Трезвая русь
Изготовление наклеек на машину: печать наклеек.

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Октябрь » 24 » Дорога, которую мы выбираем

Дорога, которую мы выбираем

 Оглавление

«...Мы и еще одна семья получили квартиру в новом пятиэтажном доме. Как мы радовались тогда. Но, видимо, первой в нашу общую квартиру вошла водка. Ее вина в том, что мы живем в грязи, вони, среди нецензурной брани и воровства. Сначала я не замечал этого, потому что сам пристрастился к спиртному. Но нашел в себе силы. Лечился и бросил пить совсем. Не пью уже несколько лет. А вот соседей убедить не удается, а ведь у них трое детей. Глава семьи работает водителем, и непонятно, как он после кутежей проходит медицинскую комиссию перед выездом на линию. Пьют вместе с женой или по очереди. Ребята (младшему шесть месяцев, старший в шестом классе) всегда голодные, неухоженные. Дети наблюдают, как пьянствуют старшие. Эта «наука» оставляет след. Куда смотрит школа, родительский комитет?

Гибнут дети, гибнет семья, до трагедии один шаг. Двери комнат рядом, и кухня общая. Ссоры, драки, крики, ругань. Почему это все должна слушать и терпеть моя десятилетняя дочь?

И нам, взрослым, ни отдыха, ни покоя. Ведь многоквартирный дом тоже общественное место, наша микросреда». (Из письма бывшего пациента наркологической больницы.)

Обычно под влиянием среды подразумевается пьянство в семье родителей, молодежные компании с выпивкой, нездоровое окружение на работе, когда алкоголизм, алкогольная среда как бы плодят себя сами. Это так называемый социальный пресс.

Роль его показана и в экспериментах на животных. Обезьяны неохотно потребляют алкоголь — обычно, когда растворы его замаскированы вкусом, запахом фруктов или если они находятся на пищевом режиме сухоедения. Оказалось, что при групповом содержании животных количество принимаемого спиртного возрастает — они действуют как бы но «примеру соседа». Эти эксперименты интересны не только тем, что показывают зависимость потребления от влияния группы, микросреды. Они говорят о том, что, вопреки первоначальному биологическому неприятию алкоголя, возможно привыкание к нему.

Роль микросреды обусловливается обязательной для человека как «животного социального» конформностью — свойством сближать свои взгляды, формы поведения с принятыми в его среде. Более высокаяконформность присуща умственно недоразвитым лицам с низким интеллектом, ограниченным духовным развитием. Конформность здорового человека тем меньше выражена, чем выше уровень его психического развития.

Однако давление среды бывает столь сильным, что она влияет вопреки внутренней неконформности. Все мы в своих мнениях и действиях сообразуемся с ожидаемой реакцией окружающих. Нередко, боясь осуждения, поступаем против собственного желания. Такая способность подчинять себя также входит в понятие конформности, и она в определенной мере зависит от адаптационных психических свойств. А это в свою очередь влияет на отношение к злоупотреблению спиртным.

Кто же и при каких обстоятельствах употребляет спиртные напитки во зло?

Выделим две группы факторов, способствующих злоупотреблению: социальные и индивидуальные. Внимательно рассмотрим каждую из этих групп.

Потребление спиртных напитков, как и поведение человека в целом, определяется средой. Но сегодня пьянство и алкоголизм не ставятся в прямую зависимость от общественно-экономических условий.

При прочих равных показателях культуры, образования, материального обеспечения, условий труда и отдыха можно наблюдать разную степень алкоголизации. В одной студенческой группе, в одном заводском цехе есть пьющие и непьющие. Кое-кого такая пьющая группа «затягивает». Кого?

Чтобы объективно ответить на этот вопрос, давайте обратимся к историям болезней пациентов наркологических стационаров. Наиболее частой причиной пьянства - следует из анамнеза больных алкоголизмом -называется дурное окружение. Так, обследовав большую группу населения, советский ученый П. Г. Ураков нашел, что из каждых ста злоупотребляющих восемьдесят два человека пьянствовали под влиянием микросреды.

