Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Октябрь » 30 » Материальное благополучие семьи и пьянство-4

Оглавление

Формальный порядок исполнения решения об ограничении дееспособности таков: после вступления решения в законную силу народный суд обязан в трехдневный срок направить копию решения в отдел здравоохранения исполкома районного Совета для назначения попечителя (ст. 124 КоБС). Попечитель может быть назначен только с его согласия в течение месячного срока с момента, когда органу опеки и попечительства стало известно о необходимости назначения попечительства. При выборе попечителя должны быть приняты во внимание его личные качества, способность к выполнению обязанностей попечителя, отношения между ним и лицом, нуждающимся в попечительстве, а также, если это возможно, желание подопечного (ст. 126 КоБС). Ограниченно дееспособный может распоряжаться своим имуществом, своей зарплатой и любыми другими доходами только с согласия попечителя, т. е. практически может быть лишен права самостоятельно получать свою зарплату и другие доходы. Так указано в законе.

Что же происходит в жизни? Весной 1987 г. группа студентов юридического факультета ЛГУ по инициативе Ленгорсуда и под руководством аспирантки Ломановой Н. П. провела небольшое социологическое исследование вопроса о том, как реализуются на практике вынесенные решения об ограничении дееспособности. Было решено не ограничиваться изучением документов, а сделать нечто большее — отправиться «на поле боя», т. е. в семьи, в которых живут ограниченно дееспособные. С небольшой анкетой в руках студенты 3-го курса приступили к этому отнюдь не безопасному обходу и опросу. Что нас интересовало? Как суды выполняли установленный законом порядок исполнения решения; кто был назначен попечителем и в чем проявлялся контроль попечителя; осуществлялся ли контроль за поведением лица, признанного ограниченно дееспособным, со стороны организаций (по месту жительства и по месту работы); контролируют ли попечителей органы опеки и попечительства; произошли ли изменения в поведении лица, ограниченного в дееспособности; препятствовал ли подопечный осуществлению контрольных функций попечителя и т. д.

Скажем прямо — не со всеми удалось побеседовать, так как некоторые из наших подопечных не вняли, видимо, уроку в суде, не перестали «злоупотреблять» и были настроены очень воинственно. Опрос показал, что значительная часть вынесенных судебных решений «висит в воздухе» и не работает. Достаточно сказать, что только для 50% ограниченно дееспособных были назначены попечители (в основном супруги и матери), хотя в некоторых случаях решения были вынесены около года назад. Крайне слабо осуществлялся контроль за поведением ограниченно дееспособных как со стороны органов опеки и попечительства, так и со стороны организаций, в которых работает пьющий. Выявились факты, которые мы никак не ожидали получить. Даже надлежащим образом назначенное и оформленное попечительство прекращается само собой без каких-либо официальных решений. По закону ограниченно дееспособный может быть полностью восстановлен в своих правах только по решению суда о признании лица дееспособным (ст. 263 ГПК). За изученный нами период (1981 —1986 гг.) в Ленинграде было возбуждено более 1300 дел об ограничении дееспособности, причем 99,8% закончилось вынесением положительного решения. Одновременно за этот период нам не встретилось ни одного дела о признании лица полностью дееспособным (ранее ограниченного в дееспособности). Следовательно, ограничение дееспособности и попечительство отмирают как бы «явочным порядком». В одном случае супруги разводятся и попечитель остается без подопечного, в другом подопечный оказывает давление на попечителя и тот подает в бухгалтерию заявление о том, что разрешает подопечному самостоятельно получать заработную плату. Попечительство в этом случае сохраняется, но приобретает формальный характер. Менее 10% попечителей могли сказать, что их подопечные существенно сократили употребление алкоголя. В большинстве анкет были такие ответы: продолжает употреблять; вначале сократил употребление, а сейчас опять пьет; запои по 3—4 дня раз в месяц продолжаются и т. д.

Таким образом, реальное осуществление судебных решений об ограничении дееспособности пьяниц очень далеко от идеала и вина за это ложится на судебные органы, на органы опеки и попечительства, на общественные организации. В уже упоминавшемся обзоре судебной практики по этой категории дел говорилось, что в материалах многих дел отсутствуют копии решений органов опеки и попечительства о назначении попечителей. То же самое мы обнаружили в делах, рассмотренных в Ленинграде. Следовательно, повышение эффективности рассмотрения дел об ограничении дееспособности в значительной мере зависит от активизации работы правоохранительных органов.

