Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2013 » Апрель » 2 » Половые различия в поведении взрослых, связанном с потреблением алкоголя

Половые различия в поведении взрослых, связанном с потреблением алкоголя.

Оглавление

На развитие алкоголизации влияет ряд условий, которые можно представить в виде многоуровневой структуры:

   макросоциальный уровень — нормативная регуляция потребления алкоголя, принятая в обществе;

   микросоциальный уровень — влияние учебного и трудового коллектива, друзей, семьи на потребление алкоголя;

индивидуально-психологический уровень — собственное отношение к потреблению алкоголя;

биопсихический уровень — переносимость алкоголя, психические изменения, вызываемые им.

 Рассмотрим эти уровни, начиная с верхнего. В «алкоголефильных» обществах, в отличие от «алкоголефобных», так же как и в социальных микрогруппах, санкционирование потребления алкоголя, непонимание отрицательных его последствий приводят к выработке положительного индивидуально-психологического отношения к алкоголизации, которое формирует алкоголизм у лиц, имеющих биопсихическую предрасположенность к нему. Алкоголефильные тенденции у нас еще широко распространены. Изучение общественного мнения в 11 регионах СССР показало, что лишь 21,4 % респондентов считают алкоголизм болезнью, а 51,6 % — относят его к сфере аморального поведения, которое можно исправить наказаниями и перевоспитанием — т. е. не понимают значения одного из самых тяжелых следствий употребления алкоголя — формирования алкоголизма [Горшков М. К., Шереги Ф. Э., 1986].

В нашей стране продажа алкогольных напитков населению возросла с 1940 по 1976 г. в 6,4 раза [Заиграев Г. Г., 1983] и продолжала расти в последующем. Кроме того, во все времена, и особенно в последние годы, было широко распространено самогоноварение. Как известно, доступность алкоголя для мужчин и женщин одинакова, однако характер потребления существенно детерминирован полом. Различия в поведении мужчин и женщин, связанные с употреблением алкоголя, требуют специального анализа.

Анонимное анкетирование 4241 служащего заводоуправления, рабочих, сельскохозяйственных работников, учащихся ПТУ и студентов политехнического института в Вологодской области показало, что мужчины в целом потребляли спиртные напитки в 2 — 3 раза чаще женщин. 1 раз в месяц и реже алкоголизировались 29 % мужчин и 71,2 % женщин; 1 раз в неделю — соответственно 28,8% мужчин и 11,2% женщин, а 2—3 раза в неделю — 14,1 и 3,9%. Относительными трезвенниками (крайне редко и в очень малых дозах употребляющими алкоголь — 2—4 раза в году не более 100 г в пересчете на 40 % алкоголь) оказались 3,7 % мужчин и 6,5 % женщин. Совершенно не употребляли алкогольных напитков в течение по крайней мере года до обследования 2,4 % мужчин и 6,6 % женщин. Очень часто и в больших количествах алкоголизировались около 30 % мужчин и 10 % женщин. Тенденция к меньшему потреблению алкоголя и злоупотреблению им наблюдалась во всех возрастных группах женщин. Из обследования были исключены лица, состоящие на наркологическом учете [Бехтель Э. Е., 19861.

На макросоциальном уровне характер алкоголизации в значительной мере определяется национальными традициями, даже если различные этнические группы проживают в одной стране. В Калифорнии (США) в 1978/1980 гг. были опрошены 24 761 мужчина и 31 778 женщин всех возрастов и различных национальностей — американцев с белым и черным цветом кожи, латиноамериканцев, японцев, китайцев и филиппинцев. Независимо от национальной принадлежности, мужчины употребляли алкогольные напитки больше.

15,3    % обследованных мужчин и около 30 % женщин были трезвенниками. У белых различия между мужчинами и женщинами были наименьшими, в других этнических группах — весьма существенными. Сравнение полученных данных с результатами аналогичного исследования, проведенного в 1964/1968 гг. среди 91 659 представителей тех же этнических групп, показало, что с годами число трезвенников во всех этнических группах снижалось не только у мужчин, но и у женщин: американок-трезвенниц с белым цветом кожи было в прошлом исследовании 25%, с черным — 41,7%, а спустя 15 лет — соответственно 12,2 и 23 %. Число женщин, воздерживавшихся от потребления алкоголя, снизилось с 28,6 до 18,4 %, а мужчин — с 17,6 до 11.6  %. Необходимо отметить, что по курению мужчины и женщины мало различались, а с годами наблюдалось снижение числа курящих. В первом и втором исследованиях, независимо от возраста, более интенсивная алкоголизация была связана и с курением [Klatsky A. et al., 1983].

