Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Октябрь » 30 » Защита интересов детей -2

Оглавление

Как защитить интересы детей, матери которых занимаются проституцией? Мы пишем сейчас об этом открыто, закон установил административную ответственность за занятие проституцией, а дети? В одном из очерков, посвященных этой проблеме, журналист рассказывает, что на встречу с ним проститутка явилась вместе со своим ребенком и беседовала без тени смущения. В другом очерке рассказывается о том, как мать, подвизающаяся на этом поприще, отправляет на такой же промысел свою 14-летнюю дочь. До недавнего времени наше представление о «служительницах» этой профессии ограничивалось сильно пьющими женщинами, которые «водили к себе мужчин», не очень беспокоясь о своих детях, их воспитании, физическом состоянии и т. д. В подобных случаях дело шло не столько о заработке, сколько об определенном стиле пьяного времяпрепровождения, часто сопровождаемого сексуальным разгулом. Как правило, это были совершенно опустившиеся физически и нравственно матери несчастных и заброшенных детей. В отношении таких матерей закон о лишении родительских прав применялся довольно часто, ибо положение детей в подобных случаях было буквально катастрофическим и требовало немедленного вмешательства. Это отнюдь не ушло в прошлое, но одновременно появился новый социальный тип проститутки, которая «зарабатывает» громадные деньги, великолепно «оформлена», ухожена и которая заботится о своем ребенке (если он есть). Ее не назовешь опустившейся физически, совсем нет, хотя аморальность ее поведения очевидна, как очевиден и нравственный вред, который она наносит своему ребенку. Можно ли ее лишить родительских прав? Да, поскольку ее поведение, безусловно, может быть названо и аморальным и антиобщественным. Часто ли это случается в жизни и в судебной практике? К сожалению, нет.

Изучение дел о лишении родительских прав показывает, что за последние годы (особенно после принятия антиалкогольных законов 1985 г.) количество таких дел в судах увеличилось. В значительной степени это объясняется активизацией органов опеки и попечительства, общественных организаций, прокуратуры. Определенную роль играет и общая обстановка нетерпимости ко всем антиобщественным проявлениям, характерная для трех последних лет. Постепенно обнаруживаются любопытные тенденции, которые характеризуют неблагополучие в современных семьях. Если в прошлые годы иски о лишении родительских прав предъявлялись, как правило, к одному из родителей, то в начале 80-х годов резко возросло количество дел, в которых ответчиками являются оба родителя. Мы, естественно, не можем сослаться на общесоюзные данные, но и выборочные исследования дают достаточно достоверную картину.

 

Таблица свидетельствует о том, что на смену острому неблагополучию, которое характеризовало поведение лишь одного из родителей, постепенно приходит неблагополучие, присущее отцу и матери. Обратите внимание на то, что за период с 1976 по 1981 гг. процент исков, предъявленных только к матерям (как правило, это были иски к матерям-одиночкам), сократился в два раза, соответствующий процент исков, предъявленных к отцам (как правило, это были отцы, проживающие в семьях), сократился на одну треть, зато процент исков, предъявленных к обоим родителям, возрос в пять с половиной раз! Чем можно это объяснить? Общим процессом существенной дестабилизации семей, который затрагивает все семьи, но особенно отрицательно проявляется в тех, которые поражены алкогольным неблагополучием. Не случайно специалисты-медики отмечают появление новой формы алкоголизма — «семейного алкоголизма» (подробнее см. гл. 4).