Меры борьбы против пьянства, которое дезорганизует материальное положение семьи, могут состоять также в выселении лица, злоупотребляющего спиртным, из квартиры, которую он занимает совместно с семьей. Выселение, да еще выселение без предоставления жилой площади,— это, конечно, крайняя мера. К подобным крайним мерам обычно прибегают тогда, когда в случае пьянства одного из членов семьи иные способы разрешения семейного конфликта, который, как правило, сопровождается конфликтом жилищным, не дают результата. Ежегодно расторгается значительное количество браков, около половины которых распадается из-за пьянства и алкоголизма, однако количество выселений ни в какое сравнение с этим не идет, их гораздо меньше. Значит можно разойтись (в том числе и с пьющим супругом), не прибегая к мерам, которые ставят пьющего в почти безвыходное положение. «А так ему и надо, пусть не пьет и не нарушает семейный мир»,— может сказать читатель. Отнюдь не защищая пьющих и пьяниц, думаю, что степень дезорганизации, которую вносит в семью лицо, злоупотребляющее спиртным, может быть различной, от самых возмутительных форм поведения до таких, которые могут быть поставлены в вину как этому, так и другим членам семьи. Поэтому не всякая конфликтная ситуация в семье обязательно должна сопровождаться предъявлением иска о выселении.

Если уж дело дошло до развода по причине злоупотребления алкоголем одним из супругов, то выход из кризисного положения нужно искать на таких путях, которые не создавали бы членам семьи новые трудности и прежде всего в вопросах жилищного устройства. Безусловно, осуждая любые факты пьянства, в результате которых происходит развод и распадается семья, мы вряд ли заинтересованы в том, чтобы виновник во что бы то ни стало всегда был наказан и, образно говоря, выброшен из своего дома прямо на улицу. Вот почему, на наш взгляд, выселение лица, злоупотребляющего спиртными напитками, должно применяться лишь в тех случаях, когда все иные способы разрешения конфликта оказались исчерпанными. Каковы же эти иные способы?

Прежде всего, в случае развода (по какой бы причине он ни произошел) разводящиеся супруги могут воспользоваться своим правом на обмен жилого помещения. Закон разрешает произвести обмен жилого помещения с письменного согласия других членов семьи (ст. 67 ЖК РСФСР). Вариант обмена должны найти сами бывшие супруги с тем, чтобы в результате обмена каждый из них получил самостоятельную жилую площадь. Здесь не место подробно говорить о правах супругов на жилую площадь, но нужно подчеркнуть, что реальное осуществление обмена возможно лишь в том случае, когда бывшие супруги взаимно стремятся к нему и готовы идти на определенные уступки. Полезно в этом случае высказать такое предостережение: для того, чтобы выселить бывшего супруга без предоставления другой жилой площади нужны очень веские основания (об этом мы будем говорить далее), поэтому не следует пренебрегать другими возможностями, использование которых значительно проще. Закон допускает также обмен жилого помещения и при отсутствии согласия членов семьи (ст. 67 ЖК РСФСР). При обычном обмене по взаимному соглашению он производится в административном порядке и оформляется сравнительно просто. Так называемый принудительный обмен может быть осуществлен только после рассмотрения дела в судебном порядке. Как правило, он применяется после того, как попытка произвести обмен добровольно не увенчалась успехом.

Супруги Б. вступили в конфликт еще несколько лет назад. Муж пил довольно регулярно, но до резких форм злоупотребления не доходил. Ссоры учащались и отношения обострялись по причине явного несходства интересов супругов. В январе 1986 г. брак был расторгнут и перед супругами возникла проблема устройства и организации своего быта, так как проживать на общей площади было невозможно. Они занимали малогабаритную четырехкомнатную квартиру 38 м2, с очень маленькой кухней и совмещенным санузлом. Помимо бывших супругов в квартире проживает мать мужа.

