Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Батраков Евгений Георгиевич

Шаг вверх два вниз часть 1
18.12.2011, 10:48

Общероссийское  Объединение  Оптималист

 Е.БАТРАКОВ

ШАГ ВВЕРХ, ДВА - ВНИЗ

 

 

Абакан - 2007

 


 

 

ШАГ ВВЕРХ, ДВА – ВНИЗ
 

 …нужен трезвый анализ  прошлого опыта, исключающий всякую идеализацию, то есть благодушие.

С.Н. Шевердин

 Сознательно живущие трезво, предостаточно знают и о «прелестях» пьяного образа жизни, и о преимуществах иного. Потому они и сделали свой выбор, выбор в пользу наилучшего. И, не лишенные сострадания, хотят, чтобы лукаво-подлые нелюди, исходящие из своих шкурно-корыстных интересов, не разносили по миру информационную инфекцию – лжицы об алкоголе, – и, тем самым, не сбивали бы несведущих с пути истинного, не ломали судьбы человеческие, не разрушали семьи и самую жизнь. И потому в числе врагов своих трезвенники видят не пьющих, но спаивающих. И призывают рядом живущих, и служителей культа, и государственную власть к построению общества, свободного от проалкогольных, искусственно вызванных иллюзий, от человеконенавистнической геноцидоидной политики спаивания.

Освобождение народа от многовекового алкогольного рабства, от словесно-умственной дури, от проалкогольного абсурдизма – цель недостижимая без соучастия в том государства и церкви, т.е. именно тех, кто в далекие времена внедрил в ткань социально-общественной жизнедеятельности одурманивающие вещества, и до сего дня стойко стоит на правильности содеянного. Вот что, в частности, писал в московской газете «ОКРУГА» №11 за 30 марта 2002 года председатель отдела внешних церковных связей Московской патриархии Русской Православной Церкви отец Всеволод (Чаплин):

«Существует заблуждение, что церковь запрещает употреблять спиртные напитки в период Великого поста. На деле такое ограничение для тех, кто строго хочет следовать церковным канонам и касается только понедельника, вторника и четверга. То есть тех дней, когда в храме не совершается божественная литургия. В остальное время пить можно любые напитки, но при этом главное – соблюдать умеренность. …

Церковь никогда не выступала в этом вопросе против народных традиций, тем более что Владимир Святой, приняв решение о крещении Руси, определил, что «веселие Руси есть пити».  Позиция церкви в этом вопросе строго определена: грех – не пить, грех – упиваться. Как такового строгого запрета на водку и пиво не существует. Просто важно, чтобы выпивка не превращалась в веселую попойку, поскольку время поста дано для спасения души, для покаяния. Вековые традиции нашего народа всегда учитываются в одном из лучших магазинов Москвы «КРИСТАЛЛ – ГРАДЪ». 

В эту же дуду дудит и маскирующийся под трезвенника отец Александр (Захаров) в своей книжонке «Слово о трезвости»:

«Церковь никогда не видела причину греха пьянства в вине как таковом. И само по себе винопитие никогда не осуждала».

Эти деятели от креста и кагора, видимо, просто не в ладах с элементарной  логикой, они совершенно бессильны уразуметь очевидное: многовековая алкогольная проблема потому-то и существует, что церковь не только никогда не осуждала само питие, но и насаждала оное, идя в обнимку с госчиновниками от казны и гнусными наркоядоторговцами! А народ между тем, известное дело, инстинктивно ориентируется именно на позицию сильных, на позицию власти, в том числе, на позицию духовной власти, ибо ориентация на лидеров – исторически сложившаяся основа выживания. Вот почему, прежде всего, церковь и государство ради спасения и себя самих, и народа своего, и России-Мамы просто должны и обязаны:

1. Наложить на все свои духовные и идейно-экономические душегубские  поползновения самое беспощадное вето: не инспирировать и не культивировать в  общественном сознании помышления о состояниях одурманивая, как о чем-то позитивно-желательно-желанном.

2. Прекратить поддержку тех, кто действует, не считаясь с интересами общества, нации, личности.

3. Возвести в статус нормального только то, что способствует выживаемости человека, как биосущества, как личности, и как духовной сущности.

4. Проявить свою твердую волю в виде:

- наложения запрета на распространение заведомой лжи об алконаркотике,  запрета на рекламу алкоизделий и пропаганду пития;

- установления запрета на распространение алкоголя за пределами его медицинского, технического и научно-экспериментального применения.

