Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Ноябрь » 25 » ОТ ЛИКУРГА ДО НАШИХ ДНЕЙ

ОТ ЛИКУРГА ДО НАШИХ ДНЕЙ

 Оглавление

Без преувеличения можно сказать, что во все времена человечество боролось с пьянством, в первую очередь желая обеспечить здоровое будущее своих детей.

Одно из древнейших предостережений юному пьянице дошло до нас из глубины веков, с берегов Нила. Через тысячелетия слышим мы голос отца, с укором обращающегося к сыну: «Слышу, что бросил книги и отдал себя сладострастию. Ночами бродишь по улицам, и запах спиртного отгоняет прохожих от тебя. Видели, как перелезал ты через забор и ворвался в чужой дом. Ты вызываешь отвращение у людей...»

Особого успеха, видимо, упреки не имели. Подчас не имеют они его и сегодня. И дело не в том, что подросток или юноша не любит своих родителей. Алкоголь обладает наркотическим действием, он привязчив. Чтобы с ним справиться, одних увещеваний мало.

Обратимся к истории. Древняя Греция. Пили в ту пору молодое, только что перебродившее вино, крепостью не больше десяти градусов. Но даже и такой малоалкогольный напиток полагалось разводить водой. Употреблять неразведенное вино считалось признаком дурного тона и недостойным свободного гражданина. С влиянием вина на умственные и физические способности человека в ту пору были уже знакомы. Именно поэтому законы, принятые правителем Спарты Ликургом, высшей знати пить вовсе запрещали.

В соперничавших со Спартой Афинах действовали законы, утвержденные другим знаменитым правителем — Солоном. Согласно им должностные лица, уличенные в пьянстве, на первый случай выплачивали крупный штраф, а при повторном правонарушении платили жизнью. Так сказать, крайняя профилактическая мера. Ну и конечно, категорический запрет в отношении детей: им спиртного не дозволялось ни грамма.

Перенесемся в Древний Рим. Император Домициан, обеспокоенный влиянием вина на боеспособность армии, предпринял решительную акцию. По его распоряжению вырубили половину виноградников, дальнейшие посадки были запрещены.

Теперь заглянем на восток — в Древнюю Индию. Здесь представителям высших каст питье было категорически заказано. Если брамин попадался на пьянстве, его заставляли пить кипящее вино, пока он не умирал. С женщинами-пьяницами обращались тоже без особой жалости. На лбу выжигали клеймо в форме сосуда и изгоняли из дому. Никто не имел права дать ей кров.

Правящие классы царской России проводили довольно противоречивую политику в отношении пьянства. Спаивали народ (торговля спиртным приносила государству огромную прибыль), но спиться не давали — нужна была рабочая сила. Поэтому с закоренелыми пьяницами боролись. Так, при Петре I отъявленных «питухов» сажали в тюрьму, намертво закрепляя у них на шее тяжеленную медаль с надписью «За пьянство».

Великий поэт Г. Р. Державин в конце восемнадцатого столетия послан был в Белоруссию, дабы, как он писал в своих мемуарах, «по оказавшемуся там великому в хлебе недостатку, сделать такие распоряжения, чтоб не умирали обыватели с голоду». Оказалось, что дело не только в неурожае, но и в выжимании помещиками последних средств из крестьян. А усугублялось все открытым спаиванием народа.

Державин писал: «К вящему их (крестьян.— А. К., Б. К.) расстройству не только в каждом селении, но и в иных по нескольку построено владельцами корчем, где для их арендаторских прибытков продается по дням и ночам вино. Сии корчмы не что иное суть, как сильный соблазн для простого народа. В них развращают свои нравы крестьяне, делаются гуляками и нерадетельными к работе. Там выманивают у них не только насущный хлеб, но и в земле посеянный, хлебопашные орудия, имущество, время, здоровье и самую жизнь».

Надо заметить, что и народ российский понимал, чем грозит ему пьянство. В конце пятидесятых годов прошлого столетия развернулось массовое трезвенническое движение. Тысячи деревенских сходов приняли решения о закрытии питейных заведений. Во многих губерниях движение приобрело организованные формы, были созданы общества трезвости.

В середине восьмидесятых годов XIX века трезвенническое движение переживает второй подъем. Пропаганду трезвого образа жизни вели в это время общественные деятели, врачи, писатели, в частности Л. Н. Толстой и Ф. М. Достоевский.

