Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Декабрь » 1 » Патологическое влечение к алкоголю и трудовая деятельность

§ 1. Патологическое влечение к алкоголю и трудовая деятельность

 Оглавление

Ярким проявлением хронического алкоголизма является стремление больного ввести себя в состояние алкогольного опьянения. Это стремление формируется в процессе регулярного пьянства и выражается тенденцией выискивать поводы для употребления алкоголя; оно становится не только традиционным, связанным с определенными днями, праздниками, но и превращается в самоцель. Больной стремится любое событие в жизни сделать поводом для пьянства. Если такой возможности не представляется, он испытывает внутренний дискомфорт. Мысль о спиртном начинает подчинять себе его деятельность и планы. Алкогольный стереотип проявляется в том, что основным способом разрешения жизненных проблем и конфликтных ситуаций становится введение себя в состояние опьянения.

Воздержание от употребления спиртных напитков вызывает у таких людей ощущение дискомфорта, внутреннего неудобства, беспокойства, ощущения, что «чего-то не хватает». Встречи со знакомыми, посещения культурных и общественных учреждений представляются им бессодержательными, развлечения — неинтересными, если они не сопровождаются употреблением спиртных напитков.

Если же в компании заходит разговор о «выпивке», они оживляются, принимают активное участие в беседе. Любую возможность, любой предлог для употребления спиртных напитков они встречают с радостью. Возникает определенный круг людей, которых объединяет это стремление. Им приятно встречаться и вместе проводить время. Компании, в которых алкогольные напитки не употребляются, становятся для них тягостными и неприятными.

Рассматривая свое постоянное стремление к спиртному как естественное состояние человека, они оказывают отрицательное влияние на окружающих, не склонных к употреблению или злоупотреблению спиртными напитками, особенно юных и молодых людей, заставляя их разделять свое влечение к пьянству. На ранних этапах алкоголизма больной стремится создать алкогольное окружение вне работы, в кругу своих знакомых, с которыми он встречается. На более поздней стадии больные алкоголизмом начинают нуждаться в таком окружении и на работе. Качества сослуживцев начинают оцениваться ими с вполне определенных позиций: могут ли те в любое время составить ему компанию в выпивке. Отказ сослуживцев от употребления спиртного расценивается такими людьми как осуждение или, что еще хуже, как скрытая угроза быть уличенным в аморальном поведении.

В беседе с одним молодым инженером[1], который лечился по поводу хронического алкоголизма в наркологическом отделении психиатрической больницы и твердо решил полностью отказаться от употребления спиртного после этого лечения, он рассказал о том, как по возвращении на работу, ему предложили принять участие в выпивке. Когда же он решительно отказался, заявив, что впредь не собирается пить, некоторые сотрудники рекомендовали ему перейти на другую работу, так как «он будет портить спаянный коллектив».

Особую опасность для трудовой деятельности представляет болезненное влечение к алкоголю у лиц, занимающих положение начальника любого ранга. Нам пришлось столкнуться со случаем, когда начальник съемочной группы, кинооператор, выехал в командировку со своими подчиненными для съемки учебного фильма о лечении больных алкоголизмом. Уже в поезде он и его группа были в нетрезвом состоянии. С этими людьми провели специальную беседу о недопустимости пьянства при общении с больными, которые лечатся от алкоголизма. Несмотря на это оператор и его группа явились на съемку нетрезвыми. Пришлось прекратить работу. В результате повторной беседы с ними оказалось, что молодые люди вовсе не были склонны к пьянству. Однако, подчиняясь авторитету более зрелого по возрасту начальника, они сочли невозможным отказаться от выпивки даже в таких особых обстоятельствах.

Болезненное влечение к алкоголю приводит к тому, что человек вынужден прилагать усилия, чтобы отказаться от выпивки. При необходимости, когда окружающие люди, родные, жена или дети осуждают пьянство, когда пьянство недопустимо в связи с работой или общественным положением, эти больные могут длительно воздерживаться от употребления спиртного, хотя такое воздержание вызывает чувство неудовлетворенности и протеста.

