Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Шичко Г А

Против абсурдизма в антиалкогольной пропаганде часть 2
26.10.2011, 17:28

Читать сначала Не могу не обратить внимания на грубый, если не сказать хулиганский, выпад Жданова против бывшего министра здравоохранения акад. Б.В. Петровского, вызванный его беседой «Преодоление опасного недуга», опубликованной в «Литературной газете» 03.09.80. В публикации имеются недостатки, однако, несмотря на них, она, пожалуй, самая серьезная и трезвенная из всех, которые появились в последние десятилетия на страницах «ЛГ». Свидетельством могут служить следующие выдержки из публикации: «... большинству людей пить нельзя. Нельзя пить людям, имеющим систематические или психические болезни. Нельзя пить подросткам, нельзя пить женщинам». Медицинские работники должны отказаться от спиртного, «специальные приказы Минздрава требуют от медицинских работников безупречного поведения в быту, полного отказа от таких вредных привычек как курение и пьянство, категорически запрещается распивать спиртные напитки в медицинских учреждениях». Академик выдвинул интересную концепцию, суть которой сформулировал так: «...даже нерегулярные и умеренные обращения к крепким напиткам увеличивают «критическую массу» пьющих в обществе, что способствует вовлечению в нее все новых и новых людей. Когда такая «критическая масса» вырастет больше определенных пределов, она имеет тенденцию к дальнейшему самопроизвольному росту... Наша задача – довести такую «критическую массу» до размера, при котором она сама начнет уменьшаться, поскольку в нее не будут вовлекаться молодые люди. Но тут необходимо, чтобы люди пили как можно реже и как можно меньше».

Что же вызвало гнев Жданова? Нижеследующая цитата из публикации: «Прежде всего, следует отметить, что если в капиталистических странах потребление алкоголя продолжает расти быстрыми темпами, то в нашей стране наблюдается значительное замедление роста потребления спиртных напитков».

Это заявление Б.В. Петровского возмутило Жданова, и он с негодованием воскликнул: «Товарищи, но это же матерый враг! Но это же просто враг!» В другой лекции академику и участнику войны вынесен еле более «суровый приговор»: «Но ведь это же, товарищи, преступный подлог, это не просто преступный подлог, ведь этого министра не снимать, а судить надо судом народным».

«Меня иногда спрашивают, – продолжает «грозный судия», – не слишком ли я круто с этим самым Петровским поступаю? Товарищи, не слишком круто!»

Б.В. Петровский несколько приукрасил действительность, однако, он близок к истине: незначительное снижение темпов продажи алкогольных напитков наблюдалось в 1979 г. в сравнении с 1978 г., упала продажа потребительской кооперацией виноградных и плодово-ягодных вин, с 1633 тыс. дал в 1975 г. до 363 – в 1979 г. («Народное хозяйство СССР в 1980 г.», с.402 и 431). В 1979 г. в сравнении с 1976 г. производство виноградного вина снизилось на 21 млн., а пива на 8 млн. дал в сравнении с 1978 г. (там же, с.193).

Надеюсь, что эти статистические факты обрадуют Жданова, ведь он в ответах на вопросы объявил вино и пиво «самым страшным врагом», поскольку они – «единственный канал приобщения к алкоголю наших женщин, нашей молодежи, подростков и детей». «И самый первый удар, который мы должны нанести по алкоголю в стране, – продолжает лектор, – это запретить продажу пива и вина. Пусть остается водка, бог с нею, люди, которые пьют эту водку и не хотят от нее избавиться, пусть ее пьют».

