Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Октябрь » 30 » Крушение брака и распад семьи-4

Оглавление

Подрыв перспектив брака. В одном романе мне недавно встретилась такая фраза: «тупое безразличие к будущему». Нечто похожее возникает в браке, который оказывается пораженным бациллами алкоголизма. Медленно, но верно они разъедают настоящее брака и, неизбежно, его будущее. Нужно сразу сказать, что мы обращаемся не к тем, кто с самого начала встал на алкогольный путь и по сути дела не думал о перспективах своего союза. К сожалению, определенная часть мужчин и женщин не задумывается не только о перспективах брака, но и о перспективах своей жизни. В нашем плановом обществе планирование семейных дел или жизни отдельной личности распространено недостаточно, мало кто детально определяет ближайшие и более отдаленные вехи своей судьбы. Сколько иметь детей, как повышать свой образовательный и профессиональный уровень, каким образом решать вопросы жилья, быта, материального благосостояния и т. д.? Все ли задумываются над этими проблемами, а если и задумываются, то намечают ли сроки и способы их решения? Не случайно в сегодняшней печати подчеркивается: «Одна из наиболее сложных задач этого рода — планирование собственной жизни. Каких только планов не составлялось для людей и за них!.. Почему привычка и культура индивидуального планирования деятельности, т. е. умение превращать цель в последовательность поступков, принимать самостоятельные решения и контролировать их,— все это становится абсолютно необходимым.»[1]

И все же значительная часть людей, хотя и несознательно, так или иначе, планирует свое будущее. Нетрудно представить, как этим планам наносится сокрушительный удар пьянством и алкоголизмом.

Если пьянство разъедает духовный мир брака и ведет к кризису любви, какие бы то ни было перспективы брака постепенно утрачивают смысл. Когда пьянство супруга зашло очень далеко, какая жена решится всерьез думать о том, чтобы родить очередного ребенка? Пьянство перечеркивает все семейные планы: необходимость повысить образование, достижение новых успехов на профессиональном пути, улучшение условий жизни. Спровоцированные пьянством супружеские конфликты из-за нарушения верности заставляют, по крайней мере одного из супругов, не с радостью, а с тоской и с беспокойством смотреть вперед. Алкоголизм, который привел к психическим заболеваниям, перспективой делает не будущую счастливую жизнь, а сегодняшнюю необходимость «в пожарном порядке» решать вопрос об излечении заболевшего. Так с железной неотвратимостью пьянство и алкоголизм лишают брачный союз его будущего и поэтому, рано или поздно, в мыслях, а затем в словах и поступках супругов появляется слово «развод» — юридическое оформление распада брака, который обусловлен тем самым социальным злом, о котором мы пишем.

Никто, естественно, не расторгает брак мгновенно, как только сталкивается с первым фактом злоупотребления спиртным. В каждом браке свои неповторимые жизненные обстоятельства, привязывающие супругов друг к другу, свои оттенки чувств и желаний, свои способы разрешения споров и преодоления трудностей.

Два варианта поведения в подобных случаях можно представить: примиренческое отношение к пьянству мужа (или жены); непримиримая борьба за трезвость в браке. По всей вероятности, встречаются еще и другие варианты, например, когда периоды примиренчества чередуются с полосами ожесточенной борьбы против алкогольного поведения, которое угрожает браку.

Выступая на заседании «Круглого стола» журнала «Коммунист», Л. В. Кришталь говорила: «Хочу обратиться к нашим женщинам, к их сердцу, способному на великую любовь. От нас с вами больше, чем от мужчин, зависит исход борьбы против пьянства. Борясь за счастливую трезвую жизнь, женщины должны прежде всего начать с себя и ни при каких обстоятельствах не брать в рот ни глотка вина. Трезвая семья — это счастье. Но за счастье надо начинать бороться не тогда, когда мужа пора вести в лечебницу, а когда он еще не взял в руки первой рюмки. Но даже и тогда, когда мужчина опустился до предела, любящая жена может вернуть его к трезвой жизни, проявив волю, настойчивость, твердость».[2]