При этом мы осознаем недопустимость ограничивать право человека, не лишенного по суду дееспособности, вить для себя самого наркотическую и любую иную удавку – желает он нагнать, скажем, самогонки, пусть нагонит. Это его право – право на выбор. Но нет, и не может быть ни у кого из нас права покушаться на здоровье ближнего своего до тех пор, пока этот ближний не вознамерится покуситься на здоровье наше. Нет права «угощать» гостей наркотической дурью, торговать этой дурью и самому появляться в общественном месте в антиобщественном, т.е. в скотском, в одурманенном состоянии.

5. Объявить абсолютный «сухой» закон для себя самих.

И – все!

«Да так ли уж и все?! – возражают нам иные знатоки. –  А вы вспомните, что запретительные меры еще нигде и никогда ни к чему хорошему не приводили! А вы вспомните хотя бы «сухой» закон в России с 1914 по 1925 годы. Был «сухой» закон и что?»

Был?!..

А был ли?

 Да, действительно, царское правительство с 17 июля 1914 г. в связи с начавшейся Первой мировой войной и в связи с начавшейся мобилизацией, и на период мобилизации несколько ограничило алкоторговлю, что, кстати, было сделано и правительствами всех воюющих стран. (Ю.П. Лисицын, Н.Я. Копыт. Алкоголизм. М., «Медицина», 1983, с.64). И даже более того, как писал в 1914 году «Вестник трезвости», 22 августа Николай II «повелеть соизволил существующее воспрещение продажи спирта, вина и водочных изделий для местного потребления в империи продлить впредь до окончания военного времени».  

Затем, Положением Совета Министров от 27 сентября 1914 г. городским думам и сельским обществам, а Положением от 13 октября и земским собраниям на время военных действий предоставлялось право запрещать торговлю всеми разновидностями спиртного в местностях, находящихся в их ведении.

Прямо скажем, грех тут не заподозрить, что на Россию и действительно снизошел желанный, живительный «сухой» закон, но… Ведь продолжалась, как и прежде, торговля церковным вином в храмах, упивались, как и прежде, представители состоятельных классов и сословий, причем, всеми видами спиртного пойла, в ресторанах 1-го разряда и в клубных буфетах, а в конце года возобновилась еще и продажа пива.

А коль так, то, о каком же «сухом» законе тут можно вести речь?..

Хуже того, уже 17 ноября 1914 г. министр финансов, масон С.Ю. Витте, – тот самый, о котором французский посол Палеолог писал: «Загадочная, назойливая личность, очень интеллектуален, деспотичен, всепрезирающий, уверенный в своем могуществе; одержим тщеславием, завистью и гордыней, является злом и опасностью для Франции и России», – так вот, этот С.Ю. Витте, тот самый, благодаря которому в самом начале XX-го века в России было заложено строительство трехсот пятидесяти казенных винных заводов, в том числе, и Московский казенный винный склад № 1, ставший впоследствии известным под названием «Кристалл», – С.Ю. Витте признал возможным «разрешить в ренсковых погребах продажу крепких напитков». (См. Д.Н. Бородин. В защиту трезвости. Пг., 1915, с.17).

И, наконец, «в марте 1915 г. состоялось межведомственное совещание в Петрограде, которое признало своевременным разрешить продажу виноградных вин крепостью до 16° и пива крепостью до 4° в городах и «сильно населенных сельских местностях». (Т.С. Протько. В борьбе за трезвость. Минск, «Наука и техника», 1988, с.50).

И это – «сухой» закон?!..

«В знаменательном 1915 году, по официальным обобщенным данным алкогольные изделия производил 661 завод, розничную торговлю – распивочно и на вынос – осуществляли 4242 заведения. Конечно, это намного меньше, чем в предвоенном 1913-м. Но этого все-таки достаточно как для подпитки питейной традиции, так и для дискредитации отрезвительской стратегии и идеи трезвости.

Вплоть до 1917 года сначала «Правительственный вестник», а потом «Вестник Временного правительства» регулярно информируют заинтересованные круги о разрешениях Минфина виноделам и винокурам производить (правда, в ограниченных размерах) алкогольные изделия, соответственно в деловых изданиях публикуются финансовые отчеты алкопроизводителей о прибылях». (С. Шевердин. Местное самоуправление против «второго рабства». «Эйфория», 2000 г., № 5).

После февральской революции 1917 года к власти приходит Временное правительство, которое своим постановлением от 27 марта «Об изменении и дополнении  некоторых, относящихся к изготовлению и продаже крепких спиртных напитков постановлений», признавало свободным промыслом производство и продажу «в винодельческих местностях... с соблюдением действующих узаконений и правил, натуральных виноградных вин из произрастающего в России винограда».