Данное высказывание не оставляет сомнения в том, что Жданов отнюдь не трезвенник, а воздержанник, не случайно колеблется между про- и противоалкогольным абсурдизмом. В лекции он стремился даже с помощью домыслов и искажения фактов убедить слушателей отказаться от спиртного, но эти усилия он перечеркнул ответом на вопрос о мерах по предотвращению пьянства молодежи. Лектор проявил «большое великодушие» к любителям водки лишь на том основании, что они ее пьют и не хотят от нее избавиться. Любители вина и пива также поглощают эти напитки и не хотят от них избавляться? Где же логика? А как быть с «сухим законом», который в лекции так страстно защищался, а отрицание его полезности объявлено преступным? Жданов по наивности полагает, что как только он при участии своих слушателей добьется введения «винно-пивного сухого закона», сразу же, по его выражению, «мы отрезвим огромную часть нашего общества: молодежь, женщин и детей...» Можно заранее утверждать, что предпочитатели вина и пива легко обойдут частичный «сухой закон», они переключатся на другие спиртные напитки, воздержанников среди них будет немного, несколько больше окажется в кругу молодых потенциальных алкоголепийц.

Здесь к месту сказать о том, что горячий борец за «сухой закон» недооценивает его. Лектор заявил: «Ведь введи завтра правительство «сухой закон», да это ж будет просто дискредитация «сухого закона», ведь вся ж страна пьет, милиция пьет, в партийных органах выпивают и т.д.»

Пора, давно пора отказаться от многих христианских догм, в том числе и в первую очередь от следующей: «Запретный плод сладок». Жизнь постоянно опровергает это абсурдистское утверждение и показывает, что запретный плод горек и, если его вкушают, то под влиянием искаженности сознания ложью. Царское правительство, как отмечено выше, ввело в экстренном порядке запрет на продажу спиртных напитков ТОЛЬКО на время мобилизации, однако, сразу же появились благие результаты этой меры, и народ под влиянием главным образом данного факта не позволил возобновить торговли сивухой. Лектор сам указал на строгое соблюдение «сухого закона» в Иране. Этот запрет был введен без предварительной подготовки, тем не менее, он не дискредитирован. В настоящее время успешно действует и дает хорошие результаты Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством». Почему? Ответ прост: строго претворяется в жизнь принцип неотвратимости наказания за нарушение запрета. Аналогичный закон 1972 г., как и запрет Минздрава на распитие спиртного в медицинских учреждениях, оказались малоэффективными, потому что на их страже не стояли силы принуждения. В учреждениях здравоохранения, а том числе и в нашем институте, безнаказанно учинялись попойки, прячем нередко с использованием спирта. Такое грубое нарушение закона не пресекалось властьпредержащими.

Еще недавно широко было распространено абсурдистское утверждение, будто в случае введения «сухого закона» все начнут гнать самогон и пить всякие суррогаты. Такое утверждение, по сути, является объявлением нас потенциальными преступниками, всегда готовыми нарушать государственный запрет на производство и продажу спиртного. Аксиомой является такая истина: если на нечто устанавливается запрет, то распространенность его снижается. Желательно предпослать введению запретительной системы моральную и идеологическую подготовку населения. Однако она и сама способна принести положительный результат. У нас строго соблюдается запрет на незаконное производство и продажу фармакологических наркотиков, и наше государство не волнует наркоманная проблема. Отлично соблюдается запрет на курение в городском транспорте. Конечно, осмысленный отказ от спиртного – наилучший вариант решения алкогольной проблемы. Долг истинных патриотов и настоящих гуманистов состоит в том, чтобы усвоить основные научные знания об алкогольной проблеме и обрести сознательную трезвость, широко распространять приобретенные знания, систематически и принципиально проводить борьбу с проалкогольными и противоалкогольными абсурдистами. Лектор голословно утверждает: «... до сегодняшнего дня в нашей открытой литературе просто запрещено писать правду о «сухом законе». Запрещено писать что-либо положительное о «сухом законе» напрочь до сегодняшнего дня». Положительные отзывы об этом законе содержатся в ряде публикаций, в том числе в статье Ф.Г. Углова «Есть ли «умеренное» или «культурное» употребление алкоголя?» (г. «Советская молодежь», 11.07.82), в упомянутой брошюре С.Н. Шевердина и в моей – «Противоалкогольное и противокурительное воспитание детей в семье».

Жданов распространял неправильные сведения об алкоголизме, он утверждает будто проф. Ц.П. Короленко на семинаре лекторов сказал, что имеются две стадии алкоголизма: первая – психологическая зависимость, вторая – физиологическая зависимость, определить которые чрезвычайно трудно. Вношу уточнения.

