Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2013 » Май » 29 » Психология приобщения к пьянству

Психология приобщения к пьянству

 Оглавление

Первая выпивка почти всегда сопровождается неприятными субъективными ощущениями.

Однако со временем, с увеличением «стажа» употребления алкоголя, субъективная оценка опьянения разительно меняется. Более 90% подростков с двухгодичным и большим «алкогольным стажем» считает, что опьянение вызывает у них ощущение прилива сил, чувство довольства, комфорта, повышение настроения и т. д.

Откуда постепенно появляющаяся и способная нарастать привлекательность алкогольного опьянения? Она кроется в основном в той — по большей части неосознанной — психологической мотивации обращения к вину, в тех желаниях и потребностях, которые человек пытается удовлетворить с его помощью. Первым и наиболее частым является здесь желание повеселиться, создать приподнятое настроение на свадьбе, дне рождения, встрече друзей, то есть в случаях, в которых традиции винопития особенно прочны.

Обычно праздника ждут к нему заранее готовятся, определенным образом настраивают себя, принаряжаются, что само по себе создает ту особую атмосферу, которая и без вина делает человека возбужденным, приподнятым, радостным. Последующее принятие алкоголя, изменяя состояние организма и нервной системы, создает лишь особый, необычный психофизиологический фон, на который мощно проецируются психологические ожидания, вся предшествующая психологическая подготовка к данному событию. Для самого же человека этот механизм остается неосознанным, скрытым, что и порождает общепринятое представление об особых свойствах алкоголя.

Возникают представления и о других «незаменимых» свойствах и функциях алкогольных напитков. Так, алкоголь употребляют не только в связи с радостными, но и печальными событиями, например на поминках. Причем характерно, что в последнем случае, как бы ни было сильно опьянение, люди, для которых утрата действительно тяжела, грустят, а не смеются, эйфория захмелевшего на поминках оценивается как неуважение к покойному и ссылки на опьянение не принимаются в расчет. Со временем диапазон субъективных причин употребления алкоголя становится все шире — пьют и «для храбрости», и «с обиды», и чтобы «поговорить по душам», и для того, чтобы «расслабиться» или «взбодриться» и т. д.

Все это можно назвать иллюзорно-компенсаторной алкогольной деятельностью, направленной на создание и поддержание искомого эмоционального состояния, особого «алкогольного», то есть иллюзорного, удовлетворения той или иной актуальной потребности.

Для того чтобы понять специфику этой деятельности, достаточно сравнить ее (в особенности у людей, уже больных алкоголизмом) с деятельностью здорового человека. Возьмем, например, столь важную для каждого потребность в удовлетворяющей его самооценке. Здоровый человек обычно старается ставить перед собой те цели и задачи, достижение которых будет достаточно высоко оценено окружающими и им самим, что приведет к поддержанию и повышению его самооценки.

Совершенно иной способ организации деятельности направленной на поддержание самооценки, самоуважения, типичен для люден, злоупотребляющих алкоголем и больных алкоголизмом. Как отмечает советский ученый К. Г. Сурнов специально исследовавший в 1982 году этот вопрос, важнейшей особенностью алкогольного способа удовлетворения потребностей является подмена объективных результатов реально осуществляемых действий субъективными переживаниями.

Необходимо к тому же отметить, что искомые субъективные состояния обычно не достигаются пьющим человеком в одиночку. Иллюзорно-компенсаторная деятельность требует достаточно развернутого «разыгрывания» этих состояний, для чего и необходимы компания, собеседник, слушатель, зритель.

Человек ищет в вине значительно большего, чем состояние простой эйфории. Психологические причины здесь глубже, они кроются в тех иллюзорных возможностях удовлетворения желаний и разрешения конфликтов, которые дает состояние опьянения.

Почему далеко не все, а лишь малая часть несовершеннолетних, знакомых со вкусом алкоголя и так или иначе вовлекаемых в выпивки, встает на путь регулярного пьянства? Почему не все, а лишь некоторые быстро и прочно усваивают нехитрую «психотехнику» иллюзорно-компенсаторной алкогольной деятельности? Почему именно они, а не другие становятся ранними алкоголиками?

