Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Октябрь » 30 » Материальное благополучие семьи и пьянство

Глава 3 Материальное благополучие семьи и пьянство

Оглавление

Как бы ни относиться к некоторым социальным явлениям, противостоящим семье, например, к проблеме холостяков, принципиальное неприятие семьи совсем не всегда означает ее полное отвержение. Осуждают не столько сам по себе институт семьи, сколько достаточно распространенные образцы неудачных семейных союзов. Встречаются, конечно, воинствующие противники брака и семьи в целом, считающие, что все это должно уйти в прошлое и замениться совершенно свободными отношениями между мужчиной и женщиной. Но таких не так уж много. В проведенном недавно социологическом исследовании общественного мнения жителей Ленинграда было установлено, что главные ценности сегодняшнего ленинградца расположились следующим образом: на первом месте — хорошая семья, на втором — благоустроенное и удачно (близко к работе) расположенное жилье, на третьем — интересная работа, далее — верные друзья и, наконец,— высокая оплата труда. Опрашивался широкий круг людей, включая как тех, кто живет в семье, так и тех, кто по разным причинам лишился семьи (разведенные, вдовцы и вдовы) или еще не создал ее, либо вообще не собирается связывать себя семейными узами. Как бы то ни было, в общественном мнении социальный престиж семьи стоит высоко. К сожалению, при достаточно высоком престиже семьи субъективное отношение членов супружеского союза к их реальному браку оставляет желать лучшего. В некоторых социологических исследованиях это выявляется довольно наглядно. Так, если в 1978 г. принципиальную удовлетворенность браком высказало 43,6% опрошенных супругов, в 1981 г. этот процент сократился до 32,6.[1] Естественно, супруги могут быть не удовлетворены различными сторонами брачно-семейной жизни, тем более что пьянство и алкоголизм разрушающе действуют и на духовную, и на сексуально-физиологическую, и, наконец, на материально-бытовую сферу. На ней мы и останавливаемся.

Источники материального благосостояния семьи. Вступая в брак и организуя свой быт, супруги постепенно накапливают достаточное количество предметов домашнего обихода, мебели, культурно-бытовых приборов, книг, одежды и т. д. Не будем сейчас останавливаться на некоторых «перекосах» в создании семейного материального благополучия. Какая-то его часть происходит из сомнительных источников, а в некоторых, не столь уж редких случаях, сосредоточение материальных ценностей в семье подчинено болезненной (в социальном смысле) страсти накопительства. Мы будем говорить о нормальных путях создания материальной базы семьи и о юридических правах супругов на ее составные части.

В первые послевоенные годы материальное положение семей было более чем скромным. Отдельные квартиры были крайней редкостью, буквально единицы (из сотен тысяч) имели личные автомобили. Телевизоры, магнитофоны, холодильники, стиральные машины стали тонкой струйкой проникать в наш быт лишь в конце 50-х годов. По мере роста материального благосостояния, расширения жилищного строительства, в руках людей сосредоточивались все большие материальные ценности, которые в начале 80-х годов составляли около одной пятой части общественного богатства страны. Даже если исключить холостяков, вдов и вдовцов, то и в этом случае семейная материальная база выглядит впечатляюще.

В 1981 г. средняя советская семья покупала товаров (продовольственных, промышленных, услуг и т. п.) примерно на 3700 руб. В городе это выражалось более солидной суммой — 4350 руб., в сельской местности — 2270 руб. Показательно, что за последние годы покупательная активность семей непрерывно возрастала: если в 1960 г. семья покупала товаров на 1400 руб., то к 1981 г. сумма покупок возросла более чем в два с половиной раза и достигла 3700 руб. Из этой общей суммы около 25%, т. е. 925 руб. каждая средняя семья тратила в год на приобретение одежды, тканей, обуви, мебели, предметов культуры и быта, стройматериалов и т. д.[2]

Столь существенные ежегодные расходы привели постепенно к тому, что в собственности семей оказалось очень значительное количество различных предметов быта и домашнего обихода.

 Вот как это выглядит на деле.

Обеспечение семей предметами культурно-бытового назначения (количество штук на 100 семей)[3]

 

Из приведенной таблицы видно, что если в отдельных предметах село отстает от города (по телевизорам на 20%, по холодильникам на 35%), то в других видах (мотоциклы, швейные машины), наоборот, превосходит.