Различают не две, а три стадии алкоголизма, а определить их легко способны даже алкоголики. Мои групповые занятия включают в себя постановку каждым слушателем себе диагноза и конкретизация его. Я беру «Словарь трезвенника» и зачитываю значения наиболее важных для нас терминов:

«Случайник (случайно пьющий) – питейно запрограммированный человек, эпизодически употребляющий спиртные напитки».

«Пьяница – проалкогольно запрограммированный человек, имеющий привычку к регулярному употреблению спиртного и поглощающий его». Истинно заявление проф. А. Портнова: «Гораздо правильнее назвать пьянством систематический прием спиртного, пусть даже в небольших дозах». (А. Портнов. Пьянство и алкоголизм. «Вечерний Новосибирск, 23.01.73).

«Алкоголик – проалкогольно (питейно) запрограммированный человек, привыкший к спиртному, испытывающий потребность в нем и поглощающий его».

«Проалкогольная (питейная) запрограммированность – 1) искаженность сознания ложными проалкогольными сведениями, вынуждающая человека, вопреки инстинкту самосохранения, поглощать алкогольную отраву; 2) изуродованность сознания ложными проалкогольными сведениями, включающая в себя настроенность (установку) на употребление спиртного, программу отношения к нему и проалкогольное убеждение».

«Программа употребления спиртного – решение относительно особенностей приема алкогольных напитков. Это решение отвечает на такие вопросы: что пить? как? сколько? до какого состояния? с кем пить? в какой обстановке?»

Слушателям задается вопрос: «Кто есть кто?» Все признают себя алкоголиками, поэтому приступаем к конкретизации диагноза. Предлагаю добровольцу зачитать значения следующих терминов: «стадия алкоголизма», «стадия алкоголизма – 1», «стадия алкоголизма – 2» и «стадия алкоголизма – 3». Если появляются вопросы, отвечаю на них, а затем все поочередно называют собственную стадию и обосновывают правильность выбора ее. Большинство причисляет себя ко второй стадии.

Ниже приводятся с некоторыми сокращениями основные признаки стадий алкоголизма (выборка сделана из «Словаря трезвенника»).

Первая стадия: потребность выражена слабо, ее можно самостоятельно преодолеть, но она с каждой выпивкой незаметно усиливается; переносимость алкоголя нарастает и может превзойти первоначальную в несколько раз; подавлена рвотная защитная реакция; утрачена способность произвольно прерывать начатую выпивку.

Вторая стадия: потребность ярко выражена, алкоголик неспособен противостоять ей; переносимость алкоголя достигает наивысшего уровня, после чего многие годы существенно не изменяется; рвотный рефлекс не проявляется; выражен похмельный синдром; забываются все большие периоды опьянения; пьянство периодическое или запойное.

Третья стадия: потребность в спиртном очень сильна, она вспыхивает и становится непреодолимой после приема подчас рюмки спиртного; переносимость алкоголя снижается; восстанавливается рвотный рефлекс; забывание событий периода опьянения становится постоянным и полным, происходит после приема даже небольшой порции алкоголя; пьянство бывает систематическое и запойное; появляются психические расстройства, быстро протекает деградация личности.

Как видите, установление алкоголизма и его стадий не представляет чрезвычайной трудности. Советую использовать полученные сведения на практике для выяснения у окружающих алкоголизма и его стадий.

Жданов предельно отрицательно охарактеризовал наркологическую службу, что видно из следующих его высказываний:

«Наркологическая служба – это чрезвычайно вредная служба. Она создает у людей опаснейшие иллюзии, что от этого можно вылечиться. Ведь вылечиться от этого нельзя». О том, что данные высказывания не случайно сорвавшиеся с языка фразы, свидетельствует выдержка из более поздней магнитофонной записи: «...вред от этой службы колоссальный. Она сумела создать в стране иллюзию, что от этого пьянства можно вылечиться. Пришел, таблеточку проглотил и снова пошел пить. Так пьяницы и рассуждают. Ведь 90% этих лечащихся у нарколога людей начинают пить по статистике, приведенной в этой книжке (Лисицына и Копыт. – Г.Ш.), в течение года, а остальные 10% – в течение последующих 4 лет. Удерживаются единицы».

