Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2013 » Январь » 23 » Главная причина пьянства

Главная причина

— Все дело в культуре. Звери при встрече что делают?

— Дерутся.

— Правильно. А мужики покупают бутылку.

Оглавление

Я упустил одну самую популярную причину — радость. Девяносто девять процентов берутся за бутылку, чтобы развлечься. В компаниях, на днях рождения, в ресторанах, на свадьбах, в гостях, на лоне природы, в подворотнях, в общежитиях, в отпусках... Теперь даже на поминках выпьют и умудряются повеселиться.

Выходит, что пьют от хорошей жизни? Если вдуматься, то ничего удивительного нет. Деньги у многих неплохие, квартиры отдельные, работа хорошая, свободного времени хватает. Почему бы не выпить?

Послушаем мудрого человека, девяностосемилетнего Карапета Аветисяна из Армении:

— Трудовым людям хватало забот. Чтобы вырастить хлеб, запастись кормами для скота, с утра до позднего вечера гнули спину. Когда начали выпивать? Когда жизнь стала более обеспеченной.

Не парадокс ли: раньше пили от плохой жизни, а теперь пьют от хорошей?

Послушайте исповедь...

Вы не поверите, но со мной произошло то, что и названия не имеет. Анекдот какой-то.

Мне 27, жене 24, а прожили мы всего пару лет. Другие молодожены бурчат — квартира маловата, теща нудит, денег не хватает, автомобильчик бы завести... Квартира у нас была, зарабатывал я прилично, у Тамары специальность классная. Никаких проблем. А если они и возникали, то родственников и с ее, и с моей стороны столько, что, набежав, за день смогли бы дом сложить. Что касается спиртного, то на торжествах поднимал тосты вместе со всеми, а так эти рюмки были для меня, что небесные звездочки,— блестят где-то вдалеке и пусть, нам до лампочки. Скажу больше: не понимал я молодых алконавтов, подсмеивался над ними. Работы навалом, и жена молодая рядом. Какие рюмки?

И тут родилась у меня двойня, близнецы. Чудо, скажу я вам. Жили в квартире я да Тамара, двое. И вдруг нас четверо! От радости я чуть не одурел.

Как положено, обмыли пяточки. Сперва с бригадой, пока жена была еще в роддоме. Между прочим, два вечера прогуляли. От души, от радости. Потом с цеховыми приятелями отметил, потом с заводскими, поскольку на завод мы пришли из ПТУ целым выпуском. Затем, само собой, родственники хлынули. У меня наступила сплошная, нескончаемая радость — праздник на каждый день. Гости, подарки, тосты... Не успел оглянуться, как прошел месяц. А праздник все продолжается. Я стал вроде робота — человек меня поздравляет, я его приглашаю. Да ведь многие и ждали приглашения, многие и поздравляли ради этого...

Месяца через полтора Тамара сказала свое, женское, слово. Мол, сколько можно. Решили мы эти фестивали прикрыть. Да какое... То какой-нибудь дядя подвалит из Новгорода, то тетя из деревни Иония Бедолага, то нагрянет десятая вода на киселе... И знакомые, которые росли, как грибы после дождя.

Пять месяцев проскочило. Я работал да отмечал. Конечно, пореже, не так бурно, поспокойнее, посолиднее. Однако пятимесячная моя гулянка была замечена — начальник цеха намекнул, что, мол, надо знать пределы. Хотя работа, думаю, не страдала. Тут и Тамара спохватилась, и между нами состоялся длинный, нудный разговор. Да разве я спорил? Поотмечали — и хватит. Все, баста — система обесточена.

Но вот какая странность... Мне стало чего-то не хватать. Будто высадили меня из скорого поезда в ровной степи. Нет, не водки мне не хватало, не выпивки. Прожил без нее двадцать семь и еще двадцать семь проживу. И догадался я, чего мне не хватает — веселья, людей, застолья, шума. И стал я (конечно, не каждый день) с приятелями подзадерживаться. Просто так, тихо, скромно, когда с пивком, когда с бутылочкой.

Еще месяц прошел. Тамара молчала-молчала, да и взорвалась. Встала в решительную позу. Опять вышел разговор, длинный и нудный, как ночная смена. Теперь обиделся я. Как же так? У меня родились близнецы, так сказать, две крошки (девочки, между прочим), а мне препятствуют радоваться. Допустим, начальник цеха в этом деле по старости не сечет, но Тамара...

