Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2013 » Апрель » 2 » Половые различия в алкоголизации у молодежи, подростков и детей.

Половые различия в алкоголизации у молодежи, подростков и детей.

Оглавление

Широко распространено потребление алкоголя среди подростков. В 8-м классе оно отмечено у 52 %; в 9-м — у 70,4 %; в 10-м — у 81 % [Лисицын Ю. П., Копыт Н. Я., 1983]. Большинство отечественных исследований показывают, что подростки женского пола потребляют алкогольные напитки реже и в меньших количествах, чем мужского [Сидоров П. И., Братусь Б. С., 1984]. При опросе 1040 16-летних учащихся школы в Западном Берлине оказалось, что среди девушек регулярно употребляли алкоголь 29 %, среди Юношей — 36 % [Jacobson G., 1985].

Анонимные опросы молодежи и подростков о потреблении алкоголя имеют определенные преимущества перед прямыми, поскольку при этом меньше оснований скрывать алкоголизацию, что позволят объективнее оценить ее размеры. Анонимное анкетирование 462 девушек и 265 юношей, студентов г. Флоренции, показало, что алкоголь потребляют соответственно 79 и 85 %. Аналогичное обследование в г. Триесте 694 учащихся в возрасте 13... 19 лет выявило, что регулярно алкоголизируются 76,8 % представителей мужского и 57,4 % — женского пола [Guerra М. et al., 1985; Daris F. et al., 1985]. По данным анонимного анкетирования школьников, проведенного Р. В. Кочетковой (1985), из 27 мальчиков алкогольные напитки потребляли 71,4 %, а из 55 девочек — 66,2%. В штате Висконсин было проведено анонимное анкетирование 999 учащихся 9—12-х классов школ в возрасте 14...18 лет. 55 % из них составляли девочки. Около 79 % мальчиков и девочек алкоголизировались по крайней мере 1 раз в месяц. С возрастом потребление росло, но половое соотношение пьющих не менялось. В 1980 г. там же был проведен аналогичный опрос по телефону 1014 подростков той же возрастной группы, подтвердивший ранее полученные данные [Downs W., Robertson J., 1982]. В шести школах юга США с помощью анонимного опросника обследовали 982 учащихся (51 % — женского пола). Никогда не потребляли алкоголь 20 % девочек и 16 % мальчиков; более 10 раз — соответственно 37 % и 52 %; ежедневно алкоголизировались 2 % представителей обоего пола. Школьники, жившие только с отцом, чаще потребляли алкоголь, чем жившие только с матерью [Suggs D., Toit В., 1985], что может рассматриваться как еще одно доказательство значения внешних факторов в алкоголизации.

Передача традиционных норм потребления алкоголя от взрослых к детям осуществляется дифференцированно, в зависимости от пола, что подтверждается данными многих эпидемиологических обследований. Разумеется, принимая это положение, нельзя не учитывать полового дипсихизма [Багрунов В. П., 1982], возможно, определяющего различную реакцию на алкоголь. В 1983/1984 гг. в Испании, в Барселоне, опросили 1196 женщин и 1112 мужчин — студентов-медиков. Среднемесячное количество потребляемого алкоголя у мужчин было в 2 раза больше, чем у женщин. Эти данные не отличались от аналогично полученных в 1973/1974 и 1977/1978 гг. [Rodriguez М., 1986].

К. Makela (1978) отмечает, что в большинстве стран женщины пьют намного меньше мужчин, но если бы общее количество потребляемого алкоголя у мужчин и женщин было одинаковым, то последствия этого в силу половых особенностей у них все-таки различались бы. Он приводит данные о различных характеристиках, связанных с потреблением алкоголя у студентов колледжа обоих полов. Чрезмерная алкоголизация была присуща мужчинам больше, чем женщинам. Соотношение негативных последствий ее у них оказалось таким: неприятности с полицией — 5:1; выговоры от администрации — 5:1; конфликты с друзьями — 3 : 1; пропуски занятий — 1,5 : 1; были пьяны более 10 раз — 3 : 1; были пьяны когда-либо — 1,5 : 1; выпивали 10 доз в течение 10 ч более 10 раз — 6: 1.

Обследование около 200 студентов колледжей, средний возраст которых составлял 25 лет, проведенное при помощи опросников, показало, что часто, но понемногу потребляли алкоголь 72 % мужчин и 73 % женщин, а чрезмерно алкоголизировались 30 % мужчин и 13 % женщин [Wechsler Н., Rohman М., 1982]. Почти одинаковый уровень потребления алкоголя приводил к различным последствиям — менее неприятным для женщин.

