Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Май » 9 » Борьба за трезвость

VIII. Борьба за трезвость в Советском Союзе.

1. Необходимость борьбы за полную народную трезвость в Советском Союзе и задачи этой борьбы.

Оглавление

Теперь, когда на месте государства капиталистов и помещиков строится у нас новое государство труда, когда на наш народ смотрят трудящиеся других стран, чтобы узнать опыты и уроки революционной борьбы и строительства, нам больше, чем кому бы то ни было, надо помнить, что алкоголю не должно быть места в новой жизни. Мы должны являть пример трезвой жизни. Поэтому народы Республик, которые победили в огне революции и войны своих врагов, должны объявить борьбу—борьбу «не на живот, а на смерть» —своему еще не побежденному, старому врагу— алкоголю.

Т. Троцкий говорит, что «ближайший период будет периодом героической борьбы с алкоголем. Если мы не дадим отпора алкоголизму, начиная с города, то мы пропьем социализм и пропьем Октябрьскую революцию»[1]).

Кому приходилось выступать перед аудиторией с докладом или лекцией по алкогольному вопросу, тот знает, что, как бы всесторонне он ни осветил этот вопрос, к нему прежде всего поступают записки в общем такого содержания: «почему правительство СССР продает спиртные напитки, если они вредны»? Особенно много писем стали получать редакции газет и ответственнейшие руководители нашего Союза после выпуска 400 очищенного вина. Спрашивали: «зачем это»? Никогда еще наши газеты не уделяли столько страниц и внимания алкогольному вопросу, как в это время. Был помещен ряд статей: Наркома Здравоохранения тов. Семашко, т. Ярославского и других ответственейших руководителей Республики, которые разъясняли причины выпуска 400 водки и намечали дальнейшие наши пути в алкогольном вопросе.

Привожу некоторые выдержки из этих статей:

«Введение 400 водки сбило с толку не только некоторые группы населения, но и некоторую часть печати.

«Вечерняя Москва» описывает это событие и сцены, его сопровождавшие, на манер описания академических торжеств. А другая (ленингр.) слагает в честь этого события такие вирши:

«Недолго мы на тридцати,

Как оказалось, посидели,

Уже бурлит (!!) авансом  кровь,

И сердце рвется на причале...»

Поэтому представляется абсолютно необходимым еще раз напомнить те мотивы, по которым была введена сорокаградусная водка, и те практические задачи, которые отсюда следуют.

Мотивы выпуска государством крепкой водки изложены были кратко и ясно тов. Рыковым на учительском съезде в ответ на поданную записку. Тов. Рыков сказал: «Как бороться с самогоном? В первую очередь надо бороться культурными мерами, поднятием культуры и улучшением материального положения населения. Думать, что одними репрессиями можно уничтожить самогон, — величайший предрассудок».

Что самогонка является настоящим бедствием, особенно для крестьянства, доказывалось в печати не раз. По подсчетам В. М. Четыркина (Бюллетень Госплана № 4—5 за 1924 г.), самогонным производством занимается около 8 проц. общего количества крестьянских дворов. В работе в настоящее время не менее одного миллиона самогонных аппаратов. Определяя стоимость затраченной муки, топлива, работы, неуплаченного акциза, автор исчисляет общую сумму потерь народного хозяйства и государства приблизительно в 235 милл. рублей. Излишне напоминать об исключительной ядовитости самогона, о частых случаях полной потери зрения в результате употребления его.

Таким образом, выпуск водки считается маневром против самогона. Что это так, что в этом маневре нет и следа воскрешения старой политики царского правительства — получать доходы путем спаивания народа,—видно из цифровых данных: до войны выпивалось более 100 милл. ведер, спиртные напитки давали около миллиарда дохода (в 1914 г. ожидалось 990.000.000 руб.). Наша программа даже с выпуском 40° водки рассчитана на изготовление 22—23 милл. ведер, включая сюда сырой спирт, денатурат, ректификат, эфир и т. д. (все приведенные данные взяты из доклада д-ра Прозорова на антиалкогольном совещании при Наркомздраве; цифра спиртовой программы — в Центроспирте ВСНХ).

Как бы ни оценивать результаты этой меры (а мнения могут быть разные), ясно одно: водка есть маневр  против самогонки.

Водка, надеются авторы введения ее, «вытеснит самогон». Но она вредна для организма. Значит, поскольку распространен самогон, нужно бороться и против самогона, и против водки. Водка приучает к алкоголизму.

Таким образом, не смягчение антиалкогольной кампании и не дифирамбы водке должны стать задачей дня, а, наоборот, еще более интенсивная кампания против самогона и против водки.

