Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2013 » Апрель » 4 » Клинико-психологическое исследование при помощи «Реабилитационной карты»

Оглавление

Клинико-психологическое исследование при помощи «Реабилитационной карты».

Нами совместно с И. А. Веселовой при помощи «Реабилитационной карты» [Кабанов М. М., 1985] проведено обследование 104 женщин в возрасте 21...56 лет с диагнозом «алкоголизм» в развернутой стадии, без психотических и выраженных психопатологических особенностей. Одна из задач состояла в оценке возможного влияния наследственных факторов, взаимоотношений в родительской семье, со сверстниками, а в зрелом возрасте — с мужьями на развитие алкоголизации. Диагностированный алкоголизм среди ближайших родственников (в основном родителей) отмечался только у 14 больных. Известно, что злоупотребление алкоголем с комплексом симптомов алкоголизма может не диагностироваться по ряду обстоятельств — субъективных установок злоупотребляющего и его ближайшего окружения, а также социальных условий. Можно предположить, что частота случаев наследственной отягощенности алкоголизмом поэтому занижена. Более точное ее определение по понятным причинам затруднено — особенности алкоголизации родственников приходится оценивать со слов других, так как они или отсутствуют (живут в другом городе, умерли, не вступают в контакт с наркологическим учреждением), или не заинтересованы в обсуждении этого вопроса. Настаивать на объективизации их анамнеза не представляется возможным по этическим соображениям.

По мнению 7 женщин из числа обследованных по «Реабилитационной карте», они были для матери нежеланными детьми, а 13 считали, что были нежеланными для отца. Объективные трудности развития в детстве заключались в том, что 17 женщин в возрасте от 1 года до 16 лет воспитывались без матери (в том числе 10 — в возрасте 3...5 лет); 54 — в том же возрасте воспитывались без отца (4 — в возрасте 1...5 лет); 3 больные воспитывались в детдоме; некоторые в различные периоды жизни были изолированы от родительской семьи — воспитывались родственниками. 3 женщины в разные периоды воспитывались приемной матерью, а 13 — приемным отцом. Хорошие взаимоотношения в родительской семье в различные возрастные периоды отмечали 57,3...62,5 % опрошенных.

Из 74 больных, воспитывавшихся в многодетных семьях, 68 (91,9 %) оценивали свое отношение к другим детям как положительное, а 69 (93,2 %) отмечали такое же отношение к ним.

Отношения отца и матери (родных или приемных) к больным, а также отношения больных к ним в большинстве случаев оценивались как «хорошие». Объективным проявлением дисгармонии отношений, сложившихся в семье, являются особенности контактов со сверстниками. Данные «Реабилитационной карты» позволяют сделать заключение, что в основном у женщин были нормальные отношения со сверстниками. Таким образом, наследственная отягощенность алкоголизмом, взаимоотношения в родительской семье, отношения со сверстниками не имели решающего влияния на развитие алкоголизма у обследованных женщин.

Значительное число обстоятельств во взаимоотношениях с родителями воспринимались больными женщинами как психотравмирующие: у 31 женщины отмечались психотравмы в сфере отношений с матерью; 20 женщин сообщили, что они имели место с 18 лет; у 27 в сфере отношения к отцу — 18 отметили их влияние в возрасте до 18 лет. К моменту обследования 82 женщины (78,8 %) были замужем. Разведены были 15 (14,4 %), 5 (4,8 %) — вдовы и 2 (1,9 %) не были замужем. Почти половина опрошенных — 50 замужних или бывших замужем — отметили наличие психотравм в сфере отношений с мужем, причем у 42 женщин они имели место в возрасте 18...30 лет. Однако остается открытым вопрос, в какой мере психотравмы стимулировали алкоголизацию. При оценке преобладающих мотивов приема алкоголя в начале злоупотребления выделялись два — стремление идентифицироваться с определенной группой отмечалось у большей части — 55 больных; уйти от «чего-то гнетущего» — у 20. Другие мотивы назывались реже: достижение чувства расслабления (у 12), облегчение социальных контактов (у 8), выражение своей независимости (у 3) и т. д. Следовательно, влияние психотравм на алкоголизацию этой группы было незначительным.