Исходя из предположения, что алкоголизация подростков определяется тем, насколько она одобряется ими (входит в структуру их идеальной Я-концепции) или их сверстниками [Chassin L. et al., 1985], обследованы 266 учащихся школ (средний возраст — 15,6       лет), из которых 49 % были девочки. Они оценивали слайды с изображениями сверстников, снятых при употреблении пива или других алкогольных напитков, наиболее распространенных в их среде. Половину опрашиваемых просили оценить впечатление о юношах, а половину — о девушках, а затем ответить на вопрос о цели исследования. 94 % не догадались, что изучают их отношение к алкоголю, а тех, кто догадался об этом, исключили из анализа. Оказалось, что представление об употребляющих алкоголь у пьющих и непьющих подростков обоего пола не различалось. Все подростки мужского пола были склонны оценивать образ пьющего более близким к своему идеальному Я, потому что пьющий подросток вызывал большее восхищение сверстников как более мужественный. Аналогично оценивали этот образ непьющие девушки, а употребляющих алкоголь, как это ни парадоксально, он отталкивал, воспринимался ими как социально нежелательный. Таким образом, уже в этом возрасте собственная алкоголизация у девушек вступает в противоречие с общепринятыми нормами.

Представительницы женского пола больше тяготеют к алкоголизации в условиях, санкционированных обществом. Т. Harford и D. Spiegler (1983) обследовали 5974 учащихся старших классов и младших курсов колледжей обоего пола. Девушки больше пили в домашних условиях (43 % по сравнению с 29 % юношей);

47 % девушек и 55 % юношей пили как дома, так и со сверстниками; 10 % девушек и 16 % юношей — только со сверстниками. С увеличением возраста количество учащихся, алкоголизирующихся вне дома, увеличивалось, но девушки все же чаще юношей алкоголизировались дома.

Е. Adlaf, R. Smart (1985) изучали взаимосвязь между религиозными ориентациями, интенсивностью религиозных чувств, частотой посещения церкви и употреблением алкоголя и наркотиков у 1035 представительниц женского и 1031 — мужского пола в возрасте 11...20 лет. Женщины потребляли алкоголь меньше мужчин. Мужчины и женщины, часто посещающие церковь, меньше алкоголизировались — эта тенденция у женщин проявлялась больше, чем у мужчин. Религиозные ориентации мало влияли на потребление наркотиков.

R. Matross и М. Hines (1982) обследовали студентов — 173 женщины и 277 мужчин по опроснику (53 параметра) с целью выявления их отношения к злоупотреблению алкоголем. Женщины в большей мере, чем мужчины, связывали с «проблемным пьянством» четыре фактора: 1) мотивацию к алкоголизации; 2) частоту и количество потребляемого алкоголя; 3) озабоченность алкоголизацией со стороны окружающих; 4) потребление алкоголя в неурочное время (перед занятиями, утром и т. д.).

Таким образом, для женщин чрезмерная алкоголизация менее приемлема, чем для мужчин, поэтому в случае ее наличия она вызывает у них больше беспокойства.

Нормы поведения в группах сверстников снимают запреты с потребления алкоголя — и чем старше подростки, тем отчетливее выявляется эта тенденция. Изучение при помощи шкалы психологической склонности к алкоголизации, содержащейся в патохарактерологическом диагностическом опроснике для подростков [Личко А. Е., 1985], 395 учащихся ПТУ показало, что между 1-м и 2-м курсами обучения, к 16 годам достоверно усиливается склонность к потреблению алкоголя. Однако сравнение юношей и девушек выявило, что отрицательно относились к нему 46 % девушек я 30 % юношей; положительно — 39% девушек и 50 % юношей [Воротилина Т. А., 1983]

В более старших возрастных группах различия в отношении алкоголизации, определяющиеся полом, сохраняются. Опрос 275 студентов 4-го курса медицинского института показал, что 76,6 % студентов потребляли алкоголь в компании близких друзей. Перед танцами это делали 88,2 % юношей и 42,6 % девушек. По мнению 72,4 % последних, они сдерживают алкоголизацию юношей, 59,1 % которых признали за девушками эту функцию. Среди юношей только 6,1 % нетерпимо относились к алкоголизации девушек. По мнению юношей, они в 59 % индуцировали алкоголизацию девушек; 51,2% девушек, признали наличие с их стороны «алкогольного давления» [Муратова И. Д. и др., 1981]. Эмансипация в этом случае, как и во многих других, оказывается санкционированной «сильным» полом. И все же она имеет определенные границы. Т. Harford и соавт. (1983) оценивали связь между потреблением алкоголя (количество, частота, тип), полом и рядом других параметров у 3025 муж: чин и 3680 женщин, студентов колледжа, сообщивших, что они за последний год потребляли алкоголь 1 раз в месяц или более. На старших курсах частота «легкого» потребления алкоголя увеличивалась у всех студентов, а частота чрезмерной алкоголизации снижалась только у женщин. Среди мужчин частота выпивок в компаниях с противоположным полом, в ресторанах и квартирах увеличивалась, а в общежитиях уменьшалась. Среди женщин снизилась частота алкоголизации в смешанных группах в общежитиях. Различия в потреблении алкоголя определялись социальными факторами. В компаниях студенты обоего пола пили больше, чем в одиночку. При регистрации потребления алкоголя у 200 членов молодежных групп обоего пола также было найдено, что «групповое давление» фактически принуждает алкоголизироваться. Вне компаний потребление алкоголя резко сокращалось — у мужчин на 48 %, а у женщин — на 52 % [Aitken Р., 1985].