Если больному удается в течение длительного времени не употреблять спиртных напитков, болезненное влечение к ним начинает ослабевать. Однако оно усиливается после каждого случая употребления алкоголя, особенно нарастая после длительных периодов злоупотребления. Так постепенно оно переходит в новое качество — в потребность «опохмелиться».

Этот период очень точно изображен Джеком Лондоном в его повести «Джон Ячменное Зерно (воспоминания алкоголика)». В этой повести Джек Лондон понятием Джон Ячменное Зерно обозначает спиртные напитки. «Джон Ячменное Зерно стоит на каждом перекрестке и на большой дороге, и в любом закоулке, доступный для всех, охраняемый законом, приветствуемый полицейскими на посту: он манит к себе своих жертв, берет их за руку и ведет в те места, где собираются все славные малые, все смельчаки, чтобы выпить в хорошей компании. Не будь Ячменного Зерна, эти смельчаки все равно родились бы на свет и совершили бы что-нибудь вместо того, чтобы бесславно погибнуть». «Ячменное Зерно является искушением», «...я пил только тогда, когда пили другие. Но незаметно во мне стала расти и определяться потребность в алкоголе. Это не было, однако, физической потребностью моего организма... Оглядываясь теперь назад, я нахожу, что причина этой потребности в алкоголе коренилась в моем мозгу, в нервах, в желании во что бы то ни стало испытать душевный подъем».

«...Я заметил, что один-два или несколько коктейлей делали меня веселее, настраивали в тон с другими глупцами, давали мне возможность искренне хохотать над тем, что давно уже утратило способность смешить меня».

«...Я знал, что одного коктейля за ужином будет мало...; по меньшей мере, два или три, вот, что мне было нужно. Я выпивал их. Почему бы нет? Ведь это была жизнь, а я всегда так нежно любил ее. Вскоре это вошло в повседневную привычку. Кроме того, я постепенно находил предлоги, чтобы выпить... Существенность предлога не играла никакой роли, как только желание выпить зарождалось во мне. Суть была в том, что я томился по алкоголю».

«...Чем больше я пил, тем больше должен был пить, чтобы добиться прежних результатов. Пришло время, когда коктейли перестали действовать на меня».

«Прежде, когда мне случалось проснуться среди ночи, я принимался за чтение и очень быстро засыпал снова. Но теперь чтение перестало убаюкивать меня... тут я убедился, что коктейль прекрасно помогает мне. Иногда для того, чтобы уснуть, их требовалось два или три. После этого до утра оставался такой небольшой промежуток, что организм не успевал во время сна перерабатывать алкоголь, и я просыпался с ощущением сухости и горечи во рту, тяжестью в голове и легкими нервными заболеваниями желудка. Мне порой бывало очень скверно по утрам. Я страдал от похмелья, обычного для людей, постоянно и много пьющих».

«Я слишком хорошо понимал, чем это грозит, и принял меры. Я твердо решил не прикасаться к вину, пока не закончу своей работы.

Но тут передо мной возникло новое дьявольское осложнение. Я не мог уже работать, не выпив предварительно. Я обязательно должен был выпить, чтобы быть в состоянии выполнить свою задачу. Я начал бороться с этим... Мой мозг не в силах был думать о чем-либо, кроме одного, что там, в другом конце комнаты, в винном погребе стоит Ячменное Зерно... все время, пока я писал, мучительная жажда не покидала меня. И как только утренняя работа заканчивалась, я убегал из дома и устремлялся в город, чтобы выпить. Какой ужас! Если хмель мог до такой степени поработить меня, не алкоголика, как же должен страдать настоящий алкоголик, ведя борьбу против потребности организма, в то время как самые близкие ему люди не только не сочувствуют этим мукам, не понимают их, но еще презирают и высмеивают его».

