Трезвая русь
менять тосол советуем тут

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наша страница ВКонтакте

Наши друзья

Новости

Научная литература

» Шичко Г А

вторая сигнальная система Метод опроса
15.02.2012, 16:48

Методы изучения взаимосвязи и взаимодействия сигнальных систем

Вернуться в оглавление

Метод опроса давно и с успехом применяется клиницистами, педагогами и психологами, он признан и положительно оценен многими видными отечественными физиологами (И. П. Павлов, 1930; М. С. Роэенталь, В. Н. Шубин, 1946; К. М. Быков, А. Т. Пшоник, 1949; Н. Н. Трауготт, 1952, и др.). Так, И. П. Павлов 3 декабря 1930 г. указал на необходимость опрашивать испытуемого о его переживаниях во время опыта и выступил против игнорирования субъективного мира, справедливо считая, что «нельзя третировать человека во время опыта, как собаку, тем напрасно суживая круг своего исследования»[1] В 1934 г. ученый призвал практиковаться на серьезном понимании нашего субъективного мира, «которым многие очень важничают..[2].

Опрос, при умелом использовании его, нередко позволяет получать важные данные, причем некоторые из них в настоящее время невозможно добыть иным способом. Известно, что факт образования временной связи при сочетании индифферентного раздражителя с подкреплением удается констатировать раньше момента появления условной реакции (Н. М. Трофимов, 1954; Л. Б. Гаккель, 1955, и др.). Наши исследования; проведенные в 1953—1954 гг. на практически здоровых людях, показали, что человек уже после первого сочетания индифферентного и безусловного раздражителей способен не только отметить связь между ними и порядок их предъявления, но и охарактеризовать эти раздражители, свое отношение к ним и вызванные ими ощущения. Это говорит о том, что такая, казалось бы, незначительная процедура, как однократное сочетание двух раздражителей, вызывает большие изменения в мозгу, причем некоторые из них при современном уровне развития экспериментальной техники могут быть выявлены только с помощью опроса. Метод опроса, по крайней мере в части случаев, дает более точные данные, чем ЭЭГ (Н. В. Суханова, 1959; Н. М. Трофимов, Г. А. Шичко, 1967). Эти факты указывают на то, что опрос в отношении тонкости и точности может иметь преимущества перед другими методами. Однако далеко не во всех случаях он позволяет получать достоверные данные. Например, при онтогенетическом и патологическом недоразвитии второй сигнальной системы, при старческих психозах и при некоторых других заболеваниях отчет может быть недостаточным или искаженным (В. К. Фаддеева, 1951; А. Г. Усов, 1955; Н. Н. Трауготт, 1959, и др.). Иногда практически здоровые люди преднамеренно или невольно дают неверную информацию. Однако важно иметь в виду, что в случае правильной организации работы сознательная дезинформация или обман, наблюдается очень редко. С целью снизить вероятность преднамеренной дезинформации мы во время знакомства с обследуемым особо обращаем его внимание на необходимость давать точные сведения, подчеркиваем важность этого требования и указываем на то, что не можем иметь дело с людьми, способными ввести в заблуждение. Сравнительно часто наблюдается непреднамеренная дезинформация, которая может быть следствием многих причин, причем большая часть их связана с экспериментатором. Важным источником получения искаженного интервью (этот термин широко применяется в социологии и психологии) является тенденциозность экспериментатора. Если обследуемый понимает, какие данные желательны экспериментатору, он зачастую старается помочь получить их. Эта тенденциозность рельефно выступает в исследованиях, проводимых по методике речевого подкрепления в варианте с применением словесных поощрений или порицаний («хорошо», «правильно», «плохо», «неправильно» и т. п.). Важно иметь в виду тот факт, что обследуемый может влиять не только на протекание произвольных, но, при помощи некоторых приемов, и на протекание не­произвольных реакций. Так, объемный пульс и частоту сердечных сокращений удается изменить задержкой дыхания, напряжением мышц, воспоминанием о тяжелой физической работе но. Экспериментатор должен, по крайней мере внешне, быть нейтральным во время проведения опыта, нейтрально относиться к его результатам, к опросу и сообщениям обследуемого.

