Трезвая русь
Английский язык киев курсы английского языка.

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2013 » Январь » 17 » Вселенское пьянство

Вселенское пьянство

— Пиво, джин, виски?..

— Во-первых, я не пью.

Во-вторых, еще рано.

В-третьих, я уже выпил.

Оглавление

Один старинный русский автор, посетив Камчатку, написал: «Божество пьянства у Камчадалов; оно рождает в людях веселие, легкость, отважность и остроту на выдумки. Таков точно есть в Англии Божок Пунш, родившийся от Американского первостатейного Божка же Рома; а как Америка от Камчатки недалека, так они, видно, оба с Мухомором-то в родне».

Как предвидел грядущее международное пьянство... Верно, все алкогольные божки мира в родстве с ядовитым мухомором.

Я начинаю отвечать тем, кто утверждает, что мы якобы пьем больше всех в мире. Для чего и глянем на него, на мир, общим любопытствующим взглядом...

На каждого жителя Земли приходится 5 литров абсолютного алкоголя в год. На каждого, включая женщин, детей и стариков! Пьется по 80 кружек пива на душу населения — опять-таки на каждую! С 1930 года больных алкоголизмом стало в 50 раз больше. Экономические потери от пьянства достигли 120 миллиардов долларов в год...

Эти цифры можно приводить бесконечно, но, пожалуй, красноречивее цифр говорят о беде заголовки газет: «Национальное бедствие» (США), «Самоубийство нации» (Франция), «Путь к катастрофе» (Швеция), «Змей алкоголя вползает в страны ислама» (Турция). И так далее. Может быть, есть смысл пробежаться по этим странам...

Начну с Франции, занимавшей до недавнего времени по пьянству первое место в мире — 16 литров чистого спирта в год на человека. От алкоголя ежегодно гибнет до 50 тысяч французов. 166 миллиардов франков убытка в год. В стране 5 миллионов хронических алкоголиков — это при 50-миллионном населении.

Если говорить о пьяных традициях, то во Франции они, пожалуй, сильнее, чем где бы то ни было. Представьте типовой официальный договор с прислугой, где записано, что если вино подается только к завтраку, то прислуге положено его 16 литров в месяц, а если к обеду, то 30 литров.

Видимо, поэтому Жорж Сименон о своих соотечественниках сказал: «Многие из них — тихие пьяницы; известно, что в некоторых департаментах виноградари выпивают по 8—12 бутылок белого вина в день. Нормандия же с ее восхитительным кальвадосом держит рекорд по потреблению крепких напитков, а также по числу госпитализированных больных».

Рядом с Францией, в Испании, есть маленькая страна басков, которая не уступит большой — здесь потребляют 179 литров алкоголя в год на каждого жителя старше 15 лет; один бар на 186 жителей, включая младенцев; из-за пьянства теряется 4,5 миллиона рабочих дней в году, что дает убыток в 20 миллиардов песет.

Теперь о США, где виски потребляют миллионами литров, а теперь еще пьют и водку, которая после виски заняла второе место, ибо производить ее дешевле. Количество пьющих растет лавинообразно — сейчас в США 20 миллионов пьяниц и алкоголиков. В 1983 году, например, от пьянства погибло 42 584 человека и было причинено ущерба на 90 миллиардов долларов. На почве алкоголя происходит 67% убийств, 35% самоубийств, 54% изнасилований. С какой-то необузданной силой растет женское пьянство: с 1940 по 1960 год мужской алкоголизм вырос на 20%, а женский — на 58%. Теперь же алкоголиков мужчин и женщин стало поровну.

В США есть правительственная организация, которая называется, я бы сказал, символично — «Бюро министерства финансов по вопросам алкоголя, табака и огнестрельного оружия». Правильно, алкоголь и огнестрельное оружие должны стоять в одном ряду. Есть и Национальный институт по изучению пьянства и алкоголизма, который, кстати, предложил 25 проектов по профилактике пьянства.

В ФРГ 2 миллиона алкоголиков, из них 100 тысяч молодежи и детей. Алкоголизм признан болезнью наравне, скажем, с воспалением легких и оплачивается из больничных касс.

В Дании, считают социологи, люди пьют почти ежедневно. Если в 1965 году каждый датчанин старше 15 лет выпивал в год 6 литров чистого спирта, то теперь он выпивает 12 литров. Дании занимает первое место среди северных стран по смертности от цирроза печени — 600 человек в год.

Английская экономика терпит от алкоголя 1,5 миллиарда фунтов стерлингов ущерба в год. Тем не менее пишут, что изобретен говорящий автомат, торгующий вином.

В Японии насчитывается 2 миллиона алкоголиков. И там, в Японии, появились спиртные напитки, крепленные змеиным ядом.

Ограничить продажу спиртных напитков решило правительство Брунея, поскольку выросло количество преступлений.