При этом существуют различные способы «вхождения» в круг злоупотребляющих.

Иногда оказывается, что утверждение, будто «затянула пьяная компания на работе», но совсем правомерно. На самом же доле пациент познакомился со спиртным в своей семье. В подростковом возрасте не раз бывал в состоянии опьянения, а вот злоупотреблять регулярно начал с первыми заработками.

Некоторые, преодолевая отвращение к спиртному, заставляли себя пить, как все, чтобы войти в число «своих», «быть на уровне» в среде пьяных. Вначале низкая переносимость спиртного сочеталась с отрицательным отношением к злоупотреблению. Тем не менее совершалось насилие над собой, и не потому, что нравилось спиртное, а потому, что пьющие приятели чем-то привлекали.

Заслуживает внимания еще один путь — сознательное формирование такой микросроды. Есть определенный тип «деловых» людей, которые используют застолье с обильной выпивкой как средство для достижения личных целей. Сейчас после принятия постановления ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма» таких случаев стало меньше. Активность предприимчивых «бизнесменов» поубавилась, но они уже успели «посеять зло» в обществе, приобщить к выпивке тех, кто не устоял перед соблазном погулять за чужой счет. Благодушие и нетребовательность в состоянии опьянения позволяют устанавливать доверительные отношения. Особенно податливы те, кто уже расположен к употреблению спиртного.

Обычай устраивать дела с выпивкой имеет вполне понятную подоплеку. Каждая сторона рассчитывает усыпить осторожность другой и выгоднее устроить свое дело.

При этом «деловые» люди нередко сами спиваются, становятся жертвами образованной ими компании...

Когда непьющий человек активно формирует алкогольную среду, можно искать и криминальные мотивы. Как известно, многие преступления, не только стихийные, но и запланированные, совершаются не без «помощи» бутылки.

Не исключено пьянство в высокообеспеченных слоях общества. Но оно меньше «колет глаза», так как этот слой более «закрыт».

Пьющие сообщества в большинстве случаев образуются из лиц, которым нравится состояние опьянения. Это единство восприятия порождает симпатии. Близость устанавливается инстинктивно, без сознательной оценки.

Вот и получается, что, объясняя пьянство влиянием дурного окружения, забывают, что никто нить не принуждал. Выбор был сделан самостоятельно, и в иных случаях пьянствующая компания была не источником, а лишь поводом к злоупотреблению.

Обобщив накопленный материал, Н. Я. Копыт выделил социальные факторы, способствующие и поддерживающие потребление и злоупотребление.

Это неблагоприятные отношения между родителями, алкогольные традиции в семье, которые активно способствуют раннему приобщению к спиртному,— факторы, особо действенные в возрасте до 15 лет, начальное звено в патогенезе злоупотребления.

Общепринятые алкогольные традиции, обычаи ближайшего окружения, ориентированные на потребление спиртных напитков,— поддерживающие факторы. Они действенны в возрасте 16 — 19 лет и являются определяющим звеном.

Факторы, способствующие развитию злоупотребления: экономическая самостоятельность, бесконтрольность при условии ранее приобретенной установки на привычное потребление, частота и количество поглощаемого алкоголя. Действенны в возрасте 19 — 26 лет. Это — пусковое звено злоупотребления.

Поддерживают этот порок конфликты в семье, низкий культурный уровень и опять же обычаи ближайшего окружения, ориентированные на злоупотребление,— таково завершающее звено. Факторы, поддерживающие потребление во зло, создают ситуацию, которая способствует развитию пристрастия к вину следующего поколения. Так замыкается порочный круг.

И здесь мы подходим к проблеме «пьянство и личность».