Вот одно из таких дел. Гражданка В. родила троих детей: Игоря в 1968 г., Наташу в 1970 г. и Василия в 1978 г. Отцы Игоря и Наташи неизвестны, а отец Василия — К., с которым В. вступила в брак в 1978 г. Поводом к возбуждению дела о лишении родительских прав В. и К. явилось обращение к прокурору бабушки маленького Васи (матери К.): «Помогите, мне уже за 70, здоровье плохое. В их доме творится что-то ужасное. Мать детей — алкоголичка, отец Васи — мой сын — пьет и очередной раз отбывает 15 суток. Я не могу взять Васю к себе, сама нуждаюсь в помощи, а старшие дети уже начали пить». Прокурор произвел проверку и возбудил дело о лишении родительских прав В. (в отношении детей Игоря, Наташи и Василия) и К. (в отношении сына Василия). Выдержка из акта обследования органа опеки и попечительства: «В. и К. занимают четырехкомнатную квартиру 42 кв. м. В день обследования 28 декабря 1981 г. дома находились только К., его сын Василий (3-х лет) и дочь В. Наталья (11 лет). Квартира содержится в антисанитарном состоянии и для нормального проживания непригодна. В двух комнатах никакой мебели нет, а окна без стекол. Места общего пользования захламлены, ванна разбита и пользоваться ею нельзя. Дети спят на двух кроватях (трое), постельное белье грязное. По словам К., его жена мыла сына две недели назад...» В ходе подготовки дела выясняется, что делами этой семьи неоднократно занимались товарищеский суд, участковый уполномоченный. В судебном заседании (февраль 1982 г.) свидетели — педагоги школы, в которой учатся Игорь и Наташа, рассказывают, что дети часто прогуливают уроки, успевают в учебе плохо, очень грубы и отрицательно влияют на товарищей. Попытки повлиять на родителей ни к чему не привели. В. явилась в школу пьяной. Суд лишил родительских прав В. и К., детей решил поместить в детские учреждения, а с ответчиков взыскивать алименты.

Может показаться, что все так просто: в законе есть норма, допускающая лишение родительских прав, ее применение зависит от действий государственных или общественных органов, интересы детей, рано или поздно, но будут защищены, а в детском учреждении их будут воспитывать в хороших условиях и в правильном направлении... Все действительно просто, если не задумываться: что же происходит?

Дети без родителей и в детском доме в период гражданской войны и послевоенной разрухи — это понятно. Массовая беспризорность 20-х годов или трагедии детских судеб в Великую Отечественную войну — тоже объяснимо. Можно понять и установление в 1944 г. права матери-одиночки отдавать своего ребенка в детское учреждение. Но как отнестись к такой цифре: в наше время органы народного образования страны ежегодно выявляют около 100 тыс. детей, нуждающихся в помещении в детские дома. И главная причина — пьянство родителей.

«Я проработала в детском доме 35 лет,— говорит директор детского дома М. Д. Борзова,— сама воспитанница детдома. Но одно дело — детские дома времен войны, другое дело — сегодня. Нужно видеть лица детей, которые ждут родительской ласки, теплоты, внимания и заботы, но не получают их в полной мере, хотя у большинства из них есть папы и мамы. Свыше пятидесяти наших воспитанников — это дети родителей, которые лишены родительских прав за пьянство, аморальный образ жизни. Родители остальных — в тюрьме... Есть у нас и сироты — их всего 17, родители которых погибли по причине того же пьянства... Тревогу вызывает то, что у нас воспитываются дети, родители которых лечились от алкоголизма, получили хорошую работу, жилплощадь, однако брать своих детей из детского дома не спешат». М. Д. Борзова справедливо возмущается поведением этих родителей и заключает: «С таких родителей государство, думается, должно по крайней мере взыскивать полную стоимость содержания и воспитания их детей»[1]. Требования о привлечении к материальной ответственности родителей, по вине которых дети оказались в детском доме, высказываются в последнее время очень часто, причем иногда утверждается, что закон в этом смысле недостаточно строг. Недавно в одном интервью можно было прочитать: «Почему отец, ушедший из семьи, не несет никакой ответственности за воспитание сына или дочери? Необходимо более четко регламентировать взаимные обязанности родителей перед ребенком...» Мы не сомневаемся, что брачно-семейное законодательство нужно усовершенствовать и некоторые его недостатки устранить. В то же время некоторые вопросы, которые поднимают в печати, в законодательстве давно решены. Так, например, все уходящие из семьи отцы обязаны содержать оставленных детей (алименты) и несут материальную ответственность за их поведение (ст. 450—451 ГК РСФСР). Что касается ответственности за ненадлежащее воспитание детей, то в законе установлены соответствующие обязанности родителей (ст. 52 КоБС), нарушение которых может повлечь применение санкции — лишение родительских прав. Лишение родительских прав отнюдь не освобождает родителей от содержания своих детей, в том числе и в тех случаях, когда дети помещены в детские учреждения. В законе имеется специальная статья, прямо это предусматривающая: «Расходы на содержание детей, помещенных в детские учреждения, могут быть взысканы в пользу этих учреждений с родителей детей...» (ст. 69 КоБС). Применение этой статьи иногда вызывает резкую критику граждан, которые не согласны с тем, что от уплаты алиментов по этой статье освобождены одинокие матери, а также родители детей с дефектами физического или психического развития (которые часто появляются на свет в результате пьянства родителей). «Почему, например, в нашей стране до сих пор действует закон еще военной поры, который позволяет матери-одиночке в любое время отдать малыша в детдом?» Подумаем над вопросом: что будет, если мы запретим одиноким матерям сдавать детей в дом малютки, а в случае помещения ребенка в детское учреждение взыскивать с них алименты?

