Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наша страница ВКонтакте

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Дореволюционная литература

Наследственность и спиртные напитки Роль и значение спиртных напитков в области духовного и физического вырождения
27.01.2016, 16:15

Читать сначала

Достойно внимания, что, чем скорее по приёме вина исследовалась семенная жидкость, тем значительнее в ней было присутствие спирта. Содержание лецитина, хорошо растворяющегося в спирте, является, вероятно, моментом особенно благоприятствующим сильному воздействию алкоголя на женскую и мужскую зачатковые клеточки. Сколь последние чувствительны к известным малейшим химическим изменениям в составе окружающей их среды, можно заключить по аналогии из наблюдений над живчиками папоротников. Присутствие в капиллярной трубочке с живчиками 1/35 миллионной доли миллиграмма яблочной кислоты, в разведении 1/100 000 — оказывает уже сильное действие на этих живчиков, обнаруживающих вследствие этого стремительные движения.

Факт вредного влияния на потомство, даже однократного, случайного опьянения в момент зачатия, конечно, чрезвычайно расширяет сферу разрушительного  действия алкогольной наследственности. Тем более, что опьянение, ослабляя высшие, задерживающие центры воли в головном мозгу, в то же время резко усиливают половое влечение, а до сих пор придавалось слишком мало значения этому коварному пути, которым спиртные напитки могут положить начало физическому и духовному вырождению потомков.

Ранее и сильнее всего поражается от спиртных напитков, как нервного яда по преимуществу, высшая духовная сфера нашего «я». Ослабление и извращение прежде всего нормальной психической деятельности в нравственной и волевой областях порождает особое болезненное явление и в сфере половых отправлений. В отношениях к лицам другого пола слабеет, теряет силу высший, духовный, свойственный человеку, элемент, а выдвигается властно, без удержу лишь физиологическая сторона, животный инстинкт. Дело доходить даже до извращения нормального полового чувства. Новейшая беллетристика в изобилии изображает подобные типы (Арцыбашев, Каменский, Кузьмин, Куприн и др.). Влияние спиртных напитков наряду с другими социальными факторами играет весьма существенную роль в происхождении таких типов.

Колоссальные опустошения, производимые в современном человечестве алкоголизмом и путём алкогольной наследственности, как и всякое сложное, огромное социальное явление, не могут быть, конечно, отнесены всецело и исключительно на долю лишь алкоголизма.

Всевозможные экономические, бытовые, культурные, социальные и иные условия, в многосложном взаимосочетании, действуя совместно с алкоголизмом принимают существенное и широкое участие в процессе вырождения. Здесь часто одна причина влечёт за собою следствие, порождающее в свою очередь новые факторы, действующие упорно в одном и том же направлении. Получается тот заколдованный, порочный круг—circulusvitiosus — выйти за пределы которого становится уже не под силу. Трудно решить, алкоголизм ли отца или чахотка матери вызвали ненормальное образование и развитие зародыша; сифилис ли отца, или истощение от непосильного труда матери послужило причиной врождённой слабости ребёнка. Однако, не смотря на всю сложностей трудность вопроса, значение именно алкоголизма, самого по себе, как причины изложенных выше болезненных явлений, в настоящее время безусловно и несомненно установлено. Coraacie клинических наблюдений и результатов опытов на животных, обстоятельно, точно и детально проведённых людьми высокого научного авторитета в различные времена и в различных странах, раз на всегда исключает элемент случайности и бесповоротно доказывает гибельное влияние на потомство именно спиртных напитков, вызвавших те или иные болезненные изменения в организме предков и родителей. Чрезвычайно убедительны и доказательны в этом отношении точные наблюдения в таких случаях, когда возможно было с одной стороны проследить потомство, появившееся на свет до, во время и после алкоголизма родителей; с другой стороны — собрать верные и подробные сведения о потомстве параллельно в семьях алкоголиков и трезвых, при равных приблизительно и по возможности прочих условиях.

Такие наблюдения имеются в большом количестве. Приведу здесь вкратце два — три из них.

Лечившийся у английского врача Кегг’а алкоголик имел раньше сына и дочь — образцы физического и духовного здоровья. После рождения дочери начал пить, имел затем 4 детей: один слабоумный, три идиота. Из наблюдений Shute’a. В семье 11 детей; 4 — родившиеся до пьянства отца —здоровы; из 4-х родившихся       во время пьянства — один с падучей болезнью, один — идиот, двое — пьяницы; трое, появившихся на свет, когда отец уже вёл трезвую жизнь, пользуются хорошим здоровьем. Из наблюдении Pinard’a, во Франции. У женщины 11-й раз роды; из 8 первых детей жив только один — эпилептик с рождения. Отец умер от белой горячки. От второго —непьющего мужа, эта же женщина имеет троих детей; все трое живы и обладают крепким здоровьем. Наблюдение Дэвиса в Чикаго.

Непьющая женщина замужем за пьяницей; от него 5         детей; 4 из них умерло, не прожив 10 дней, один умер 5 лет от роду. По смерти первого мужа вступила во второй брак с непьющим, от него двое совершенно здоровых детей.