Как бы сомневаясь в собственных мыслях, я поделился с Блинохватовым из соседней бригады. Мы выпили, и человек понял меня. И теперь после работы я реже говорил о близнецах, а все чаще о своей обиде на жену.

Видели, как вал на больших оборотах идет в разнос?

Прошла еще пара месяцев. А может, и больше. Два события в моей жизни поворотных.

Первое. Вышло постановление, как бы против меня направленное. Ну бригада и взялась за меня, хотя отлично знает, что я не алкоголик. Обидевшись, ушел с завода. Сейчас одному деятелю помогаю по телевизионной части.

Второе. Тамара переехала к матери. С близнецами. Девочки, между прочим, крошки.

Иногда я хожу к своему заводу, к проходной, встречаю ребят. Зову, как положено, отметить. Смеются и спрашивают с издевочкой, что, мол, отмечать-то? И я напоминаю про свою радость, про близнецов-крохотулечек.

Тамара насовсем меня не забросила. Хлопочет о лечении. Но какое лечение? Во-первых, я не алкоголик. Во-вторых, любой нарколог подтвердит, что за год алкоголиками не становятся. В-третьих, алкоголиками становятся от горя, а у меня радость — близнецы родились, крошки...

Итак, немало я перебрал причин — бытовая неустроенность, плохая работа, слабость характера, семейные неурядицы, радость, доступность спиртного... Все они и многие другие, неназванные, способствуют употреблению алкоголя. Но есть главная причина, на которой эти перечисленные стоят, как дом на фундаменте.

Главной причиной пьянства — причиной причин — я считаю бездуховность и низкий культурный уровень. Кстати и не только пьянства.

Вот сказал и тут же представил лицо человека, который много знает и мало сомневается, который привык к штампованным и легким истинам. Этот человек спросит, вернее, поправит меня: «Разве вы не знаете о возросшем культурном уровне миллионов? У нас больше, чем в других странах, людей с высшим образованием. У нас больше всех студентов. Мы самый читающий народ в мире...»

Правильно. Только не будем путать культуру со знаниями, информацией и достижениями науки. Все это становится, как теперь принято говорить, «Человеческим фактором» в том случае, если они наполнят не только разум, но и душу, если как-то сольются с нравственностью. Культура — в душе. Нет ее там, и душа заволакивается грубостью и мраком. А скорее всего — пьянством.

Не я первый сказал о бескультурье как первопричине пьянства. Еще до революции борцы за трезвость говорили о серости мужика. Но им резонно возражали, что при такой жизни культура не поможет, ибо мужику надо забыться. Теперь жизнь изменилась, теперь можно потребовать от человека не только трезвости, но и культуры.

Долгое время слово «культура» было у нас в некотором отдалении. Мы больше заботились о планах, тоннах, квадратных метрах. Нет-нет, о культуре мы помнили. Но после работы, вечерком, в клубе, у телевизора. Мы еще не понимали, да и сейчас многие не понимают, что между культурой и пудами-тоннами-метрами есть почти прямая связь. Так же, как между культурой и пьянкой. Вот пример.

Мы все делали, чтобы люди жили лучше. Зарплата, жилплощадь, одежда, питание, дачи, автомобили... Но почти ничего не делали, чтобы объяснить, что такое «жить лучше». Поэтому немало людей, которые под «жить лучше» понимают «пить больше».

Иногда пьянство и культуру меняют местами. В одной газете читаю про опустившегося человека: никуда не ходит, ничем не интересуется, ничего не читает... Потому что пьет. И дальше следует вывод: «Вытравила водка культуру из его души». Так и хочется спросить: «А культура была?»

Пьянство от образа жизни или образ жизни от пьянства? Бескультурье от пьянства или пьянство от бескультурья? Я не сомневаюсь, что пьянство — лишь следствие низкой культуры.

Эту мысль можно было бы подтвердить цифрами. Статистика утверждает, что алкоголиков больше всего среди людей с низким уровнем образования, с высшим образованием в вытрезвитель попадают реже... Вот интересная цифра: при обследовании 7341 швейцарского юноши выяснилось, что потребление спиртного и табака тем выше, чем ниже уровень профессионального образования.

Но по этому облегченному пути — цифр и опросов — я не пойду, не писательский это путь. Да и не ставлю, как уже говорил, знак равенства между культурой и образованием. Мои убеждения складываются из личного опыта, наблюдений и раздумий.