Известно, что уже старший школьник раскрывается как личность. Однако личность эта еще глубоко незрелая, во многом дисгармоничная. Сознание пока во многом оторвано от реальности, представления о людских взаимоотношениях, оценки своих и чужих поступков несоразмерны действительным отношениям людей. Дети часто судят по принципу «все или ничего», их внутреннее зрение носит как бы контрастный характер не различая еще сложности мира, его полутонов. При всем стремлении к самостоятельности и взрослости, при всем внешнем упрямстве подросток нередко сам точно не знает, чего хочет, каких конкретных жизненных нравственных целей желал бы достичь.

Большая или меньшая выраженность всех указанных особенностей психологического порядка способна сказаться в какой-то мере на склонности подростка к усвоению им иллюзорно-компенсаторной алкогольной направленности.

Следующий затем юношеский возраст во многом выравнивает проявления черт, характерных для подростка, — как внешних (пропадает угловатость движений, резкость манер ломкость голоса), так и внутренних. Наступает время выбора профессии.

Если ребенка легко увлечь внешним блеском, показной бравадой, самим по себе поступком без учета его последствий, то юноша уже видит слабости многих привлекательных для отрочества героев и может без труда развенчать их. Он уже не рубит с плеча хороший — плохой, трус — смелый, а предварительно думает, сопоставляет и лишь затем помещает тот или иной поступок в значительно более сложную, чем у подростка, систему нравственных координат.

Почти во всех случаях юношеского алкоголизма мы встречаемся с неблагополучной средой: неполная семья пьяница-отец безнадзорность и т. п. Характерной чертой является в большинстве случаев «пьяный быт», наглядное восприятие ребенком с ранних лет традиций пьянства, вида и поведения пьяных как привычного, повседневного атрибута.

Второе на что обращают внимание психологи (Б. С. Братусь и др.). — весьма нередкая мозговая недостаточность, выраженная часто в стертой форме и обусловленная травмами головы, неблагоприятно протекающей беременностью отягощенными родами и т. д.

Указанные два момента составляют важнейшие предпосылки юношеского алкоголизма первый обусловливает содержание и раннее усвоение алкогольных обычаев, установок микросреды, второй — те особые отягощенные по сравнению с нормой обстоятельства, в которых разворачиваются и формируются психические процессы.

Однако встречаются подростки-алкоголики, у которых не выявляется даже легкой мозговой недостаточности и нет «семейной отягощенности». Но во всех этих случаях, как правило, наблюдается то что именуется педагогической запущенностью, отсутствует родительский надзор и помощь, воспитание заменяется наказанием и т. п.

Выло бы ошибкой думать, что подросток ввиду своего отягощенного по тем или иным причинам психического развития выбирает в качестве первейшей потребности алкоголь. Как правило выбирается не алкоголь, а компания, в которой обязательным элементом общения, времяпрепровождения является выпивка. Эта компания, которую называют «уличной», «дворовой», может быть однородной по возрасту или, что чаще, разнородной, с двумя тремя старшими «заводилами». Чем же привлекают подростков эти компании?

Главное это то, что в «уличной» микросреде ребенок с рассмотренной выше предысторией находит группу себе подобных «изгоев». Именно в этих группах будущие алкоголики находят реальное поле самоутверждения, могут обрести, наконец «высокий статус», проникнуться самоуважением, чего они не в состоянии были сделать ни в школе, ни в своей семье.

Группа, особенно сначала; кажется новичку полной демократизма, теплоты, спаянности. И употребление алкоголя занимает здесь как бы особое положение. Именно выпивка нередко играет роль своеобразного посвящения в члены группы. Умение пить символизирует в группе взрослость, воспринимается как признак особой силы и мужественности.

Советские психологи Б.С. Братусь и П. И. Сидоров так описывают процесс приобщения к пьянству молодежи. Все подчас начинается с попыток «культивирования» эйфории опьянения, что достигается особой эмоциональной заражаемостью, предвосхищением, подъемом в период подготовки и ожидания выпивки коллективной взаимоиндукцией в процессе принятия спиртного. Для этих целей используются и громкая ритмическая музыка и порой даже медикаментозные средства, усиливающие оглушение.

Стиль алкоголизации, принятый в «алкогольной компании», начинает постепенно восприниматься как естественный и нормальный, окончательно формируя психологическую готовность к некритическому восприятию бытующих тут алкогольных обычаев. Алкоголизация становится все более частой. Обычной, само собой разумеющейся нормой поведения становится употребление спиртных напитков перед танцами, в выходные дни, при встрече с друзьями и т. д.