Считая сильно преувеличенным мнение о влиянии пьянства родителей на большую смертность и тяжёлые нервные заболевания детей, профессор Демме приступил к тщательному изучению этого вопроса. В течение 12 лет им были собраны в районе его местожительства возможно точные и подробные сведения о 10 семьях, где родители были алкоголики и о 10 —очень умеренно употреблявших спиртные напитки. Результаты — таковы. Из 57 детей первой категории 25 умерли в течении первых недель и месяцев жизни, 6 — идиоты, 5 — с задержкой роста, 5 — эпилептики в юности, 1 — с тяжёлой формой пляски св. Витта, 5 — с различными уродливостями и 10 т. е. только 17,5 % всех детей — нормальные.

Из 61 ребёнка второй категории 5 — умерло в детстве, 4 — страдали поражениями нервной системы, 2 — имели врождённые недостатки, остальные же 50, т. е. 81,9% всех детей — нормальные.

В выяснении влияния именно, исключительно алкоголизма на потомство, особую цену имеют опыты на различных животных; здесь мы являемся полными хозяевами постановки опыта и можем изучать исключительное действие только спиртных напитков, наблюдая алкоголизируемых животных и одновременно контрольных, при всех прочих равных условиях. Таких опытов произведено множество. Приведу вкратце также некоторые из них. Из опытов Mairet et Combemale. Здоровая, сильная сука в течение последних 23 дней беременности получала водку в количестве 3 грамм на килограмм веса. Помет — 6 щенят; трое из них—мертворождённые, два — плохо растут, последняя сучка — тупа, туго растёт, не имеет обоняния. Из опытов Hodge’a. От кобеля-алкоголика 7 щенят; один из них мертворождённый, 2 — с заячьей губой; у контрольного в тоже время 5 здоровых щенков. Во втором помете из 7 щенят от кобеля алкоголика 3—урода, 2 — мёртвые и 2 умерли вскоре по рождении; у контрольной собаки все щенки — нормальные.

Из опытов Laitinen’a. У кроликов - алкоголичек из всех родившихся детёнышей умерло вскоре после рождения 61%, у контрольных—23%; у морских свинок-алкоголичек умерло вскоре после рождения 89%, У контрольных же лишь 18%. При этом, оставшиеся в живых потомки алкоголиков обнаружили, сравнительно с потомством контрольных, меньшую стойкость при заражении дифтеритом, туберкулёзом и сибирской язвой. Следует отметить, что Ляйтинен давал малые дозы алкоголя, соответствующие приблизительно 3-м рюмкам водки в день для человека весом около 4-х пудов. Но ещё более важными и заслуживающими глубочайшая внимания представляются результаты позднейших опытов Ляйтинена, появившиеся в печати в конце прошлого года. Выдающийся, существенной стороной этих опытов должно признать тщательную, до мелочности точную, всесторонне обоснованную и строго научную постановку их. Полученные при таких условиях результаты являются по своей объективности прямо-таки математически верными. Оказывается, что дозы 10 процентного раствора спирта, соответствующая полустакану лёгкого вина в день для человека весом около 4 пудов, производили уже заметно вредное влияние не только на самих кроликов и морских свинок, но и на их потомство. От таких небольших количеств алкоголя, вводимых в течение 4-х месяцев уменьшалась стойкость кровяных шариков понижалась сопротивляемость заразным болезням (тифу, дифтериту), а среди потомства отмечалось большее число мертворождений, замедленный рост и развитие, большая заболеваемость и смертность сравнительно с потомством контрольных животных; последним вместо 10 процентного раствора спирта давалось такое же количество воды. Результаты, полученные Ляйтиненом из опытов на животных имеют тем большее значение, что на человеке, обладающем сложнейшей и тончайшей организацией нервной системы, ядовитое действие спирта, как яда нервного по преимуществу, должно отражаться ещё резче и глубже. Мы должны, таким образом, к крайнему сожалению, констатировать, что болезненная наследственность, обусловленная именно и исключительно влиянием спиртных напитков, не есть фантастическая гипотеза или умозрительная теория, а это неоспоримый, научно подтверждаемый факт, представляющий проявления общего естественного закона наследственности. Здесь же следует настойчиво подчеркнуть, что констатирование такого несомненного факта не может в то же время никоим образом служить поводом для умаления, ограничения, затушёвывания того огромного значения, какое в деле вырождения имеют и другие мощные факторы —  экономические, бытовые, социальные вообще, как продукта современного капиталистического строя.

Посмотрим теперь, как же объясняется то гибельное влияние, какое оказывают спиртные напитки на потомство, ведя даже к вырождению. Только в последнее время, благодаря точным способам определения малейших количеств спирта в тканях, железах и отделениях организма, а также благодаря опытам на различнейших животных стало возможным более точное выяснение этого глубоко важного вопроса.

