Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Батраков Евгений Георгиевич

САМООБРАЗ, КАК ДЕТЕРМИНАНТА ГРЯДУЩЕГО
18.12.2011, 20:45

САМООБРАЗ,  КАК  ДЕТЕРМИНАНТА  ГРЯДУЩЕГО

 

I

Народная мудрость утверждает «Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше».

Разве не это лежит в основе естественного отбора, в основе развития и отдельной особи, и человечества в целом? Впрочем, как и в основе деградации…

Мы так устроены: всегда выбираем лучшее. Но как мы узнаём, что есть какое?

Прислушиваясь к своим переживаниям. Именно они являются и арбитром, и советчиком.

Но когда же и почему у нас возникают те или иные переживания? 

Представьте, что вы стоите на канате, на большой высоте в состоянии уравновешенности, и, соответственно, в состоянии душевно-психологического покоя.

Но, как только хотя бы слегка вы утратите это состояние равновесия, вы об этом как-то узнаете?

Безусловно! У вас возникнет ощущение утраты равновесия.

Следовательно, что есть ощущение?

Ощущение – это сигнал, говорящий нам, – в данном случае, – о том, что мы утратили равновесие. Ощущение это сигнал, возникающий в результате раздражения рецепторов тем или иным видом энергии и создающий в мозгу человека определенный субъективный образ.

В свете соответствующей концепции И.М.Сеченова и И.П.Павлова ощущение по своим физиологическим механизмам является целостным рефлексом, объединяющим прямыми и обратными связями периферические и центральные отделы анализатора. 

Анализатор представляет собой механизм, производящий анализ отдельных элементов и свойств окружающего мира. Каждый вид анализатора приспособлен для выделения определенного свойства: глаз реагирует на световые раздражения, ухо – на звуковые и т.д.

Анализатор состоит из трех отделов:

 

1. рецептор,

2. проводник,

3. центральный отдел, представленный в коре головного мозга.

 

К периферическому отделу анализаторов относятся рецепторы – органы чувств (глаза, ухо, язык, нос, кожа) и специальные рецепторные нервные окончания, заложенные в мышцах, тканях и внутренних органах.

Рецепторы реагируют на определенные раздражители, на определенный вид физической энергии и преобразуют ее в биоэлектрические импульсы, в процесс возбуждения. Согласно учению И.П.Павлов, рецепторы – это анатомо-физиологические трансформаторы, каждый из которых специализирован на улавливании только определенных раздражений, сигналов, исходящих из внешней или внутренней среды.

Проводник – это центростремительные нервы.

Центральный, корковый отдел – высший отдел анализатора.

Механизм действия анализатора заключается в следующем. Раздражитель действует на рецептор, вызывая в нем физико-химический процесс раздражения. Раздражение трансформируется в физиологический процесс – возбуждение, которое передается в мозг. В корковой области анализатора возникает психический процесс – ощущение. Так происходит «превращение энергии внешнего раздражения в факт сознания» (В.И.Ленин. Материализм и эмпириокритицизм. ПСС, т.18, с.46).

Виды ощущений отражают своеобразие тех стимулов, которые их порождают. Эти стимулы, будучи связаны с различными видами энергии, вызывают соответствующие ощущения разного качества: зрительные, слуховые, кожные и пр.

В зависимости от характера раздражителей, различают следующие виды ощущений:

- зрительные,

- слуховые,

- вкусовые,

- обонятельные,

- кожные,

- органические,

- ощущения равновесия,

- двигательные,

- осязательные,

- болевые.

 

Для понимания проблемы, стоящей перед нами, очень важно понимать, что ощущение это не только результат раздражения, т.е. увеличения возбуждения, но и понижения тоже. Если же человек ощущению придает то или иное значение, простое ощущение превращается в эмоцию, т.е. в сигнал.

 

«Эмоции (от лат. emovere - возбуждать, волновать), – утверждает словарь, – состояния, связанные с оценкой значимости для индивида действующих на него факторов и выражающиеся прежде всего в форме непосредственных переживаний удовлетворения или неудовлетворения его актуальных потребностей».     

 

Эмоция может называться волнением.

Имеет ли значение волнение?

Безусловно, ведь волнение – это сигнал опасности! Волнение – это сигнал, говорящий о том, что вы, – в нашем примере с канатом, – теряете равновесие.