Культура... Но ведь есть и антикультура. Это пьянство, курение, наркомания, агрессивное поведение, вещизм... И есть люди, которые, если так можно сказать, эту антикультуру потребляют. Вглядимся в них попристальнее.

Они нелюбознательны, поэтому мимо них идут знания, огромный поток информации, чем так богат наш мир. Они не размышляют и ни о чем не переживают, замкнувшись на своих делах и потребностях. Они живут в своем маленьком мирке.

Но эти люди тоже хотят развлекаться и получать удовольствие. Как? Если человек культурный получает наслаждение от музыки, книги, пьесы, кино, интересной беседы, то человек бездуховный знает путь проще — водка. Она прямо шарахает в мозги по центрам удовольствия — и все дела. А говоря проще, чем может быть занята пустая голова, кроме дури?

Я говорил про слабых людей. Но почему они не забываются книгой, работой, музыкой, общением с приятелем, почему они забываются, только приняв алкоголь? Я говорил о хороших работниках и мастерах «золотые руки», которые частенько пьют. Почему?

Он трудится, знает свое дело, у него определенная социальная роль. Но вот рабочий день кончился. Он уже не работник. Теперь он должен вступить в иную социальную роль — мужа, отца, семьянина, друга, соседа, гражданина. Здесь уже нужны не трудовые навыки, а знания, культура, духовность. А если их нет? Что делать в свободные вечера, выходные, отпуска? Конечно, можно опять работать — мастерить, копаться на садовом участке, лежать под своей машиной. Но нельзя же работать беспрерывно.

И тогда находится выход — бутылка. Не работаешь, отдыхаешь среди семьи или приятелей. Вроде бы соблюдена иная, уже не трудовая роль. И моральное обоснование есть: имеет право человек отдохнуть?

Еще один момент, объясняющий, почему хороший работник может взяться за рюмку. Как это ни парадоксально — из-за чувства собственной неполноценности. Представьте: мастер «золотые руки», специалист высокого класса. А кончил работу — и вроде бы никто. А душа жаждет компенсации. И, выпив, эти люди говорят главным образом о работе, похваляясь, какие они виртуозы и как их ценят да уважают.

Сколько я знаю подобных людей, которые бывают только в двух состояниях — или работают, или пьют. Сколько мужчин мается в свободное время... Когда в 60-е годы ввели два выходных дня, то в газеты и государственные органы стали поступать письма от жен пьяниц, слезно просивших ликвидировать второй выходной. Мотив? Раньше мужья пили один день, теперь пьют два.

Чем все это объяснить, как не бескультурьем?

Я писал о хулиганах, которые обвиняют водку. Но водку-то они пьют из-за беспредельной серости. Посмотрите на любого хулигана, и вы поразитесь примитивности интеллекта и пещерности взглядов. Я приведу жалобу одного из них, которая говорит сама за себя...

Прошу, товарищ прокурор, взглянуть на мое заявление трезво, а не глазами, затуманенными борьбой с хулиганством. Да, преступность надо выжигать и кого следует заталкивать куда следует. Но разобравшись, а не прямо туда. А все было, как я вам сейчас расскажу.

Сначала я хотел выпить кружку пива, но в очереди мне объяснили, что без очереди пива не получу. Тогда я взял две бутылки в магазине, из которых одна была водкой, а вторая маленькой. Войдя в комнату, я взял бутылку и предложил ей со мной выпить. Она отказалась. Меня это сильно поразило. Гражданку Будьзко я знаю не постольку-поскольку, а, извините за откровенность, на положении жены. Поразившись на нее, я выпил три стакана водки. Так как было жарко, то я опьянел и почувствовал слабость своей силы. Матом я не говорил, а если б и сказал, то потому, что она назвала меня на нехорошую букву. Возможно, я вставлял в разговор отдельные слова, какие мужчины употребляют для связи слов, но не в смысле угрозы, а как есть на самом деле. А если вы считаете, что я причинил телесные повреждения гражданке Будьзко в районе головы, то прошу сделать мне испиртизум. Этим я не хочу сказать, что я ангел. Нет, я далеко не эта птица: если мне выбьют один глаз, я стремлюсь выбить оба.

Но все-таки, товарищ прокурор, прошу выйти мне навстречу. А то получается, что выпил дряни на десятку, а шуму наделал на пять лет.

Вот еще пример...