Резкие болезненные изменения у пьяниц в железах, образующих и хранящих мужские и женские зачатковые клеточки, в общих грубых чертах отмечены уже с давних пор. В 1900 г. Nicloux сообщил в Парижском Биологическом Обществе о результатах своих опытов на животных. Оказалось, что спирт, вводимый в организм даже в весьма малых дозах и сильном разведении, переходит быстро в половые железы с их продуктами и содержится в них в большем количестве, чем в других тканях и железах. Как женские, так и мужские зачатковые клеточки чрезвычайно чувствительны (tres vulnerable) к действию алкоголя; находясь ещё в самых железах они претерпевают под влиянием его более или менее глубокие болезненные превращения, тщательно и точно изученная путём микрохимических исследований. Наступлению резких болезненных изменений предшествует состояние ослабленной и извращённой жизнедеятельности. В опытах на белых крысах Boainet Garnier могли ясно наблюдать эти болезненные изменения. «Мы присутствуем, пишут авторы, при образованы своего рода недоносков мужской половой клеточки». Доктор Садоков отметил резкое отставание в развитии яичек под влиянием алкоголя у молодых растущих петушков. В то время, как у контрольного петушка семенные канальцы в среднем увеличивались в размере на 71%, у получавшего 45 дней казённую водку от 5 — 7,5 грамм ежедневно, они для того же срока дали увеличение лишь на 5,9 %. В опытах доктора Фронтковского на кроликах, собаках и гусях были найдены в яйцевых клетках яичников различные болезненные изменения, раньше появлявшиеся и резче выраженные в более молодых незрелых зачатковых клеточках. Все вышеуказываемые изменения являются химико-морфологической основой тех болезненных свойств, которые впоследствии обнаруживаются у потомства пьющих спиртные напитки. Следовательно, ещё в организме носителя каждого пола в отдельности материнское и отцовское зародышевые начала испытывают уже на себе ядовитое действие спирта. Если это действие не настолько сильно, чтобы совершенно уничтожить импульс к развитию, то оно часто вполне достаточно для нарушения нормального образования зародыша. И в дальнейшем жизнедеятельность нового, только что сформировавшегося нежнейшего творения, будет протекать под тяжёлым бременем изменений, внесённых уже спиртовым отравлением в существо или живчика, или женской зачатковой клеточки, или обоих вместе в случае одновременного алкоголизма отца и матери.

Даже Вейсман, вначале отрицавший наследственную передачу свойств, приобретённых родителями в течение их жизни, признает унаследование алкоголизма и сопряжённых с ним болезненных изменений. Он обозначает его только не термином Vercrbung (унаследование в точном смысле), a Ansteckung der Keime Oder Gifttransport, т. e. заражение или перенос яда на зародышевую плазму.

Такого рода заражение или отравление ядом (спиртом) зародышевой плазмы, известное в наше время под именем бластофтории, и кладёт начало наследственному вырождению в тесном смысле. Изменения хроматина, мужской и женской зачатковых клеточек, как результат непосредственного воздействия спирта, вводимого в организм отца или матери, могут проявиться затем у детей, внуков, правнуков в виде идиотизма, падучей болезни, душевных заболеваний, различных расстройств общего питания и т. п., хотя бы сами потомки и не употребляли спиртных напитков. В то же время, с прекращением ядовитого воздействия на зародышевую плазму, живущие при нормальных условиях потомки обнаруживают благодаря возрождающей энергии, постоянное стремление к сглаживанию, выравнивание, устранению внесённых спиртовым отравлением изменений.

Я должен обратить внимание на то чрезвычайно важное обстоятельство, что наблюдавшаяся в мужских и женских зачатковых клеточках и половых железах болезненные изменения имели место у животных (собаки, кролики, морские свинки, гуси, петухи, крысы, мыши), общее состояние которых часто сравнительно нерезко нарушалось от принимаемых ими спиртных напитков; некоторые же из них даже прибывали в весе.

С первых моментов развития образовавшегося уже зародыша выступает выдающаяся роль глубокая, интимная влияния матери. Алкоголь, вводимый в её организм в виде тех или иных спиртных напитков, тотчас же доставляется кровью зародышу и, таким образом, кладётся начало тем, сперва может быть крайне ничтожным изменениям, которые с течением времени могут достигать высокой степени и впоследствии в буквальном смысле слова отравить всю дальнейшую жизнь нового существа. Кровь, равно как и жидкость, окружающая плод, содержит алкоголь, вводимый в организм матери. Поучительны исследования Fere и Рейца над действием алкоголя на развитие зародыша. Они подвергали влиянию спиртных паров и впрыскиванию внутрь разведённого спирта куриные яйца в различные периоды высиживания. В результате, развивающееся нормально, без уродливостей, зародыши получались лишь в 35% всех случаев, подвергавшихся опыту; контрольные в то же время давали 65% нормальных развитий. Число уродливостей было тем больше, чем в более ранних стадиях высиживания вводился алкоголь. Осторожное введение, для контроля, дистиллированной воды не оказывало вредного влияния на развитие.

Опыты Nicloux над животными и наблюдения его над роженицами показали, что сколь-бы ни были малы количества введённых спиртных напитков они всегда достаточны для появления алкоголя в организме плода. Нервные расстройства матери, обусловленные содержанием в крови её алкоголя, могут вызываться непосредственно тем же путём и в организме плода. Результаты таких исследований дают полное основание допустить особую форму алкоголизма — alcoolisme congenital — врождённый алкоголизм в прямом и точном смысле этого слова. Если потомок алкоголика есть плоть от пьяной плоти, то потомок алкоголички есть, по выражению профессора Ковалевского плоть от плоти и кровь от крови своей пьющей матери. С этой точки зрения представляет крайне удручающее и тягостное  явление распространение алкоголизма среди женщин. Но наблюдениям доктора А. Коровина материнский организм обладает благодетельным свойством энергично защищать и оздоровлять потомство от болезненной наследственности отца. Сила этой благодетельной особенности резко ослабляется от употребления женщинами спиртных напитков. Отчёты же русских психиатрических лечебниц обнаружили глубоко грустный факт алкоголизма среди женщин в более высокой цифре сравнительно с иностранными отчётами. В алкоголизме русской женщины, пишет известный психиатр профессор Сикорский, болезненная наследственность найдёт себе торный путь к вырождению русского народа.