С большей степенью достоверности можно утверждать, что по мере решения генеральных задач перестройки материальное благосостояние семей будет все больше повышаться. «Обеспечить дальнейший подъем народного благосостояния, все более полное удовлетворение материальных и духовных потребностей советских людей»,— так записано в Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1986—1990 годы и на период до 2000 года.[4] Утвержденный съездом документ предусматривает увеличение выпуска товаров культурно-бытового и хозяйственного назначения в 1,3—1,5 раза, телевизоров цветного изображения в 1,6 раза, магнитофонов в 1,3 раза, швейных машин в 1,6 раза, садовых домиков в 2 раза и т. д.[5] Таким образом, показатели начала 80-х годов уже к концу этой пятилетки будут существенно перекрыты. Конечно, в обеспеченности семей различными предметами быта, одеждой, мебелью и т.д. имеются и существенные различия. Низкооплачиваемые работники, естественно, обладают меньшей покупательной способностью, чем высокооплачиваемые. Некоторые социологические исследования показывают, например, что наименьший подушный доход имеют рабочие и служащие в возрасте 22—30 лет, в то время как самыми благополучными в этом смысле являются пенсионеры, а особенно работающие пенсионеры. Нетрудно предположить, что в пьющих, а тем более в пьянствующих семьях величина подушного дохода существенно урезается за счет повышенной доли расходов на спиртное, что, в свою очередь, отражается на той доле дохода, которая используется на приобретение различных вещей. В семьях алкоголиков (особенно когда пьют оба супруга) эта доля оказывается иногда символической, но, тем не менее, и у них может оказаться определенный комплекс различных имущественных ценностей, право на которые иногда нужно определить.

Источником материального благосостояния семьи является прежде всего заработок супругов. Именно из заработка супруги расходуют около одной трети на питание, чуть меньше одной четверти на социально-культурные и бытовые услуги (квартира, отопление, транспорт и т. п.), менее 10% на уплату налогов, около 8% на накопления, 25% на приобретение различных вещей и т. д.[6]

Помимо заработной платы, которую супруги получают и расходуют, находясь в браке, у каждого из них могло быть какое-либо имущество, приобретенное до брака. Оно могло быть куплено на собственные деньги, но могло быть им подарено родителями. Родители могут подарить или оставить в наследство деньги или имущество одному из супругов и в период брака. Источником семейного благополучия могут быть помимо заработной платы гонорары за литературные, музыкальные или другие произведения, государственные и иные премии и т. д. и т. п.

Весь этот массив имущества, которым владеют супруги, с точки зрения юридической делится на две части: а) общее имущество супругов; б) их личное имущество. В зарегистрированном браке принцип общности распространяется на имущество, приобретенное в период брака для совместного пользования супругами, независимо от того, какой была зарплата каждого из супругов и, соответственно, вклад в приобретение вещей. Более того, супруг, занимающийся воспитанием детей или ведением домашнего хозяйства, Имеет равное с другим (работающим) супругом право на общее имущество. Справедливо ли это? Мы считаем, что — справедливо. Семья — это особая социальная единица, возникающая на базе брака, который, в свою очередь, формируется под воздействием сугубо личных чувств мужчины и женщины, преследующих прежде всего нравственные и лишь затем материальные цели. Брак— это не «товарищество на паях», где каждый вкладывает свою часть, рассчитывая при выходе из товарищества получить сообразно своей индивидуальной доле. Если бы мы установили принцип раздельности, а не общности имущества супругов, с самого начала возникновения брака мы толкнули бы супругов на взаимное недоверие, на стремление заручиться необходимыми доказательствами размеров своего личного вклада в семейный бюджет и массив сосредоточенного в рамках семьи имущества.

Указанный принцип общности имущества не распространяется на те семьи, которые не имеют в своей основе зарегистрированного брака. Это обусловлено тем, что наш закон придает юридическое значение только браку, зарегистрированному в государственных органах записи актов гражданского состояния (ст. 17 КоБС). Сказанное отнюдь не означает, что лица, проживающие в так называемом фактическом браке, не имеют права на имущество, нажитое в этом браке. Они такое право имеют, но, во-первых не на основе общности, а на основе раздельности существа, т. е. только в соответствии с размером своего личного вклада, а во-вторых, размер этого вклада они должны доказывать сами. Это различие лучше всего можно понять, если применить такую формулу: в зарегистрированном браке все имущество предполагается общим, но в случае, если супруг настаивает на своих особых правах на имущество или на своей особой доле, именно этот супруг должен доказывать наличие у него особых прав; в браке, который не зарегистрирован, с самого начала член этого фактического брачного союза, претендующий на часть имущества, должен докрывать свой индивидуальный вклад в его размеры.