Сравнительно недавно я должен был выезжать за границу с Белорусского вокзала в Москве. Прихожу на вокзал и не могу попасть к автоматическим камерам хранения — милиция оцепила их, так как из одной камеры извлекают уже разложившийся трупик новорожденного. Несмотря на право женщины оставлять ребенка в детском учреждении, подкидыши встречаются не так уж редко. Если будет установлен указанный выше запрет и введены материальные «санкции» в виде алиментов, количество детоубийств новорожденных и случаев оставления маленьких детей в опасности (подкидыши) может возрасти. Мы не можем пока предотвратить появление детей у родителей-пьяниц, для этого нужны изменения в законе, но защитить жизни рождающихся детей, предусмотреть те опасности, которые могут их подстеречь, мы обязаны.

«А как же безответственность матерей?» Давайте задумаемся: что для нас важнее, жизнь родившегося ребенка или кара, которую мы обрушим на голову безответственной матери? Женщин, которые пренебрегают своим святым материнским долгом, у нас не так уж мало. Может быть было бы справедливым принять такое решение: женщина, которая сдает ребенка в детское учреждение, отказывается от него навсегда, лишается всех родительских прав и не считается имеющей ребенка. Это позволило бы быстрее удовлетворить просьбы бездетных супругов об усыновлении детей, облегчило бы положение администрации детских учреждений, вынужденных сейчас конфликтовать с матерями-«кукушками» и, в конечном счете, улучшило бы положение детей, являющихся сиротами при живой матери. Возможно, это удовлетворило бы и возмущенное требование общественного возмездия.

Но здесь, при всем нашем отрицательном отношении к пьяницам и алкоголикам, при всем осуждении родителей, которые пренебрегают своим родительским долгом, мы не можем не сказать о высокой гуманности нашего закона и суда. Лишение родительских прав возможно лишь в тех случаях, когда вина одного или обоих родителей бесспорна, когда нет иного выхода. Пленум Верховного Суда СССР подчеркивает: «Обратить внимание судов на то, что лишение родительских прав является крайней мерой. В исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителей суд с учетом его поведения, личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в иске о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения его отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей. Отказывая в иске о лишении родительских прав, суд при наличии указанных обстоятельств вправе также разрешить вопрос об отобрании ребенка у родителей и передаче его органам опеки и попечительства, если этого требуют интересы ребенка»[2]. Таким образом, закон не только предусматривает лишение родительских прав (ст. 59 КоБС) с последующим отобранием ребенка, но и допускает отобрание ребенка временно, без лишения родительских прав (ст. 64 КоБС). Возможно и восстановление в родительских правах, если поведение родителя (или родителей) изменилось к лучшему и восстановление в родительских правах отвечает интересам ребенка.