Во многих таких группах обнаруживается и достаточно жесткая внутренняя их структура с наличием лидеров группы, в числе которых часто бывают лица состоящие на учете в милиции, в инспекции по делам несовершеннолетних, ранее судимые. Вновь принятый член группы зачастую «обречен» на прохождение «обязательной программы», начинающейся с хулиганских действий в состоянии опьянения и заканчивающейся серьезными правонарушениями.

С началом злоупотребления алкоголем у несовершеннолетних сразу же возникают конфликты в учебном заведении, на работе, в семье. Однако, как правило, это противодействие ограничивается либо мерами репрессивного характера (подросткам делают выговоры порицания), либо их «пугают» последствиями алкоголизма, пагубными перспективами связи с «дурной компанией».

Подобные меры, будучи негативными, не могут оградить подростка от «алкогольной компании» поскольку не в состоянии удовлетворить эмоциональные запросы и ожидания потребность в интимно-личностном общении, ощущении собственной значимости, силы и т. п.

«Алкогольная» же компания пусть в извращенной форме, но предлагает ему все это. В подобной ситуации сопротивление, а тем более репрессии лишь увеличивают внутреннюю сплоченность компании отрезая или во всяком случае крайне затрудняя путь возвращения ее членов к благополучному детству.

Углубление конфликтных ситуаций приводит к тому что подростки чаще всего легко и без сожаления прерывают учебу в школе, ПТУ техникуме. Не удерживаются они долго и на одном месте работы мотивируя уход (обычно скандальный) тем, что не нравится ранее привлекавшая специальность. Однако при устройстве на другую работу история повторяется.

Утрачивается не только определенность в вопросах профессиональной ориентации, но сама установка на трудовую деятельность. Работа начинает рассматриваться лишь как средство получения денег на алкоголь, а круг активной социальной жизни ограничивается проблемами и интересами «алкогольной компании».

С развитием алкоголизации «внешние» обычаи потребления спиртного как бы становятся «внутренними» алкогольными установками, которые, в свою очередь, активно утверждают воспринятые некогда обычаи и способствуют их передаче следующим поколениям, — порочный круг замыкается. И чем моложе возраст начала злоупотребления, тем быстрее замыкается этот круг.

В связи со сложностью разбираемых вопросов есть смысл коротко сказать о психологии вредных привычек вообще.

Почему люди идут в театры, на стадионы, в кино, клубы, рестораны? «Чтобы отдохнуть, получить удовольствие», — ответите вы. А что такое удовольствие? Все, что нравится, что вызывает положительные эмоции. Однако ради удовольствия некоторые люди готовы пожертвовать здоровьем, служебным, семейным положением.

Белорусский психолог Ю. А Мерзляков предлагает условно разделить все удовольствия на удовольствия восполнения недостатка и удовольствия избытка.

Представьте, что вы очень голодны или вас одолевает жажда. Если вам в этот момент предложить пищу или родниковую воду, будете ли вы испытывать удовольствие? Конечно, да. Но до каких пор? До тех, пока не наедитесь или не напьетесь. После этого вы пребываете в зоне физиологического комфорта, но вам надо больше. Вы хотите встретиться с друзьями, пойти на стадион или просто послушать любимую пластинку, словом, отдохнуть с комфортом. Это уже удовольствия избытка.

Среди последних много полезных (посещение музеев, общение с природой, коллекционирование и т. п.), но есть и вредные. Самые распространенные из них и самые пагубные для здоровья — курение и употребление алкоголя.

В подтверждение этому Ю. А Мерзляков приводит такой пример.

Представьте что два товарища — курящий и некурящий — поехали на рыбалку. Некурящий, любуясь природой, ловит рыбу, с наслаждением вдыхая чистый воздух. Курящий же забыл дома сигареты. Сосущее неприятное чувство мешает ему наслаждаться природой, его уже и клев не интересует. Он будет страдать целый день пока не вернется домой к заветной пачке сигарет. Вот он закурил затянулся дымом и пришел в состояние некурящего, то есть в этот момент он уже мог бы и природой любоваться, и клеву радоваться.

Что же произошло? Что получил он по сравнению с некурящим человеком? Удовольствие, связанное с огромным вредом для здоровья. Так стоит ли выдумывать для себя искусственные муки, заботы?

Да и удовольствие ли это? Задумайтесь, кто курит с чего это начиналось? Разве было желание, подобное чувству голода, жажды? Требовал ли организм сигарету? Эта потребность возникла уже потом когда организм привык, когда в нем уже что-то стало нарушаться. Вчитайтесь в список болезней, связанных с курением: рак легких стенокардия, инфаркт миокарда, гипертоническая болезнь, облитерирующий эндартериит, гастриты и язвы желудка, импотенция у мужчин и нарушение менструального цикла у женщин, эмфизема легких, бронхиальная астма. Это еще далеко не полный список.