Если вы не обратите внимания на этот сигнал, вы ничего и не предпримите для того, чтобы обрести утраченное равновесие, и будете отклоняться еще более, еще более будете выходить из равновесия. И тогда вы получаете второй сигнал – напряжение.

Что такое напряжение? Это уровень перевозбуждения еще более сильный, чем волнение. Если же вы и на этот сигнал не среагируете, то, конечно же, вы продолжите отклоняться и получите 3-й сигнал опасности, третье предупреждение – тревогу или даже – страх.

Ну, а далее, вы просто свалитесь с этого каната и погибните.

Так нужно было обращать внимание на сигналы, на предупреждения?

Нужно.

А зачем?

Чтобы предпринять действия, направленные на восстановление утраченного равновесия.

Каждый из нас стремится к состоянию внутреннего покоя, равновесия, внутренней гармонии.

А как называется то, к чему человек стремится?

То, к чему человек стремится называется целью.

Следовательно, цель наших действий – обретение утраченного равновесия.

А как называется то, с помощью чего человек достигает ту или иную цель?

То, с помощью чего человек достигает цель, называется средством.

Пока все правильно?

Вернемся к нашему канату.

Вы – на канате.

Что вы делали для того, чтобы обрести это утраченное равновесие?

Махали руками, делали разные телодвижения.

А если вы с помощью руки обретаете равновесие, а равновесие это ваша   цель, то чем же в таком случае является ваша собственная рука?

Вы не забыли еще формулировку, которую мы только что сделали?

«То, с помощью чего достигается цель, называется средством».

Средством!

Следовательно, и ваши руки, и телодвижения, и ваше собственное тело, вообще все то, что вас окружает, это лишь средство, а цель – равновесие, которое равнозначно понятию выжить. Выжить – это абсолютная цель. А все прочее – лишь средство. И эта цель находится в нас, а не вне нас. Вне нас, в окружающем мире есть лишь средства.

Итак, цель наших действий – обретение утраченного равновесия для того, чтобы выжить.

Следовательно, стремление к гармонии, к равновесию, к стабильности это не прихоть наша, не дань вкусу, не модное влечение к тому, что общепринято. Стремление к стабильности, к равновесию, к гармонии продиктовано инстинктом самосохранения.

А в каком состоянии больше шансов выжить – в состоянии покоя, равновесия, стабильности или в состоянии утраченного равновесия?

Конечно в состоянии покоя! 

Поскольку отсутствие отклонений, состояние равновесия, устойчивости наилучшим образом служит цели выжить, это состояние мы вправе назвать состоянием образцовым. Кроме того, как утверждается в Словаре Владимира Ивановича Даля, такое образцовое состояние, состояние правильное, не впадающее ни в какую крайность, называется  нормой.

Что же делает курильщик, алкоголик, наркоман, когда теряет равновесие?

Он использует для достижения равновесия такие средства, как сигарета, косяк анаши, бутылка пива и пр., и т.п.

Но почему именно это, а не что-нибудь другое? Почему утрачивая равновесие, балансируя на канате, человек хватается именно за сигарету, или за бутылку водки, или за косяк с анашой? Почему в его голове появляется мысль именно об этих средствах? 

И чья это мысль? Его собственная или внушенная ему?

Мой учитель, гипнолог Аскольд Евгеньевич Архангельский писал так:

«Человек – это сумма внушений»…

«Сумма внушений»…

 

II 

Жизнь человеческую метафорически мы можем представить, как опасное хождение по натянутому канату. Помните, у В.С.Высоцкого:

 

Чуть правее наклон – упадет, пропадет!

Чуть левее наклон – все равно не спасти…

 

Как следует из этой метафоры, в состоянии равновесия у человека потребностей, а соответственно, и переживаний – нет. Потребность, т.е. нужда в тех или иных объектах, необходимых для достижения утраченного равновесия, возникает только при утрате равновесия, только при возникновении рассогласования между должным и сущим, которое проявляется, как избыток возбуждения и, в зависимости от его количества, характеризуется, как волнение, напряжение, тревога, страх, ужас.

При избытке возбуждения система становится нестабильной, самораспадающейся, что, с одной стороны, входит в конфликт с инстинктом самосохранения, а, с другой стороны, является основой мотивации, и, далее, основой активности, направленной на устранение возникшего противоречия.

