Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2010 » Март » 6 » Алкоголизм и борьба с ним. Часть 2.

Алкоголизм и борьба с ним. Часть 2. (Читать сначала)


В связи с алкоголизмом стоит и другое зло, сделавшееся у нас бытовым явлением. Это «озорство» или «хулиганство»,  которое в настоящее время достигло степени народного бедствия. Нет надобности здесь распространяться о самом хулиганстве,  прославившемся со времени известных событий в Чубаровском переулке в Петрограде, но необходимо здесь отметить, что пьянство — главнейший питомник ходячих хулиганских банд.

Наконец, и недопустимое нарушение трудовой дисциплины, сделавшееся также бытовым явлением на наших фабриках и заводах, стоит в прямой связи е алкоголизмом.

По данным НК РКИ РСФСР, количество прогулов по неуважительным причинам возросло в 1925—26 гг. на 11,7% по сравнению с предыдущим годом. По сравнению с 1913 г. прогулы повысились свыше чем в 2 раза, а невыходы по болезни — в 3 раза. И притом прогулы далеко не единственное зло.

Некоторые группы рабочих гуляют систематически. Вот некоторые  данные, публикуемые в «Торгово-промышленной газете». На хлопчато- бумажной фабрике «Коммунистический Авангард» количество прогулов в феврале возросло вдвое по сравнению с декабрем. Особенно велик невыход в послепраздничные дни. С перерывами работали в марте коксовые печи в АИКе (американская индустриальная колония Кузбасса). В Сталинском комбинате Югостали после праздников и в дни получек на рудниках наблюдается сильное падение добычи из-за невыходов и т. д. На Ярцевской текстильной фабрике (прогулы за минувший год обошлись в 900 тыс. р., с  избытком поглотив всю экономию, достигнутую путём рационализации. В связи с увеличением пьянства в общих казармах участились конфликты. На Боняченской фабрике (Иваново-Вознесенск) после масленицы по ткацкому отделу не вышло 717 человек, не работало 727 станков, средняя недовыработка — 19 062 м и т. д.

Если бы теперь подсчитать только один экономический убыток, который несет государство от стоящих в связи с алкоголизмом потерь трудового времени, случайных и преждевременных смертей в населении, ослабления работоспособности, раннего одряхления и развития инвалидности, от содержания алкогольных инвалидов и пьяниц вообще в больницах, арестных домах и  тюрьмах и усиления в связи с тем административной и судебной власти, если учесть расходы на содержание осиротелых детей, затраты на изготовление самих спиртных напитков, то несомненно оказалось бы, что никакие доходы с вина не могут окупить государству хотя бы десятую долю тех затрат, которые несет страна от развития алкоголизма.

Чтобы оценить значение этих данных, необходимо иметь в виду, что алкоголь, помимо своего влияния на нервную систему, является причиной упадка экономического положения населения и способствует развитию того, что обозначают в  капиталистических странах пренебрежительным названием люмпен-пролетариата (пролетарских отбросов)[1], как известно, дающего огромный контингент преступников.

* * *

Сделаем краткий итог тем последствиям, к которым приводит алкоголь: ослабление умственной и физической трудоспособности; потеря рабочего времени; увеличение числа телесных повреждений; огромное количество смертных случаев от так называемого опоя; увеличение числа убийств и самоубийств; значительное  количество погибающих в опьяненном состоянии от разного рода несчастных случаев (отравление, утопление, сгорание и т. п.); гибель множества лиц вследствие часто неизлечимых болезней, возникших на почве алкоголя, в том числе нервных и душевных — до прогрессивного паралича включительно; раннее  одряхление и преждевременная смерть; огромное увеличение  инвалидности всякого рода; рост числа осиротелых детей; увеличение  детской смертности в семьях алкоголиков; физическое и нравственное вырождение потомства; развитие проституции, поддерживаемой алкогольными излишествами, хулиганства и преступности населения; наконец, чудовищные траты на алкогольные напитки.

Алкоголизм — болезнь

Алкоголизм не есть простая привычка, от которой человек мог бы освободиться без посторонней помощи. Алкоголизм — болезнь, и притом болезнь тяжелая. Она представляет собою общее  поражение человеческого организма, сопровождающееся нарушением функций не только нервной системы, но и целого ряда других органов. Слабость воли, которая ведет алкоголиков по наклонной плоскости, является продуктом общего понижения функций всего организма.

Если совершенно бесспорно вредное влияние алкоголя,  понижающего физические и умственные способности человека даже при умеренном потреблении спиртных напитков, то еще большая беда в том, что алкоголь — яд, которому свойственны все  характерные болезненные особенности других наркотических ядов, как опий, морфий и т. п. Начиная с малых доз (порций) алкоголя, человек начинает их повторять, затем постепенно их увеличивает и совершенно незаметно для себя превращается в хронического алкоголика. Именно то, что алкоголики не могут освободиться от алкоголя по своей собственной воле, говорит о том, что  алкоголизм — болезнь. Это подтверждается и теми своеобразными изменениями, которыми характеризуются поражения при алкоголизме разных внутренних органов, особенно сердца, сосудов, печени,  мозга и др., и, наконец, тем, что алкоголики поддаются лечению. Многочисленные опыты благоприятного излечения алкоголизма медицинскими методами убеждают нас в этом. В социальном отношении алкоголизм — это язва на теле всего общества, продолжающая с каждым годом расти. Социальное зло, именуемое алкоголизмом, настолько велико и распространено, оно так подрывает производительные силы населения, что на борьбу с ним должны быть направлены все государственные, научные и общественные силы страны.

