Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Октябрь » 31 » ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПЬЯНСТВА И АЛКОГОЛИЗМА В СЕМЬЕ

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПЬЯНСТВА И АЛКОГОЛИЗМА В СЕМЬЕ

Оглавление

Потребление спиртного, особенно систематическое, вызывает и экономические конфликты в семье. Траты на алкоголь могут уже в первые месяцы совместной жизни привести к ссорам между супругами.

В семье молодоженов С. жена, стремясь быть образцовой хозяйкой, с первых дней записывала ежедневные расходы. За месяц совместной жизни траты на спиртные напитки составили 32 руб. при общих доходах супругов в 240 руб., что составляет 13% бюджета. Оба супруга имеют высшее образование, муж не относит себя к пьющим регулярно.

Расходование денег отражает потребности, ценности человека. Если расходы на спиртное в несколько раз превышают траты на книги, билеты в театр и кино, это должно насторожить. На алкогольные напитки в среднем советская семья расходует 6,7% всех трудовых доходов[1]. В семьях алкоголиков — от 1/3 и выше[2]. В процессе привыкания к алкоголю и увеличению доз потребляемого спиртного определенным образом изменяется поведение человека. Нередко сначала деньги тратятся с согласия другого супруга. Затем выпивки обеспечиваются дополнительным заработком, утаиванием от семьи премиальных. Со временем поведение становится все более циничным: занимаются под заведомо ложным предлогом деньги, которые не будут отданы, продаются за бесценок вещи, возможны мелкие кражи. В одном из параграфов Указа Президиума Верховного Совета РСФСР «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма» говорится в связи с этим: «Лицо, которое вследствие злоупотреблений спиртными напитками ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничено судом в дееспособности и над ним устанавливается попечительство».

Невозможность полноценно трудиться сказывается на заработке пьющего человека. Г. Г. Заиграев провел сравнение дневного заработка у 20 сдельно работающих лиц, злоупотребляющих алкоголем, за день до получки и на следующий день после нее. Последний оказался на 25—30 % меньше. У рабочих, не злоупотребляющих алкоголем, изменений в заработке и в выработке продукции не было. Опыты показывают, что принятие 150 г водки снижает производительность труда в среднем на 15%[3].

Пьющий часто оправдывается тем, что пьет он «на свои, а не на чужие». Вино стоит дорого. Так как семейный бюджет общий, покупка спиртного не может не отразиться на других членах семьи. Тот, кто много тратит на выпивки, отбирает фрукты у своих детей. Человек на последней, третьей стадии алкоголизма может полностью потерять квалификацию, существовать на случайные заработки и, наконец, стать тунеядцем. Жена содержит пьяницу-мужа. Старая мать на пенсию кормит великовозрастного пьяницу-сына. Муж содержит молодую жену, которая больше двух-трех месяцев не задерживается на работе, так как ее увольняют за прогулы. К сожалению, это очень характерно для злоупотребляющих алкоголем. Если пьяница не потерял еще свою квалификацию и рабочее место, все равно на самое необходимое ему не хватает, так как основное уходит на выпивку.

Супруги К. прожили вместе 25 лет, последние 10 лет живут в разных комнатах, ведут раздельное домашнее хозяйство. Зарплата мужа, высококвалифицированного рабочего, свыше 300 руб. Аванс и получка пропиваются за несколько дней, после чего муж ничего не ест, а жена начинает понемногу его подкармливать. В его комнате старая мебель. Телевизор не работает, и он никак не соберется его починить. Жена живет на пенсию и зарплату уборщицы, имеет цветной телевизор, комплект современной мебели, дорогой ковер. Утверждает, что заботится о муже, потому что ей стыдно перед соседями. Он практически никогда не бывает трезв, часто засыпает на улице. Жена приводит его домой. Когда его провожали на пенсию, готовила стол как хозяйка дома, принимала гостей. Отношение к мужу двойственное. Говорит о нем с пренебрежением, чувствует себя совершенно независимой от него, порою старается разозлить. Но не перестает о нем заботиться. Так как забота эта носит односторонний характер, можно говорить о тунеядстве скрытом, когда один существует за счет физических сил и средств другого.