Рядом с усиленной просветительной деятельностью нужно укрепить и репрессивные мероприятия против пьяниц и скандалистов.

А за всем этим должна остаться в полной силе, и даже усилиться еще больше, наша обычная антиалкогольная политика: политика хлебных цен, экономических и культурных мероприятий, борьбы с наркотизмом по линии НКЗдрава и проч.

Не будем закрывать глаза на то, что введение 40° водки грозит опасностями. И будем готовы встретить во всеоружии эту опасность».

Н. Семашко.

(«Известия ЦИК СССР и ВЦИК», № 231—1925 г.).

 

«Кажется, не нужно теперь объяснять, почему допущена продажа 30—40-градусной водки. Как ни тяжки последствия от распространения этого вида алкоголя, зло это гораздо меньше, чем зло от самогона. Примириться с такого рода мерой мы можем только, как с полумерой борьбы с самогоном. Само собой разумеется, что если в ближайшее время водка уничтожит самогоноварение, а сведения отовсюду говорят о том, что появление водки во многих местах значительно сократило самогоноварение, а кое-где и совершенно уничтожило,—задача борьбы с алкоголизмом, с пьянством нисколько не уменьшится по своим размерам, по своей серьезности и значительности. На этой задаче нужно теперь же сосредоточить внимание всех, кто борется за поднятие культурного уровня рабочего класса и крестьянства и за подъем его материального благосостояния, ибо нет никакого сомнения, что если самогоноварение подтачивало хозяйственно-крестьянский и рабочий бюджет, то хозяйственно будет подтачиваться он и от водки».

(Ем. Ярославский, «Правда», № 264—1925 г.).

 

«1. Изживание пьянства должно идти и пойдет прежде всего на ряду с подъемом производительных сил страны и повышением культурного уровня масс.

2.  Совершенно очевидно, что при этом условии борьба с алкоголизмом не может вестись лишь средствами административной борьбы и репрессий.

Весь предшествующий опыт у нас (равно как и опыт других стран) полностью подтвердил это положение, выявив несостоятельность сосредоточения главного внимания на административных формах борьбы. При запрещении выделки и продажи алкоголя, несмотря на преследования и запреты, производство и потребление самогона развилось за последние годы до угрожающих размеров. Больше того, среди населения начали развиваться продажа и употребление кокаина и других вредных наркотиков.

3.  Потребление самогона, кокаина и подобных наркотиков несет громадную опасность делу народного здравия и требует немедленных и решительных мер борьбы с дальнейшим производством и потреблением самогона, кокаина и т. д.

Необходимо также отметить опасность самогона в смысле широкой доступности его для населения, так как достать самогон можно в любом селе, в любое время, в кредит, в обмен на продукты и т. д. И над всем этим нет возможности осуществлять какие бы то ни было контроль, учет и регулирование.

4.  Тайное винокурение и потребление самогона представляют не только бытовую опасность, но и огромное народно-хозяйственное зло. Самогон производится преимущественно из хлеба, что ведет к хищническому и непроизводительному растрачиванию наиболее ценных продуктов крестьянского хозяйства, в то время как на заводское производство спирта употребляются, главным образом, картофель и кукуруза.

На ряду с этим необходимо также указать и на то обстоятельство, что от производства и продажи самогона в деревне прибыль в значительной части попадает в карманы кулаков, которые, не желая рисковать сами, в большинстве случаев организуют производство самогона через необеспеченные слои деревни, снабжая их хлебом.

5.  Угрожающий рост самогоноварения и распространения его на все более и более широкие слои населения поставил вопрос о продаже водки, как одного из средств, ослабляющих дальнейшее развитие самогоноварения.

Продажа водки оправдывается тем, что она должна вытеснить самогон. Вместо самогона, уничтожающего основной продукт крестьянского хозяйства— хлеб, вместо самогона, который исключает какие бы то ни было контроль и возможность регулирования, государство, допуская производство и продажу водки, сберегает таким образом огромное количество хлеба в стране и в то же время получает возможность регулирования и контроля за производством и потреблением водки. В то же время доходы, получаемые государством от вина, дают государству возможность увеличить расходы на цели восстановления круп­ной промышленности, развитие просвещения и т. п.

6. Но советское государство ни в какой мере не упускает из виду того вреда, который сопряжен с распространением водки для культурного и экономического роста страны.

Равным образом оно считает, что доход от продажи водки не может играть доминирующую роль в его бюджете и теперь же принимает меры, ограничиваю­щие количество выпускаемой водки».

(Из тезисов Агитпропа ЦК ВКП (б).