Далеко не каждая современная женщина способна на подвиг во славу борьбы против пьянства, но такие есть... Вот письмо одной из них: «Муж напивался до того, что его забирала милиция. Домой возвращался без копейки денег. А я все равно верила: образумится... Все было: и ссоры, и слезы, и постоянные обманы детей... И в милицию бегала, и на развод подавала... и еще раз верила. Себя как только не проклинала за мягкость, последней дурой считала. А теперь думаю: хорошо, что выстояла... Теперь он говорит, что без меня бы он не выкарабкался...». Что поддерживало женщину в этой борьбе, исход которой был совсем не предсказуем? Любовь к мужу, жалость, стремление сохранить детям отца? Трудно сказать, так как любить можно по-разному, а такая забота о детях может обернуться и им во вред... Пить и безобразничать, между прочим, можно тоже по-разному. Не случайно поэтому в почте попадаются и письма совершенно другого содержания. «Я знаю, что делать с пьяницами. У женщин есть право бросать пьяниц-мужей. Их и надо бросать! Сколько я возилась со своим... даже на Колыму вынудила завербоваться, чтобы от дружков оттянуть, а он и тут за свое. Тогда я его бросила, ради детей — у меня их трое... Выросли мои дети, у каждого теперь семья, квартира, машина... Знаю: если он попросит у них когда-нибудь на опохмелку — не дадут. Я своих ребят так воспитала, что они пьяниц ненавидят.» Кремень-женщина!

Другая читательница после подробного описания ее борьбы с пьянством мужа, борьбы, чередовавшейся с периодами примирения, обещаний и всепрощения, с грустью пишет: «Все это оказалось зря, все мои переживания, надежды и слезы ушли, как в песок. И почему только я не развелась с ним еще 10 лет назад, когда все только началось?»

Иногда упрекают современных женщин за то, что они слишком нетерпеливы, предъявляют к мужу повышенные требования, чуть что, якобы, и спокойно идут на развод. Говорят, что эмансипация испортила женщин, лишила их мягкости, сделала слишком самостоятельными, деловыми и меркантильными и т. д. и т. п. Некоторые из этих упреков, возможно, и справедливы, но в целом женщина, конечно, осталась женщиной, хотя социальные условия за последние полвека изменились кардинально. В первые послевоенные годы еще были сильны влияния старых традиций, но демографические последствия войны поставили женщину в тяжелое положение, и в результате ей приходилось мириться и с неучастием мужа в ведении домашнего хозяйства, и с его пьянством, а то и с его неверностью. Постепенно социальная роль женщины в обществе изменилась, ее культурный и профессиональный престиж выросли, демографическая картина изменилась в пользу женщины и это неизбежно сказалось на отношении женщины к браку, к упречному поведению мужа и, в частности, к его пьянству. А. Г. Харчев, которого мы уже цитировали, писал, что «существенно ослабла потребность в муже, как в кормильце и даже как в отце и воспитателе, потому что так называемая скрытая безотцовщина (то есть положение, когда отец фактически не участвует в жизни семьи и воспитании детей) почти уравнивает законную супругу и одинокую мать». Да, мужчины, к сожалению, до сих пор не понимают сложившейся в последние годы брачной социальной ситуации, которая требует от них изменения отношения к жене и детям, к своему браку. Дело здесь, главным образом, не в экстремизме некоторых женщин, готовых с необыкновенной легкостью пожертвовать браком, оставить детей без отца, а мужа за бортом его семьи. Дело в серьезном отношении женщин к браку. С этой точки зрения легкомыслие мужа, который, несмотря ни на что, пьянствует и стремительно движется к алкоголизму, а то и к серьезным психическим заболеваниям, представляется нам гораздо более опасным, чем решительность жены, которая, исчерпав все способы борьбы, решается на развод.