Неоспоримые факты алкогольной наследственности должны вызвать горячее, энергичное, единодушное противодействие со стороны всех, кому близка и дорога будущность многострадальной родины.

Безучастное отношение здесь представляется тем более опасным, что болезненная наследственность отнюдь не требует, чтобы родители были пьяницами в крайнем смысле этого слова.

На съезде психиатров в Карлеруэ доктор Шмидт подобно многим  другим авторам, так выражал своё убеждение на этот счет. «Ведь у меня ни на минуту не остаётся сомнения в том, что, если пьяница производить психопатов, то так называемый  умеренно пьющий, отличающийся от первого только в отношении количества, даёт в потомстве невропатов».

Такое резкое, по-видимому, даже преувеличенное влияние и умеренного употребления спиртных напитков на потомство находит себе вполне достаточные и основательные объяснения. Нервная система и средоточие её — головной, продолговатый и спинной мозг— являются высшим руководителем, регулятором всех совершающихся в организме процессов и отправлений. В современном обществе жизнь протекает при огромном напряжении центральной нервной системы. В виду все большего и большего развития и совершенствования органа психики — головного мозга и значение психики во всех жизненных явлениях должно все более и более возрастать, и дух с течением времени должен все больше и больше вмешиваться в телесные, физические процессы организма. Наиболее существенная часть головного мозга, как органа душевной жизни, серое вещество его, серая кора мозговых полушарий состоит из клеточек, обладающих чрезвычайной впечатлительностью, чувствительностью ко всем внешним и внутренним влияниям и воздействиям. Эти клеточки одарены удивительнейшею способностью надолго удерживать, сохранять в себе следы всех воздействий и затем при соответственных условиях с большей или меньшей силой воспроизводить их вновь. Здесь следует, может быть, искать объяснение того факта, что в духовной области наследственность проявляется с большим постоянством и силой, чем в области физической; факта, что душевные и нервные заболевания обнаруживают наибольшую склонность к передаче по наследству. Именно человек, говорит Л. Бюхнер, как преимущественно духовное существо, испытывает на себе влияние силы наследственности в гораздо большей степени, чем все другие создания. Алкоголь по единодушному заключению всех исследователей оказывает особое, предпочтительное, избирательное и наиболее сильное влияние на центральную нервную систему. Алкоголь — типичный яд для нервной системы — alcool est le type des poisons da systeme nerveux — писал уже Клод-Бернар.

Поражаются алкоголем прежде всего и главным образом нервные клетки серого вещества; в головном мозгу претерпевают изменения преимущественно большие пирамидальные клетки серой коры мозговых полушарий. По мнению доктора Тепляшина они «существенно изменяются в своей химической натуре». Darin называет алкоголь ядом психики по преимуществу — le poison psvchique par excellence, В алкоголе — могила светлого сознания, могила непреклонной воли и высоких желаний, могила всякого прогресса, высказывается доктор А. Коровин. Если мы теперь сопоставим значение для организма и свойства клеточек серого вещества мозга с тем особо резким влиянием, какое оказывает на них алкоголь, то станет вполне понятной и обоснованной справедливость взгляда, высказываемого доктором Шмидтом на съезде психиатров в Карлсруэ.

Однако, и этим ещё далеко не ограничивается, к несчастью, столь широкая сфера разрушительного влияния алкогольной наследственности. Передающееся из поколения в поколение, стойко укоренившиеся питейные обычаи и повсюду распространённые алкогольные предрассудки, исходящие из неведения об истинном влиянии спиртных напитков на человеческий организм, помимо физиологических кладут ещё и глубокие социальные основы для алкогольной наследственности. В жизни современного человечества вообще и нашей родины в особенности этой социальной алкогольной наследственности принадлежит выдающееся значение. Благодаря ложному представлению о благотворных во всяческих случаях свойствах различных спиртных напитков введение их начинается уже с молоком матери или кормилицы в хрупкий, нежный организм младенца.

Бессознательно, медленным, но надёжным способом (lente el sure maniere) подвергают алкоголизации одновременно и кормящую, и ребёнка, говорит Lanceraux. Кому не известно столь широко проводимое в жизнь ходячее у нас мнение, о полезном, действии на молоко кормящей пива, вин различных, вплоть до крепчайшего коньяку. В врачебной практике отмечены случаи развития алкоголизма у женщин, начавших пить пиво или различные вина для улучшения и увеличения количества молока. Благодаря тому же унаследованному по традициям предрассудку родители сплошь и рядом стараются по собственному усмотрению, без всякого контроля со стороны врача, «укреплять» своих слабых, нежных любимцев различными изделиями спиртного производства.