Еще одним макросоциальным фактором, способствующим распространению алкоголя и наркотиков, является не только рост их производства, но и появление субкультуры лиц, злоупотребляющих ими [Westermeyer J., 1985]. Эта субкультура передает новым поколениям не только традиции их потребления, но, возможно, и генетическую предрасположенность к зависимости от них.

Влияние макросоциальной среды преломляется через микросоциальную, способствуя или препятствуя алкоголизации. Процент злоупотребляющих алкоголем и больных алкоголизмом возрастает среди тех, кто занят работой, где алкоголь более доступен или широко распространены алкогольные традиции — соотношение женщин, состоящих на наркологическом учете и обслуженных станцией «Скорой помощи» в опьянении либо попавших в медвытрезвитель, 1:1 среди занятых в торговле и общественном питании и значительно меньше в автотранспорте —1:2 [Лисицын Ю. П., Копыт H. Я., 1983].

Эпидемиологические исследования в ряде стран, проведенные в 70—80-х годах нашего столетия, показали ту же тенденцию к меньшему употреблению алкоголя среди женщин по сравнению с мужчинами, несмотря на общий рост алкоголизации среди тех и других (Лисицын Ю. П., Копыт H. Я., 1983; Бехтель Э. Е., 1986).

Обследование в Швейцарии 1260 мужчин и 1033 женщин (те и другие — работающие; возраст — от 20 до 65 лет) выявило, что соответственно 10,1 и 3.6        % воздерживались от потребления алкоголя. Ежедневно оно отмечалось у 37 % мужчин и 13 % женщин (Biener К., 1983).

По видимому, с начала 80-х годов произошла относительная стабилизация уровня потребления алкоголя-женщинами. В частности, в США национальный центр изучения общественного мнения в 1971—1981 гг. сравнил на больших выборках динамику потребления алкоголя и связанных с ним проблем у женщин в возрасте 21 года и старше [Wilsnack R. et al., 1984]. Из общего числа обследованных в 1981 г. женщин 39 % не употребляли алкогольных напитков; 38 % были «мало пьющими» — употребляли в день меньше 0,22 унции абсолютного алкоголя (1 унция — 29,3 мл абсолютного алкоголя); 17 % — «умеренно пьющими» (от 0,22 до 0,99 унции) и 6 % — «сильно пьющими» (потребляли в день не меньше 1 унции абсолютного алкоголя). По сравнению с 1971 г. произошли незначительные изменения, выразившиеся главным образом в том, что группа «умеренно пьющих» увеличилась за счет уменьшения группы «мало пьющих». Наиболее резкое повышение числа женщин, алкоголизирующихся «умеренно» и «сильно», произошло в возрастной группе 35—49 лет. Социально-психологические нормы поведения решающим образом влияли на употребление алкоголя женщинами — среди тех из них, кто имел непьющих мужей, родственников и друзей, 96 % были трезвенницами, а среди женщин, чье ближайшее окружение алкоголизировалось, трезвенницами были лишь 11 %. Среди женщин, мужья которых часто потребляли алкоголь, «сильно пьющие» составляли 22 %.

Увеличение доли женщин, занятых в общественном производстве, интенсифицирует процесс их эмансипации и способствует тем самым приобщению к нормам мужского поведения, связанного с потреблением алкоголя. По данным Всесоюзной переписи 1959 г., около 1/3 женщин трудоспособного возраста (от 16 до 54 лет) были заняты в домашнем хозяйстве. На протяжении последних 15 лет лишь 7...8 % женщин этой возрастной группы находится вне сферы труда или учебы. Если в 1926 и 1928 гг. удельный вес женщин в общей численности рабочих и служащих составлял соответственно 23 и 24 %, то в 1983 — уже 51 %. Доля женщин, занимающихся физическим трудом, составила к 1979 г. 65 % всех работающих женщин. Продолжает расти число женщин, имеющих профессии, в прошлом считавшиеся «мужскими»,— станочниц, водителей городского транспорта, инженеров, зоотехников, агрономов и др. [Груздева Е. В., Чертихина Э. С., 1985],