При социализме отношения в Семье выражаются во взаимной помощи,- в том числе экономической, в обоюдной поддержке. Эта забота друг о друге в многообразных и действенных ее проявлениях и составляет суть семейной жизни. Именно эта суть исчезает в семье пьющего, где потребительский характер взаимоотношений становится очевидным. Бесконечные хлопоты, невозможность свести концы с концами служат причиной многих напряженных психических состояний в семье.

Создание другой семьи — один из выходов, который может выбрать супруг в случае упорного, безнадежного пьянства другого супруга. Женщины социально активные и самостоятельные идут на развод даже без надежды создать семью. В заботах о детях, на поприще общественной и трудовой деятельности они находят удовлетворение и смысл своей жизни. В некоторых случаях семья не распадается, женщина становится ее лидером. Она принимает на себя функции главы семьи, муж фактически выпадает из системы семейных отношений, контакты с ним сведены к минимуму. Однако такая видимость семейной жизни не дает удовлетворения. Перенапряжение сил часто ухудшает здоровье женщины.

Вместе с тем исследования жен алкоголиков часто выявляют слабый тип женщин, нуждающийся в опоре. Даже психиатры порою удивляются покорности, способности выносить унижения у тех женщин, мужья которых лечатся в наркологических отделениях. Такие жены часами простаивают под окнами больницы, потому что сердитый муж недоволен тем, что жена отказалась принести ему спиртное (об этом ее предупредил врач), и не желает показываться ей на глаза. Эти женщины нередко вызывают не только сочувствие, но и осуждение окружающих. К сожалению, подобных примеров немало.

На автобусной остановке появились двое. Крупная рослая женщина с простым лицом и маленький пьяный мужчина. Автобус только что отошел. «Говорила тебе, что нужно было поторопиться», — произносит женщина со странной неуверенностью в голосе. «Дура, — сплевывая и не стесняясь незнакомых людей, отвечает мужчина. — Дура ты и есть». В его голосе отчетливо звучит желание затеять скандал. Женщина молчит. «Что замолчала, язык проглотила...» (следует нецензурное слово). Женщина хмуро молчит. Подходит автобус, и, подняв большие сумки, женщина взбирается на ступеньку. Муж, ругаясь, налегке лезет вслед. Пара, привлекавшая внимание: агрессивный, пьяный мужичонка и большая покорная женщина с усталым лицом, уезжает. «Как же можно терпеть такого?» — сокрушается один из пассажиров. «А только такие и живут с пьяницами. Разве нормальная это выдержала бы». Только с такими долготерпеливицами пьяница и распускается.

Мнение большинства невольных свидетелей приведенной сцены напоминает о часто встречающемся среди наркологов убеждении, что мужчины-пьяницы, вероятно, выбирают именно таких безвольных, безропотных женщин. Большое значение имеет и многолетняя жизнь с пьющим человеком, формирующая невротическую зависимость от мужа. У жены нет сил изменить свою жизнь. Нет надежды, что изменится муж. Часто такие женщины являются выходцами из деревни. Конечно, поддерживает и мысль (не лишенная истины), что муж без нее окончательно пропадет. Поддерживая его, она лишает себя нормальных человеческих радостей. Вот запись рассказа рабочей молокозавода, 52 лет, прожившей с пьяницей долгие годы.