Прежде всего, внесем уточнения: 1) наркологи лечат алкоголиков, а не от пьянства, 2) даже среди закоренелых пьяниц мало имеется таких дурачков, которые считают, что проглотит таблетку и поправится и 3) извлечение из монографии Ю.П. Лисицына и Н.Я. Копыт «Алкоголизм» тенденциозно.

Оценка наркологической службы убийственная и, если согласиться с нею, то нужно срочно расформировать всю службу. И что будет? Лучше станет? Нет! Алкоголики и их близкие потеряют надежду, пусть, незначительную, на возобновление нормальной жизни. Объявление эффективности лечения практически нулевой не соответствует действительности и дает алкоголикам веский довод категорически отказываться от наркологической помощи. Часть из тех, кто решил воспользоваться ею, под влиянием дезинформации Жданова передумает. Кое-кто, несомненно, прервет лечение. Зачем подвергаться неприятным, а в некоторых случаях опасным для здоровья и жизни процедурам, если проку не будет? Добровольцев лечиться от алкоголизма было прежде не так много, теперь, в связи с большой распространенностью по стране новосибирских лекций, их станет меньше. Это потеря для общества и тяжелая психологическая травма для многих семей. Считаю долгом своим попытаться нейтрализовать пессимистическое влияние Жданова на его слушателей и читателей.

Лектор допустил непозволительную вольность в обращении с литературным источником. В упомянутой монографии сообщается о рижском опыте повышения эффективности наркологической помощи вовлечением алкоголиков в клуб «бывших пациентов». Авторы пишут: «Ремиссия длительностью от 1 года до 3 лет отмечена у 42% членов клуба, а среди лечившихся только в психоневрологическом диспансере ремиссия такой длительности наблюдалась лишь у 8%» (с.225). Как видим, результаты помоги алкоголикам отнюдь не нулевые.

Мой многолетний опыт показывает, что клубы существенно повышают результаты дезалкоголизмии (избавление от алкоголизма). Меня жизнь заставила создать первый клуб. В 1970 г. в порядке содружества науки с практикой я на общественных началах, лечил психотерапевтическим методом алкоголиков одного наркологического кабинета. Первые, результаты были отличными, однако, через некоторое время мои пациенты стати давать срывы и рецидивы, изучение таких случаев привело меня к выводу, что алкоголизм отнюдь не сводится к потребности в спиртном, есть нечто еще более властное. Мне удалось обнаружить эту силу, ею является искаженность сознания ложными сведениями, которую я назвал психологической проалкогольной (питейной) запрограммированностью. Для более успешного очищения сознания алкоголиков, у которых мне удалось с помощью гипноза выработать непереносимость запаха, вкуса и поглощения спиртного, и был создан Клуб благоразумия. Он не только повышал стойкость своих членов к соблазнам, но и собственными силами, без вмешательства медицинских работников делал пьяниц и алкоголиков трезвенниками. Под влиянием таких фактов я отказался от лечения и приступил к разработке собственных немедицинских методов дезалкоголизмии. Позже был открыт второй клуб благоразумия при ДК им. Горького, а в 1974 г. противоалкогольная дружина при штабе ДНД Петроградского района. Все наши добровольные трезвенные организации успешно проводили нелечебную дезалкоголизмию.

