (Тамбов), Л.Н.Харитонов (Ростов-на-Дону), Г.А.Зайцева (Вязьма), Г.Б.Кремнев (Набережные Челны), Г.С.Арбаева (Абакан) и мн., мн. др.

И Движение не просто бросило вызов многовековой системе спаивания, резко выступило против государственного алкотеррора, но и показало высочайшую эффективность слова, идущего от сердца, доказало, что проблему наркомании можно решать, и успешно решать исключительно при посредстве слова произносимого, слышимого, видимого, изображаемого (начертаемого)…

И, тем не менее, распад движения оптималистов начался почти сразу, едва оно  возникло. На свой 1-й съезд – 1989-й год – четыреста с лишним клубов делегировали более двухсот человек! Сколько же нас осталось всего-то через каких-то пару лет благодаря закону, по которому можно было создавать кооперативы? Кооперативы – первый мощный удар по движению оптималистов, ибо они на первое место выдвинули не духовно-нравственное служение идее отрезвления народа, но  корыстный интерес, который поначалу искусно и успешно прикрывался убаюкивающей  фразеологией: вот, де, откроем свою «фирму» и заработаем денег на   трезвое дело. Денег заработали. И что?..

Вторым мощным ударом по движению оптималистов-трезвенников явилось открытие: «метод Шичко» можно использовать еще и для избавления людей от лишнего веса, и для восстановления зрения, и для коррекции семейных отношений… И преподаватели меняли профиль, причем так круто, что слово «трезвость» с уст иных уже не звучало ни разу. Неспроста ж, мы получили разновидность «соратников», которые и слыхом не слыхивали ни про Г.А.Шичко, ни про Ф.Г.Углова, ни про Ю.А.Соколова? (С этим пару лет тому назад я неожиданно столкнулся на истринском семинаре). И, кроме того, избыток денег обернулся устойчивым дефицитом социальной активности, нравственным безразличием, забвением многого и многих.

Далее, срывы. Неудачи в применении метода, который был воспринят «на лету» и, в лучшем случае, от Ю.А.Соколова и Л.Ю.Захаровой, в худшем – из вторых, а то и из третьих рук, – заставили для повышения эффективности подыскивать подспорье – метод П.К.Иванова, чай «Петрович», обереги от пьянства и пр., и т.п. Дошло даже до того, что члены новокузнецкого клуба «Время», вроде образованные люди, – Л.А.Трубицина, Г.С.Купавцев, и С.А.Горковенко, – обнародовали свои замыслы в следующем виде: «Этой весной, в апреле-мае есть задумка объединить два метода освобождения от алкоголя — Шичко и Довженко. Надеемся, что это значительно повысит эффективность каждого из методов, объединит их сильные стороны». («Обращение преподавателей г. Новокузнецка к выпускникам курсов гортоновической дезалкоголизмии по методу Г. А. Шичко», «Кузнецк», №10, 1992 г., с.4).

Естественно, ни чай, ни обереги, ни ведра воды, излитые в ожидании чуда, ни на чуть не снизили секретный процент срывающихся, и тогда количество спасителей быстрехонько начало убывать, экзальтация в связи с открытием нашей, российской панацеи от пьянства – спадать, а потоки жаждущих отрезвиться – иссякать… Для наиболее трезвых преподавателей стало совершенно очевидным: простая рациональная психотерапия, проводимая даже в виде самых ярчайших лекций, и многие труды с дневником алкоголика, – это еще не «метод Шичко»…

И, тем не менее, движение оптималистов-трезвенников, встав на ложный путь поиска подспорий-костылей, неизбежно и к сожалению стало трансформироваться в движение за здоровый образ жизни (кстати, параллельно этому шел и продолжает идти процесс и в СБНТ: национал-политизированное движение борцов за народную трезвость небезуспешно дрейфует под флаг воинственно настроенных, христианствующих сторонников ЗОЖ).

И, в принципе, все это непредосудительно, и даже отчасти хорошо, но я – о дорогом для меня лично, о борьбе против нелюдей, производящих яд, о сострадании к пьющим, о страдании тех, кто вынужден соприкасаться с пьющими… Мне больно от того, что дети в слезах; что молодые люди, любящие друг друга, пребывая под парами дурмана, не находят общего языка; что люди, с нераскрытыми толком талантами, духовно красивые и добрые становятся омерзительно грязными скотами, становятся озверевшей сволочью, а в это время те, кто произвел пивную, вино-водочную отраву, кто ее рекламировал и способствовал рекламе, кто ее продал и способствовал торговле – ходят по этой земле, наслаждаясь жизнью, холят и лелеют свои мечты…