«Воспитана я так, что надо уважать мужчину и сохранять семью, что бы ни случилось. Замуж выходила — слово себе дала: всегда быть с ним, в трудностях и радости. Вытерпела я с ним 30 лет, детей подняла, а больше сил нет. Морально устала на эту пьянку смотреть. По человеческому слову стосковалась. С работы придешь, ужин приготовишь, ждешь его, вдруг за стол сядет и спросит о человеческом: недолго ведь жить осталось. А он только в дверь — дай два рубля, не могу ждать, и эдак торопится, вроде спешит очень, а не дашь, так звереет. Людей стыдно, дочери никогда подруг в дом не приводили, чтобы какой неприятности не вышло, драки или ругани, и сейчас приезжать в гости не любят. Одно у меня желание: чтобы не выпала им такая доля, как моя».

Как часто замечательные качества русской женщины — верность, терпение, преданность семье приносятся в жертву опустившемуся человеку. Где должны быть границы терпения и самопожертвования? Не превращается ли всепрощение в пособничество пьянству, в условия, при которых порок укореняется, в питательную среду, в которой особенно пышно расцветают уродливые черты пьющей личности? Этот вопрос постоянно ставит жизнь. Время от времени его выносят на обсуждение общественного мнения. И тогда проясняются мотивы, оценки, ценности людей.

Большой интерес представляют отклики на очерк Н. Кожевниковой «Несчастный случай», опубликованный в № 51 «Огонька» за 1980 г. Речь в нем шла о женщине, промучившейся 14 лет с пьяницей-мужем и в конце концов поднявшей на него руку и представшей перед судом по обвинению в убийстве. В откликах, очень разнообразных, обозначилась и «позиция нынешних добровольных рабынь», как называет ее автор. У этих женщин чувство достоинства, самостоятельности чисто мнимое, внешнее, под ним — «унылое, допотопное, бабье смирение, нечто даже извращенное: коли бьет, значит любит». Со страниц журнала мы услышали голоса страдалиц и тех, кто не видит в их поведении ничего предосудительного, познакомились с понятиями, представлениями, несовместимыми с нравственными нормами нашего общества. Извращены представления о любви: можно любить и избивать, любить и бояться, что наутро не проснешься живой. Извращены понятия об отцовстве: во что бы то ни стало сохранить отцов, чьи издевательства над женой и часто даже над ребенком калечат его характер на всю жизнь. Извращена суть семейной жизни: жадно, с благодарностью ловятся крохи хорошего отношения, в пьяном бое отыскивается «польза», ведь «потом его немного терзают угрызения совести, и он некоторое время ведет себя нормально».

Можно заметить и еще одну закономерность — женщины стыдятся быть разведенными, но не стыдятся каждодневных унижений, бесчеловечного отношения к себе. Тягостное впечатление оставляют эти письма своей нравственной незрелостью.

И можно было бы отмахнуться от них, утешаясь тем, что каждый достоин той участи, которую он выбирает. Но сколько женщин еще будут решать этот вопрос не только за себя, но, главное, за своих детей! И каждый случай может стать примером для подражания.

В моральной оценке того или иного явления мы, как известно, руководствуемся теми следствиями, какие они имеют для общества, для человека. Ни для самого пьяницы, ни для его долготерпеливой жены, ни для их детей, ни для окружающих нет ничего хорошего в поощрении пьянства, какими бы мотивами оно ни объяснялось. Не меняет положения и то, что нередко окружающие имеют дело с больным человеком. Преступление остается преступлением, независимо от того, кто его совершил, больной или здоровый. Пьянство — многократное нравственное преступление против семьи и окружающих. Это надо твердо помнить, из этого исходить в оценке поведения пьющего и того, кто прямо или косвенно, сознательно или по невежеству своему способствует укоренению порока.

 



[1] См.: Мнение неравнодушных. М., 1972, с. 86—87.

[2] См.: Шевердин С. Н. Человек, общество, алкоголь. Горький, 1973, с. 13—14.

[3] См.: Заиграев Г. Г. Конкретное социологическое изучение пережитков прошлого. — В сб. Проблемы научного коммунизма. М., 1968, с. 237.

 

16:12
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПЬЯНСТВА И АЛКОГОЛИЗМА В СЕМЬЕ
Просмотров: 2081 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]