Бьют тревогу мусульманские страны. Коран запрещает вино, но среди пьющих мусульман пошла кочевать мысль, что, дескать, коран запрещает пить вино пьяницам, а не всем правоверным. Исламский суд одного из штатов Малайзии на основании законов шариата приговорил рабочего за пьянство к шести ударам ротановым прутом.

Впрочем, если писать историю пьянства по книге на государство, то выйдет собрание томов солиднее любой энциклопедии. Но меня интересует другое — нравственная сторона...

Пьянство на Западе какое-то бесстыдное, откровенное и кичливое. Я имею в виду не самих пьяниц, не рекламу, не торговцев спиртным, которым уж сам бог велел любить алкоголь, а дух общества. Такое впечатление, что пьянство не осуждается ни государством, ни врачами, ни деятелями культуры. Да не поощряется ли?! Приведу примеры.

Медики. В западногерманской газете «Цайт» появилась статья ученых, утверждающих, что вино — именно вино, а не водка и не виски — обладает противоинфарктными свойствами. Это подтвердило и другое солидное медицинское издание «Medical News», где говорилось, что между потреблением вина и смертностью от ишемической болезни обнаружена обратная зависимость. Говоря проще, чем больше пьешь вина, тем здоровее сердце. А как же примеры Франции, Италии и других стран?

Впрочем, в той же Франции алкоголь так обычен, что медицинские критерии сдвинуты. Скажем, у нас считается, что кружка пива пьянит и влияет на управление машиной. Во Франции же допускают 0,8 грамма алкоголя на литр крови. Это сходит за «кофейный эффект»: якобы действие небольших доз спиртного подобно действию кофе — убыстряется реакция, ускоряются рефлексы, создается хорошее настроение.

Государственные деятели и предприниматели. Например, министр социальных дел Дании, обследовав в 1986 году дома престарелых, неожиданно предложил давать пожилым людям порцию водки утром и пару стаканов вина вечером. Вместо успокоительного и снотворного.

А уж про бизнесменов и говорить нечего — выпивки стали для них нормой. Пьют коктейли перед обедом, виски после обеда и вечером, коктейли вечерние и в гостях, виски при деловых и приятельских встречах, в барах и на стадионах, в ресторанах и не выходя из машины... Пьют сами и поощряют других. Вот пример, что называется, под руку... Футболист в Италии, забивший первый гол сезона в чемпионате высшей лиги, получает от фирм-спонсоров 700 бутылок вина. После такого дара футболисты надолго теряют спортивную форму.

А культ коктейлей? Меня всегда удивляли строки в переводных романах типа: «Милый, ты устал, сделать тебе коктейль?» Или: «Милая, я задерживаюсь, выпей пока лишний коктейль». Непонятно — ведь милая после обычного да лишнего коктейлей будет пьяна.

Но коктейли не только пьют — их коллекционируют, учатся делать, изобретают, гордятся... Знаете ли вы, что коктейль «Кровавая Мэри» — томатный сок, водка, перец — был изобретен в 1920 году в парижском ресторане «Хэрис Нью-Йорк», а известнейший коктейль «Манхеттен» — виски, красный вермут, ароматический экстракт — придумала мать сэра У. Черчилля?

И уж наверняка вы мало знаете о тонкостях опохмелки. Конечно, коли человечество пило, то и опохмелялось. По-разному. Если раньше в Германии опохмелялись капустным рассолом, во Франции чесночным супом, то древние римляне делали это изящно, классически — ели совиные яйца, запеченные в золе сожженных клювов ласточек. Теперь же опохмелка поставлена на промышленные рельсы.

В США на этот счет есть учение, и не одно. Опохмелительные снадобья продаются в любой аптеке вроде витаминов. В утренних меню ресторанов многих гостиниц для удобства джентльменов, напившихся с вечера, предлагаются специальные напитки — те же коктейли, содержащие водку или виски. Названия некоторых из них очень выразительны, например: утренняя шипучка «Черный бархат» — шампанское пополам с пивом, коктейль «Отвертка» — водка с апельсиновым соком, коктейль «Бычий таран»... Но все эти опохмелигельные снадобья зовутся одним членистоногим выражением — «Шерсть-дыбом-от-злого-пса»...

Теперь перейду к деятелям культуры, а точнее — к литераторам.

Недавно я перечел «Милого друга» Мопассана. История ловеласа, социальный тип, буржуазная мораль... И вдруг читаю, что у героя, господина Дюруа, от военной службы осталась привычка каждое утро «промачивать горло», для чего в шкафу стоит литр водки. Водка, литр, ежедневно, с утра... И это сказано между прочим, как о факте, не имеющем значения. Да ведь господин Дюруа алкоголик! Для меня значимость героя как социального типа сразу снизилась: мало ли что можно натворить спьяну?..

Крупные русские писатели не пили — ни Толстой, ни Достоевский, ни Тургенев, ни Чехов, ни Горький... И уж конечно пьянство не пропагандировали. Не были пьяницами и западные классики. Но вот читаешь классиков современных...