Попытка организовать обмен на добровольных началах не увенчалась успехом, так как бывший муж соглашался на обмен только в том случае, если ему вместе с матерью будет предоставлена двухкомнатная квартира с изолированными комнатами. Все поиски, которые производила жена, оканчивались безрезультатно, так как дома этой серии пользуются очень плохой репутацией и никто не предлагает никаких приемлемых условий обмена.

Б. была вынуждена предъявить иск о принудительном обмене по ст. 68 ЖК. Она подыскала два варианта обмена: по первому из них ответчик с матерью получал две изолированных комнаты (12 и 18 м ) в коммунальной квартире, а истица — комнату 13,5 м2 тоже в коммунальной квартире; по второму варианту истица получала однокомнатную квартиру 16,5 м2, а ответчик с матерью — двухкомнатную квартиру (смежную) 24,3 м2. Ответчик категорически возражал против иска и доказывал, что оба варианта обмена ухудшают его жилищные условия. Суд установил, что в свое время (1960 г.) квартира была получена родителями истицы, которые затем скончались. Б., выйдя замуж, прописала на свою площадь мужа, а затем и его мать, которая приехала из деревни. Учитывая, что во всех вариантах предлагаемая для обмена площадь является благоустроенной, а конфликт между бывшими супругами делает крайне затруднительным их совместное проживание в квартире, суд вынес решение о принудительном обмене по второму варианту.

Кстати, нужно иметь в виду, что в приведенном выше деле истице не нужно доказывать, что ее бывший муж злоупотреблял алкоголем, вел себя ненадлежащим образом и т. д. Необходимо лишь подыскать соответствующий вариант обмена, который мог бы быть принят судом.

С иным положением мы сталкиваемся в тех случаях, когда член семьи ведет себя неподобающим образом, пьет и нарушает покой семьи. В законе это связывают с «систематическим нарушением правил социалистического общежития». Для того чтобы выселить такого пьяницу, необходимо наличие следующих условий: а) нарушение правил социалистического общежития, делающее невозможным для других совместное с ним проживание; б) систематичность нарушений (два и более раз); в) безрезультатность применения мер предупреждения и общественного воздействия (ст. 98 ЖК РСФСР). При доказанности этих обстоятельств виновное лицо может быть выселено без предоставления ему другой жилой площади.

Поскольку речь идет о выселении злоупотребляющего спиртным фактически на улицу, любые обвинения, предъявляемые ему, должны быть подтверждены вескими доказательствами. Прежде всего должен быть доказан факт его аморального поведения, делающий невозможным совместное с ним проживание. В подавляющем большинстве случаев это скандалы, оскорбления, драки и т. п., которые развязывает пьяница. Скажем прямо — то, что для некоторых скандал и оскорбление, для других всего лишь «милая перебранка» с употреблением небольшого количества непечатных слов. Суд должен с этой точки зрения выявить не мнения участников конфликта, а объективную картину, характеризующую поведение лица, к которому предъявлен иск о выселении. В качестве доказательств, подтверждающих нарушение правил социалистического общежития, могут быть использованы показания других членов семьи, письменные документы, свидетельские показания и т. д. Все использованные по делу доказательства должны подтвердить неоднократность (систему) нарушений со стороны выселяемого, когда произошедший пьяный скандал был не единичным, случайным фактом, который выделяется на общем сравнительно благополучном фоне, а фактом привычным, часто встречающимся. Важно, наконец, чтобы из всех обстоятельств и материалов дела было видно, что возмутительное поведение ответчика явилось поводом для применения к нему мер административного и общественного воздействия, которые, однако, не дали результата.

Вот пример подобного дела. Семья К. проживает в благоустроенной трехкомнатной квартире, 53,4 м2. Жена, муж, двое детей, из которых один взрослый, а один старшеклассник. В течение последних пяти лет «глава» семьи непрерывно пьет, все более обостряя обстановку в семье. Сыновья встали на сторону матери, что еще более усилило агрессивность К., который и прежде тоже пил (более умеренно), а в отношении детей неоднократно допускал рукоприкладство. Дважды помещался в вытрезвитель, поведение К. обсуждалось на заседании товарищеского суда в ЖЭКе и на собрании в коллективе. В 1986 г. после особенно шумного скандала, когда К. пытался ударить жену (сыновья не допустили), к нему был предъявлен иск о выселении по ст. 98 ЖК РСФСР. Суд рассмотрел дело, признал, что поведение ответчика является недопустимым, но в иске о выселении отказал, предупредив ответчика, что в случае совершения им действий, которые делают невозможным совместное с ним проживание, он будет выселен без предоставления другой жилой площади. Несмотря на все это К. пьянства не прекратил, и осенью 1987 г. спровоцировал несколько скандалов в семье, создав совершенно нетерпимую обстановку. Иск о выселении К. был предъявлен в октябре 1987 г. и в этом же месяце суд вынес решение: К выселить без предоставления другой жилой площади.