Недавно один гражданин попросил у меня консультацию. Суть дела такова: в течение восьми лет он состоял в незарегистрированном браке; за это время помимо вещей обычного домашнего обихода был куплен автомобиль ВАЗ-21051 за 8150 руб. и зарегистрирован на имя «жены», так как очередь на покупку автомашины подошла на ее работе. До начала совместной жизни у «жены» была кооперативная двухкомнатная квартира, за которую было выплачено около 50% ее стоимости. Проживали совместно в этой квартире восемь лет и совместно выплачивали пай, но «муж» не был прописан, так как не выписался из комнаты 15 м2, в которой ранее проживал с матерью. Считая, что за это время чувства достаточно проверены, мой посетитель и его «жена» решили оформить свои отношения и зарегистрировать брак. Подали заявление, и регистрация должна была состояться 1 июня 1987 г. К сожалению, этого не произошло,— 29 мая 1987 г. эта женщина скоропостижно скончалась, так и не став зарегистрированной женой.

Отложим в сторону эмоции и сосредоточимся на чисто юридических вопросах. Если бы брак был зарегистрирован, то права пережившего супруга на автомобиль, на пай и на проживание в квартире ЖСК доказывались бы сравнительно несложно. В ситуации, изложенной выше, все осложнено. С квартирой ЖСК и паем придется расстаться, так как пай и право на проживание могут переходить только к зарегистрированному супругу. Машину, точнее, только часть ее стоимости, еще можно как-то спасти, но для этого нужно иметь очень веские доказательства того, что в приобретение автомобиля были вложены средства, принадлежавшие пережившему члену фактического брака, и т. д. Что касается наивного вопроса: «А нельзя ли сделать так, чтобы брак считался заключенным, мы же прожили восемь лет и подали заявление о регистрации?», то на него может быть только один ответ: ничего сделать нельзя, намерение создать брак еще не означает его официального заключения и регистрации.

В том массиве имущества, которым владеют супруги помимо общего имущества (в случае развода это имущество подлежит разделу), может быть и личное имущество супругов, которое индивидуально принадлежит каждому из них. Прежде всего это имущество, которым супруги владели до брака, а также имущество, полученное ими в период брака по наследству или в дар.

В последнем случае имеются в виду не только вещи, полученные супругом по гражданско-правовому договору дарения, но и вещи, которыми лицо награждено за заслуги в производственной или общественной деятельности от имени соответствующих предприятий, учреждений или организаций. Личным имуществом считаются также вещи индивидуального пользования (одежда, обувь, предметы профессионального труда и т. п.), хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов. Особо решается вопрос о драгоценностях и других предметах роскоши, находящихся в индивидуальном пользовании супругов. Эти предметы могут быть признаны и общей собственностью, причем вопрос решается судом в зависимости от конкретной жизненной ситуации. Правда, в семьях, которые поражены алкогольным недугом, вопрос о судьбе драгоценностей и предметов роскоши выглядит не очень актуальным. В некоторых случаях личное имущество супругов может быть признано их общим имуществом, если будет установлено, что в течение брака произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, достройка, переоборудование и т. п.).

Итак, семья обладает определенной массой материальных ценностей, которые сосредоточились у супругов из различных источников. Этими ценностями нужно управлять, распоряжаться, по возможности приумножать (не впадая в грех вещизма). Какое влияние на эту проблему оказывает употребление спиртного от более или менее умеренных форм и до крайних эксцессов?



[1] Голод С. И. Стабильность семьи. Л., 1984. С. 39.

[2] Левин Б. М., Петрович И. В. Экономическая функция семьи. М., 1984. С. 157.

[3] Там же. С. 163.

[4] Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986. С. 311.

[5] Там же. С. 303.

[6] Л е в и н Б. М., Петрович И. В. Экономическая функция семьи. С. 158.

 

10:45
Материальное благополучие семьи и пьянство
Просмотров: 1461 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]