Точность показаний испытуемого существенно зависит от степени подготовленности его к ответам на вопросы экспериментатора. Если ему предъявляется непосильная задача или если ему приходится разговаривать с исследователем «на разных языках», то при этом опрос дает отрицательный результат. Иллюстрацией могут служить следующие наблюдения.

Обследуемым (10 человек) предъявлялась такая инструкция: «Я буду давать разные по высоте звуки (тоны), а Вы должны оценивать их сначала словами «очень низкий», «низкий», «срёдний», «высокий» и «очень высокий», а затем указать высоту в герцах. Будут применяться звуки, имеющие частоты в пределах от 20 до 15000 гц. Итак, прослушав звук, Вы должны сначала дать ему ранговую оценку, а потом назвать его частоту. Давайте такую оценку, которая будет Вам казаться более правильной».

После усвоения инструкции обследуемым предъявлялись тоны, характеризующиеся следующими частотами: 20, 40, 100, 200, 400, 1000, 2000, 4000, 10 000 и 15 000 гц. Во второй части опыта производилось:

а) однократное ознакомление с границами ранговых оценок;

б) однократное предъявление граничных тонов с указанием их частоты в герцах;

в) проверка дифференцирования этих тонов;

г) повторное предъявление тех же звуков с указанием их высоты в герцах и д) предъявление указанных выше тонов в новом порядке и оценка их обследуемыми.

Граничными частотами были: 20—100, 101—500, 501—2500, 2501—12 500, 12 501—15 000 гц. Этим диапазонам частот соответствовали следующие ранговые оценки тонов: «очень низкий», «низкий», «средний», «высокий» и «очень высокий». Пределы оценок установлены произвольно.

Задача по оценке звуков на основе знания граничных тонов не может быть признана легкой, поскольку в числе 10 тонов, которые предъявлялись, 7 были новыми. Для их оценки обследуемые обязаны были производить логическую интерполяцию.

Экспериментальный материал показывает, что после ознакомления испытуемых с граничными тонами результаты резко улучшились, при этом величины ошибок при ранговых и частотных оценках соответственно снизились в 3,4 и в 9,3 раза. В отчетах обследуемые заявляли, что до ознакомления с граничными тонами они оценки давали случайно, после ознакомления — старались сопоставить предъявленный раздражитель с известным (граничным).

Рассмотренное исследование показывает, как много значит правильная организация получения так называемого субъективного материала. Если бы исследование ограничилось первой частью, то его результат мог бы дать основание объявить показания обследуемых «чисто субъективными». Материал второй части исследования позволяет считать показания тех же людей достаточно правильными. Отсюда следует, что ценность данных опроса зависит не столько от опрашиваемого, сколько от опрашивающего. Субъективизм заключается не в объекте, а в познающем субъекте.

Нередко считают, что данные, полученные при посредстве второй сигнальной системы,— субъективны, на основании чего и метод опроса признается субъективным. Термин же «субъективный» обычно отождествляется с термином «недостоверный». Этот совершенно неправильный взгляд при его последовательном развитии ведет к нелепости и агностицизму.

Распространенное мнение, признающее опрос субъективным методом, неправильно. Под субъективным методом И. П. Павлов понимал способ исследования, при котором производится перенос своего внутреннего мира в животное[3]. Иначе и шире говоря, субъективный метод — это такой метод, при котором данные, полученные путем самонаблюдения, переносятся на других людей и на животных. Конечно, подобный способ исследования не может служить цели познания высшей нервной деятельности. Если же экспериментатор получает данные путем опроса многих людей, правильно оценивает и обобщает полученный материал, то такой метод познания является объективным. Об объективности метода следует судить по степени соответствия данных, полученных с его помощью, действительности. Здесь же заметим. Что сам по себе любой объективный метод лишь открывает возможность для получения достоверного материала, однако, в какой мере будет реализована эта возможность, зависит от экспериментатора. Любой метод в руках неумелого и тем более недобросовестного исследователя может сделаться средством получения фальшфактов. Однако случается, что вполне порядочные и опытные ученые упускают из вида некоторые «мелочи», в связи с чем имеет место субъективирование материала, т. е. привнесение в него искажений. Возможны различные причины субъективирования; одна из них состоит в неправильном использовании методов и методик исследования.