Далее, в литературе нередко можно встретить, что большевики, придя к власти, продлили действие «сухого» закона. Что же они продлили, если, как мы видим, Россия, – пусть значительно меньше, но – пила? Быть может, имеет смысл говорить не о том, что «продлили», а о том, что в 1917 году на белый свет появился целый ряд документов, – решительных, радикальных, однозначных, – устанавливающих диктатуру трезвости?

 Приведем эти документы:

 ПРИКАЗ ВОЕННО-РЕВОЛЮЦИОННОГО КОМИТЕТА

 1. Впредь до особого распоряжения воспрещается производство алкоголя и всяких алкогольных напитков.

2. Предписывается всем владельцам спиртовых и винных складов, всем фабрикантам алкоголя и алкогольных напитков не позже 27-го сего месяца довести до сведения о точном местонахождении склада.

3. Виновные в неисполнении приказа будут преданы Военно-революционному суду.

 Военно-Революционный Комитет.

 (Д. Рид. Десять дней, которые потрясли мир. «Госиздат», М., 1959 г., с.303).

 

Предписание замоскворецкого

военно-революционного комитета

29 октября 1917 г.

 

Замоскворецкий военно-революционный комитет объявляет, что будут подавляться самыми беспощадными мерами:

1.     продажа водки,

2.     погромы,

3.     стрельба из домов,

4.     черносотенная агитация.

Все нарушители порядка, все появляющиеся в нетрезвом виде, все чинящие насилие и грабежи – враги народа и революции, и с ними будет поступлено со всею строгостью революционного времени.

Ношение и хранение оружия допускается только с разрешения Военно-революционного комитета.

 

Военно-революционный комитет

 

(Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии (I9I7–I92I гг.). Сборник документов. «Госполитиздат», М., 1958 г., с.23)

 

 

ОБРАЩЕНИЕ

Петроградского Совета

ко всему населению Петрограда

с призывом единодушно выступить на борьбу

за восстановление революционного порядка

 

6 декабря 1917 г.

 

Ко всему населению Петрограда

Граждане! Товарищи!

 

Тёмные силы вас подстерегают. Они вызвали мятежи генералов Каледина, Корнилова и других, чтобы затопить в крови народную революцию. Одновременно эти тёмные силы пытаются создать анархию и беспорядки в стране и особенно в красном Петрограде. Они толкают бессознательных и слабых людей на пьянство и погромы.

Всякий, кто в нынешний тревожный момент устраивает беспорядки или способствует им, есть враг революции и русского народа. Все сознательные люди обязаны всеми мерами прекращать анархию и содействовать восстановлению революционного порядка.

Не прикасайтесь к вину: это яд для нашей свободы! Не допускайте разгромов и эксцессов: это смерть для русской революции!

Как честные граждане, единодушно выступите на борьбу с злыми силами, сеющими беспорядок. Поддержите Совет рабочих и солдатский депутатов в его работе по охране революционного Петрограда.

 

«Известия ЦИК», № 244 6 декабря 1917 г.

 

(Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии (I9I7–I92I гг.). Сборник документов. «Госполитиздат», М., 1958 г., с.73)

 

ИЗ ДЕКРЕТА ВЦИК И СНК

О БОРЬБЕ С ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫМ КРИЗИСОМ

И РАСШИРЕНИИ ПОЛНОМОЧИЙ НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА

ПРОДОВОЛЬСТВИЯ

9 мая 1918 г.

 

...Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет постановил:

3. Объявить всех, имеющих излишек хлеба и не вывозящих его на ссыпные пункты, а также расточающих хлебные запасы на самогонку, врагами народа, предавать их революционному суду, с тем, чтобы виновные приговаривались к тюремному заключению на срок не менее 10 лет, изгонялись навсегда из общины, всё их имущество подвергалось конфискации, а самогонщики, сверх того, присуждались к принудительным общественным работам.

 

Председатель ВЦИК Я.Свердлов

Председатель СНК В.Ульянов (Ленин)

Секретарь ВЦИК Аванесов

 

(Из истории Всероссийской Чрезвычайной комиссии (I9I7–I92I гг.). Сборник документов. «Госполитиздат», М., 1958 г., с.115)

 

А вот несколько цитат на эту тему из газеты «Знамя революции» (Орган Казанского Совета солдатских и рабочих депутатов. Подборку прислал канд. исторических наук В.М. Ловчев):

 

21 (8) марта 1918 г.