В настоящее время действуют два новых клуба – оптимализма и взаимоотрезвления. Первый из них образовали алкоголики, которые в 1983 г. слушали мой развернутый курс отрезвления (15 занятий). До этого некоторые из них успешно прошли у меня курс избавления от курения. Слушатели так сблизились, так им нравились занятия, что не захотели расставаться и объединились в Клуб оптимализма, основная задача которого помогать своим членам налаживать правильную, научно обоснованную и наилучшую (оптимальную) жизнь. Важнейшими условиями ее являются сознательная трезвость и противокурение. Клуб взаимоотрезвления пока считается экспериментальным. Алкоголики, входящие в него, обязаны систематически посещать занятия, даже будучи в запое, слушать и конспектировать материал который им зачитывается. Мои постоянные обязанности: открыть помещение (сырой и холодный подвал), поочередно заслушать краткие отчеты присутствующих, собрать дневниковые записи, ответить на вопросы, вручать чтецу новые материалы и проститься до очередного четверга. Получены обнадеживающие результаты: аккуратные посетители занятий не пьют. В дальнейшем, если удастся получить подходящее постоянное помещение, эксперимент будет расширен и в случае удачи, в этом нет сомнения, алкоголики получат возможности самостоятельно, без постороннего вмешательства освобождаться от горького страдания. Кстати, на Западе уже полвека действуют общества взаимопомощи, так называемые общества анонимных алкоголиков; они очень многим помогли, хотя проводят примитивную работу и с религиозным уклоном. Наша деятельность строится на научно-материалистических основах, следовательно, результаты непременно должны быть выше.

Прошу алкоголиков и их близких, поверивших Жданову, будто спасения нет, учесть все сказанное и не опускать руки. Нужно помнить, что алкоголизм – это не вина человека, а большая беда и серьезное горе близких, и, как со всякой бедой, нужно настойчиво бороться и явится успех. Проблема алкоголизма далеко не такая сложная и нерешимая, как принято считать. Я уверен в том, что вдумчивое изучение этой статьи и критический анализ своей пьяной жизни помогут некоторым алкоголикам обрести трезвость. Кому не удастся, нужно обратиться к наркологу. Благодаря частичной проясненности сознания, вызванной данной статьей, результат лечения окажется выше. В среде наркологов имеются прогрессивные, гуманные и творчески относящиеся к делу люди, которые совершенно не пьют и не курят и стараются повысить эффективность лечения. К ним, например, относятся: Э.Д. Брокан (Рига), А.И. Давыдов (Днепропетровск) и В.А. Рязанцев (Николаев).

Критика Ждановым наркологической службы содержит зерно истины. Она имеет много недостатков. Мы знаем о приказе Минздрава, потребовавшем от медработников полностью отказаться от вредных привычек. От них не отказались даже наркологи, служебный долг которых обязывает быть трезвенниками и противокурильщиками. Широкая распространенность курения и пьянства среди наркологов дискредитирует наркологическую службу, вызывает недоверие к ней, отрицательно сказывается на эффективности лечения.

Второй фактор, вредящий наркологической службе, – ученоабсурдизм, третий – реакционероабсурдизм. Ученоабсурдизм – проведение учеными нелепых исследований, направленных на решение алкогольной проблемы. Реакционероабсурдизм – реакционная деятельность, препятствующая распространению трезвости.

В.Г. Жданов настолько увлекся противоалкогольной абсурдизацией, что, по сути, допустил расистский выпад против индейцев, он вещает: «Воевать с ними было просто бесполезно, военным путем победить их было просто невозможно. Ведь догадались там же умные люди и пустили туда водку, и одновременно начали пить мужчины и женщины. Прошло два поколения и от этих индейцев ничего не осталось, вообще ничего не осталось, жалкие дебильные сейчас выродки доживают и умирают за колючей проволокой в резервациях. Так ведь нас то же самое ждет. Ведь и у нас запила женщина, у нас уже запили дети».

Индейцы были покорены боевым оружием, от них остались не жалкие дебильные выродки, а десятки миллионов полноценных людей, одни из которых смешались с европейцами и неграми, другие сохранили свою расу. Недавно последних насчитывалось около 23 млн. человек (Н.Н. Чебоксаров и И.А. Чебоксарова. Народы, расы, культуры. М., 1971, с.118). Они образуют американоидную индейскую малую расу, входящую в азиатско-американскую большую расу (М.Ф. Неструх. Человеческие расы. М., 1954, с.23-24). Значительную часть населения Мексики составляют потомки ацтеков, майя и др. аборигенов, Перу – индейцы аймара и кечуа. Кстати, в департаменте Пуно (Перу) 50% жителей говорят на языке кечуа, 41% – на аймара и только 9% – на испанском! Разработана программа двуязычного обучения сельского населения (Говорят на кечуа. «Правда», 16.07.85, с.5).