Вместе с тем, я хотел бы подчеркнуть: речь тут идет не о том, будто бы занимающиеся нетрезвеннической работой совершенно не пригодны к соучастию в движении трезвенников. Весь преподавательский состав объединения «Оптималист» в середине 80-х годов профессионально занимался чем угодно, только не работой с пьяницами и курильщиками: мы были учителями, врачами, сварщиками, милиционерами… Это во-первых. А во-вторых, нужно отметить, что газета «Оптималист» выходит при очень солидной финансовой поддержке именно тех, кто проводит занятия не по избавлению людей от алкогольно-табачной зависимости. Это, прежде всего, конечно же, Г.А.Зайцева и В.И.Кутепов. Кроме того, не будем забывать: если бы не курсы по восстановлению зрения, то ежегодные встречи соратников на оз.Еланчик (Тургояк) давным-давно прекратились бы, поскольку наши долги перед тамошним лесничеством, и долги немалые, все эти 15 лет молча гасил из своего собственного кармана В.Г.Жданов. А сколько раз В.Г.Жданов, Г.А.Зайцева и В.И.Кутепов из собственного кармана финансировали мой, и не только мой приезд на Еланчик?

Таким образом, речь идет не о том, чтобы заклеймить сменивших профиль работы, и не о том, чтобы вернуть неверных на путь для нас желанный, но о том, что же делать нам-то самим, оставшимся. Речь идет о том, что нужно понять и осознать: было время – нас было много, и все мы, – и разные, и всякие, – занимались борьбой за трезвость. После 1991 года от ТД отпали и, видимо, окончательно отпали, все те, кому народная трезвость сама по себе была безразлична, но которую они использовали, как средство достижения каких-то своих собственных целей – О.Е.Жуганов (Абакан), Н.Г.Загоруйко (Новосибирск), М.П.Баканов (Москва) и мн. др.  Да, они трезвы, но они – не соратники. В лучшем случае, их можно отнести в разряд попутчиков. И это все естественные процессы. И по этому поводу также нет смысла метать громы и молнии. Но вы, те, кто не ушел из движения, – я спрашиваю и вас, и себя: почему мы так бестолково, так не эффективно, так неорганизованно действуем?

Почему наше движение, в частности, движение оптималистов на сегодня представляет собой дезорганизованное нечто, не имеющее ни цели, ни программы, ни дисциплины? Хуже того, у нас нет даже самокритики и  «внутрипартийной дискуссии»! И это в то время, когда мы вот уже как минимум 10 лет топчемся на одном и не на самом лучшем месте! Некоторые, например, настолько оказались заякоренными информационной реальностью СССР, что до сих пор в своих лекциях, беседах, газетных публикациях все продолжают оперировать цифирью и фактографией из тех далеких 80-х, не разумея, что уже давным-давно нет ни страны, ни того людского массива, применительно к которому были справедливы их статистические выкладки.

И при этом, вроде бы, все хотят сделать какое-то дело, разумное и доброе… Дело сделать хотят, да все никак не могут ни на чуть поступиться своим правом на произвол, на личную безответственность. А ведь это все равно, как если б мы ходили на работу кому когда вздумается и делали б там лишь то, кому чего больше хочется.

Ни одной серьезной цели невозможно достичь подобным образом!

Вот почему на смену персонально-личной, разгильдяйской морали должна прийти строгая дисциплина, именно та, которую по слухам небезуспешно пытается внедрить в рядах своих единоверцев сектанствующий тюменец А.А.Зверев.

В основе создания людских объединений лежат те или иные отношения, царящие в обществе. При изменении отношений происходит изменение и в объединениях. Именно это мы и почувствовали к концу 1991 года, когда под воздействием процесса политизации общества, в результате смены производственных отношений, девальвации ценностей, ротации духовных, идейных, нравственных приоритетов, начали распадаться наши клубы и, в первую очередь, наиболее социально активные клубы. Это объективно-исторический процесс. И за это нам некого винить. Огорчительно лишь то, что мы всеобщее пытаемся объяснить мелкими частностями, видимость принимаем за суть и, крепко ошибаясь, продолжаем тупо настаивать на опасно ошибочном.