П. И. Сидоров изучил характер алкоголизации у 10 000 учащихся 3—10-х классов в трех городах — Инте, Архангельске и Ленинграде. С вкусом пива в 9... 10 лет были знакомы половина мальчиков и треть девочек, причем в более урбанизированном Ленинграде девочки потребляли пиво чаще, чем в двух других городах. Девочки и мальчики Ленинграда значительно чаще детей из других городов приобщались к потреблению алкоголя в семье. Девочки везде чаще мальчиков алкоголизировались в компаниях сверстников. Школьники, которым разрешалось потреблять алкогольные напитки по праздникам вместе со взрослыми, в сравнении с теми, кому родители запрещали это делать, в 9 раз чаще алкоголизировались в компании друзей [Сидоров П. И., Братусь Б. С., 1984].

В настоящее время, к сожалению, семья и общество санкционируют алкоголизацию в подростковом возрасте. Так, в Швеции 63 % населения считает, что начиная с 16 лет девушки могут потреблять алкоголь [Matrela К., 1985]. Доступность алкоголя может способствовать и приобщению к другим наркотикам. Во втором по величине городе Швеции — Гетеборге — при обследовании в 1968 г. 1047 подростков зарегистрировали 9 % наркотизирующихся среди юношей и 8 % — среди девушек. Они наблюдались в течение последующих 10 лет. После 5 лет зависимость от наркотиков сохранилась у 60...80 % юношей и у 30...40 % девушек, которые легче ее преодолевали [Holmberg М., 1985].

Эпидемия злоупотребления алкоголем и другими наркотическими веществами, алкоголизма и наркомании охватывает и те возрастные группы, которые ранее не рассматривались как «группы риска». Одна из них — дети. Выборочные обследования показали, что из 87 детей 9... 11 лет, в числе которых было 39 девочек, 2 % употребляли алкоголь чаще, а 31 % — реже 1 раза в неделю, 67 % никогда этого не делали. И в этой возрастной популяции девочки алкоголизировались меньше мальчиков. Другой опрос 31 девочки 9... 11 лет выявил, что только две из них употребляли алкоголь в последнюю неделю, тогда как среди 60 мальчиков того же возраста таких было 6, а еще 11 алкоголизировались в последние 6 мес. При клиническом обследовании 5 девочек и 3 мальчиков обнаружено, что у 6 из них по крайней мере один из родителей болел алкоголизмом, а у 4 — матери страдали депрессией, и в столь раннем возрасте переход границы между «употреблением» и «злоупотреблением» предопределялся психобиологической предрасположенностью. У детей, помимо депрессивных нарушений, чувства изоляции, отчужденности и низкого самоуважения, которые могли быть в значительной мере вызваны фармакологическим действием алкоголя, отмечались импульсивность и асоциальное поведение, являющиеся, по-видимому, проявлениями характерологических особенностей. Алкоголизация у детей этого возраста определяется тремя известными факторами: доступностью алкоголя, алкоголизмом родителей и неблагоприятным влиянием окружения [Scott Е., 1986]. Примечательно, что даже у 25 детей в возрасте 5 лет и младше, отравившихся алкоголем, соотношение мальчиков и девочек составило 4:1 [Nezirovis A. et al., 1984].

Алкоголизация и курение и в детском возрасте сопутствуют друг другу, взаимоусиливая отрицательные влияния на детей. Опрос 787 детей 9 лет (372 девочек и 415 мальчиков) показал, что 439 из них эпизодически курили, а 269 не имели такого опыта (у остальных определенного ответа получить не удалось). Соответственно алкоголь пробовали 98,7 и 88,5 %. Дети, имевшие опыт курения, значительно чаще других намеревались курить в будущем; у них чаще один или оба родителя, а также их сверстники были курящими. Они хуже успевали в математике и вообще в учебе; у них чаще отмечались нарушения дисциплины, отклонения в поведении и эмоциональные проблемы [Oei Т. et al., 1986]. Нейропсихологические нарушения, создававшие трудности в обучении, отклонения в поведении могли быть следствием не только табакокурения и употребления алкоголя, но и имеющейся дисгармонии психического развития.