Статьи Толстого «Пора опомниться», «К молодым людям», «Богу или Маммоне», «Для чего люди одурманиваются?» — а всего их было тринадцать — и сегодня не потеряли своей актуальности. Да, конечно, изменились социальные условия, исчезли многие причины, ранее стимулировавшие потребление водки. Однако ряд причин остался, те же мотивы выдвигают пьющие для оправдания своего увлечения, и те же его последствия тревожат общественность. Некоторые наблюдения и мысли писателя могли бы послужить яркой иллюстрацией к нашему разговору. И о чем бы ни размышлял Толстой, он постоянно возвращается к мысли о пагубности вина для подрастающего поколения:

«...Люди гибнут от пьянства и губят других, сами не зная, зачем они это делают. В самом деле, если каждый спросит себя, для чего люди пьют, он никак не найдет никакого ответа...

И что же? И не вкусно вино, и не питает, и не крепит, и не греет, и не помогает в делах, и вредно телу и душе — и все-таки столько людей его пьют, и что дальше, то больше. Зачем же люди пьют и губят себя и других людей?..

«Все пьют и угощают, нельзя же и мне не пить, и не угощать»,— отвечают на это многие, и, живя среди пьяных, эти люди точно воображают, что все кругом пьют и угощают. Но ведь это неправда... Не все пьют и угощают. Если бы все пили и угощали, то жизнь сделалась бы адом, но этого не может быть потому, что среди заблудших людей всегда были и теперь есть много разумных, и всегда были и теперь есть много и много миллионов людей непьющих и понимающих, что пить или не пить — дело не шуточное.

Если сцепились рука с рукой люди пьющие и наступают на других людей и хотят споить весь мир, то пора и людям разумным понять, что и им надо схватиться рука с рукой и бороться со злом, чтобы и их детей не споили заблудшие люди».

Те же вопросы волновали и Ф. М. Достоевского, В семидесятых годах прошлого века он писал: «Матери пьют, дети пьют, церкви пустеют, отцы разбойничают; бронзовую руку у Ивана Сусанина отпилили и в кабак снесли; а в кабаке приняли! Спросите лишь одну медицину: какое может родиться поколение от таких пьяниц... Вот нам необходим бюджет великой державы, а потому очень, очень нужны деньги; спрашивается, кто же их будет выплачивать через эти пятнадцать лет, если настоящий порядок продолжится? Труд, промышленность? ибо правильный бюджет окупается лишь трудом и промышленностью. Но какой же образуется труд при таких кабаках?»

Движение за трезвость постепенно стало настолько мощным, что его влияние затронуло Государственную думу и Государственный совет, где с 1911 года началось обсуждение возможностей ограничить торговлю спиртным. Но дальше слов дело не шло. Лишь с началом первой мировой войны, с 19 июля 1914 года, был введен «сухой закон».

Правда, признать его абсолютным нельзя. Как и прежде, вино продавалось в церквах, торговали им в ресторанах первого класса, буфетах при различных сословных собраниях и клубах, виноторговцам разрешалась частичная реализация вина, произведенного в предвоенные годы. Кроме того, правительством была оставлена одна лазейка. По закону право запрещать или разрешать торговлю спиртным было предоставлено местным собраниям. Нередко местная администрация не выдерживала давления виноторговцев и па время снимала принятый ранее запрет. Иначе говоря, желающим продолжать пьянство такая возможность — пусть в сильно урезанном виде — была предоставлена. Однако большинство русского народа, прежде всего рабочие и крестьяне, проголосовало за трезвость. Практически во всех населенных пунктах общественные собрания воспользовались предоставленными правами и закрыли торговлю вином.

Новое и глубокое содержание получило движение за трезвость после Великой Октябрьской социалистической революции. Это можно подтвердить массой примеров, но лучше предоставим слово участникам тех великих событий. В. А. Антонов-Овсеенко вспоминал, как балтийские моряки в октябрьские дни дали товарищеский зарок не пить. И такое отношение к спиртному среди революционных масс было не исключением, а правилом. Вспомните хотя бы известный по книгам и кинофильмам эпизод ликвидации пьяных погромов, когда тонны вина вылили в Неву.

Нетерпимое отношение к алкоголю нашло впоследствии отражение в государственных актах. Напомним, к примеру, что в декабре 1919-го Совнарком РСФСР принял постановление «О воспрещении на территории страны изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ».