Непреднамеренное субъективирование не зависит от моральных качеств человека и может быть предупреждено. Важный путь снижения вероятности субъективирования — хорошо и правильно организованный опрос обследуемого.

Можно выделить следующие разновидности опроса: анамнестический, анкетный, уточняющий и индикационный опрос. Анамнестический опрос широко применяется в клинике для получения данных о больном и его заболевании, В физиологии он используется при определении типологических особенностей людей. Анкетный опрос является основным методом проведения социологических и социально-психологических исследований, в физиологии он применяется редко. Физиологи при обследовании человека обычно производят опрос по окончании наблюдения; при этом имеется в виду получить сведения о его самочувствии и переживаниях во время опыта, об отношении к раздражителям и т, п. Иногда опрос проводится по ходу наблюдения, т. е. в определенные моменты опыта экспериментатор выясняет интересующие его вопросы, или, как в опытах В. Я. Кряжева (4953., 1954 и др.), обследуемый согласно инструкции самостоятельно сообщает о воспринятых им раздражителях и об ответных реакциях. Опрос, проводимый по окончании или по ходу опыта,. как правило, является дополнительным способом сбора экспериментальных данных, позволяющим уточнить материал, полученный с помощью другого метода. В связи с этим описанная разновидность метода опроса и названа уточняющим опросом.

Социологи и психологи делят интервью на стандартизированное, нестандартизированное и полустандартизированное, или фокусированное (.Топззоп, 1957; А. Л. Свенцицкий, 1965, и др.). При первом виде интервью всем обследуемым задаются одни и те же вопросы и в неизменном порядке, при втором допускается использование новых вопросов, изменение формулировки и порядка их предъявления, при третьем стандартизируется только часть вопросов. Физиологи, как правило, используют нестандартизированное интервью, между тем иногда было бы целесообразно прибегать и к другим его видам.

В некоторых физиологических и психологических исследованиях опрос является основным или единственным способом получения информации. Например, сведения о порогах ощущений, образах представлений, мыслях, о знании тех или иных вопросов и т. п. в наше время могут быть получены только посредством опроса. В подобных случаях показания обследуемого являются единственным или основным внешним выражением изменений, произошедших или происходящих в организме, в связи с чем описываемый опрос назван индикационным.

Мы использовали анкетный, уточняющий и индикационный опрос. Первый из них применялся для получения основных сведений об испытуемых (возраст, пол, занятие, состояние здоровья и т. п.). Уточняющий опрос широко использовался во всех без исключения опытах в виде нестандартизированного, а в некоторых специальных исследованиях — стандартизированного опроса. Как правило, опрос проводился после завершения опыта. Нередко обследуемые по указанию экспериментатора сами описывали опыт и свои переживания. В таком случае им давалось разъяснение относительно того, как следует делать описание, насколько подробно, на каких вопросах желательно особо остановиться и т. п. Экспериментатор знакомился с описанием опыта, сделанным обследуемым, если была необходимость, то уточнял отдельные факты, просил дать более подробное освещение некоторых вопросов и т. д. Эта форма опроса позволяет собрать более полные, а нередко и более точные данные, причем иногда удается получить такие сведения, которые при обычном опросе оказались бы невыявленными. При описании опыта активность обследуемого и нейтральность экспериментатора резко повышаются, вероятность более подробного и точного воспроизведения испытуемым своих переживаний возрастает. Хорошие результаты удается получить и в случае использования магнитофона для записи отчета испытуемого. Врач имеет возможность расширить и уточнить анамнестические данные за счет дополнения обычного способа получения этих данных описаниями больного.

Метод опроса обладает огромной широтой приложения, поскольку с его помощью можно получать более или менее точные сведения об очень многих изменениях, происходящих в организме.

Далее метод информации



[1] Павловские среды. М.—Л., 1949, т. 1, стр. 98.

[2] Там же, т. 2, стр. 443.

 

[3] И.П. Павлов, Полн. собр. соч. М—Л., 1951, т. 3, кн. I. стр. 324.

 

Категория: Шичко Г А | Добавил: Александр | Теги: Вторая сигнальная система
Просмотров: 2370 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]