Этого шофера знал я лет пять, хотя слово «знал» тут но совсем подходит — он со мной почти не разговаривал. Кивнет через забор, глянет сухим мрачным взглядом и уткнется в свою работу. Мне казалось, что с женой и детьми он тоже молчит. Но он говорил, правда рыкающим голосом. Впрочем, нецензурные слова я расслышал и оценил его неразговорчивость — уж лучше молчать. Несколько позже я понял, что он пребывает в тех самых двух постоянных состояниях — мрачно работает или мрачно пьян.

На огороде сажали они лишь одну картошку. Вообще, он делал только самое необходимое — весной вскапывал огород, осенью колол дрова да ходил на работу. Дом стоял некрашеный, с маленькими окошками, какой-то неумытый...

Однажды я случайно услышал, как его жена рассказывала старушке про свою кровоподтечную спину — муж избил палкой. Потом как-то слышал в доме крики детей, женский плач и звон стекол... Потом как-то увидел подъехавшую милицейскую машину...

Появляясь в тех местах каждую весну и встречая этого водителя, я почему-то удивлялся. Чему же я удивлялся? Тому, что он жив. Меня до сих пор берет оторопь — я знал, что он погибнет. Он утонул, упав пьяным в воду, в полуметровую глубину. Остались жена и двое детей.

У меня два вопроса. Один простой: мог ли он не утонуть? Нет, не мог; не утонул бы, так попал бы в автоаварию. Второй вопрос сложней: мог ли он не пить? Со мной, видимо, не все согласятся, но я отвечаю определенно — нет, он не мог не пить.

Что ему при таком духовном убожестве было еще делать? Книг и газет он не читал, в кино не ходил, даже телевизор не смотрел — неинтересно. Он и с людьми не разговаривал — неинтересно. Скажут, мог бы работать, воспитывать детей, заниматься домом и огородом. А чем заполнить пустую душу? Содержанием. Смыслом работы, радостью воспитания, чувством природы. Но тогда он стал бы другим человеком, и не было бы этой истории.

Часто спрашивают: что такое мещанство? Разве плохо, если человек достиг материального благополучия? Нет, не плохо. И мещанство заключается не в том, что человек много зарабатывает, хорошо одевается и приобрел дачу с машиной. Суть мещанства, если так можно сказать, в стыке материального и духовного. Купил, достал, приобрел... А дальше что? Пустая душа начинает тревожиться — вроде бы все есть, а жизни все-таки нет. И пошли думы, сомнения, тревоги, стрессы...

Однажды выехал я на самоубийство — крупный специалист застрелился у себя в квартире из малокалиберной винтовки. Как правило, стреляются в состоянии опьянения. Не был исключением и этот случай.

Я ходил по пятикомнатной квартире, отвлекаясь на всякие диковинки. Никогда не виданная мною стенка из дуба, бронзы и зеркал... Стена африканских масок... Мягкое кресло, принимавшее, как в фантастических рассказах, позу севшего... Японский телевизор, плоский, висевший на стене... Музыкальный бар... В каждой комнате по телефонному аппарату, и все разные...

Труп лежал на ковре. В комнатах шуршали и спорили родственники. Жена погибшего взяла со стола шкатулку, видимо с драгоценностями, и унесла.

Закон обязывает найти мотивы преступления. Я установил, что погибший часто прикладывался к коньяку. Последнее время почти ежедневно выпивал граммов по сто — сто пятьдесят. В постановлении о прекращении уголовного дела я мог бы записать мотив самоубийства так: «Находясь в состоянии алкогольного опьянения...» И типично, и вроде бы верно. Но я понимал, что опьянение — это лишь повод. Мотив лежит глубже.

Начались допросы родственников, сослуживцев, знакомых, соседей. И картина стала вырисовываться.

Самоубийца был отличным специалистом и работником. Руководил небольшим, но ответственным подразделением. Получал очень хорошую зарплату. Пить начал лет пять назад, а раньше на это не было и намека. Меня, конечно, интересовало, почему стал пить, ибо застрелился он по той же причине, по какой и взялся за бутылку. Потихоньку мотив проступал. Впрочем, я изложу это протокольно, а уж вы судите сами...

Жена показала, что в марте был скандал — она купила билеты в театр, а Борис (погибший) не пошел...

Жена показала, что в июне они поссорились из-за того, что Борис никуда не ходил и, кроме футбола, ничего не признавал...

Жена показала, что в сентябре была ссора. Борис помог дочке-восьмикласснице написать сочинение, прочтя которое, учительница сказала: «Ну и густопсовость!»