Поэтому ясно, что противоалкогольная борьба в настоящее время должна быть направлена как на самогонку, так и на водку. Но на фронте врага —алкоголя есть еще и другие полчища, которые тоже ведут свое наступление, и с которыми тоже надо воевать. Это— слабые наливки, виноградное вино и пиво. Они могут быть еще опаснее, чем самогонка и водка, так как незаметно, под прикрытием и маскировкой подкрадываются они в своем наступлении, а бьют они тем же оружием — спиртом. В отношении, например, наливок и виноградного вина существует у всех самое искреннее убеждение, что это — «слабые», «женские» напитки; своим приятным вкусом они, действительно, покоряют женское и детское население. Того, кто отказывается от водки, а пьет только наливки и вино, сравнивают с «красной девицей».

— Ну, что вы, как красная девица, только сладенькое пьете?— замечают ему в компании.

Пиво и подавно считается напитком, о вреде которого и не может быть речи. По общераспространенному мнению — это есть приятный на вкус напиток, который служит для утоления жажды. В этом отношении он стоит во мнении народа рядом с фруктовыми водами, с тою только разницей, что если оно готовится из ячменя, то, следовательно, питательно. Поэтому пивом нередко заканчивается праздничный обед; в летнее время особенно много пива выпивается в столовых, где пара пива стоит дороже, чем весь обед. Самым простым и невинным развлечением считается пойти в пивную и распить «по парочке пивка».

На Шабаловском пивоваренном заводе в Москве некоторые рабочие выпивали в день до ведра пива и были очень удивлены, не поверили, когда им врачи - обследователи сказали, что даже и малые ежедневные количества пива вредны.

Не только самогон и водка, но и наливки, и виноградное вино, и пиво, и брага должны быть совершенно изгнаны из народного потребления, как вредные и ненужные народу. Соблазняя своим приятным вкусом и обманывая своей якобы безвредностью, они вовлекают пьющих и в крепкие напитки. Начинают с пива и виноградного вина, а кончают водкой и самогоном.

Точно так же наша противоалкогольная борьба должна быть направлена не только на злоупотребление алкоголем, на пьянство, но она особенно должна быть направлена на умеренное потребление спиртных напитков. Ведь умеренное потребление спиртных напитков несет по существу те же последствия, что и пьянство.

Как мы уже говорили, наукой доказано, что 1—2 рюмки водки или 1 стакан пива сейчас же начинают проявлять в организме свое вредное действие: запоминание и соображение ослабляются, сила мускулов тоже понижается, кровеносные сосуды расширяются и т. д. Разница между последствиями неумеренного  и умеренного потребления спиртных напитков заключается только во времени: при умеренном, а также и при так называемом случайном (т.-е. при случае — получка, праздник, компания и пр.) потреблении алкоголя болезненные изменения наступают незаметно, позднее и могут быть сначала не так резко выражены, как при пьянстве. Умеренное потребление спиртных напитков в социальном отношении является даже еще более опасным, чем злоупотребление. Во-1-х, оно имеет массовое распространение: пьют все, но пьянствуют не все. Тов. Томский на одном из профсоюзных съездов сказал, что если исключать из союза за то, что человек выпивает, то тогда надо будет почти всех мужчин исключить из союзов. Разрушительное влияние алкоголя на народное здоровье и на народное хозяйство мы имеем, главным образом, от умеренного и случайного потребления спиртных напитков. Во-2-х, если вред пьянства очевиден, то уме­ренное потребление спиртных напитков скрывает губительное значение алкоголя, так как умеренно пьющие своим внешним видом производят впечатление как будто совершенно здоровых людей и тем самым поддерживают общераспространенные предрассудки в отношении спиртных напитков.

Вот мой сосед всю жизнь пьет, только «аккуратно». Поглядите—какой здоровый! значит—«с умом» пить можно.

Конечно, так рассуждают потому, что не видят и не знают, в каком состоянии находятся органы этого соседа, для которых еще не пробил час, чтобы наглядно и убедительно проявить свои болезненные изменения. Внешний вид бывает обманчив.

Таким образом, бороться с алкоголем в Советском Союзе—это значит: бороться за полное воздержание от всех спиртных напитков, бороться за установление полной и общенародной трезвости. Надо бороться не только с пьянством: надо изгнать из народной жизни всякое потребление спиртных напитков.



[1] Из речи, произнесенной на всероссийском совещании/рабкоров «Рабо­чей  Газеты» 13 января 1926 г.

13:29
Борьба за трезвость
Просмотров: 1231 | Добавил: Александр | Теги: борьба с алкоголизмом, сухой закон, Сухой закон СССР, алкоголизм | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]