В соответствии с концепцией конвергенции половых ролей мужчины и женщины в цивилизованных обществах осваивают одни и те же стереотипы поведения, хотя полного тождества в этом процессе еще не достигнуто. В частности, женщины меньше потребляют алкогольные напитки. J. Diehl и Е. Bloh (1986) провели анализ опубликованных данных о потреблении алкоголя в ФРГ и Франции. Мужчины в этих странах выпивают ежедневно соответственно 700 и 1800 г алкогольных напитков, а женщины — в 3—4 раза меньше. В другом обследовании анкетировали 432 женщины и 381 мужчину в возрасте 17...90 лет по вопросу о потреблении алкогольных и безалкогольных напитков. Последних выпивалось почти одинаково, алкогольные напитки составляли 45 % ежедневно потребляемой жидкости у мужчин и 20 % — у женщин [Diehl J., Elmad J., 1986].

Несмотря на сближение половых ролей, фундаментальные половые различия остаются и вряд ли когда-либо будут ликвидированы. Например, в США мужчины традиционно готовятся к тому, чтобы принять на себя роль мужа и кормильца семьи, быть настойчивыми в достижении цели, полагающимися на себя, ориентированными на карьеру. Женщины же готовятся к принятию роли матери и хозяйки дома, зависящими от мужчин. Однако в последние годы женщины в этой стране добровольно или в силу необходимости стали исполнять функции, традиционно считавшиеся мужскими. Медленно, но неуклонно растет среди них число работающих. К 1978 г. оно составило 41,2 % [Bell R. et al., 1984]. Исследование в штате Иллинойс, проведенное указанными авторами, охватило 2738 работающих мужчин и женщин. 16,4 % из них несколько раз в неделю или ежедневно потребляли алкоголь; 16,4 % в течение последнего года регулярно использовали транквилизаторы; сочетанное употребление алкоголя и транквилизаторов отмечено у 3,4 %. Работающие мужчины предпочитали алкоголь, тогда как работающие женщины — транквилизаторы. Эта тенденция не менялась при сравнении мужчин и женщин, заработная плата которых была основой семейного бюджета.

В трех районах Великобритании обследовали по поводу потребления алкоголя в предшествующую неделю случайную выборку из 937 женщин и 1412 мужчин. «Безопасную» дневную дозу, установленную королевским колледжем психиатров, превышали 36...48 % мужчин и 4... 10 % женщин. Картина потребления алкоголя была сходна во всех трех районах [Crawfond А., 1986].

Как сказывается выполнение традиционной женской роли на потребление алкоголя? Опрос 655 домохозяек 18...60 лет в Новой Зеландии показал, что среди них 6 % потребляли ежедневно в среднем 30 мл абсолютного алкоголя и составляли группу риска, в которую вошли преимущественно молодые женщины; 8 % были трезвенницами. По общенациональным данным, в этой стране в 1972 г. среди женщин было 48 % воздержавшихся от алкоголя, а в 1980 г.— только 14% [Chetwynd S., Rearson V., 1983]. Исполнение традиционной роли не препятствовало росту алкоголизации среди женщин, либо эмансипация сделала их более откровенными.