К сожалению, далеко не все супруги, столкнувшись с пристрастием другого супруга к спиртному, вступают в борьбу. Довольно распространенным является примиренческое отношение, поддержка пагубной страсти и даже присоединение к ней. Выше мы писали о так называемой «семейной форме алкоголизма», которая в последние десятилетия стала очень распространенной. Если даже борьба со стороны одного из супругов против пьянства не всегда приводит к успеху, то примиренчество, а тем более поощрение пьянства и активное участие в нем, значительно ускоряют процесс фактической деградации брака, который превращается в союз собутыльников.

Вот несколько отрывков из знаменитой в свое время новеллы: «...он любил выпить и это ее забавляло ... сначала ему нравилось быть с ней наедине. Он находил такое затворничество необычным и сладким. Затем с угрожающей быстротой это чувство исчезало... И, хлопнув дверью, он уходил и возвращался поздно ночью пьяным. Она была в полной растерянности, она мечтала о трезвом нежном муже... Ей уже не доставляло удовольствия наблюдать, как он пьет. Она уже не смеялась его остротам, а напряженно считала, сколько рюмок он выпил. И она уже не могла удержаться от увещеваний: — Ну хватит, ты уже достаточно выпил... Она не запомнила того дня, когда сама начала пить... Ему нравилось наблюдать как она пьянеет. Они оба чувствовали, что это может вернуть ей веселое настроение, и тогда, возможно, им опять, как прежде, будет хорошо вдвоем.— Молодец, девчонка,— хвалил он ее. Давай, нажимай, крошка... Но это не сближало их. Когда они пили вместе, то сначала им становилось весело, а затем, как-то внезапно, начиналась дикая ссора... Было время, когда они мирились, обычно это происходило в постели. Тогда были поцелуи, и ласковые имена, и уверения, что они начнут все сначала... Теперь уже не стало и нежных примирений. Они возобновляли дружеские отношения лишь в поворотные минуты великодушия, вызванного опьянением, пока еще большее количество алкоголя не вовлекало их в новые битвы. Ссоры становились все более яростными. Они сопровождались громкой бранью, а иногда и звонкими пощечинами. Однажды он подбил ей глаз»[3]. Не будем продолжать цитирование. Никаких особо трагических событий далее не произошло. Героиня пыталась «всего лишь» отравиться (неудачно) и «пошла по рукам».

Подозреваю, что немалое число читателей вызовут в памяти некоторые наши застолья, когда сидящая рядом с мужем жена тоже считает выпитые им рюмки, потом стыдливо дергает его под столом, и, наконец, не выдержав, разражается упреками. И не так уже необычны сцены, когда оба супруга спешат довести себя до состояния опьянения, считая, что они подают хороший пример всей компании.

Развод как результат пьянства и алкоголизма. Ранее мы писали о разводе как явлении социально негативном, одновременно указывая, что в определенных случаях развод может быть и социально оправданным. Именно таким представляется развод, к которому один из супругов (чаще всего жена) прибегает как к последнему средству борьбы с пьянством и алкоголизмом другого супруга.

Развод в подобном случае позволяет, по крайней мере, избавить супруга от непрерывных скандалов и связанных с этим стрессов. Длительная борьба с пьянством супруга не может не отразиться на нервном состоянии «борца», сделав его подозрительным, раздражительным, возбудимым. Развод, так или иначе, устраняет источник раздражения.

Поскольку пьянство, как правило, сопровождается проявлениями грубости и жестокого обращения, развод может в этом смысле предотвратить опасные, а иногда и трагические последствия поступков пьяницы. Еще одна цитата из очерка, посвященного этой проблеме.

«Прежде всего мне пришлось „осваивать терминологию". У Васи Фролова, например, отец „выпивает", у Лены Постниковой — „пьет", а у Зины Катиной или Нади Пырьевой — „гоняет". Так вот, последнее — хуже всего. Это значит, отец в невменяемом состоянии хватает топор, молоток, или что под руку попадет, и преследует своих близких. Мать и дети убегают к соседям, прячутся в сарае или мерзнут на улице...