Один и тот же процесс снятия избыточного возбуждения способен, в зависимости от смыслообразующего фактора, принимать самые разнообразные формы: смеха, гнева, плача, презрения, отвращения, смущения, стыда... Но, независимо от избранных форм проявления, вышеотмеченный процесс стабилизации, т.е. адаптации всегда и обязательно окрашен в положительные тона, простирающиеся от чувства легкого удовлетворения до вершины сладострастия, именуемого оргазмом. Однако, если человек, пребывающий в состоянии стресса, не находит средств адаптации, он неизбежно впадает в состояние прямо противоположное – в состояние дефицита возбуждения, характеризуемое в зависимости от его количества, как безразличие, скука, апатия, депрессия, ступор.

Дефицит возбуждения, например депрессия, также входит в конфликт с инстинктом самосохранения, но, в отличие от состояния избытка возбуждения, он не способен активизировать сущность. Выход из возникшего состояния происходит за счет того, что человек, ощущая дефицит возбуждения, как в ином случае, он ощущает дефицит полезных веществ (голод, жажда), реагирует на дефицит, скажем, тревогой, для ликвидации которой становится необходимым предпринять определенные действия, способные ликвидировать депрессию.

Но почему же я считаю, что дефицит возбуждения сам по себе не способен активизировать? Ведь дефицит тоже есть страдание, и тоже входит в противоречие с инстинктом самосохранения?

Не совсем так. Во-первых, активизировать способен активный, а последнего-то мы как раз и не имеем.

Во-вторых, известно, что при апатии у человека снижен интерес, а ведь именно в интересе проявляется потребность? Следовательно, при апатии потребность выжить полуугашенна, рассогласование между инстинктом самосохранения и состоянием, в котором человек пребывает, слабоощущаемо, а, соответственно, нет ни мотивации, ни активизации деятельности.

Вышесказанное позволяет сделать очень важный вывод: потребность, как деятельная сила жизни, способна конструктивно проявляться только на определенном уровне активности, на уровне, который мы на нашем рисунке обозначили, как «избыток возбуждения».

С другой же стороны, мы видим, что именно при снижении избытка возбуждения, т.е. при удовлетворении определенной потребности, и возникает то, что мы обозначили, как  «приятные переживания, связанные с употреблением нарковеществ» или, иначе говоря, положительные эмоции.

 

Далее, как следует из словарного определения, эмоция связана «с оценкой значимости действующих факторов».

Что же представляет собой оценка?

Оценка, в нашем случае, это суждение о соответствии сущего состояния должному (эталону) и о стоимости имеющегося рассогласования. Оценивать, – по Далю, – означает назначать цену, определять стоимость. Оценивать же, как мы понимаем, возможно только имея определенные представления о ценностях. Оценка зависит от ценностей. Ценность – это потребительское свойство идеи, идеала, явления, поступка, живого существа, предмета и пр. Ценность – свойство средства быть способным приближать субъект к желаемой цели. Ценностью обладает все то, с помощью чего мы достигаем желаемого. Ценности становятся ценностями только при наличии цели.

 

Принято выделять три формы ценностей:

 

1. ценность как общественный идеал, в котором воплощаются представления о должном (демократия, справедливость, красота);

2. ценность в виде произведений материальной и духовной культуры либо человеческих поступков, являющихся конкретным предметным воплощением общественных ценностных идеалов (этических, эстетических, политических, правовых и др.);

3. личностные  ценности, являющиеся производными от социальных ценностей, служащие связующим звеном между духовной культурой общества и духовным миром личности, отражающиеся в сознании в виде ценностных ориентаций, проявляющиеся, прежде всего, в целях, интересах и убеждениях. 

 

Представляется весьма важным понимание того, что и первое, и второе, и третье есть лишь средства достижения желаемого. Самоценная ценность – абсурд по сути и по определению. Ценность не есть нечто значимое само по себе, безотносительно к человеческим потребностям и целям. Напротив, вес ценности только целями да потребностями и определяется. Вспомните, «Коня! Полцарства за коня!» или «Дорога ложка к обеду».

Вместе с тем, ценности имеют объективный, трансцендентный характер по отношению к индивидуальному сознанию. Ценности являются продуктом жизнедеятельности социальных групп и общества в целом и отражаются в мозгу индивида, в форме определенных суждений, т.е. представляют собой явление информационное. Имея определенное представление о ценностях, субъект сначала оценивает свои ощущения, затем реагирует эмоционально и потом уже поступает соответствующим образом.

 

Знания (информация)→ценности→оценка→эмоции→поведение.

