Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Июль » 3 » Выводы по алкоголизации детей и подростков

Оглавление

Таким образом, для наркоманических синдромов раннего алкоголизма характерна нечеткость. Эта синдромальпая нечеткость соответствует тому, что наблюдается у подростков и при хронических эндогенных психозах. Лишь некоторые из подростковых психопатологических синдромов (например, гебоидный) достаточно определены и даже считаются специфичными для возраста. Чаще же видимы смазанные симптомы различных регистров: истинный галлюциноз и психический автоматизм, параноидность и философическая интоксикация, паранойяльность и кататонические знаки и т. п.

При алкоголизме взрослых структура каждого синдрома, закономерно меняясь, определяла стадии процесса (Портнов А. А., Пятницкая И. Н., 1971). У подростков мы видим, например, колебания и «возврат» толерантности; постоянное активирующее действие спиртного (хотя и слагаемое из собственного стимулирующего эффекта этанола и индуцированного возбуждения); постоянные амнезии, причем наркотические и собственно алкогольные наблюдаются в один период пьянства; преобладающее систематическое употребление алкоголя и отсутствие таких вех для диагнозов, как псевдозапои и запои истинные. Влечение к алкоголю у подростков не дифференцируется на обсессивное и компульсивное; компульсивное трудно для оценки из-за поведенческих артефактов, количественный контроль не развит и, как и ситуационный, определяется не состоянием болезни, а чертами личности и обстоятельствами микросреды. Абстинентный синдром отличен от общеизвестного, его трудно дифференцировать от постинтоксикации и, вероятно, он обратим, что делает сомнительным его значение как показателя физической зависимости.

П. И. Сидоров объясняет колебания алкогольной симптоматики тем, что подростки, бравируя, утяжеляют ее выражение: это и «культивирование» эйфории, аггравация опьянения и толерантности, и утверждение, что они опохмеляются, в то время как просто заимствуют эту форму вынужденного питья у старших. П. И. Сидоров пишет о «масках» симптомов, о «клинике до болезни». Но, помимо объясняемых внешними причинами «масок» симптомов, эти симптомы (существующие) определяются и психическими качествами подростков. Например, симптомы утраты количественного и ситуационного контроля, быстрое появление которых дает основание некоторым авторам говорить об ускоренном развитии раннего алкоголизма, при ближайшем рассмотрении оказываются в ряде случаев неалкогольными.

Что касается синдрома последствий хронической интоксикации, то, как и при взрослом алкоголизме, он вообще недостаточен для диагноза стадии. Особенности синдрома последствий примечательны при подростковом алкоголизме. Очень быстро, уже с началом систематического потребления, возникает социальная декомпенсация. У взрослых это показатель далеко зашедшего алкоголизма. Неврологические последствия клинически не выявляются. В психопатологических и соматовегетативных последствиях можно уловить сходство с наблюдаемыми у взрослых больных. Однако последствия пьянства подростка отличаются поражением наиболее активно формирующихся в этот возрастной период функциональных систем, но не тех, к которым этанол имеет известный тропизм (печень).

Если оценивать и синдромологическую структуру, и качество входящих в синдромы симптомов, мы увидим качественные отличия ранних форм алкоголизма. Они представлены следующими признаками: синдромологической аморфностью; размытостью границ начала и отдельных этапов болезни; неопределенностью в установлении алкогольного гомеостаза; скудостью психопатологической симптоматики люцидного течения и редкостью психотических форм; преобладанием парасимпатического возбуждения над симпатотоническим в структуре синдромов компульсивного влечения и абстинентного; сходством отдельных наркологических психопатологических симптомов с симптомами пубертатного криза, вегетопатологических — с симптомами вегетативной дистонии, свойственной подростковому возрасту; вероятной обратимостью наркологической симптоматики. Последствия хронической интоксикации представлены не продуктивной симптоматикой, а дефицитарными симптомами в психической, соматической сфере и социальной дизадаптацией.

Сказанное позволяет рассматривать раннюю форму алкоголизма как особое состояние. Это — длительная интоксикация, в процессе которой в отличие от наблюдаемой при алкоголизме взрослых вяло и структурно нечетко, замедленно организуется патология, лишь сходная с той устойчивой, специфической, известной как самостоятельная нозологическая единица — алкоголизм. Мы всегда крайне затрудняемся в определении стадий раннего алкоголизма и поэтому избегаем стадийной оценки. Нельзя не согласиться с П. И. Сидоровым (1979), введшим термины «злокачественное злоупотребление», «злокачественная алкоголизация» подростков для определения периода, предшествующего яркой картине («клиническая стадия», по П. И. Сидорову). Аналогичное указание содержится в работе И. Б. Власовой (1979): систематические алкогольные эксцессы на протяжении 2—3 лет не приводят к оформлению совокупности симптомов хронического алкоголизма; клиническая картина алкоголизации может рассматриваться при этом в рамках привычного бытового пьянства. Как показывает клинический материал настоящей главы, целесообразно расширить применение термина «злокачественная алкоголизация» на большинство тех случаев, которые сейчас называются алкоголизмом подростков.
13:21
Выводы по алкоголизации детей и подростков
Просмотров: 1217 | Добавил: Александр | Теги: Пьянство и алкоголизм у подростков | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]