Изменилась ли роль психотравмы после формирования заболевания? Перед выпиской из стационара у 104 женщин, получавших преимущественно медикаментозное лечение, мы провели опрос о возможных причинах срыва и рецидива заболевания. Были названы следующие причины:

%

влияние алкогольного окружения –         75

семейные конфликты     — 56,7

личная неустроенность, одиночество       — 57,9

конфликты на производстве   — 33,7

улучшение самочувствия, снятие дискомфорта         — 40,4

облегчение общения — 51,9

облегчение сексуальных контактов —35,6

использование срыва для извлечения выгоды  — 26,9

срыв как реакция на осознанную несостоятельность — 36,5

трудно объяснить причину —26

Таким образом, влияние алкогольного окружения чаще всего называлось в качестве причин алкоголизации, несмотря на то, что больным уже было известно из собственного опыта, сколь мало она помогает продуктивному общению. Остальные мотивы указывают на социально-психологическую дезадаптированность больных, низкую фрустрационную толерантность. Определяющие их особенности личности вряд ли могли сформироваться под влиянием систематического потребления алкоголя, скорее, они имелись ранее и способствовали ему, а затем усугубились в результате алкоголизации. Эти мотивы можно отнести к патологическим, как это сделали R. Johnson и соавт. (1985), обследовав 3712 мужчин и женщин — представителей 6 этнических групп. Они разделили названные ими причины употребления алкоголя на «праздничные» и «патологические» (алкоголизация с целью преодоления состояний напряжения, гнева, печали и т. д.). При последних уровень социально-психологической дезадаптации был выше.

Таким образом, данные «Реабилитационной карты» показывают, что мотивы злоупотребления алкоголем у женщин мало отличаются от таковых у мужчин. Меньшая же распространенность алкоголизма среди первых, возможно, объясняется биологическими факторами. Так, Л. М. Андронова (1984), изучая половые различия при экспериментальном алкоголизме у половозрелых крыс, пришла к заключению, что циклический тип регуляции гипоталамуса, более низкая чувствительность системы положительного подкрепления мозга к самораздражению, замедленный метаболизм этанола служат обстоятельствами, препятствующими формированию предпочтения этанола у самок. Автор отмечает, что среди самцов группа «повышенного риска» формирования предпочтения этанола воде в 1,5—2 раза больше, чем у самок. Разумеется, выводы, полученные в экспериментах на животных, нельзя полностью экстраполировать на людей. Их значение будет ясно после дальнейшего детального изучения этого вопроса в клинике.

Исследования потребления алкоголя женщинами в зависимости от различных жизненных обстоятельств, социокультуральных факторов и личностных особенностей имеют серьезный методологический недочет — как известно, множество других женщин, находящихся в аналогичных жизненных условиях, не заболевают алкоголизмом, а часто противостоят пьющему окружению, пьянству и алкоголизму мужей, являя собой пример трезвеннического образа жизни. D. Goodwin (1984)         приходит к заключению, что наркология пока не знает, мультифакторна или однофакторна природа алкоголизма. Вполне возможно, что существует одиночный химический «переключатель», обнаружение которого будет иметь решающее значение для лечения этого заболевания. На сегодняшний день очевидно лишь то, что в каждом отдельном случае неповторимо сочетаются биологические, психологические и социальные особенности, констелляция которых влияет на развитие и течение алкоголизма, а типологизация констелляций, несмотря на всю ее важность для дифференцированной терапии, пока условна.

Обобщая приведенные результаты исследований генетических, клинико-психологических, семейных и социально-психологических факторов этиологии и патогенеза алкоголизма у женщин, можно сделать вывод, что для формирования у них этого заболевания требуются еще более значительные, чем у мужчин, отрицательные влияния каждого из указанных факторов или определенного их сочетания. По-видимому, природа этих различий биопсихосоциальна. Определение удельного веса биологических, психологических и социальных факторов затруднительно, хотя очевидно, что последние имеют значение для развития алкоголизма [Лисицын Ю. П., 1986]. Выраженные эмоциональные нарушения, дисгармонии личности, в особенности асоциальные черты, педагогическая запущенность, гиперопека, давление «алкогольного окружения», отсутствие установок на трезвость являются основными причинами формирования алкоголизма у женщин.

10:32
Клинико-психологическое исследование при помощи «Реабилитационной карты»
Просмотров: 1067 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]