Людей объединяет идея. Но не любая. Идея зарабатывания денег в данном случае, разъединяет, ибо деньги уходят не на общее дело, а по индивидуальным, бездонным карманам. Утратив желание объединяться, оптималисты утратили интерес и к трезвости, и к человеку пьющему, и к газете «Оптималист», которая, не смотря на то, что движение оптималистов занимается уже около 10 лет совсем нетрезвенническими делами, все трубит да трубит про алкогеноцид, про алкогольное вырождение общества, про алкогольный террор…

Трезвость стала факультативом. Борьба за трезвость превратилась в хобби. Тема трезвости стала экзотической безделушкой, коей тешат себя, как дуновением из дорого прошлого, в основном те, кто так или иначе лично соприкасался с харизматической личностью Ю.А.Соколова или даже самого Г.А.Шичко…

Оптималисты утратили всякое желание писать статьи на трезвенническую тематику. Они перестали считать себя совестью эпохи. Они перестали считать себя лично ответственными за то, что происходит в собственной семье, в своем городе, в  России. Стало просто некогда. Мне так и ответствовали иные из них, когда я просил: напиши, брат, про то, как ты лично борешься и насколько успешно ты борешься за трезвость там, где ты живешь. «О, Евгений Георгиевич, некогда! У меня ж курсы в городе Н., а потом еще в городе М., а там и …»

Некогда… Оно и понятно, у нас же марафон – погоня за «бабками». Нет, не для того, чтобы помочь финансово газете – в Турцию позарез надобно, в Таиланд, в Египет, трехкомнатную квартиру поменять на пятикомнатную…

Это все, как бы одна сторона вопроса. И даже не главная. Хотя, извините благодушно, для меня лично премного омерзительная.

Еще одним фактором, который способствует разрушению движения, явился запрет на обсуждения проблем самого движения. Мои робкие попытки инспирировать дискуссии («Метода Шичко нет» и пр.) вызвали реакции всякие – от гнева до показного игнорирования. Реакция всякие, кроме конструктивных. А ведь если нет полемики, нет товарищеской критики, нет поиска лучших путей, то, как тут не скатиться к вырождению?

Хуже того, нашему движению не повезло не только на количество оппонентов, но и на их качество. Так в газете «Мера за меру» (№32, август 2004 г.) вышел материал «Такой  «Соратник» нам не нужен», в котором некий г-н Соколов, член концептуальной партии «Единение» (причем, в материале, начатом на 4-ой странице, а оконченном на 3-й, – то ль в угоду еврейству – справа налево, то ли уж потому что там, в этой газете просто попривыкли через собственную задницу дела великие вершить), заявил (называя Ф.Г.Углова, почему-то «Б.Г.Угловым», а Г.А.Шичко – «Г.Н.Щичко»):

«Руководители Союза Борьбы за Народную Трезвость (СБНТ), а также заместители Б.Г. Углова, академика, которому 5 октября исполняется 100 лет, извратили сущность трезвеннического движения. Российские общественные организации ООО «Оптималист» и СБНТ отошли от метода Г.Н. Щичко, автора научного метода о избавлении людей от пороков общества (алкоголизм, наркомания и курение в том числе)».

В чем именно заключается «извращение сути трезвеннического движения», г-н Соколов разъяснить не удосужился. Оно и понятно, ведь суть эта никогда и никем, насколько я знаю, не декларировалась, т.е. не выставлялась в качестве определенного эталона. С другой же стороны, трезвеннических движений в России не одно. И у каждого своя суть. Потому-то и проявляются они по-разному.

Далее Соколов утверждает, что после создания объединения «Оптималист» и СБНТ «Стало расти количество алкоголиков. С момента появления организаций число пьяниц, алкоголиков в стране только выросло. К ним добавились наркоманы. Результат деятельности трезвеннических движений очевиден, он – пшиковый».

Борзописец Соколов, видимо, относится к тем людям, которые считают, что если они утром встали, то потому только и солнышко взошло. Хочется в этой связи сделать запрос председателю моей партии, генералу К.П.Петрову: Константин Павлович, а почему это в наших рядах путаются такие вот, какие-то маловразумительные субчики? Мы что ж это, в конце концов, отстойник или авангард, состоящий из людей думающих, аналитически мыслящих, способных к объединению и единению?

Самому же г-ну Соколову хочется только дать «его же салом по мусалам»: «С момента появления партии «Единение» число пьяниц, алкоголиков в стране только выросло. К ним добавились наркоманы. Результат деятельности партии «Единение» очевиден, он – пшиковый».

Дурь, как говорится, яснее ясной и дальше, как хорошо видится, просто уже и некуда.

Мы, конечно, знаем, что к трезвенническому движению, как и к любому общественному движению, всегда и в избытке прилипают самые разные и юродивые, и того похуже, но вот такого дурака, как калининградский Соколов я, честно скажу, в наших рядах отродясь не видывал!

Ну да, и, слава Богу, не так ли?

В другом своем труде – «В борьбе с «зелёным змеем» побеждает «библейский змей» – вышеуказанный Соколов, не ведающий, видимо, что змий библейский и зеленый змий есть одно и тоже, заявляет:

«Внутри клубов занятия проводятся на платной основе. А это значит, что алкоголик, пьяница через систему «Оптималист» и СБНТ грабятся второй раз (первый раз – через теорию «культурного» пития государством).