Совет городского хозяйства (административная комиссия) предупреждает владельцев и арендаторов ресторанов, кофеен, чайных и т.д., что за все могущие произойти безобразия и пьянство они будут предаваться суду Революционного трибунала вплоть до конфискации их имущества.

 

2 июня (20 мая) 1918 г.

 

 

Объявление Казани на военном положении

 

§ II – Появление на улице в пьяном виде карается тюремным заключением сроком на 1 год. Виновные в продаже спиртных напитков высылаются из пределов Казанской губернии под надзор совдепов с Конфискацией имущества.

 

Губернский исполнительный комитет

Губернский военный комиссариат

Чрезвычайный оперативный штаб

 

 

Ну, и, наконец, Постановление СНК от 19 декабря 1919 года, которое принято считать «ленинским «сухим» законом» и которое будто бы закрепило «сухой» закон, принятый царским правительством в 1914 г.

 

Постановление СНК

о запрещении в РСФСР без разрешения производства и продажи спирта, крепких напитков и неотносящихся к напиткам

спиртосодержащих веществ.

 

Совет народных Комиссаров постановил:

 

1. Воспрещается повсеместно в Российской Социалистической Федеративной Советской республике изготовление без разрешения спирта, крепких напитков и неотносящихся к напиткам спиртосодержащих веществ, из каких бы припасов или материалов, какими бы способами, какой бы крепостью и в каком бы количестве спиртовые напитки и вещества ни были приготовлены.

2. Воспрещается продажа для питьевого потребления спирта, крепких напитков и неотносящихся к напиткам спиртосодержащих веществ.

3. Напитки признаются крепкими, если содержание в них винного спирта превышает полтора процента (градуса) по Траллесу. Для виноградных вин крепость допускается не свыше 12 градусов.

4. Напитки с меньшим содержанием винного спирта, а также кумыс и кефир, не считаются крепкими и допускаются, при отсутствии в них одуряющих или вредных для здоровья примесей, к свободной продаже...

5. Неотносящимися к напиткам спиртосодержащими веществами признаются древесный спирт, сивушное масло (отбросы и отходы при очистке спирта) и прочие спирты, а также воякой крепости их растворы, кроме винного спирта и его растворов.

Под винным спиртом разумеется этиловый спирт, не подвергнутый денатурации.

6. Продажа спирта, крепких напитков и неотносящихся к напиткам спиртосодержащих веществ для технических (врачебных, фармацевтических, химических, учебных и ученых и т.п.) надобностей, а равно и для вывоза за границу производится исключительно из выделывающих эти напитки и вещества национализированных или взятых государством на учет заводов и заведений, из складов, аптек и других мест торговли, коим эта продажа разрешена правительством.

7. Изготовление спирта и крепких напитков не относящихся к напиткам  спиртосодержащих веществ дозволяется только указанных в предыдущей статье (6) надобностей и для вывоза за границу и исключительно на заводах и в заведениях, национализированных или взятых государством на учет.

Порядок и условия продажи крепких напитков и неотносящихся  к напиткам спиртосодержащих веществ для технических целей определяются Высшим Советом народного хозяйства по соглашению с Народным комиссариатом внутренних дел и здравоохранения.

8. За выкурку спирта в недозволенных законом местах из каких бы то ни было припасов, каким бы то ни было способом, и в каком бы то ни было количестве, и какой бы то ни было крепости виновные подвергаются:

а) конфискации спирта, припасов, материалов, аппаратов и приспособлений для выкурки;

б) конфискации всего имущества;

в) лишению свободы, соединенному с принудительными работами сроком не ниже 5 лет.

Тем же наказаниям подвергаются виновные в соучастии в тайном винокурении и в пособничестве ему, а также виновные в продаже, передаче, приобретении, хранении, проносе и провозе незаконно выкуренного спирта.

..................................

11. За распитие незаконно приготовленных и незаконно полученных крепких напитков, упоминаемых в предыдущих статьях, в публичных местах, во всякого рода заведениях, а также за допущение такого распития и за появление в публичном месте в состоянии опьянения виновные в том лица подвергаются лишению свободы с принудительными работами на срок не менее одного года.

 

Председатель Совета Народных комиссаров В. Ульянов (Ленин)

Управляющий делами Совета Народных комиссаров В. Бонч-Бруевич

Секретарь С. Бричкина

Москва, Кремль. 19 декабря 1919 г.

Категория: Батраков Евгений Георгиевич | Добавил: Александр
Просмотров: 1089 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 3.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]