Я ахнул, узнав, как работал в молодости Сименон, о чем он рассказал сам, — с шести утра до двенадцати дня печатал на машинке 80 страниц текста и выпивал две бутылки вина.

А вот что поведал Фолкнер: «По себе знаю, для работы нужны бумага, табак, еда и немного виски». Эту же мысль он повторил в одном из интервью. На вопрос о его отношении к выпивке писатель ответил: «Выпивка? К выпивке я отношусь не как к хобби, а, скорее, как к естественной потребности организма, естественной и здоровой потребности».

Мне хочется привести еще довольно длинный отрывок из интервью с известным американским писателем Уильямом Стайроном:

«Корреспондент. Выпивка в какой-то мере помогает вашей работе?

Стайрон. Мне лично выпивка всегда помогала. Я никогда не писал в состоянии хотя бы легкого опьянения, но алкоголь — очень ценное средство, когда нужно расслабиться и попытаться образно представить себе какие-то вещи, связанные с текущей работой. Скажем, когда рабочий день закончен и ты неплохо потрудился, но совершенно не знаешь, что делать завтра. В такой момент часто достаточно немного выпить, чтобы спокойно продумать ситуацию и отыскать новые идеи.

Корреспондент. Вы, очевидно, знали писателей, которые злоупотребляли алкоголем?

Стайрон. Да, конечно, многие писатели погибли от пьянства — этого надо здорово остерегаться. Но я считаю, что в целом алкоголь, когда им пользоваться с умом, помогает расслабиться писателю, как и человеку любой другой творческой профессии».

И это говорят два крупнейших писателя Америки! Лучшей пропаганды пьянства не придумаешь.

Все-таки почему бытует мнение, что мы пьем больше всех в мире? Ведь по гектолитрам, квартам, бочкам и цистернам так не выходит... Да потому, что пьем мы, деликатно говоря, шумно.

Как-то ехал я в электричке из Рощина. Вагон полон. В центре вагона расположился подвыпивший мужик. Нет, он не хулиганил и не безобразничал — он затевал со всеми разговоры, спорил, выкрикивал, икал, напевал... И когда я сошел с поезда, то у меня осталось полнейшее впечатление, что весь вагон был набит пьяными.

Позволю себе привести длинное высказывание Сименона, которое не только рисует пьянство во Франции, но и как-то отвечает на вопрос, по каким приметам о нем судят: «Конечно, пьют все, от мала до велика. В юности — с шестнадцати до двадцати лет — пьют из бравады или чтобы доказать, что ты настоящий мужчина. Потом наступает период, очень долгий период, когда пьешь по любому поводу. Встречаешь приятеля — как не пропустить с ним по рюмочке. Заходишь в гости — тебе непременно предложат выпить. Даже на собраниях в верхах... льется вино... Но в представлении публики настоящий законченный пьяница — это старый пьяница, которого постоянно можно встретить в баре...»

Напрашиваются вопросы... Там пьют, у нас пьют; там больше, у нас меньше; там тихой сапой, у нас откровеннее; там боролись и не справились, мы боремся и тоже пока не справляемся... В чем же разница?

Расскажу исторический случай...

В 30-х годах из Нью-Йорка в Гавану ходил комфортабельный лайнер «Морро Касл». И ходил вот зачем... В Гаване насчитывалось три тысячи баров с весьма дешевым ромом. Все недельное путешествие — туда и обратно — туристы сверхъестественно пили. Многих из них стюарды буквально разносили по каютам. Этот маршрут так и назывался — «пьяная линия».

В сентябре 1934 года, когда лайнер шел в Нью-Йорк, на нем вспыхнул пожар. Как выяснилось через много лет, на борту находился пироман, который и поджег «Морро Касл». Казалось бы, при опытной команде и прекрасном оборудовании, при автоматических датчиках обнаружения пожаров и новейших системах их тушения огонь вполне одолим. Но команда повела себя странно. Тушением пожара никто не руководил... Сперва капитан — целых полчаса!— находился в состоянии тихого потрясения, затем стал отдавать в машинное отделение противоречивые команды, отчего лайнер закрутился на месте... Старший механик на вызов не явился... Многие матросы бессмысленно метались по судну... Боцман вообще не держался на ногах от самой Гаваны...

Короче, команда была пьяна. Лайнер сгорел. Погибло 134 человека.

Самое поразительное, что все произошло в период «сухого закона». Это еще раз доказывает, что запрет на спиртное и прибыль — вещи несовместимые. Поэтому капитализм с алкоголем всегда находит общий язык, поэтому социализм никогда с пьянством не примирится. Справиться с пьянством под силу только социализму.

И вот свежие примеры... Появилась наркомания. Каковы подходы к этому явлению? Социализм: ни пьянства, ни наркомании. Капитализм: лучше пусть пьянство, чем наркомания.

15:14
Вселенское пьянство
Просмотров: 1525 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]