Хочется спросить автора теории уничтожения индейской расы водкой о следующем: почему вы отдали колонизаторам на гибельное спаивание только индейцев и оставили в покое азиатов и негров, которых алкогольный бизнес издавна снабжал сивухой? Почему здравствуют и множатся американские негры, имевшие большие возможности спиться? Уж не считаете ли вы индейцев обладателями расовой генетической склонности к пьянству? Утверждение, будто индейцы из-за пристрастия к спиртному выродились, представляет собой грубое оскорбление американской расы.

Лектор допустил еще одно грубое историческое искажение, он сказал «Первый декрет Советской власти, ленинский декрет, был декрет о мире, второй декрет – декрет о земле, а ведь третий-то декрет был декрет о «сухом законе». Вы перечитайте Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир». Выполняю совет, прочитываю Джона Рида и нахожу: 1) сообщение Троцкого о том, что наблюдалось много случаев пьянства, его призыв: «Не пить товарищи!» и требование найти запасы спиртного и уничтожить их (с.173); 2) ссылку на документы приложения, один из них – «Приказ Военно-Революционного Комитета» о запрете до особого распоряжения производства алкоголя и спиртных напитков (с.303), второй – приказ одного полкового комитета с сообщением о том, что обнаруженные запасы вина будут взрываться динамитом (с. 304).

Просмотрел некоторые книги по истории и сб. «Декреты Советской власти». В последнем увидел много интересных декретов, в том числе: «О переводе стрелки часов» (на один час назад. - Г.Ш.), «Об определении срока действия повышенного акциза на зажигательные спички», «О введении западноевропейского календаря», однако, декрета о «сухом законе» не нашел. Третьим по счету декретом был декрет о созданий нового правительства, цитирую его название и суть: «26 октября (9 ноября). Декрет Второго Всероссийского съезда Советов об образовании Рабочего и Крестьянского правительства». «Образовать для управления страной, впредь до созыва Учредительного собрания, Временное рабочее и крестьянское правительство, которое будет именоваться Советом народных комиссаров» («Декреты Советской власти». М., 1957, т. 1, с.20).

В части случаев, как отмечалось выше, лектор приукрашивает действительность. Он говорит, что после введения водочной монополии «производство и потребление алкоголя потихонечку росло и росло». Оно с 1925 г. стремительно поднималось, его несколько сдержало трезвенное движение 1928-1932 гг. Во время войны водка и табак входили в паек фронтовиков, гражданскому населению спиртное выдавалось по карточкам. После боевой победы спиртные напитки рекламировались и усиленно навязывались потребителям. Только после XX съезда КПСС начали предприниматься попытки как-то сдержать темп роста пьянства.

Лектор утверждает: «Мы пьяницами стали только в последние 15-20 лет, до этого мы были самая непьющая нация из всех пьющих». Он подчеркивает, что статистические данные взял из монографии Лисицына и Копыт, между тем в ней показано, что в предвоенный период душевое потребление абсолютного алкоголя равнялось: в Болгарии – 0.3, в Польше – 1.5, в Финляндии – 1.4 (с.63), а в СССР –1.9 л (с. 76).

В.Г. Жданов сказал: «При простой оценке получилось, что в 2000 году у нас будет 80 млн. алкоголиков и пьяниц. Это 60% взрослого населения... Эти цифры ошеломляют! Если бы лектор знал научные определения понятий «алкоголик» и «пьяница», не ошеломился бы. В 1982 г. на Всесоюзной конференции в Москве я, руководствуясь приведенными выше определениями этих понятий, заявил: «Мы собственными усилиями превращаем нашу Родину в страну пьяниц, если в ближайшее время не одумаемся и не остановим трагический социальный процесс, то в недалеком будущем сделаем ее страной алкоголиков и начнется массовое и быстрое вырождение народа». Никто не возразил.