Сколько раз доводилось вести в уютных комнатах печальные разговоры:

       Муж любит выпить?

       Пьет, милая, пьет. Но не гоняет. Никогда меня не гонял. Вот Нюру Ростоцкую — ох, как гоняет!

Так вот, в классе Ивановой в семи семьях отцы — „гоняют", в пяти — „пьют", еще в пяти — „выпивают"...

И только тринадцать семей вполне благополучны в этом отношении.»[4]

Из этого отрывка видно, что развод с мужем-пьяницей — это и существенное благо с точки зрения воспитания детей, которые в результате развода оказываются избавленными от влияния отца-алкоголика. «Но ведь ребенку нужен отец»,— слышится голос читателя, убежденного в необходимости сохранения брака и семьи «во что бы то ни стало». Да, ребенку безусловно нужны оба родителя, их ласка и забота, их теплота и любовь. Что может сравниться с благотворным влиянием на ребенка счастливой семейной обстановки, доброжелательности и уважения, которые характеризуют отношения между матерью и отцом! А если этого нет? Если в семье твердо угнездился постоянный страх перед появлением на пороге потерявшего человеческий облик родителя-пьяницы? В семьях, пораженных алкоголизмом, дети, к сожалению, так часто оказываются свидетелями самых безобразных сцен, что развод родителей и устранение из семьи пьяницы следует расценивать как самое настоящее благодеяние.

Итак, развод... Он может происходить в загсе или в суде. Развод в органах загса возможен лишь в предусмотренных законом случаях:

1)        если оба супруга согласны на развод и у них нет несовершеннолетних (до 18 лет) детей от этого брака (ст. 38 КоБС РСФСР). Заявление в загс должны подавать оба супруга. Оформление развода и выдача супругам свидетельства о расторжении брака производится по истечении трех месяцев со дня подачи супругами заявления о разводе. За регистрацию расторжения брака взыскивается государственная пошлина в размере 100 руб. Супруги должны сами решить, как распределить эту сумму между собой. Поскольку морально опустившийся и материально деградировавший супруг-алкоголик может отказаться от каких-либо платежей и тогда другому супругу придется одному платить указанные выше 100 руб. госпошлины, этому другому супругу целесообразнее предъявить иск в суд, поскольку суд вправе, в зависимости от обстоятельств дела, возложить уплату пошлины только на одного супруга, виновного в распаде брака, а другого освободить от уплаты пошлины вообще;

2)        брак может быть расторгнут в загсе по заявлению одного из супругов, если: а) другой супруг признан в установленном порядке безвестноотсутствующим (т. е. отсутствует в месте своего постоянного жительства более одного года). Подобная ситуация иногда возникает в браках, пораженных алкоголизмом, когда пьяница исчезает из места своего постоянного жительства на длительный срок. Другой супруг может подать заявление в суд о признании пропавшего супруга безвестноотсутствующим (в порядке особого производства — ст. 252— 256 ГПК РСФСР). После вступления в силу решения по этому делу супруг может обратиться в загс и зарегистрировать развод; б) другой супруг признан судом недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия. Мы уже писали, что крайние формы алкоголизма могут привести к тяжелым психическим заболеваниям и парализовать у человека способность к совершению осмысленных действий. В этом случае может быть возбуждено дело о признании лица недееспособным (ст. 258—262 ГПК РСФСР). После вступления решения в силу развод может быть произведен в загсе; в) другой супруг осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок не менее трех лет. В этом случае осуждение к лишению свободы может и не быть связанным с пьянством, но если супруг в период совместной жизни испытывал недовольство из-за пьянства осужденного супруга, он может обратиться в загс с заявлением о разводе. Во всех этих случаях с супруга-заявителя взыскивается государственная пошлина в размере 50 коп.