Никто из движения трезвенников даже не догадывается, куда их завели «вожди»! Задача врагов России – как можно больше людей загнать в религиозные путы, чтобы народ не понимал, что с ним делают.

Чтобы спасти нацию от необратимой деградации, нужны очень серьезные радикальные меры, нужна комплексная система мер, нужны совершенно другие, чем действовали ранее и действуют сейчас, духовно-нравственные ориентиры, нужна другая концепция жизни людей.

И она есть!»

И оказывается, что это нечто иное, как… КОБа – Концепция Общественной Безопасности «Мертвая Вода»!

И кто бы мог подумать, до чего ж все, оказывается, просто!

Дорогой концептуальщик, выдавать концепцию за метод отрезвления людей это означает совершенно ничего не смыслить в устройстве алкогольной проблемы. С помощью обучения людей технике безопасности на предприятии вы, безусловно, сможете добиться того, чтоб работники не ломали свои ноги и руки, но уж коль кого из них все же угораздило, и его уже привезли в ближайший травмопункт – даже с помощью самого великолепного инженера по ТБ и при посредстве самой мудрой теории, даже если она называется КОБой, ни костей не срастить, ни страданий облегчить. «Колокольным звоном болезней не лечат», – пусть не совсем точно, но, в сущности, верно, утверждал еще сто лет тому назад большой знаток человеческого материала М.Горький. («Егор Булычев и другие».

Не отрицая необходимости осваивать КОБу (и я ее по мере сил и возможностей осваиваю), не отрицая необходимости знакомиться, в частности, с марксистко-ленинской диалектикой, которую умные люди предпочитают знать, не отрицая необходимости попридержать свою атеистическую дурь, на базе которой мы впадаем в постыдную самоуверенность, нужно утверждать ведь и то лучшее, что нам совместно за эти годы удалось собрать по крупицам.

Движение оптималистов изначально занимается конкретно пьющими и курящими людьми. И, не будучи тимуровцами, еще и делают на этом деньги. А вы бы хотели, чтоб было наоборот? Вы бы хотели, чтобы оптималисты сами, из своего кармана оплачивали и аренду зала, и рекламу, и типографские услуги и пр., и т.п.? Да мы бы не против, только где ж такой карман-то найти? Вы, г-н Соколов, часом, не знаете ли? А коль не знаете, так отвяжитесь от оптималистов. Лучше прицепитесь к сталеварам – чего это они там варят эту сталь да еще делают на этом немалые «бабки»?! Варят сталь, вместо того, чтобы заниматься КОБой!

В любом общественном организме есть иерархия функций, основанная на способностях людей. Если человек способен помочь другому бросить курить,  пусть поможет! Что ж вы его за это все по балде-то долбаете?! Может человек освоить все приоритеты и перехватить управление в обществе, пусть перехватывает! Ему оптималисты, что ли мешают? Или вы думаете, г. Соколов, что именно потому вам лично все никак не удается да не удается эту проклятую власть перехватить, что оптималисты у вас под ногами путаются?

Бога ради, мы – отойдем!

Хотя бы для того, чтоб не воняло.

Самым серьезным, я считаю, фактором, подорвавшим движение оптималистов, является уподобление тому, что еще в XIX столетии было известно, как движение народников.

Движение народников, как и движение оптималистов, возникло из неприятия действительности, из невозможности быть в стороне и из желания хоть что-то сделать в этой жизни.

Интеллигенты, жители городов XIX века, переодетые в платье простого народа, несли в деревни свои знания, листовки, книги… Но – народ спасителей своих не понял, и не принял, ибо идея социализма, как и идея «сухого закона», была, по крайне мере, на тот момент всего лишь социальной утопией. Подчеркиваю, на тот момент.

Мораль: если мы действительно искренне хотим принести пользу своему Отечеству, а тем самым, и себе любимым, нам необходимо не только пересмотреть  свою персональную роль в том, чем мы занимаемся, и как мы занимаемся, но и определиться с целью, которую мы хотим достичь, по крайней мере, на протяжении своей собственной дееспособной жизни. Сейчас, господа, другая эпоха на дворе, другое время за окном. И не учитывать сие, значит, уподобляться чудаку, который по-зимнему одетым ходит под палящими лучами июльского солнца.

И чем быстрее мы это сделаем, не выставляя после прочитанного свое персональное оскорбление в качестве бескомпромиссного аргумента, тем лучше.

Трезвомыслия вам, соратники!

 

 

Евгений БАТРАКОВ,

редактор газеты «Оптималист»,

член КПЕ.

  

«Оптималист», №1 (85), январь 2005

 

Категория: Батраков Евгений Георгиевич | Добавил: Александр
Просмотров: 2093 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]