В широких малосостоятельных слоях в населены часто уже в грудном возрасте приучают детей к водке, начиная с нескольких капель и затем повышая дозу. В основе этого нередко лежит распространённое в народе суеверие, что, если давать водку маленьким, то большими они её пить не будут. Не ведая о сильнейшем ядовитом действии спиртных напитков на развивающийся детский организм, родители иногда поощряют даже ребёнка выпивать один или несколько глотков (а часто и более) вина за едой и забавляются тем болезненным оживлением, какое дитя обнаруживаем после этого. В зажиточных классах поят детей вином с благой целью укрепления для аппетита, для сна, от слабости, от желудка, золотушных, рахитиков, малокровных, ослабленных различными болезнями и т. д.

Для аппетита и укрепления полагается — хинное вино, портвейн, малага, херес, коньяк, от простуды и для пота — малиновка, от поноса — красные вина, черёмуховая наливка, от глистов — рябиновка и т. д. И все это щедро дозируется по благоусмотрении, основанному на собственных симпатиях к этому завлекающему, наркотическому яду. Вот один из приводимых доктором Горячкиным примеров, которые приходится встречать далеко не редко.

Девочка 5 лет, из интеллигентной, зажиточной семьи, получает уже с первого года жизни то портвейн, то малагу, то коньяк; начали давать вино во время болезни, по назначению врача, продолжали же затем по собственному усмотрении. Теперь она пьёт ежедневно не менее 2-х рюмок портвейну и чайную ложку коньяку; недавно как-то по случаю праздника ей дали 5 рюмок портвейну и рюмочку ликёру. Новый год ребёнок встретил с бокалом шампанского в руке. Всегда пьёт вино с удовольствием, после чего оживляется и веселеет, обычно же вяла и апатична. Из 1671 ребёнка, пользовавшегося амбулаторно в детской больнице Св. Ольги в Москве, 506 получали уже спиртные напитки. До года — 51, до 2-х лет — 90, до 5 — 209 и свыше 5 лет 156 детей. Знакомство с алкоголем и часто очень близкое среди учащейся молодёжи - общеизвестный факт. В настоящее время, к сожалению, уже сама школа должна служить объектом борьбы с алкоголизмом.

Таким образом, унаследованный традиционно ложный взгляд на благодетельный при всяком случае свойства спиртных напитков ведёт за собою прямую алкоголизацию молодых поколений с первого дня появления их на свет. Но не меньшее, если не более важное значение имеет то образующееся постепенно с малых лет и как бы органически сливающееся затем с личностью отношение к спиртным напиткам, какое благодаря могучему влиянию подражания, примера, внушения и воспитания вырабатывается при настоящих условиях. Передача привычек посредством примера, передача взглядов, традиций от одного поколения к другому составляет область социальной наследственности. Вот здесь то именно и открывается необъятно широкое поле действия социальной алкогольной наследственности в тесном смысле этого понятая.

Всякий социальный организм по существу своему есть подражательный и в обществах подражание, говорить Тард, играет роль аналогичную с наследственностью в физиологических организмах. Являясь важнейшей основой социальной жизни, подражание оставляет тем более глубокий след в психике подражателя, что оно всегда исходит от внутреннего к внешнему. Прежде совершения поступка в подражание кому-либо, в человеке должны возникать соответственные чувства, представления, желания и потребности, послужившие исходным началом этого поступка.

Подражание является результатом внушения, в огромнейшем большинстве случаев действующего незаметным образом, помимо всякого участия личного, ясного сознания. Лишь в последнее время начинает в точности и основательно выясняться то выдающееся значение, которое принадлежит внушению, как существенному фактору в социальной жизни отдельных лиц и народов. Внушение есть род психической заразы, по выражению профессора Бехтерева, микробы которой, хотя и не видимы под микроскопом, но тем не менее подобно настоящим физическим микробам, действуют везде и всюду, и передаются через слова, жесты, движения, поступки окружающих лиц. Эта психическая зараза заключается в непосредственной прививке к духовному «я» другого лица, незаметным для него образом, известных идей, чувств, душевных движений и иных психофизических состояний. Для передачи внушений служат различные органы чувств зрение, слух, вкус, обоняние, не исключая даже осязательного и мышечного чувств. Мимика, жесты, манеры, голос, акцент, зевота, кашель, чиханье, заикание, утоление жажды, голода, удовлетворение возбуждаемого любопытства — вот ряд грубых, бросающихся в глаза образчиков того, что повседневно, ежечасно в обыденной жизни вызывает невольное стремление к подражанию, внушаемому окружающими.

Благодаря тому, что действие внушения проявляется невольно, и при всевозможных условиях, не требует вообще никаких доказательств, не нуждается в участи логики — пути распространения его несравненно многочисленнее и разнообразнее, нежели передача мыслей посредством убеждения. Поэтому-то человек незаметно для себя проникается в известной мере чувствами, суевериями, предубеждениями, склонностями, идеями и даже особенностями характера, свойственными окружающим его лицам, с которыми он находится в более или менее тесном общении.

Сила внушения тем интенсивнее, чем большим авторитетом, доверием, симпатией, привязанностью пользуется тот, от кого внушение исходит.