Один из зачинателей борьбы за трезвость в послевоенный период И.А. Красноносов подарил мне стихотворение, заканчивающееся такими поучительными словами:

 

С правдой трудновато жить –

Это, друг, ты знаешь.

«Ну, а с ложью?» – Грош найдешь –

Сто рублей теряешь!

 

Автор прав: ложь рано или поздно вызывает немалые потери. Измышления причиняют значительный вред антиалкогольной пропаганде. Правда позволяет оказывать па слушателей более значительное влияние, к тому же устойчивое. Для подтверждения приведу цитаты сходного содержания из лекции Жданова, имеющей искажения, и моей, лишенной их.

В.Г. Жданов: «По причинам, связанным с алкоголем, в нашей стране ежегодно погибает более миллиона человек. Более миллиона человек ежегодно! Не верится? Мне тоже не верилось. Открываем эту мудрую книжечку («СССР в цифрах в 1983 году» - Г.Ш.), на странице 16 читаем: «Рождаемость, смертность, естественный прирост населения в СССР». Смотрим: в 60-м году, когда мы только начинали с вами пить, у нас на 1000 человек рождалось 25 детишек, а в 80-м году – 18, из них трое дебилов, нормальных-то 15. У нас с вами рождаемость за эти 20 лет сократилась на 25%... Смертность в 60-м году, когда мы только начинали пить, у нас в стране на каждую тысячу людей умирало семеро, а в 80-м году – 10.3. У нас с вами смертность за эти 20 пьяных лет в стране возросла на 47%.

Товарищи, мы всюду говорим: «У нас в стране работает каждый четвертый врач мира», а у нас сейчас смертность в стране в полтора раза выше, чем в пьющем и неграмотном Китае».

Г.А. Шичко: «Уважаемые товарищи! Важным показателем благополучия государства является коэффициент преждевременно умирающих, т.е. количество противоестественных смертей, приходящихся на каждую тысячу населения. Этот показатель вычислить трудно, поэтому в статистических сборниках дается общий коэффициент смертности. В нашей стране он за период 1960-1980 гг. вырос с 7.1 до 10.3, т.е. на. 48%. Некоторые подумают: «В других странах еще хуже». Во многих – лучше. В 1982 г. на каждую тысячу населения умерло в США – 8.6, в КНР – 6.6 и в Японии – 6.1 человек («СССР в цифрах в 1983 году», с.72-73). Вот вам ирония судьбы: мы заинтересованы в увеличении численности населения, Китай – в снижении, но, увы, смертность у нас выше на 59%. Между тем в СССР трудятся треть врачей и четверть ученых мира и, казалось бы, заболеваемость и смертность населения у нас должны быть наилучшими. Этого нет лишь потому, что мы увлеченно поглощаем спиртное, усердно курим и чувствительно психологически травмируем друг друга.

Мы несем колоссальные противоестественные людские потери. По данным ВОЗ, каждый третий, умирающий в мире, – жертва алкоголизма. Основной причиной каждой пятой смерти в развитых странах является курение. Если учесть эти показатели, численность населения и коэффициент смертности, то можно подсчитать годовые потери сограждан из-за алкоголизма и курения. Мой подсчет показал, что, например, в 1980 г. алкоголь и табак преждевременно унесли в могилы соответственно 907 и 545 тыс. человек, т.е. почти полтора миллиона. Это в два с лишним раза превышает численность россиян, погибших на фронтах империалистической войны за три с лишним года! Тогда было убито, погибло от ранений и газов 682 тыс. человек («Мы и планета». М., 1967, с.52).

Спиртные напитки и табачные изделия в мирное время убили и искалечили больше советских людей, чем фашисты! Прошу хорошо запомнить следующую истину: каждый алкоголепийца в той мере, в какой поглощает спиртное, вносит личный вклад в искусственную гибель наших сограждан. Даже ради снятия с себя этого мрачного греха и очищения совести следует отказаться от употребления спиртных напитков».