О сокрытии женщинами своих алкогольных проблем многократно писалось, однако этот факт не учитывается, как правило, в эпидемиологических исследованиях. С. Liban и R. Smart (1980) попытались его учесть. С помощью опросника, включавшего 133 пункта, в Канаде было анонимно обследовано на дому 506 женщин и ’487 мужчин в возрасте 18...60 лет и старше, 76,1 % всех опрошенных состояли в браке; 26,5 % женщин были домохозяйками. Абстинентов среди женщин было вдвое больше, чем среди мужчин. Умеренно потребляли алкогольные напитки 52,8 % мужчин и 60,7 % женщин. Симптомы алкогольной зависимости обнаружились у 8,41 % мужчин и только у 1,6 % женщин (в 5 раз меньше). У мужчин более часто отмечались такие негативные последствия алкоголизации, как утреннее опохмеление, увольнение с работы, автомобильные аварии. Наибольшее сходство наблюдалось по двум показателям отношения к злоупотреблению алкоголем: «ощущение, что следует сократить или полностью прекратить алкоголизацию» и «стыд за свое поведение в состоянии опьянения» (соотношение у мужчин и женщин соответственно — 1,7 : 1 и 2 : 1). Эти тенденции не менялись при сравнении работающих мужчин и женщин. У 12 % работающих женщин имелось по крайней мере одно негативное последствие алкоголизации, а среди домохозяек — только у 4 %. С возрастом уменьшалось число мужчин н женщин, у которых алкогольная интоксикация вызывала неприятные последствия. Только 5 % женщин и 4 % мужчин лечились от алкогольной зависимости официально, соответственно 27,5 и 23,2  % — неофициально; женщин последствия употребления алкоголя беспокоили больше, несмотря на их относительную «мягкость». На вопрос: «Проявлял ли кто-нибудь в семье озабоченность по поводу Вашей алкоголизации?», утвердительно ответили 36,4 % мужчин и 27,5    % женщин. Разница вполне объяснима большей частотой возникновением алкогольных проблем у мужчин. Опросы, проводившиеся индивидуально на дому у респондентов, должны были обеспечить, по мнению авторов, объективную сравнительную характеристику потребления алкоголя и его последствий у мужчин и женщин. Полученные данные доказывают меньшую выраженность алкогольных проблем у женщин. Аналогичные результаты получены при изучении с помощью опросников степени алкоголизации у 950 женщин и 1850 мужчин — конторских и технических работников, рабочих четырех предприятий в США. «Проблемное», т. е. приводящее к неприятным последствиям, употребление алкоголя определено у 9,2...17,5 % женщин и 20 %...29,9 % мужчин [Cahill М., Volicer В., 1981].

D. Parker и соавт. (1983) изучали потребление алкоголя в Детройте среди работающих 473 мужчин и 548 женщин в возрасте 18...65 лет и старше. 15 % мужчин и 7 % женщин классифицировались как больные алкоголизмом, 7 % мужчин и 6 % женщин были определены как «проблемно пьющие». Уровень алкогольных проблем был наиболее высоким среди молодых мужчин и женщин в возрасте 18...24 года и меньшим — в возрасте 45 лет и старше.

Нормативная регуляция поведения предписывает женщинам сдерживаться в потреблении алкоголя, и это предписание в значительной мере ими выполняется. В частности, они меньше мужчин алкоголизируются в публичных местах [McCarty D., 1985]. Значительно реже, чем мужчины, они потребляют алкогольные напитки за рулем и соответственно совершают меньше дорожно-транспортных аварий — этот вывод сделан на основе анализа 44 000 случаев со смертельным исходом, происшедших в 1982 г. в США, и 4169 — в том же году в Канаде. 50...55 % из них были вызваны алкоголизацией водителей. Аварии в нетрезвом виде в основном отмечены у лиц в возрасте 16...25 лет; 85...90 % из них — мужчины [Gusfield J., 1985].

Существует ряд других косвенных доказательств того, что женщины алкоголизируются реже и меньше, чем мужчины. В 46 префектурах Японии был сделан анализ влияния употребления алкоголя на внезапную смерть. Отношение между числом ее случаев у мужчин и женщин составило 9:1, что, как выяснилось, в значительной мере обусловлено различиями в потреблении алкоголя [Ueshima Н., 1986]. Л. П. Розенфельд и В.      В. Поликарпский (1982) изучали смертность трудоспособного населения одного из районов страны за 1970 — 1979 гг. и нашли, что в состоянии алкогольного опьянения умерло 43,8 % мужчин и 9,3 % женщин. При обследовании 1429 мужчин и женщин оказалось, что значение алкоголя как фактора риска в развитии гипертензии составляет 13,4 % у мужчин и 11 % — у женщин [Jackson R. et al., 1985].

Опрос 1125 жителей США мексиканского происхождения по поводу частоты и количества употребления алкоголя и жалоб на головную боль, желудочные нарушения, диарею, аллергические реакции и другие симптомы соматического неблагополучия, которые могли возникнуть вследствие алкоголизации, показал, что лишь у мужчин их проявление было связано с высоким уровнем потребления алкоголя [Mendes L., Marki-des К., 1986].