В остальных случаях расторжение брака производится через суд. Заявление о разводе супруг-истец должен подать в суд по месту жительства супруга-ответчика (если они проживают раздельно). Если при истце находятся несовершеннолетние дети, а также когда по состоянию здоровья истец не может выехать к месту жительства ответчика, иск может быть предъявлен в суде по месту жительства истца (ст. 118 ГПК РСФСР).

После возбуждения дела судья должен принять меры по примирению супругов. Эти меры принимаются в зависимости от обстоятельств дела. «Примирительная» направленность характерна для всей деятельности суда при рассмотрении бракоразводных дел. Однако расторжение брака с пьяницей или алкоголиком должно рассматриваться в качестве особого случая, когда усилия по примирению супругов вряд ли могут считаться нравственными. В большинстве подобных случаев суды проявляют оперативность и очень редко откладывают дело на срок до шести месяцев для примирения супругов (если ответчик, например, твердо обещает прекратить злоупотребление алкоголем, а истец проявляет некоторые колебания). Вопрос о разводе решается судом после выявления всех обстоятельств дела. Невозможность дальнейшей совместной жизни супругов и сохранения семьи является общим основанием для развода, а в качестве конкретных оснований в судебной практике на первом месте находятся алкоголизм и пьянство одного из супругов, иногда дополняемое жестоким обращением с супругом или детьми.

Несогласие другого супруга на расторжение брака не имеет какого-либо юридического значения. Кстати, это не такое уж редкое явление, когда ответчик-пьяница, почувствовав реальную опасность угроз, которыми, видимо, его не раз ранее пугали, вдруг становится решительным поборником прочности семейных уз и нерасторжимости брака. Что его толкает на подобную позицию? Прежде всего боязнь остаться без определенных форм «супружеского обслуживания», касающихся главным образом сфер элементарного быта. Многие современные мужчины, всерьез считающие себя сильным полом и двигателем прогресса, приходят в ужас и оказываются беспомощными, когда встают перед проблемами самостоятельного приготовления пищи, ухода за своей одеждой и жилищем и т. д. Пьяница, который обычно пропивал свой заработок, мог иногда получить дома и кое-какую пищу и даже уход. Развод лишит его этих «благ из милости». Определенная часть женщин взыскивает алименты на содержание детей, не дожидаясь расторжения брака, а развод означает стопроцентную гарантию того, что алименты с ответчика будут взысканы, так как в подобной ситуации суд оставит детей у матери.

До возбуждения дела о разводе жены иногда прощают своим мужьям-пьяницам самые возмутительные факты поведения в семье. Добившись развода, жена оказывается свободной от каких-либо обязательств перед мужем и может прибегнуть к достаточно острым правовым средствам защиты своих прав и интересов детей. Так, например, могут быть предъявлены иски о лишении родительских прав отца-пьяницы (ст. 59 КоБС РСФСР) или о выселении его с жилой площади ввиду невозможности совместного с ним проживания (ст. 98 ЖК РСФСР).

Вот почему ответчики-пьяницы иногда выступают против развода и настаивают на сохранении семьи.

Семья распадается не в результате развода, развод только следствие соответствующего поведения одного или обоих супругов. Конечно, развод, сплошь и рядом, это трагедия, но иногда, столкнувшись с самыми страшными проявлениями алкогольного кошмара, хочется сказать: уж лучше бы развелись...



[1] Яницкий О. Отказ от шаблонов, ломка стереотипов // Коммунист. 1987. № И. С. 82.

[2] За трезвый образ жизни. «Круглый стол» журнала «Коммунист» в Ульяновске // Коммунист. 1987. № 11. С. 41.

[3] П а р к е р Д. Большая блондинка // Новеллы. М., 1959. С. 18—25.

[4] Грамоткина А. Мы все в ответе // Мнение неравнодушных / Под ред. Ю. Н. Чернышевой. М., 1972. С. 28.

15:17
Крушение брака и распад семьи-4
Просмотров: 3411 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]