Сопоставление приведенных цитат показывает, что правда открывает большие возможности оказывать благотворное воздействие на слушателей, чем ложь. Правду нельзя изобличить, ложь можно. Достаточно было кому-то попросить Жданова показать место в сборнике «СССР в цифрах», где написано, что из-за алкоголя погибло более миллиона человек, чтобы изобличить его в измышлении и вызвать недоверие к лекции. Влияние правды сохраняется на всю жизнь, а действие лжи пропадает, как только человек узнает об обмане.

Я не хочу, чтобы создалось впечатление, будто лекции Жданова сплошь напичканы искажениями и выдумками. В них имеется достоверный и интересный материал, встречаются правильные суждения. Он обоснованно подверг критике проалкогольные фильмы «Ирония судьбы, или с легким паром» и «Семнадцать мгновений весны». Пользуясь случаем, чтобы приплюсовать к ним многосерийную ленту «ТАСС уполномочен заявить...» Правильный ответ дан на принципиальный вопрос о рекомендациях начинающим лекторам: «Прежде всего, товарищи, бросить пить самим и получить абсолютную уверенность, что вы несете и делаете святое дело». Жданов удачно заметил, что на первом этапе нужно распространять правду об алкоголе, а когда «критическая масса людей» (термин Б. Петровского - Г.Ш.), бросивших пить, станет достаточной, «тогда-то мы и введем в стране «сухой закон». К сожалению, сам лектор, посеял много лжи и тем принес вред трезвенному движению, подорвал доверие к лекторам. Некоторое время назад один завод попросил меня прочесть лекцию, но при этом предложил представить текст или тезисы ее. Небывалый случай в моей 35-летней практике. Обосновали хождением вредной лекции Жданова. Случалось, что ссылками на нее пытались опровергнуть или поставить под сомнение данные, которые я приводил.

Значительный интерес представляет рассказ об опыте работы новосибирцев, о значительных ее результатах и о наказах депутатам.

До меня дошел слух, будто Жданову запретили читать противоалкогольные лекции. Если это верно, выражаю свое сожаление. На сегодня у нас мало лекторов, способных по-настоящему пропагандировать трезвость. Почти все лекторы – потребители спиртного, поэтому представляют собой такую же карикатуру, как поп в роли проповедника атеизма. Жданов – непьющий, в этом его преимущество. Сколько у нас лекторов заикающихся, мямлящих, гнусавящих, плохо владеющих своим голосом. У Жданова неплохая дикция, он владеет голосом, умело пользуется им для усиления влияния, способен зажечь аудиторию. Магнитофонные записи, прослушанные мною, позволяют думать, что их автор выступает скорее в роли митинганта, а то и оратора, чем лектора. Многие митинганты не очень дорожат истиной, для них всякие средства хороши, если позволяют привлечь публику на свою сторону. Жданов встал на такой неверный путь. Важен не отрыв людей любой ценой от бутылки, а вооружение такими научными знаниями, под влиянием которых они осмысленно отвергнут ее. Самому лектору нужно как следует изучить алкогольную проблему с тем, чтобы стать сознательным трезвенником и грамотно проводить антиалкогольную пропаганду. Потребуется моя помощь, охотно окажу ее.

Вопреки уверениям сивушных пророков, твердивших, что нельзя идти в массы с призывом к трезвости, дескать, не поймут, а то и слушать не станут, простые труженики стихийно тянутся к трезвости и охотно принимают соответствующий материал. Это подтверждено трезвенниками-лекторами многократно, в том числе выступлениями писателя П.П. Дудочкина и академика медицины Ф.Г. Углова. Мы, ленинградские трезвенники-активисты, издавна выявляем эффективность наших мероприятий с помощью простого социологического метода, разработанного нами. Обследования неизменно показывали, что наши мероприятия благотворно повлияли на слушателей и побудили некоторых из них принять решение о переходе к воздержанию. Например, в 1974 г, наша противоалкогольная дружина провела в ДК «Красный Октябрь» диспут, причем перед и после нашим методом опросили присутствовавших. Оказалось, что наше мероприятие благотворно повлияло на многих, в том числе на пребывавших во хмелю. С мест слышались крики: «Почаще устраивайте диспуты». Читать далее


Категория: Шичко Г А | Добавил: Александр
Просмотров: 1644 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]