 

Но почему человек предпочитает одни ценности иным? Почему девочка встраивает в свою мировоззренческую модель ценности, которыми пользуется ее мама, а мальчик – ценности своего папы? Не потому ли что, ребенок начинает, и очень рано начинает осознавать свою половую принадлежность? Не так ли происходит и с выбором ценностей, которым руководствуется наркоман?

Представляется совершенно очевидным, что для инкорпорации ценностей нужно, как минимум, иметь представление о себе, как о чем-то определенном, а также, осознавать свои потребности и цели. Если нет субъекта, из триады сей состоящего, то нет и интереса к соответствующим ценностям и, соответственно, не может состояться и сам факт  включения их в жизнедеятельность.

Таким образом, человек сначала осознает себя, как Я, которое обладает потребностями и целями, затем, у него пробуждается интерес к соответствующим средствам (ценностям) удовлетворения потребности (достижения цели) и только потом мы имеем осознанное поведение. Я это совокупность отношений.

Я это центр внутреннего самосознания.

Самосознание это процесс восприятия отношений.

 

III

Есть микроскопическое нечто, однажды возникшее в структуре Мироздания, имеющее абсолютную цель – выжить, сохраниться, как определенность, как частица, обладающая набором неких индивидуальных качеств и свойств. Причем, это «нечто» генетически, быть может, родственное всему тому, что его окружает, уже изначально имеет свое собственное «лицо», стремление сохранять, поддерживать и воспроизводить свою собственную идентичность. И это мы вправе утверждать, ибо впоследствии, как обнаружила иммунология, способность узнавать свое и отторгать чужое проявляется на уровне организма: на уровне организма нет ничего такого, чего не было бы в потенции у нашего «нечто».

Причем, как мы понимаем, обладая способностью отторгать чужое, наше «нечто» обладает и способностью консолидировать самое себя, а значит, и все похожее на себя. Так нашему «нечто» удается выжить, как определенности, и так возникают колонии подобных, но не тождественных самим себе. Взаимодействуя с себе подобными, испытывая определенные воздействия на себе от себе подобных, «нечто» обретает представление о себе самом. Так возникает образ своего Я, совершенно не похожий на «нечто», но являющийся тем, чем оно является для себе подобных.

Я – это образ меня. Я – это мой образ, мой представитель в моем сознании.

Я – это мое зеркальное отражение. Но, коль зеркальное, то я самого себя  также могу назвать, как  «Я-незеркальное» или – «Сам-Я».

Сам-Я имею Я.

Сам-Я имею сознание, т.е. способность воспринимать вторую реальность – реальность виртуальную.

Сам-Я имею свое Я, тело, сознание, дух. Это мои инструменты, позволяющие мне выжить.

Причем, Сам-Я не состою из своих инструментов, из всего того, что содержит мое сознание. Мои инструменты это всего лишь мои посредники между мною и миром, окружающим меня.

Сам-Я четко отличаю себя от всего того, что является «чужим», не имеющим отношения к моей структуре. Сам-Я имею цель: сохранить свою индивидуальность, свою структуру, не раствориться в окружающем

Сам-Я противостою окружающему миру. Моя задача «быть». Моя задача не исчезнуть. Сам-Я – «крошка», имеющая задачу выжить, не исчезнуть, и для этого я создаю специальные инструменты. С помощью инструментов Сам-Я самораспаковываюсь на протяжении своей жизни, раскрываю свою сущность, проявляюсь в тех изменениях, которые возникают в окружающем мире благодаря моей активности. Но мои инструменты, будучи порождением живого и из живого сотворенные, начинают свою собственную жизнь, и это мешает мне, мне, творцу своих собственных инструментов, ибо их неопытность, незрелость и частичная чужеродность тормозит процесс моего самораскрытия, входит в противоречие с моей собственной целью. Дело в том, что мое Я будучи мною созданным, создано и не мною также. Мое Я – это совокупность суггестий, сделанных социумом, окружающим миром, противостоящим мне. Мое Я – совокупность материально представленных следов на материальном носители информации – человеческом мозге. Мое Я – это и совокупность записей собственного опыта, полученного моим собственным Я в процессе своей собственной индивидуальной жизни.

И это Я, живущее со мною рядом, являющееся моим инструментом и зеркальным отражением, – увы, – подчиняется не только мне, не только имманентной логике своего собственного существования, но еще и стимулам, оживляющим следы, оставленные ранее. Читать далее

Категория: Батраков Евгений Георгиевич | Добавил: Александр
Просмотров: 1649 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]