 Статистика свидетельствует: опасности злоупотребления подвергается невысокообразованный обеспеченный человек. Но нужно сразу оговориться. Как нельзя в конкретном случае количественно измерить злоупотребление, так и в денежном выражении не всегда поддается оценке обеспеченность.

Социальный статус тех, у кого достаточно денег, чтобы выпить, и недостаточно интересов, чтобы занять себя, допускает и даже приветствует регулярное потребление спиртных напитков как способ веселья и незамысловатого времяпрепровождения. Недостаточное развитие индивидуальности, художественных и интеллектуальных интересов сужает возможности выбора внерабочих занятий. Это происходит даже в тех случаях, когда общество предоставляет для этого большие возможности. Социологические исследования отечественных наркологов В. Г. Занорожченко, Н. Я. Копыта, Е. Д. Красина, Ю. И. Прядухина подтверждают, что чем уже интересы и выше обеспеченность, тем больше употребляют спиртное — пьянство становится этически приемлемым. Так, Копыт более чем у 77 процентов злоупотребляющих определил низкий культурный уровень (у половины из них — незаконченное семилетнее образование). В социальных группах, где материальная обеспеченность меньше, но интересы шире, показатель алкоголизации меньше.

Сказанное выше позволяет не согласиться с мнением некоторых публицистов, которые, отметив частоту пьянства на неквалифицированных производствах с преобладанием ручного труда, полагают, что улучшение организации труда, автоматизация и порядок снизят пьянство. Накопление злоупотребляющих на подобных участках неслучайно. Совершенствование производства заставит таких рабочих сменить предприятие, когда они перестанут соответствовать возросшим требованиям, но не бросить пить.

Таким образом, мы можем говорить о микросоциальном порочном круге. Повторим: обедненная личность предпочитает удовольствие опьянения, что ведет к возрастанию «пьянства среды». Это в свою очередь порождает личность, биологическое и «педагогическое» формирование которой располагает к злоупотреблению. Кроме того, микросреда определяет форму поведения. Нужно обладать сильным характером, чтобы сопротивляться ее диктату.

Из всех перечисленных факторов более полной оценки требует тот, что поддерживает злоупотребление. Это конфликты в семье. Их хорошо обрисовывают клинические наблюдения, сбор анамнеза, беседы с родственниками. Обычно — это скандальные сцены разной степени агрессивности и беспочвенности, кончающиеся поспешным примирением. Оно неожиданно для посторонних лиц, которых активно звал на помощь менее пьющий супруг. Избыток аффектов и недостаток волевой, разумной целенаправленности делают такие конфликты бессмысленными. Большинство скандальных эпизодов — следствие алкогольного эксцесса. Но злоупотребляющие именно этим оправдывают свою «слабость». Бесспорно, конфликты в семье — травмирующий психику фактор, но они скорее следствие, чем причина частых выпивок. Значит, дело в нас самих.

Так мы подошли к индивидуальным факторам.

Выбор человеком того или иного образа действия — всегда и проблема личности. Наши предположения о развитии конкретной личности основываются на ее склонностях, эмоциональном состоянии, на том, что одобряется, что осуждается, какие люди вызывают симпатию, какие — антипатию.

Отметим, что нравственные категории, понятия о том, что хорошо, а что дурно, формируются рано. Уже в подростковом возрасте заложено отношение к спиртным напиткам, приятие или неприятие их употребления. Но подросткам несвойственно механическое усвоение обычаев и примеров, как это иногда предполагается. При неприятии давление и взрослых и сверстников встретит активное сопротивление. Если же человек не сопротивляется лицам злоупотребляющим, поддается их влиянию, следует примеру пьянства — значит, это особый тип личности, с определенными нравственными характеристиками, уровнем душевного развития и конформности. Перед такой юной личностью из-за узости взглядов, интересов не стоит проблемы выбора дорог. Ей доступны только чувственные удовольствия.

До сих пор внимание ученых привлекали те, кто склонен к пьянству. Перспективными нам представляются исследования молодежи в том возрасте, когда знакомство со спиртным еще не состоялось.