Сосед, знавший погибшего с детских лет, показал, что Борис однажды ему признался: «Эх, дядя Гена, все у меня есть, а жить неохота».

Сослуживец показал, что месяца за три до самоубийства у них в отделе был эпизод. Аспирант во всеуслышание спросил погибшего: «Борис Иванович, а почему бы вам не прочесть „Войну и мир?"»

Друг показал, что последний год Борис говорил ему неоднократно: «Живем, пока стремимся».

Да, я забыл сказать, Борис Иванович оставил посмертную записку. В ней стояло четыре слова: «Живем, пока стремимся. Борис».

Так к чему же он при жизни стремился? К должности и материальному достатку. Путь к более высокой должности ему был закрыт из-за низкой культуры, материального достатка он достиг. Он не знал, что делать дальше и зачем жить. И тогда запил и спьяну наложил на себя руки.

...Я долго думал об одной семье, не в силах понять скрытых сил, толкнувших братьев к пьянству.

Отец был рабочим, мать — домохозяйкой. Трудовые, порядочные люди. В свое время приехали из деревни и, видимо памятуя о деревенской жизни, мистически боялись за подрастающих сыновей. Как бы не пристрастились к бутылке. Осуждали пьяниц, сами в рот не брали, предупреждали детей... И как предвидели: сперва начал попивать старший, потом запил и младший.

Не скоро я понял причину...

Родители, необразованные и малокультурные люди, учили не пить. Но они не учили жить. Кормили, поили, одевали-обували. Ребята поняли, что пить нельзя. А что делать? Почему дома так скучно? Почему у других весело?

Бездуховность, как и вакуум, заполняется скоро. И заполняется тем, что попроще, поближе. Водкой.

Несколько слов о женском пьянстве и его причинах.

В начале XX века немецкий психиатр Э. Крепелин радовался, что женщины не пьют. Иначе человечеству грозила бы гибель. Что бы он сказал теперь?

Число женщин-алкоголиков растет, особенно на Западе. Женское пьянство опаснее мужского по целому ряду причин. Прежде всего из-за потомства. Я не буду повторять известные истины, сколько и каких уродов рождается у пьющих матерей, хотя поступают все новые данные: у детей алкоголичек часто возникают дефекты зрения, в потомстве алкоголичек смертность в 7 раз превышает средний уровень и т. д. Общеизвестно, что выпивающие женщины скорее становятся алкоголиками, чем мужчины, психическая деградация у них идет в 3—5 раз быстрее, чем у мужчин.

И еще существенный момент: пьющий мужчина, как правило, женится на непьющей, а вот пьющая женщина выходит замуж непременно за пьющего. Шансы появления больного потомства становятся стопроцентными.

Но я хотел сказать о причинах...

Не понимаю, почему причину женского пьянства ищут отдельно от мужской? И вроде бы находят: слабая психика, семейные тяготы, вовлекающая роль мужчины... Но коли мы уравняли женщину с мужчиной, коли женщина хочет играть социальную мужскую роль, то почему же нас удивляет ее пьянство? Уж играть роль, так играть. Я согласен, что это ложно понимаемое равенство, когда из возможности делают вывод о необходимости; из конституционного права на любую специальность женщина делает вывод, что может лезть в забой или вставать к доменной печи. Однако женщины выполняют мужскую работу и перенимают мужские привычки.

Но названная причина лежит сверху. А более глубокая — все та же. Бескультурье и бездуховность. Какие женщины пили до революции? Проститутки, прислуга, кухарки, прачки... Обратимся к статистике. Какие женщины пьют теперь? Официантки, продавщицы, работницы сферы обслуживания, домохозяйки... Пьет та категория работниц, культурный уровень которых, прямо скажем, не очень высок.

Я очень доволен, что новый антиалкогольный журнал называется «Трезвость и культура». Это значит, что главную причину пьянства у нас понимают. Не вино виновато, а пьянство. Эту пословицу я уже приводил. Теперь мне хотелось бы чуточку видоизменить ее: не вино виновато, а бескультурье. И вот что сказал Герцен: «Вино оглушает человека, дает возможность забыться, искусственно веселит, раздражает; это оглушение и раздражение тем больше нравится, чем меньше человек развит и чем больше сведен на узкую, пустую жизнь!»

15:45
Главная причина пьянства
Просмотров: 1437 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]