Закон предусмотрел возможность лишения родительских прав, но закон не всесилен. Он не может «отменить» или «признать недействительными» человеческие чувства. В детях, как правило, развиты чувства привязанности и любви к своим родителям. Конечно, пьянство, грубость и жестокость родителей могут эти чувства полностью парализовать. Но уровень пьянства и степень грубости могут быть различными и поэтому наряду с ожесточившимся ребенком, который прямо говорит: «Не хочу видеть, ненавижу!», могут быть дети, продолжающие любить родителей, понимающие их беду и жалеющие их. Да и родители, пренебрегающие своим долгом или нарушающие его, могут сохранять к своим детям чувство любви. Именно поэтому в нашем законе есть норма, направленная на защиту детской любви в этой очень неблагоприятной для нее обстановке. «По просьбе родителей, лишенных родительских прав, органы опеки и попечительства могут разрешать им свидание с детьми, если общение с родителями не окажет на детей вредного влияния» (ст. 62 КоБС). Следует только предупредить родителей, которые оказались в подобном положении: лишение родительских прав по общему правилу бесповоротно; с момента вступления в законную силу решения суда все правовые связи личного характера между лишенными родительских прав родителями и их детьми прекращаются. С этого момента дети могут быть усыновлены другими людьми, им будут присвоены фамилия и отчество усыновителя, по просьбе усыновителя может быть изменено имя ребенка. Для обеспечения тайны усыновления усыновители могут быть записаны по их просьбе в книге записей рождений в качестве родителей усыновленного. С этой же целью по просьбе усыновителя может быть изменено место рождения усыновленного ребенка, а в исключительных случаях и дата его рождения (но не более чем на шесть месяцев). Тайна усыновления охраняется законом, а лица, разгласившие тайну усыновления против воли усыновителя, могут быть привлечены к ответственности, предусмотренной ст. 124 УК РСФСР (ст. 105, 106, 110 КоБС). В связи с этими положениями восстановление в родительских правах категорически не допускается, если дети были усыновлены другими лицами (ч. 2 ст. 63 КоБС).

У читателя может создаться впечатление, что закон настолько надежно защищает интересы ребенка, страдающего от пьянства одного или обоих родителей, что оснований для особого беспокойства быть не должно. Это совсем не так.

В течение многих лет мы преувеличивали значение нормативного регулирования, считая, что издание соответствующего закона, постановления и т. д. уже гарантирует разрешение проблемы. Количество нормативных актов росло, их содержание «разбухало» и поражало многословием, а реального влияния на общественную жизнь все это не оказывало. Так произошло, например, с нормативными антиалкогольными актами начала 70-х годов, такая же опасность подстерегает и антиалкогольное законодательство последних лет. Нельзя сказать, что мы не замечали этих недостатков. Уже довольно давно справедливо говорится, что эффективность закона определяется не только его содержанием, но прежде всего практикой его применения, т. е. деятельностью суда и других правоприменительных органов. Однако чем дальше мы уходим от эпохи застоя и искусственного камуфляжа нашей действительности, тем очевиднее становится, что и хорошие законы и активная правоприменительная практика далеко не всегда дают устойчивый и положительный эффект. Мало вынести законное и обоснованное решение, нужно еще сделать так, чтобы это решение было реализовано, реально повлияло на жизненную ситуацию, изменило ее к лучшему.