О степени заразительности внушения можно судить по тому, что существуют эпидемии самоубийств и особая форма помешательства —наведённого, прививного (folie a deux). В первом случае внушение и взаимовнушение вызывают, как бы заражая, массовые самоубийства, во втором — помешательство нескольких лиц, прививающееся от одного к другому и наблюдавшееся иногда в целых семьях, состоящих из 4, 5, даже 8 человек. С другой стороны восприимчивость к внушению, внушаемость наиболее проявляется, когда слабо действует элемент рассудочный, логики, когда подражающий находится в той или иной зависимости, подчинении, питает веру, доверие, относится с любовью к окружающим лицам, невольному внушению которых он подвергается. Вот почему, столь глубоко и могуче может быть влияние, оказываемое примерами и поступками отца, матери, родных, семейных, педагогов, воспитателей, товарищей по школе, друзей и добрых знакомых.

Вот почему, становится понятным отмеченный доктором Л. Коровиным ужасный факт, что семья и школа служат при настоящих условиях главным источником детского и юношеского алкоголизма.

Если мы теперь вышеуказанные роль и значение подражания и внушения в общественной жизни сопоставим с алкогольными предрассудками и питейными обычаями, царящими среди нас — то во всей полноте и силе предстанет пред нами всеобъемлющее проявление социальной алкогольной наследственности.

Великий поэт Шиллер, в словах Валленштейна, художественно изобразил глубоко захватывающую человека силу предрассудков, рутины, обычаев:

Да, из рутины создан человек,

Кормилицей ему была привычка,

И горе ТЁМ, кто у него в дому

Дотронется до утвари почтенной

Старинных лет, наследья дорогого

Его отцов! Что прожило года,

То действует, как сила освященья;

Что старости покрыто сединой,

То для него божественно.

Нет правительства, более; мелочного и деспотичного, нет законодательства, строже соблюдаемого и более сурового, чем обычай, справедливо замечает Тард. Между тем, в настоящее время всюду, во всех слоях общества питейные обычаи пустили столь глубокие корни, что являются чем-то, как бы органически слитым с общественной жизнью и даже, увы! по горькому заблуждению, считаются многими за безусловно необходимые. А. Дельбрюк, в своем труде «Гигиена алкоголизма», указывает, что в среднем около 80% мужчин-алкоголиков обязаны своей болезнью питейным обычаям.

Благодаря полному неведению об истинном влиянии этого сильного наркотического яда на организм к спиртным напиткам охотно прибегают повседневно, ежечасно, как к помощи от всяческих зол. Вино укрепляет, питает, согревает, предохраняет от простуды, холеры, ревматизма, и разных иных болезней, улучшает аппетит и пищеварение, увеличивает умственную работоспособность, прибавляет сил и выносливости, производит благотворную встряску организма -вот, обычное, столь, же стойко вошедшее в плоть и кровь, сколь и далёкое от истины традиционное убеждение. Одурманивающая, оглушающая, притупляющая на короткое время остроту боли, горя, заботь, почали, огорчений, завлекающие свойства алкоголя — как наркотического яда — крайне способствуют внедрению и распространению указанного выше ложного убеждения. В результате оказывается, что в современном обществе спиртные напитки являются постоянным и неразлучным спутником человека с первых дней его жизни. Балы, танцевальные вечера, журфиксы, вечеринки — где завязывается первое знакомство будущих супругов, помолвка, обручение, свадьба, именины, крестины, обеды, торжества и празднества церковные, национальные, профессиональные съезды, учёные и даже, грустно сознаться, врачебные и т. д. и т. д., словом, почти всякое общение с другими — радость, горе, успех, неудача — все это события, которые в силу питейных обычаев должны непременно сопровождаться возлияниями Бахусу. Участники этих событий — дети, юноши, молодёжь — к глубокому сожалении являются сплошь и рядом не одними лишь свидетелями и этих возлияний.

Теперь можно себе представить, какой глубокий, почти неизгладимый след в психике должен оставить по себе столь суровый и неумолимый гнёт таких питейных обычаев. И это в пору жизни, когда впечатления особенно ярки, стремление к подражанию особенно резко выражено и восприимчивость ко всяческим внушениям проявляется с наибольшей силой. Микробы постоянно носящейся в атмосфере общения между людьми психической заразы этих питейных обычаев и алкогольных предрассудков так стойко и глубоко внедряются в духовный организм уже с детства, что в конце концов в духовном «я» невольно, бессознательно, образуется внушённое, как бы органическое, конституциональное ненормальное отношение к спиртным напиткам.

В высокой степени поучительно наблюдать это в повседневной жизни. Как врачу, изучавшему специально вопрос об алкоголизме, приходится часто обмениваться мыслями о влиянии спиртных напитков на организм с интеллигентными, развитыми людьми.