Против пьянства и продажи спиртного решительно выступал В. И. Ленин. Известны слова, которые Владимир Ильич сказал в беседе с Кларой Цеткин в 1920 году: «Пролетариат — восходящий класс. Он не нуждается в опьянении, которое оглупляло бы его или возбуждало. Ему не нужно... опьянения алкоголем... Ему нужны ясность, ясность и еще раз — ясность. Поэтому, повторяю, не должно быть никакой слабости, никакого расточения и уничтожения сил». А в 1921 году на X Всероссийской конференции РКП (б) В. И. Ленин говорил о том, что «в отличие от капиталистических стран, которые пускают в ход такие вещи, как водку и прочий дурман, мы этого не допустим, потому что, как бы они ни были выгодны для торговли, но они поведут нас назад к капитализму, а не вперед к коммунизму».

Продиктованное интересами экономической политики введение в 1925 году водочной монополии рассматривалось трудящимися как мера временная. Но уже вскоре стало ясно, что расширение предложения заметно сказалось и на росте спроса. И вновь поползли вверх показатели заболеваний на почве алкоголизма, увеличилось число обратившихся за лечением, подскочила кривая смертности.

Это не могло не получить оценки народа: в конце двадцатых годов с новой силой вспыхивает трезвенническое движение. Включались в него люди разного возраста. И в первом ряду шли дети. «Требуем трезвых родителей!», «Отец, принеси всю зарплату домой!», «Папа, не ходи в монополку, неси деньги в семью!» С такими лозунгами выходили на улицы Сормова, Вологды, Перми, сотен других городов и поселков участники «детского наступления». На Дону, в Сальском районе, прошел женский агитпоход. Его результаты: около семидесяти пьяниц подали заявления с просьбой осудить их.

Возможно, такие формы антиалкогольной пропаганды теперь могут показаться несколько примитивными, «лобовыми». Ну что же, каждое время выдвигает свои методы. Но что не мешало бы позаимствовать у трезвенников той поры — это страстность, желание действовать и во что бы то ни стало добиться результатов.

А какие формы и средства борьбы с пьянством и алкоголизмом предлагает день нынешний?

Прежде всего целым арсеналом этих средств располагает современная медицина. Правда, многие больные обращаются к наркологу уже на второй стадии заболевания. Иными словами, когда нарушения в здоровье очевидны и для окружающих, и для самого больного. Это ошибочная позиция. Начинать лечение надо тогда, когда только появляются симптомы первой стадии алкоголизма. В этом случае подавляющее число больных можно лечить амбулаторно. Госпитализируют же тех, у кого тяжело проявляется похмельный синдром или имеется опасность возникновения психоза. Естественно, в клинику кладут и больных алкоголизмом третьей стадии, особенно в состоянии запоя.

Амбулаторное и клиническое лечение в целом проводится по одной схеме. Разница — в интенсивности лечения, в дозировке медикаментозных средств. Схема же лечения такова. На первом этапе купируют запойные состояния и похмельные расстройства, а также нормализуют общее состояние организма. Для купирования большинства запоев применяется гипертермия, когда больному вводят внутримышечно специальные препараты, в результате чего температура подскакивает до 38—40 градусов. Это позволяет прервать запой.

На втором этапе главное — подавить влечение к алкоголю. У больного вырабатывают отрицательный условный рефлекс на запах и вкус алкоголя. С этой целью рвотные средства сочетают с небольшим количеством спиртного. Однако подавить влечение к алкоголю — мало. Надо сделать так, чтобы человек просто не в силах был его принять. Для этого применяют различные лекарственные средства, мешающие организму усваивать хмельное. Рюмки водки теперь бывает достаточно, чтобы у больного появились различные временные вегетативные расстройства, сопровождающиеся рвотой и понижением кровяного давления.

На втором этапе лечения широко используют и психотерапию. Переоценить ее возможности трудно. Нередко от первой беседы больного с врачом зависит успех последующего лечения. Психотерапевт должен добиться того, чтобы у больного и его родных укоренилась установка на долгое, но благотворное лечение. Практикуется индивидуальная, семейная, групповая психотерапия.

Лечат от алкоголизма и гипнозом. Этот метод также высокоэффективен. Правильное и систематическое применение гипноза позволяет помогать даже тем больным, которые считались тяжелыми, трудно поддающимися лечению. Распространение получили два варианта гипнотического воздействия. Первый: во время сна затормаживают условные связи, поддерживающие тягу к алкоголю. Второй: также во время сна вырабатывают у больного рвотную реакцию на алкоголь. Гипнотическое внушение может проводиться и индивидуально и в расчете на группу в десять — сорок человек.

В последние годы получает распространение лечение рефлексотерапией. Смысл его в том, чтобы, воздействуя иглами на периферические точки, мобилизовать компенсаторные свойства организма, активизировать нервную систему. Иными словами, иглоукалывание заставляет организм бросить на борьбу с алкоголем все то здоровое, что в нем есть.