Совершенно очевидно, что такая мера в отношении пьяницы является в условиях города и имеющихся жилищных трудностей очень суровой. Опять же, нисколько не защищая пьяниц и алкоголиков, хочу обратить внимание на то, что даже самый горький и опустившийся пьяница должен же где-то жить... Учитывая это обстоятельство, закон предусматривает определенный выход из сложившейся конфликтной ситуации: «Лица, подлежащие выселению без предоставления другого жилого помещения за невозможностью совместного проживания, могут быть обязаны судом взамен выселения произвести обмен занимаемого помещения на другое жилое помещение, указанное заинтересованной в обмене стороной» (ч. 2 ст. 98 ЖК РСФСР). Что означает эта норма и чем она отличается от ст. 68 ЖК, предусматривающей так называемый принудительный обмен?

Во-первых, в случае обмена при отсутствии согласия членов семьи (ст. 68 ЖК) речь не может идти и не идет о возможности выселения члена семьи вообще, без предоставления другой жилой площади. Дело лишь в том, что лицо не соглашается на предлагаемый ему вариант обмена, а суд, решая вопрос об обмене, обязан учитывать заслуживающие внимания доводы и интересы лиц, проживающих в обмениваемых помещениях. Поэтому навязывание несоглашающемуся лицу воли суда может иметь место лишь в самом крайнем случае, при максимально возможном учете интересов этого лица.

Во-вторых, в случаях явно упречного поведения лица, которое систематически нарушало правила социалистического общежития, этому лицу вообще угрожает выселение без предоставления жилой площади и поэтому, заменяя эту суровую меру юридической ответственности на более мягкую (вместо выселения — принудительный обмен), суд может не считаться с доводами лица, которое заслуживает выселения, и обязать его произвести обмен принадлежащей ему площади на любую другую площадь. Так, например, по делу о выселении Б. суд установил, что ответчик действительно систематически пьянствовал и дебоширил как в своей квартире, так и в общественных местах, неоднократно привлекался к административной ответственности и был постоянным клиентом вытрезвителя. Б. проживал с женой и дочкой в трехкомнатной квартире 43,8 м2. По всем материалам дела ответчика следовало бы выселить без предоставления другой жилой площади, однако суд решил применить ч. 2 ст. 98 ЖК и предложил сторонам произвести принудительный обмен по варианту, который предложат истцы. Суд в этом случае руководствовался тем, что Б. 64 года, он участвовал в Великой Отечественной войне, находится на пенсии, родственников и других близких людей не имеет, здоровье его в результате пьянства ослаблено. По представленному истцами варианту обмена суд вынес решение об обмене трехкомнатной квартиры 43,8 м2 на двухкомнатную 34,5 м2 и комнату 12 м2 в коммунальной квартире, в которую должен поселиться ответчик.

Пьянство и алкоголизм — злейшие враги семейного благополучия. Еще во второй половине прошлого века, когда в России только что прошла полоса антиалкогольных бунтов, русский мужик инстинктивно чувствовал, что казенная сивуха не позволяет ему выбиться из кабалы, делая его перманентно нищим.

Каких только бурь не прошумело за это время: войны и революции, поражения и победы, надежды и разочарования и снова надежды. Сижу сейчас за столом, накануне юбилейных праздников, и в окно вижу хвост большой очереди за спиртным. Ох, как трудно даже закрепить те, пока скромные, успехи по отрезвлению людей, которых мы достигли, а ведь речь должна идти о гораздо большем. И тем не менее, став на путь антиалкогольной борьбы, мы должны пройти его до конца.

11:09
Материальное благополучие семьи и пьянство-4
Просмотров: 1382 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]