Конечно, здесь идёт речь не о привычно пьющих, которых даже самая тема об этом естественно приводит в какое-то неприятное состояние и раздражает, а о благоразумно, лишь иногда умеренно выпивающих и считающих фанатиком того, кто заподозрил бы их в пристрастии к алкоголю. Логика, сила рассудка и очевидность доказательств заставляюсь собеседника соглашаться с установленными наукой и часто для него совершенно новыми и неожиданными данными об алкоголе. Но ясно видишь, по выражению лица собеседника, как неотразимые доводы рассудка встречают себе какое-то сильное противодействие, как будто ведут невольно упорную борьбу с чем-то. Это «что-то» и есть бессознательно, но стойко внушённое уже с детства силою питейных обычаев отношение к спиртным напиткам. Могучая власть такого внушения уподобляет человека гипнотику, совершающему поступки в состоянии гипноза. И действительно, дальнейшее демонстративно подтверждает это. Какая перемена в жестах, мимике, настроении у собеседника, короткое время спустя, когда общество усаживается к ужину за стол, уставленный внушительным рядом бутылок! Какую весёлость, воодушевление, оживление проявляет, наливая соседу или соседке и себе вина, наш собеседник, только что перед тем силой логики принуждённый одобрять благодетельное действие воздержания!

Стушевались, отошли на второй план логичные доводы, теперь человек всецело во власти веления внушения; сильного, побеждающего внушения, так как оно прививалось ему незаметно путём бесчисленных повторных сеансов упорно и настойчиво уже с малых лет!

Точно также нечто подобное отмечается и при наблюдении одной своеобразной и поразительно не логичной стороны питейных обычаев—именно, настойчиво потчивать, угощать всевозможными спиртными напитками.

Развитым, широкообразованным, интеллигентным людям несомненно приходится нередко и слышать, и читать, какое вредное влияние, особенно на нервную систему могут оказывать иногда даже незначительные количества спиртных напитков.

Между тем радушные, доброжелательные хозяева ясно обнаруживают своё крайнее огорчение и даже неудовольствие, когда гость их — хороший знакомый, приятель, добрый друг, близкий родственник — отказывается от упорно предлагаемаго соблазнительного, но вредного напитка. Конечно, здесь нет ни малейших оснований, хотя бы на минуту допустить, чтобы радушные хозяева хотели причинить вред своим угощением.

Только отсутствием элемента сознательности, автоматичным поведением, подобно гипнотику, под могучим влиянием внушения, прививаемого с детства и передаваемого из поколения в поколенье путём питейных обычаев — только этим и можно объяснить такую до очевидности крайнюю непоследовательность этих гостеприимных, доброжелательных хозяев!

Благодаря такому унаследованному, традиционно внушённому стойко питейными обычаями, автоматическому, ненормальному отношению к спиртным напиткам представляется чрезвычайно трудной борьба против быстро растущего алкоголизма, начинающего захватывать человека в свои цепкие объятия все с более и более раннего возраста!

Резюмируя теперь вкратце значение наследственная влияния алкоголизма, мы должны прийти к заключению, что неисчислимые гибельные последствия алкогольной наследственности не гипотеза, а прочно, непоколебимо научно установленный факт.

Спиртные напитки оказываются одним из выдающихся факторов в деле духовного и физического вырождения потомства.

В силу особенностей своего ядовитого действия они являются вырождающим агентом par excellence и превосходят в этом отношении другие яды.

Особенно, если принять во внимание, что не только пьяницы в резком смысле, но умеренно, регулярно, продолжительное время пьющие и даже случайно напивающиеся могут наносить этим существенный вред своему потомству.

Поэтому нормальное, здоровое оплодотворение и зачатие возможно только при безусловно трезвом состоянии родителей. Алкогольная наследственность обнаруживает своё разрушительное действие преимущественно в детском возрасте.

Эти невинные маленькие существа должны нести на себе все тяжёлые последствия невоздержанности своих родителей. Скоропреходящее, по-видимому, безобидное удовольствие ложно понимаемое регулярное «укрепление» себя всевозможными спиртными напитками со стороны родителей могут нередко послужить для детей их источником различнейших, иногда тяжких страданий.

При современном широком развитии алкоголизма элементы будущего зародыша — мужская и женская зачатковые клеточки ещё в организме своих носителей должны уже испытывать на себе существенный вред от вводимых в него спиртных напитков.

Самый акт оплодотворения и зачатая, когда в крови содержится то или иное количество алкоголя, сопряжён с различными болезненными последствиями для будущего зародыша; зародыш, плод, развиваясь в утробе матери, очень часто находится в условиях возможного отрав летя спиртом; ребёнок с первых дней рождения, в течение всех периодов своего развития вплоть до зрелого возраста, в силу традиционно унаследованных ложных взглядов на свойства спиртных напитков, нередко имеет их своим неразлучным спутником. И, наконец, что наиболее важно, дети, юноши, молодёжь повседневно, ежечасно путём подражания, примера и внушения подвергаются настойчивым прививкам психической заразы алкогольных предрассудков и питейных обычаев, каковые они и наследуют из поколенья в поколенье.

Грустные, тяжёлые, удручающие, но неоспоримые и до математической точности неумолимые факты. Всякий без труда может убедиться в существовании этих фактов, лишь только он захочет уяснить себе истинную причину весьма многих болезненных явлений, особенно в области нервной системы, встречающихся так часто среди его родных, друзей, знакомых и т. д. Обычно сейчас же встречаешь ходячее возражение, что это сильное преувеличение, это крайность, фанатизм! Человечество давно уже выродилось бы, погибло бы, если бы столь жестокие факты не были преувеличенными! Такое возражение исходить из неведения, незнания того глубокого основного физиологического закона, по которому каждый организм обладаешь чрезвычайной устойчивостью против различных вредных влияний, благодаря заложенной н нем огромной запасной энергии. Из этого то источника запасной энергии организм и черпает силы для развития энергии возрождения (регенеративных) в противовес вырождающим (дегенеративным) влияниям.