Понятие «опохмелиться» обозначает прием спиртного после пьянства с целью устранить неприятные явления, возникающие у человека в этот период. У здоровых людей после злоупотребления спиртным также могут возникнуть неприятные явления, именуемые похмельем. Однако мысль о спиртном в этом состоянии ему неприятна. Похмелье связано с отравлением организма алкоголем, и возникает естественное отвращение к спиртному. У больного же алкоголизмом прием спиртного временно устраняет болезненные явления, и поэтому он стремится к повторному его употреблению. Народная мудрость гласит: «Не за то отец сына бил, что тот пил. А за то бил, что опохмелялся». В этой пословице отражается понимание того, что стремление опохмелиться является грозным признаком пристрастия к спиртному.

Совокупность болезненных явлений, которыми сопровождается похмелье у больных алкоголизмом, являющихся фоном, на котором возникает болезненное стремление ввести себя в состояние опьянения, именуется абстинентным синдромом. Это состояние будет обсуждено в следующей главе. Здесь необходимо отметить только то, что в его основе лежит потребность «напиться досыта», чтобы устранить все неприятные ощущения. Однако осуществлению этого желания многое мешает. В частности, то, что больному трудно определить оптимальную дозу, которая устраняла бы эти неприятные ощущения и в то же время не вводила бы его в состояние тяжелого опьянения из-за отсутствия чувства меры. Больной алкоголизмом, начав пить, уже не может остановиться. Стремясь избавиться от болезненных ощущений, связанных с похмельными явлениями, он снова вводит себя в состояние тяжелого опьянения.

Вот как описывает это состояние больной хроническим алкоголизмом А., обратившийся за помощью, чтобы прервать «запой»:

 —       Я механик, работаю с тонкими механизмами. В работе мне необходима точность движений. Приятель уговорил выпить. Напился «до бесчувствия». На следующий день, утром, идти на работу не могу. Слабость, голова «трещит», руки трясутся. Не то чтобы работать — стакан в руки взять трудно. Решил опохмелиться. Выпил сто грамм. Показалось мало. Выпил еще и еще. И снова напился. В таком виде идти на работу невозможно. На следующее утро все повторилось снова. И так каждый день, вот уже более двух недель.

Если на ранних этапах алкоголизма теряется чувство меры при употреблении спиртных напитков, то на более поздних теряется способность учитывать ситуацию, при которой употребление алкоголя является недопустимым. Больной начинает появляться в состоянии опьянения в общественных местах, употреблять спиртные напитки в подъездах, во дворах, на улице, в транспорте и на работе. Он старается сделать это незаметно, пряча бутылки в укромных местах, в одежде, используя для употребления спиртного любую возможность уединиться. При этом нередко проявляет значительную ловкость, обманывая жену, родных, знакомых и сотрудников.

Обман, лживость — частые спутники алкоголизма. Больные обманывают родственников и знакомых, «занимая деньги» под разными предлогами (например, «на лекарство»), чтобы удовлетворить потребность в спиртном. Они обманывают сотрудников, оправдывая прогулы, опоздания на работу вымышленными болезнями и недомоганием. Стремятся обмануть врачей, чтобы под предлогом мнимого заболевания получить больничный лист, дают обещания, которые часто не выполняют, делают долги, которые не оплачивают, чувство долга и моральные принципы начинают теряться, делаться субъективно расплывчатыми.

Ослабление моральных принципов, снижение чувства долга, лживость, обман, частые алкогольные эксцессы в форме эпизодического или запойного пьянства резко снижают работоспособность этих людей, их трудовые качества, делают их обузой для трудового коллектива, предметом разбора на общественных и административных собраниях.



[1] Здесь и далее наблюдения авторов

10:23
Патологическое влечение к алкоголю и трудовая деятельность
Просмотров: 1688 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]