Употребление алкоголя подростками объясняется действием не только личностных, но и межличностных факторов (сверстники, семья). Однако определяющая роль принадлежит трем основным психосоциальным процессам:     прямой имитации поведения других;

идентификации, представляющей собой моделирование, но на основе неосознаваемых или осознаваемых мотивов, и социальному одобрению, которое может оказывать решающее влияние на два других процесса. Обследование 318 юношей и девушек, о которых из предварительно проведенного 2 года назад опроса было известно, что они не алкоголизировались, показало, что 141 подросток не употреблял алкоголя по-прежнему, 155 алкоголизировались менее 1 раза в неделю, а 22 — 1 раз в неделю и чаще. Всех обследовали при помощи набора шкал для оценки личностных, особенностей и специфики влияния семьи и! сверстников. Выяснилось, что приобщение к алкоголю определяется главным образом-межличностными факторами, в том числе девиантной микросредой сверстников, хотя нельзя исключить влияния внутриличностных факторов, например таких, как неконформность. Девиантные и плохо успевающие в учебе подростки были более склонны к употреблению алкоголя [Brook J. et al., 1986].

R. Coombs и соавт. (1985) обследовали 450 подростков женского пола трех возрастных групп: 9... 11, 12...13 и 15...17 лет. В них алкоголизировались соответственно 16,2; 46,3 и 53,8 %, предпосылками чего, по заключению авторов, были различные эмоциональные нарушения и склонность к девиантному поведению.

Влияние на алкоголизацию особенностей характера показано в исследованиях А. Е. Личко (1985) — склонность к ней выше у подростков неустойчивых, эпилептоидных, с гипертимным и истероидным типом акцентуации. Педагогическая запущенность, девиантное поведение, сочетающееся, как правило, с психопатическими особенностями, резко усиливают склонность к злоупотреблению алкоголем и формированию алкоголизма у подростков обоего пола. В. В. Егоров (1986) провел клинико-патохарактерологическое исследование 406 подростков женского пола 14... 17 лет, воспитанниц интерната для «трудных». Конституциональные психопатии определены у 41 %, психопатическое развитие — у 25%, органические психопатии — у 11 %, а у 22 % — ситуационно обусловленные нарушения поведения на фоне акцентуации характера. Опыт алкоголизации имели все девочки. У 73 % первые приемы алкоголя происходили в компаниях подростков старшего возраста; 58,5 % начали употреблять алкоголь в 13...14 лет. «Бытовое пьянство» среди обследованных отмечалось в 28 %, а алкоголизм — в 27 %. У подростков мужского пола — воспитанников колоний 16... 17 лет — последние два показателя почти такие же — соответственно 31,6 и 26,2% [Гурьева В. А., Гиндикин В. Я., 1980].

Обследование с помощью опросника 634 учащихся в возрасте 15...20 лет выявило, что такая черта, как склонность к риску — физическому, социальному и т. д.,— была выше у представителей мужского пола по сравнению с женским, и у тех, кто употреблял алкоголь или другие наркотические вещества, по сравнению с теми, кто воздерживался от них [Adlaf Е., Smart R., 1983].

В. Segal и соавт. (1980) обследовали 1974 женщины и 1973 мужчин — студентов колледжа — набором тестов, выделив 48 различных параметров — доминирующие потребности, склонность к фантазиям, стиль мышления, уровень контроля за своим поведением и др. с тем, чтобы дифференцировать употребляющих и не употребляющих алкоголь и наркотики и выделить характеристики личности, которые могут предсказать вероятность приобщения к ним. Для женщин и мужчин самыми надежными предикторами склонности к алкоголизации и наркотизации оказались такие тенденции поведения, как поиск новых переживаний и ощущения раскованности. Эти тенденции более выражены среди мужчин, а проявление их у женщин не соответствует полоролевым экспектациям.

Представленные в этой главе результаты разноплановых исследований половых различий в распространенности алкоголизма, злоупотребления алкоголем и алкоголизации показывают, что независимо от возраста и этнической принадлежности по всем трем параметрам мужчины имеют более высокие показатели, чем женщины.

В чем причина таких различий? На сегодняшний день исчерпывающего ответа на этот вопрос нет. Несомненна роль биологического фактора: женщины хуже мужчин переносят алкоголь, поэтому и потребляют его меньше. Но, обладая более сенситивной психикой, они могли бы и при этом условии сталкиваться с такими же отрицательными последствиями алкоголизации, что и мужчины. По-видимому, эти последствия не столь выражены, потому что алкоголизации женщин препятствуют веками формировавшиеся социально-психологические нормы полоролевого поведения. Пренебрегают ими прежде всего женщины с установками на «равенство», имеющие серьезные расстройства эмоциональной сферы и (или) асоциальные тенденции поведения. Именно эти категории женщин в большей мере подвержены алкоголизму.

11:05
Половые различия в алкоголизации у молодежи, подростков и детей.
Просмотров: 1447 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]