Имеется ряд факторов, одинаково влияющих на уровень потребления алкоголя, независимо от пола, что подтверждается опросом 899 женщин и 773 мужчин, схожих по таким параметрам, как масса тела и возраст: наиболее высокие показатели алкоголизации были среди холостых и разведенных, с высоким уровнем образования (отражающим, как правило, высокую степень социализации), много курящих, импульсивных, общительных и активных. Из мотивов алкоголизации чаще всего назывались стремление расслабиться, улучшить настроение, повысить аппетит и получить удовольствие от вкусовых качеств напитков [Edward. А. et al., 1986].

D. Mc Queen и D. Celentano (1984) изучали характер алкоголизации у 1084 американских жительниц города. Выборка была репрезентативна по отношению к населению в целом по социодемографическим параметрам. 35 % женщнн оказались трезвенницами, 37 % — «мало» и 19,5 % — «умеренно пьющими», а 8,5 % — злоупотребляли алкоголем. Наибольшее употребление алкоголя отмечалось в возрасте 35...44 года — оно было выше среди незамужних, с более высоким образованием и установками на равенство с мужчинами. Для 22,4 % алкоголизация была способом «ухода от действительности». В другом исследовании те же авторы [McQueen D., Celentano D., 1984] обследовали 187 женщин из этой выборки, в основном тех, кто злоупотреблял алкоголем для облегчения личностных проблем, снижения действия стрессовых ситуаций. Большинство опрошенных пережили неприятные жизненные события в предшествующий обследованию год, которые могли быть не только причиной, но и следствием алкоголизации. Замужем было 52 % — меньше, чем среди населения в целом. Однако даже у работающих женщин, 15 % которых пили ежедневно, частота потребления алкоголя оказалась меньше, чем у мужчин.

Приведенные данные могут рассматриваться как серьезное доказательство гипотезы о преимущественно социально-психологической обусловленности различий в алкоголизации женщин и мужчин. Она подтверждается рядом исследований, непосредственно посвященных анализу социального контекста употребления алкоголя. Оказалось, например, что в баре мужчины выпивают значительно большее количество алкоголя, чем в любой другой ситуации, независимо от присутствия в нем других людей, а женщины лишь в компании со знакомыми, но не родственниками, при которых им неудобно алкоголизироваться [Harford Т., 1979].

Эти различия достаточно стабильны и проявляются в разнообразных социальных ситуациях. Так, исследование К. Kilty (1980) основывалось на предположении, что потребление алкоголя детерминируется по меньшей мере тремя факторами: типом активности или ситуации (алкоголизация в баре, до обеда, глядя телевизор, на работе, в ожидании встречи с кем-либо); присутствием других (с друзьями или в одиночестве) и настроением (плохое, хорошее, недифференцированное). Было обнаружено, что все три фактора оказывают сильное воздействие на отношение к алкоголизации у представителей обоего пола. Женщины, в отличие от мужчин, полагали, что потребление алкоголя обязательно связано с ситуацией или настроением. Они считали, что алкоголизация в одиночку присуща только мужчинам.

Один из важнейших индивидуально-психологических факторов определяющих употребление алкоголя — отношение к возможности алкоголизации. Оно, как правило, в большей или меньшей мере детерминировано социальными нормами поведения, но может не соответствовать им или вступать в противоречие с ними. О некоторых половых различиях в отношении к алкоголизации можно судить по материалам исследований приведенных ранее. Однако работ, специально посвященных этому вопросу, немного. В одной из них обследовали 104 женщины и 99 мужчин сельской местности (средний возраст — 41 год), а также 40 женщин и 65 мужчин, заканчивавших обучение в колледже (средний возраст — 27,1 лет). Анализ полученных данных показал, что отношение к алкоголю и алкоголизму и традиции оказывали решающее влияние на алкоголизацию у мужчин, но не у женщин, для которых большее значение имел первый из этих двух параметров — мужчины употребляли алкоголь больше женщин и относились к нему более положительно. В студенческой группе половые различия были минимальными, но все же соответствовали этим общим тенденциям [Kilty К., 1978].

Изучение отношения 4241 мужчины и женщины к алкоголю показало, что 16 % мужчин и 6 % женщин считали употребление малых доз спиртных напитков безвредными, а 42 % мужчин и значительно больше женщин — 65 % — вредным. 23 % женщин и 12,4 % мужчин считали целесообразным прекратить продажу спиртных напитков; за ее ограничение высказались 80,8 % женщин и 54,9 % мужчин; считали возможным давать алкогольные напитки детям 5,6 % мужчин и 3 % женщин. Семейные конфликты после эпизодов алкоголизации возникали у женщин значительно чаще, чем у мужчин (соответственно у 46 и 28%); укоры совести из-за этого постоянно испытывают 31 % женщин и 22,6% мужчин [Бехтель Э. Е.,     1986].