Применительно к нашей проблеме защиты интересов детей в случаях пьянства их родителей положение выглядит так: нормы о лишении родительских прав были в нашем кодексе всегда; уже много лет действуют нормы о принудительном лечении алкоголиков. Как же применялись и применяются эти нормы? Только в последние годы стало заметно расти количество дел о лишении родительских прав лиц, злоупотребляющих спиртным, и, следовательно, мы должны быть удовлетворены практикой правоприменения. А реальные результаты, защищены ли действительно интересы детей? Практика показывает, что очень часто дети вынуждены проживать с родителями, лишенными родительских прав, хотя в законе есть норма о том, что эти лица могут быть выселены без предоставления другой жилой площади (ст. 98 ЖК РСФСР). Однако норма эта применяется очень редко, так как для ее реализации нужно проявить достаточную активность: собрать документы, предъявить иск, явиться на заседание суда и отстаивать свою позицию и т. д. Сами дети этого сделать не могут. Если родительских прав лишен один родитель, это может сделать (и иногда делает) другой родитель. А если родительских прав лишены оба родителя? В этом случае интересы ребенка должен защищать опекун. Между тем проблема назначения опекуна в реальной жизни очень сложна. Опекуна обычно ищут среди близких родственников, которых у нас с годами становится все меньше и меньше, поскольку семьи, как правило, имеют одного-двух детей. Далеко не все близкие родственники согласны принять на себя нелегкое и ответственное бремя опекуна (или попечителя), которое, кстати, нужно нести безвозмездно. В результате довольно распространенный случай, когда опекуном назначается (с ее согласия) бабушка, жалеющая внуков и опасающаяся, что в противном случае дети будут помещены в детский дом. Конечно, бабушке не так просто добиться выселения родителей, лишенных родительских прав, тем более, что один из этих родителей ее сын или дочь. Получается, что совершенно правильно вынесенное законное и обоснованное решение суда о лишении родительских прав реально не защищает интересы ребенка, а создает всего лишь иллюзию такой защиты. И совершенно несправедливой представляется ситуация, когда родители лишены родительских прав, дети у них отобраны и помещены в детское учреждение, так как нет лиц, которых можно было бы назначить опекунами, а родители-пьяницы остаются в квартире и продолжают разгульную жизнь, но уже без обременяющих их детей. И законы все соблюдены, и решения вынесены, и дети избавлены от «пьяного» воспитания, а чувство совести подсказывает: что-то здесь не так... Между прочим, закон, на основании которого можно было бы выселить родителей-алкоголиков, есть. Он гласит, что если «лица, систематически разрушают или портят жилое помещение, или используют его не по назначению, либо систематическим нарушением правил социалистического общежития делают невозможным для других проживание с ними в одной квартире или в одном доме, а меры предупреждения или общественного воздействия оказались безрезультатными, выселение виновных по требованию наймодателя и других заинтересованных лиц производится без предоставления другого жилого помещения» (ст. 98 ЖК РСФСР). К сожалению, этот закон в отношении пьяниц и алкоголиков применяется не так часто, особенно в тех случаях, когда они проживают не в коммунальных, а в отдельных квартирах.

Таким образом, помимо содержания закона немалое значение имеет практика его применения в деятельности соответствующих государственных и общественных органов. Но и правоприменительная практика еще не решает всей проблемы, поскольку право — лишь один из многих инструментов воздействия на общественную жизнь. Подлинная и эффективная защита интересов детей возможна в сочетании правовых и иных (нравственных, экономических, идеологических) средств, в широком вовлечении в решение этой проблемы всех граждан, трудовых коллективов, общественных организаций, творческих союзов и т. п. Создание Детского фонда имени В. И. Ленина должно способствовать решению этих задач. Но не следует думать, что действительное решение семейный проблем и, в частности, избавление детей от режима «пьяного» воспитания будет обеспечено главным образом вмешательством извне, со стороны государства, общественных организаций, других лиц и т. п. Главное — в самосовершенствовании семейных отношений, в повышении общей культуры семейной жизни, в постоянном развитии чувства ответственности, в постепенном создании своих семейных нравственных ценностей, которые противостоят любым алкогольным или иным соблазнам. А наше общество и государство помогут.



[1] Коммунист. 1987. № 11. С. 41.

[2] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1980. № 1. С. 33.

 

10:35
Защита интересов детей -2
Просмотров: 783 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]