На третьем этапе лечения применяют противорецидивную и поддерживающую терапию. Что это такое?

Скажем, прошел больной курс лечения, крепился — и все же «сорвался», запил. Как говорят медики, произошел рецидив. Причины, ведущие к нему, подразделяются на внешние и внутренние. Внешние — это прежде всего среда, дурное влияние бывших собутыльников и т. д. Внутренние причины — биологические. Изучены они пока слабо, но то, что в период выздоровления психика перестраивается и «трудится» с напряжением — очевидно. Тут важно не упустить момент и с помощью различных лекарств ликвидировать рецидив.

Поддерживающая терапия проводится всем больным, получившим активное лечение. Не менее пяти лет больной должен регулярно посещать нарколога в сопровождении родственника, контролирующего выполнение любых назначений дома. В отношении подростка таким человеком обычно является мать. Во время терапевтического курса применяют лекарства, нормализующие психическое состояние и препятствующие возобновлению алкоголизации, проводится психотерапия. В процессе длительной поддерживающей терапии, при обязательном условии оздоровления микросоциальных условий, наступает социальная реабилитация больного.

Лечение подростков имеет свои особенности. Например, похмельный синдром у них, в отличие от взрослых, с самого начала сопровождается психическими расстройствами, которые требуют серьезного специального лечения. У подростков сложнее проходит и реабилитация, поскольку далеко не всегда по выходе из больницы есть возможность сменить микросоциальную среду.

В нашей стране уже около десяти лет существуют подростковые наркологические кабинеты. Работу они ведут большую: выявляют подростков, злоупотребляющих алкоголем, осуществляют диспансерное наблюдение и амбулаторное лечение, держат на контроле неблагополучные семьи. Однако все это и многое другое делается силами только специалистов. А если привлечь к работе диспансеров самих подростков?

Так, в США, в подростковом алкогольном комплексе госпиталя штата Огайо, используют так называемую «терапию сверстниковых групп». Организаторы исходят из предположения, что лечение подростка в окружении его сверстников может оказаться не менее эффективным, чем приобретение в группе дурных наклонностей. Другими словами, «сверстниковая группа» — это как бы вывернутая наизнанку «группа риска». Ребята попадают в комплекс по направлению школ, судов, родителей, врачей. О каждом пациенте собирают подробнейшие сведения, начиная от перенесенных в детстве болезней и кончая особенностями характера. Программа лечения включает медицинское, психологическое, интеллектуальное воздействие, направленное в конечном итоге на то, чтобы пациент осмысленно избрал трезвый образ жизни. Ведущее место в лечении занимает поведенческая терапия, при которой ребят учат в различных ситуациях чувствовать себя комфортно без употребления спиртного. Предусмотрены специфические — действующие именно на подростков — меры наказания и поощрения.

Ну а как, спросите вы, дает о себе знать сама группа? Пожалуйста: именно ее члены осуществляют прием на лечение, предварительно выяснив, насколько серьезны намерения у новичка. Об эффективности лечения можно судить по следующим данным: через год после выписки треть подростков ни разу не притронулись к рюмке, а у трети было лишь по одному-два срыва.

Истина, что болезнь легче предотвратить, чем лечить, стара как мир. Именно поэтому такое большое значение придается в нашей стране вопросам профилактики.

Первый нарком здравоохранения молодой Советской Республики Н. А. Семашко говорил, что профилактику следует понимать не только как ведомственную задачу органов здравоохранения, а шире — как заботу Советского государства об укреплении здоровья народа. Это справедливо и сегодня. И когда мы говорим о профилактике алкоголизма, то имеем в виду, что принимать участие в этом деле должно все общество, как в лице своих специальных институтов, так и отдельных граждан.

Все профилактические мероприятия по терминологии, утвержденной Всемирной организацей здравоохранения, делятся на три этапа: первичная профилактика, вторичная и третичная. В приложении к алкоголизму это выглядит так.

На этапе первичной профилактики основная задача — предупредить влияние хмельных традиций в семье, выработать у населения, особенно у подростков, убеждение в пагубном воздействии спиртного и заставить сознательно отказаться от него. Как видите, мероприятия этого этапа носят социальный характер, их цель — борьба за здоровый образ жизни.

Вторичная профилактика призвана определять группы населения, подверженные опасности алкоголизации, а также больных на ранней стадии заболевания. На данном этапе должна проводиться работа с подростками «группы риска». Ко вторичной профилактике также относятся меры воспитания в отношении семьи больного.