Целесообразно поставить вопрос так: какая личность не склонна к злоупотреблению? Прежде всего — это человек, увлеченный работой, у которого есть внерабочие интересы, который посвящает свою жизнь достижению высоких целей. Это человек нравственно щепетильный, с эстетическими идеалами, с чувством долга и ответственности за свою репутацию, за близких.

Не исключено, что в ряду не расположенных к злоупотреблению могут встретиться далеко не идеальные люди. Например, те, кто стремится к достижению узкоэгоистических, корыстных целей. Замечено, что не склонны к злоупотреблению и лица со сверхценным отношением к себе, своему здоровью, а также люди скупые...

Итак, социально-гигиенические исследования позволяют определить, какая личность наиболее подвержена пьянству и алкоголизму.

Самая значительная часть пациентов наркологических учреждений, как нам уже ясно, малообразованные лица, духовно обедненные, недостаточно развитые эмоционально и нравственно. Круг интересов их ограничен повседневностью и бытом. Запас знаний за пределами профессии скуден. Им несвойственны увлеченность и страстность, даже на уровне таких узкоэгоистических интересов, как, например, накопительство. Аффекты — реакции нецеленаправленны. Характер и способ выражения этих аффектов определяется недостаточным развитием эмоциональной сферы. При этом темперамент может быть различным, как и свойства интеллекта и воли.

Но определенная часть больных под эту мерку не подходит: это люди, благополучные в материальном отношении, с более высоким уровнем образования и профессиональных умений. Что же в этих случаях способствовало развитию злоупотребления?

Можно предположить, что с ростом интеллектуального, духовного уровня возрастает ранимость психики. В пьянстве эти люди видят потребность спять напряжение. Однако клинические наблюдения (и мы с нами к этому вернемся) показывают, что в формировании пьянства и алкоголизма психическое напряжение играет скорее защитную роль, нежели способствующую. Кроме того, развитие злоупотребления обычно приходится на тот возраст, когда жизненные нагрузки еще не достигли апогея. Если же согласиться с ролью психических нагрузок, психического напряжения, то начало пьянства нужно искать за гранью 30 лет. И чем старше люди — тем чаще оно должно было бы наблюдаться, так как психическая выносливость с годами снижается...

Не изучая вопроса, трудно, конечно, претендовать на полноту оценки, но нельзя не заметить следующее. Сегодня промышленный прогресс неуклонно повышает требования к специальным знаниям. Увеличивается объем и скорость их усвоения, а это подчас идет в ущерб гуманитарному образованию и нравственному развитию. Причем такая ориентация начинается очень рано. Создаются ножницы между материальным обеспечением и уровнем духовного развития. Механизм формирования этого несоответствия выступает все рельефнее.

Итак, что же заманивает в хмельной плен? Прежде всего это раннее начало потребления. Знакомство со спиртными напитками в детском и подростковом возрасте, почти всегда свидетельствующее о некоем неблагополучии. Как уже говорилось, иногда это — порочная микросреда. Пьянствующие родители или родители, безразличные к своим детям. Безнадзорное детство и компания разложившихся сверстников. Вовлечение в круг более старших, обычно не дружных с законом молодых людей. Бывают случаи, когда ребенок или подросток активно ищет опьянения, как иные рано стремятся к сигарете. Эти пагубные наклонности развиваются параллельно с расстройством поведения. Бродяжничеству, систематическим побегам из дома, воровству всегда сопутствует бутылка и сигарета. У так называемых трудных детей незаинтересованное, часто враждебное отношение к окружающему способствует раннему знакомству со спиртными напитками. Эти случаи — объект особо внимательной педагогики, а иногда и детской психиатрии.

Так или иначе, но увлечение спиртным обычно завершается формированием алкоголизма. По существу, прием в детском и подростковом возрасте алкоголя в любом количестве при любой частоте следует считать злоупотреблением.