Нередко к врачу обращаются с жалобами на омертвление пальцев ног, рук. А ведь происходит это от сужения сосудов, что нередко приводит к гангрене. Сосуды сужаются при первой же затяжке. Помните, как кружилась голова, когда вы начинали курить? Это тоже было связано с сужением сосудов. Но особенно опасно влияет курение на психику и всю нервную систему в целом. Человек становится раздражительным, у него нарушается сон, ухудшается аппетит.

Или другой случай. Вы гуляете по городу. Рядом симпатичный вам человек. Вы захотели пить, вошли в кафе, взяли сок. Он холодный, приятный, вы получаете удовольствие восполнения недостатка. «Не взять ли коктейль?» — спрашивает ваш приятель «Действительно, давай попробуем», — отвечаете вы. И вот уже соломинка во рту удовольствие избытка!

Так уж ли нужен был вам этот коктейль? Вас мучило чувство жажды? Ваш организм испытывал потребность е алкоголе? Вы даже не задумывались об этом, хотя на вкус сок гораздо приятне.е

В следующим раз снова захотелось увидеть себя со стороны похожим на кинозвезду — с соломинкой во рту. Потом — бокал шампанского, потом рюмка коньяка, а позже, когда на хорошие напитки не хватает денег, согласны и на «бормотуху». Вы не заметили, когда организм привык получать определенную дозу алкоголя. Как страшно это особенно для подростков и молодежи. В таком возрасте привыкание происходит очень быстро. Привыкание и одновременно постепенное отравление . И вот сидит в кабинете вроде умный, даже приятный молодой человек и пока только врач замечает беспокойную тоску в глазах, суетливость движений легкое дрожание пальцев. Позже это заметят и окружающие. Но беда не во внешнем проявлении. Трагедия в другом, разрушается личность, и разрушение это происходит в том возрасте, когда должен идти процесс становления: поиски себя в жизни, создание семьи, радость первых шагов ребенка, радость первых его слов. Ничего этого не будет у пьющего, потому что в любом торжественном и радостном для других случае ему нужна только рюмка...

Опьянение — это суррогат естественных радостен, естественных удовольствий.

Итак, употребление алкоголя вначале носит характер удовольствия избытка. По мере привыкания начинается полоса хронического бытового пьянства, и употребление алкоголя становится удовольствием восполнения недостатка при котором зона комфорта никогда не достигается.

Но когда выработалась вредная привычка, то победить вредные пристрастия мешает сам организм.

Понять проблему помогло наблюдение за работой мозга с помощью вживленных электродов и анализ роли биологических ритмов.

С помощью микроэлектродов ученые обнаружили участки мозга с противоположными свойствами. Когда ток подавали на одни из них, животные испытывали боль, страдания. При подаче тока на другие тотчас успокаивали получали огромное удовольствие. Такие участки соответственно назвали зонами «ада» и «рая» Подобные зоны обнаружили и в мозге человека.

Скажем, человек испытывает голод физическое страдание тогда усиливает свои сигналы «ад». Если же он получает от чего-то удовольствие сигналы уже усиливает зона «рая». Зоны связаны отрицательной обратной связью. Когда, например, удовольствие начинает превышать допустимые пределы, в зону «ада» поступает сигнал опасности, и удовольствие становится неудовольствием процесс прекращается (скажем ребенок наигрался устал).

При курении и употреблении алкоголя ритмы и связи нарушаются. Никотин и алкоголь, проявляя свои наркотические свойства, насыщают «рай» и гасят неудовольствие. Наступает временное облегчение. Но «рай» начинает требовать постоянного подкармливания.

Привыкнув курить или пить вино мы отводим маятник в сторону «рая».

Чем больше человек курит, тем маятник «рая» больше отклоняется. При попытке бросить курить начинает сигнализировать «ад». То же самое с алкоголем.

Да с организмом шутить нельзя всякая попытка подхлестнуть его в силу ритмической природы биологических процессов может привести к необратимым последствиям. Так, желание временно облегчить самочувствие (состояние дискомфорта) оборачивается нарушением жизненно важных процессов в организме.

14:41
Психология приобщения к пьянству
Просмотров: 1390 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]