Третичная профилактика ставит задачу предупредить прогрессирование заболевания и, по сути, смыкается с лечением.

А сейчас остановимся на основных направлениях профилактики детского алкоголизма, которые выделяют Н. Я. Копыт и П. И. Сидоров.

Психогигиеническое направление преследует задачу выправить «перекосы» в воспитании, предотвратить и исправить ранние аномалии развития личности. Основной акцент в работе с «трудными» ребятами должен делаться на индивидуальный подход.

Санитарно-гигиеническое направление призвано повышать санитарную грамотность и культуру. Реализуется эта задача средствами широкой пропаганды. Причем пропаганда должна быть целенаправленной, учитывающей принадлежность к той или иной социальной группе. Призывы, обращенные ко всем и ни к кому, пользы не приносят.

О чем тут говорить с детьми и подростками? Главная цель — привить им навыки гигиенического поведения и здорового образа жизни. Эти навыки нужно закладывать в системе дошкольного и школьного воспитания, но нормой они станут лишь под воздействием совокупности социалистических общественных отношений. Иными словами: будет общество заботиться о своем здоровье — не отстанет от него и молодое поколение!

К сожалению, пока эта важнейшая задача далека от своего решения. Беседуешь с подростками, попавшими в наркологический стационар, и слышишь одно и то же: родители не воспитали, школа не остановила, милиция не предупредила, врачи не помогли. А сам? А сам подросток не научен думать о своем здоровье.

Медико-социальное направление предусматривает и комплексную работу с ребятами, попавшими в «группу риска», и оздоровление семьи, и некоторые другие акции, способствующие оздоровлению общества в целом.

Здравоохраненческое направление призвано прежде всего развивать наркологическую службу: создавать подростковые наркологические диспансеры, расширять и углублять изучение биологического механизма алкоголизации подростков, разрабатывать новые методы их лечения.

Экономическое направление регулирует мероприятия по уменьшению зависимости бюджета государства от винно-водочных поступлений, предусматривает увеличение продажи товаров, предназначенных для детей и подростков.

Педагогическое направление связано прежде всего с работой школы. Оно предусматривает целенаправленное воспитание, начиная с первого класса и кончая последним, выпускным, трезвеннического взгляда на жизнь. Причем дело не только в том, чтобы ребята усвоили: пить плохо. Они сознательно должны избрать здоровый образ жизни.

Однако профилактическая работа принесет эффект лишь в том случае, если она будет сопровождаться мерами государственного воздействия. А они, в свою очередь, принимаются по двум «генеральным» направлениям: ограничение спроса на спиртное и ограничение предложения. Сначала о предложении — что значит ограничить его? Это значит прежде всего сократить производство и продажу спиртного, урегулировать его стоимость, установить определенные «табу» на алкоголь в отношении различных лиц. К уменьшению спроса приводит распространение популярной информации о вреде алкоголя, пропаганда здорового — физически и нравственно — образа жизни, расширение возможностей для разнообразного отдыха, исключающего выпивки, и, наконец, оздоровление общей социальной атмосферы. На практике оба эти направления не только тесно взаимосвязаны, но и невозможны одно без другого. Ведь, согласитесь, можно завалить все магазины брошюрами о вреде спиртного и одновременно развернуть его широкую продажу — результат получится нулевой, поскольку «сработает» определенный стереотип мышления: «Раз везде продают, да еще в самое удобное время и без всяких ограничений, стало быть, не так уж вредно, как уверяют врачи».

Поэтому о каких бы конкретных направлениях антиалкогольной работы ни шла речь, помните: это — составляющие единой стратегии. А почему бы, спросит иной читатель, не взять быка за рога и совсем не прекратить производство и продажу спиртного? Что ответить на это? Полный отказ от алкоголя в нашем государстве — задача, которая будет достигнута в несколько этапов, согласно решениям партии и правительства. И это правильно. Одними только запретительными мерами ничего не добьешься. Судите сами. Стоило в свое время ввести в нашей стране «сухой закон», и алкоголизация населения повысилась. Почему? Да потому, что в массе своей оно было не готово отрезветь навсегда. Поэтому любым попыткам не только запретить, но даже ограничить доступность алкоголя должна предшествовать широкая просветительская кампания. Не должна она прерываться и после принятия законодательством тех или иных ограничительных мер. И естественно, параллельно надо решать задачи контроля.

11:37
ОТ ЛИКУРГА ДО НАШИХ ДНЕЙ
Просмотров: 1003 | Добавил: Александр | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]