Какой великий шаг свершило бы человечество в деле прогресса, если бы вся запасная энергия, затрачиваемая теперь на ослабление последствий спиртного отравления, была бы использована, как это нормально и должно быть, на дальнейшее развитие и усовершенствование нашего «я» физического и духовного!

Только люди принципа — apres nous le deluge — после нас хоть трава не расти, могут оставаться спокойными и равнодушными свидетелями совершающегося.

Великая обязанность и высокий долг перед родиной и будущими поколениями — энергично, единодушно вступить в борьбу с так быстро нарастающими бедствиями алкоголизма. «Следует раскрыть, говорить профессор Демме по поводу наследственная алкоголизма, тот скрытый вред, который в наше время угрожает во всякой стране здоровому развитию юношества и для уничтожения котораго мы все должны действовать сообща». Прежде всего врачи, затем родители, воспитатели, педагоги, общественные деятели и, наконец, все, кому дороги прогресс и совершенствование будущих поколений — должны проникнуться сознанием всей неотложности и необходимости этой борьбы! Необходимо, чтобы добытые и установленные наукой данные об истинных свойствах спиртных напитков своими острыми, яркими, лучами рассеяли мрак алкогольных предрассудков и внесли бы в общество начало стойкой прививки противопитейных обычаев.

Подобно тому как в области искусства, религии, общественной морали и государственных идей совершается переоценка старых принципов, норм, иллюзий, точно также и страшный идол — алкоголь должен быть низвергнут и пасть под мощными ударами научных данных, просветляющих сознание и выясняющих истинное значение спиртных напитков, как тормоза, задержки прогресса, всестороннего улучшения жизни. Как в прививках против оспы и дифтерита мы имеем надёжное средство для предупреждения эпидемии этих болезней, так необходимы и должны быть постоянно, неуклонно, настойчиво прививаемы и прежде всего, конечно, примером личного воздержания в умах и мировоззрении всех общественных классов благодетельные начала противопитейных обычаев!

Задача по истине многосложная, тяжёлая, трудно выполнимая, но в то же время и благородная, и благодарная! Если существуют многочисленные, тормозящие прогресс человечества социальные и экономические факторы, устранение которых — вне наших сил и власти, то алкоголизм является, к счастью, одним из таких тормозов, в борьбе с которым психические факторы — интеллектуальный, нравственный, волевой элементы нашего «я» имеют выдающееся значение.

Знание об истинном влиянии спиртных напитков на человеческий организм, ясное сознание ужаснейших индивидуальных и социальных зол, ими причиняемых и зарождающиеся отсюда волевые усилия искоренить это зло — улучшить жизнь — вот три рычага, под могучим напором которых должен произойти перелом, сдвиг в наших отношениях к спиртным напиткам, и тогда рухнут вековые устои традиционно унаследованных алкогольных предрассудков и питейных обычаев! Тогда алкоголь, на благо человечества, займёт подобающее ему, как сильному наркотическому яду, место. Тогда только по назначении врача и при постоянном строгом контроле его будет допущено употребление этого чуждого в сущности своей для организма и столь ядовитого для него вещества.

Та физическая и духовная мощь, которая гибнет теперь, сокрушаемая ядом спиртных напитков, тогда будет вложена в великое дело прогресса, будет направлена к устранение многочисленных иных экономических, бытовых и социальных зол, препятствующих улучшению всех сторон общественной жизни. Только ясный трезвый ум, только светлое трезвое чувство, только мощная трезвая воля будут в силах заложить прочные основы будущего счастья человечества.

На мою долю выпало бы глубокое нравственное удовлетворение, если бы представляемые в этом очерке научно установленные факты, послужили побуждением к действию указанных выше трёх могучих рычагов в борьбе с алкоголизмом.

«Алкоголизм – это Карфаген, который прежде всего должен быть разрушен, говорить профессор Форель, если человечество хочет возрождаться, а не вырождаться».

Я глубоко убеждён и верю, что будет, наконец, предпринята жестокая борьба с алкоголизмом, наносящим столь тяжкий ущерб прогрессу. Женщина — носительница высоких, благороднейших чувств альтруизма, молодое поколение, как самое отзывчивое, восприимчивое и чуткое ко всему, связанному с общественным благом, явятся в первых рядах для осуществления в жизни плодотворных начал воздержания. Не принципом лишь личного совершенствования, не аскетизмом, а насущнейшими социальным интересами властно диктуется проведение в жизнь этих начал. В наиболее культурных странах уже начинает загораться заря светлой, трезвой жизни. И у нас придёт желанная пора исчезновения творимых «винным зельем» ужасов!

— Не мечта этот светлый приход.

Не пустая надежда одна,

Оглянись — зло вокруг через-чур уж гнетёт,

Ночь вокруг через-чур уж темна!

Категория: Дореволюционная литература | Добавил: Александр
Просмотров: 248 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]