Влияние полоролевых различий здесь несомненно, хотя нельзя исключить и психофизиологические различия. В том же исследовании выявлено, что отвращение к спиртным напиткам на следующий день после алкоголизации испытывают чаще женщины (65,9%), чем мужчины (56,5%), соответственно хорошее настроение в этот период у них отмечается реже (2,8 %), чем у мужчин (6,9 %).

Можно предположить, что женщины хуже переносят состояние похмелья. Однако в одном из немногочисленных исследований этого вопроса при оценке симптомов похмелья у 470 женщин и 426 мужчин в возрасте 28 лет и старше в округе Ниагара и Эри (США) существенных половых различий не обнаружено. Среди тех, кто когда-либо имел симптомы похмелья, головная боль отмечалась у 83 % из 294 женщин и у 75 % из 329 мужчин; тремор рук — у 11% из 284 женщин и 14% из 329 мужчин; раздражительность — у 18% из 287 женщин и 17 % из 330 мужчин; депрессия — у 17 % из 291 женщины и 22 % из 335 мужчин; тошнота — у 62 % из 296 женщин и 53 % из 343 мужчин; рвота — у 38 % из 294 женщин и 31 % из 345 мужчин [Smith С., Barnes G., 1983]. В. Kones и М. Jones (1976) одними из первых высказали предположение, что женщины более подвержены влиянию алкоголя, чем мужчины. Проверяя его, К. Mills и Е. Bisgrove (1983) провели эксперимент с 12 женщинами и 12 мужчинами (средний возраст — 20,4 года), мало употребляющими алкоголь. Дозы алкоголя давались в зависимости от массы тела и в обеих группах достигалась одинаковая его концентрация в крови. При приеме небольших доз алкоголя или плацебо половых различий в когнитивном функционировании не было, однако они появлялись у женщин при возрастании доз. D. Price и соавт. (1986) сравнивали скорость и точность выполнения заданий по операторскому управлению конвейером у 8 практически здоровых женщин и 8 мужчин (средний возраст — 22 года). Перед экспериментом они получали дозы этанола, при которых достигался уровень концентрации в крови 0,05, 0,07, 0,09 г/кг или плацебо. Число ошибок возрастало с увеличением концентрации алкоголя в крови и скорости движения ленты конвейера. Алкоголь оказывал более сильное действие на женщин — они делали больше ошибок. Женщины, таким образом, более чувствительны к воздействию алкоголя. Не этим ли объясняется то, что они меньше употребляют его?

Американский научно-популярный журнал «Психология сегодня» провел опрос своих читателей о влиянии алкоголя на «удовлетворенность от общения», в том числе сексуального. Ее повышение отметили 68 % женщин и 45 % мужчин; понижение — 21 % женщин и 42 % мужчин. [Comberg Е., 1979]. Позитивное действие алкоголя, отмеченное женщинами, не привело, однако, к большему распространению алкоголизации среди них. По-видимому, этому препятствовал и социальный контроль. Среди женщин с асоциальными тенденциями поведения злоупотребление алкоголем отмечено более чем в 50 % [Martin R. et al., 1985]; нормативная регуляция поведения у них была на низком уровне.

Аналогичная тенденция отмечается и при табакокурении. Так, обследование, проведенное в США, показало, что 34,1 % мужчин и 29,1 % женщин постоянно курят. Тенденция к уменьшению курения у женщин намного выше среди лиц старшего возраста, а в молодом — половые различия стираются [Remington Р. .et al., 1985].

Курение и алкоголизация взаимоусиливают друг друга — курящие потребляют алкоголь чаще и в больших количествах [Istvan J., Matarazzo J., 1984], однако вряд ли этим определяется широкая их распространенность среди младших возрастных групп населения. Скорее, надо полагать, что традиции алкоголизации и табакокурения без критического осмысления принимаются молодежью и подростками, а доступность этих и других наркотических веществ недостаточно ограничивается.

11:01
Половые различия в поведении взрослых, связанном с потреблением алкоголя
Просмотров: 1707 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]