Но данным наркологов, 96 процентов из общего количества злоупотребляющих приобщается к спиртному до 15 лет, а около трети из них — до 10 лет. Причем последствия злоупотребления в этом случае не ограничиваются развитием алкоголизма. Искажение физического и психологического развития тоже дань, которую платит организм за познание вкуса спиртного в период его формирования.

Не менее опасен этанол для пожилых. Потребление спиртного в старческом возрасте — также всегда злоупотребление. Даже малые его дозы вызывают явное расстройство психических функций. Опьянение же углубляет возрастную слабость психики. Старики перестают контролировать себя. Становятся болтливыми, повторяют непоследовательные, навязчивые рассказы о прошлом. Их мучают попытки что-то вспомнить, депрессивные переживания. И если опьянение в среднем возрасте выпячивает личностные особенности, то у пожилых людей оно, напротив, нивелирует индивидуальность. Старческое опьянение весьма сходно с опьянением больного алкоголизмом в запущенной стадии (в среднем возрасте равная степеньопьянения у больного алкоголизмом и у малопьющего человека различаются достаточно четко). И еще один немаловажный, интересующий многих вопрос. Кто более предрасположен к злоупотреблению — мужчина или женщина? У кого алкоголизм тяжелее?

Существует точка зрения, что употребление женщинами спиртных напитков приводит к злоупотреблению чаще и быстрее, чем это наблюдается у мужчин. Здесь необходимо отметить: женщины почти всегда отрицают, что многие годы пьянствуют. Это создает впечатление крайне быстрого развития у них алкоголизма. Косвенным доказательством ранимости женщин служит, казалось бы, тот факт, что мужчины женоподобного и евнухоидного типа чаще становятся алкоголиками. Не в пользу слабого пола якобы говорит и то, что скорость формирования алкоголизма тем меньше, чем выше в организме женщины уровень тестостерона — мужского гормона. Но ведь это прежде всего доказывает отрицательную роль гормонального дисбаланса в развитии злоупотребления и алкоголизма. А кто знает, какой гормональный спектр был у женщины до начала злоупотребления? Предметом изучения он становится только после того, как болезнь уже сформировалась. И пока неизвестно, каким он был до болезни, как изменился в ее течении, использовать его в качестве аргумента «за ускоренность» женского алкоголизма было бы некорректно. Чтобы внести ясность в этот спор, обратимся за помощью к цифрам. Соотношение неумеренно пьющих женщин и мужчин равно один к двадцати, а состоящих на учете с диагнозом «алкоголизм» — соответственно один к десяти.

Можно, стало быть, полагать, что злоупотребление мужчин чаще осложняется алкоголизмом.

Что еще, кроме сказанного ранее, способствует злоупотреблению или провоцирует его?

Иногда переезд в высокие широты служит для умеренно пьющих толчком к потреблению очень крепких спиртных напитков и большого количества растворов спирта. Дело в том, что состояние адренергического перенапряжения —адаптационное и холодовое — позволяет это делать некоторое время без видимых последствий. Но одни по возвращении в средние широты прекращают пить, у других же злоупотребление осложняется алкоголизмом.

Опасно пьянство при заболевании туберкулезом, после резекции желудка, что связано с дефицитом питания из-за недостаточного усвоения пищи. Пока не известно почему, но пищевой рацион имеет большое значение в привыкании к спиртному. В экспериментах на животных влечение к растворам этанола можно варьировать составом пищевых белков и витаминов. А у людей «жадность» к спиртному появляется при недостатке витаминов тиаминовой группы, то есть группы В. В настоящее время в ряде европейских стран делаются попытки профилактики алкоголизма путем добавления в напитки компонентов, входящих в состав рационального питания. Очень интересный подход к проблеме! И он, бесспорно, нуждается в специальном изучении.

11:16
Дорога, которую мы выбираем
Просмотров: 1571 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]