 

Борьба с алкоголизмом за границей

Если алкоголизм — болезнь, причем болезнь, принявшая  форму социального бедствия, то его нужно лечить в широких  размерах, в общегосударственном масштабе. Уже сотни, даже тысячи лет, как вопросы борьбы с алкоголизмом занимают умы научных и общественных деятелей. Еще в преданиях древних народов мы находим прямые указания на борьбу со злоупотреблением спиртными напитками. Параллельно с постоянным ростом алкоголизма все развивалось и крепло противоалкогольное движение, и к настоящему времени нет страны и народа во всем мире, которые не вели бы ожесточенной борьбы с пьянством.

Меры борьбы с алкоголизмом, которые применяются в различных странах Европы и Америки, имеют два направления.

Одни стремятся влиять на потребителей алкоголя  непосредственно путём получения от данного лица обета совершенно отказаться от употребления алкоголя и поступить в члены общества трезвости. С этой целью читаются лекции, издаются журналы, устраиваются выставки, обращаются за содействием к школам, помогают нуждающимся из рабочих, предъявляют требования к государству относительно ограничения и даже полного прекращения производства и продажи спиртных напитков.

Это течение имело большой успех в Северо-Американских Соединенных Штатах, где отдельным областям было предоставлено право прекращать питейную торговлю. Запретительный закон был принят некоторыми штатами Северной Америки. Но вряд ли он в полной мере оправдал себя на практике ввиду постоянного нарушения населением запретительного закона. Оказалось, что и воздействия на отдельных лиц не достигали сколько-нибудь  продолжительных результатов. Почти полная запретительная система применяется в Турции. Закон, введенный 1 марта 1924 г., предусматривает наказание тюрьмой как продавцов, так и потребителей спиртных напитков. Здесь мы имеем особенно благоприятные условия ввиду  мусульманского населения страны, которое согласно запрету Корана вообще избегает употребления спиртных напитков. Все же опыт Турции недавний, и сказать, к чему приведет эта мера, еще нельзя.

Другое начало, возникшее под влиянием взглядов немецкого учёного Губера, исходит из бесполезности действовать на убеждение пьяницы и требовать полного отречения от употребления алкоголя, и потому основой борьбы ставит достижение  умеренности в потреблении спиртных напитков. Сторонники принципа умеренности прежде всего заботятся об устранении соблазна и приманки, поощряющих пьянство, об устройстве учреждений, способных отвлечь от питейных заведений, и организации специальных лечебниц для принудительного лечения алкоголиков. 

Соответственно этим задачам, меры сторонников принципа умеренности состоят прежде всего в изменении условий продажи питий, в устранении заинтересованности продавцов в их сбыте, в устройстве клубов, музеев, гимнастических развлечений, в упрочении хозяйственности, домовитости среди бедных слоев населения, в  учреждении для привычных пьяниц особых лечебниц с принудительным их лечением.

Это начало получило практическое осуществление в большинстве стран Европы и Америки, где государства стараются закрепить всеми доступными им способами общественное движение.

В Швеции и Норвегии, например, продажа спиртных напитков передана монопольным обществам, которые всю чистую прибыль, за вычетом обыкновенного торгового процента, обязаны отдавать на определенные общеполезные цели. Продавцы в питейных  заведениях поставлены в такие условия, что не имеют интереса увеличивать отпуск питий. Потребитель может покупать вино не иначе, как одновременно покупая те или иные продукты питания. Кроме того, установлены особые часы открытия и закрытия  питейных заведений. Эта система, как показывает опыт, несомненно должна быть признана социально полезной. Помимо подобных регулирующих мер, многие государства стараются поддержать противоалкогольное движение частью  карательными мерами за появление в публичном месте в нетрезвом виде, частью и другими административными мерами, как то: 

недопущением в питейные заведения женщин, несовершеннолетних, учащихся (даже высших учебных заведений), нищих, опьяненных и пр., а также принудительным заключением пьяниц в закрытые лечебные заведения.

В новейшее время некоторые государства борются с алкоголизмом путём уменьшения числа мест продажи спирта и  повышением цен на алкогольные напитки. В Канаде, чтобы добиться сокращения мест продажи алкогольных напитков, стоимость  патента на содержание питейного заведения доведена в отдельных местностях до 10 тыс. р.

Большое значение в деле борьбы с алкоголизмом имеет  повышение цен на спиртные напитки. Высокая цена спирта бесспорно уменьшает доступность его населению, сокращает его спрос. Например, в Бельгии в 1871 г. акциз был повышен вдвое, и годовое потребление вина уменьшилось с 586 тыс. до 259 тыс. гектолитров (больше, чем в два раза). В Северо-Американских  Соединенных Штатах в 1865 г. акциз был повышен со 163 до 545 франков на гектолитр, и годовое потребление спиртных  напитков падает с 1582 тыс. до 322 тыс. гектолитров (уменьшилось в пять раз). Но, с другой стороны, замечено, что потребление алкоголя, хотя и падает немедленно вслед за повышением цены, все же с течением времени оно вновь нарастает, достигая  прежних пределов, и даже превышает их, так как повышение цены на алкогольные напитки вызывает повышение заработной платы и общее удорожание жизни.

Повышая цены на вино, некоторые государства одновременно стараются понизить налоги на продукты, могущие заменять спиртные напитки, как то: кофе, какао, фрукты и особенно сахар.

Несомненно, что все эти меры должны быть признаны социально полезными, ибо в той или иной мере они ослабляют социальное зло, хотя и не искореняют его полностью. В Швеции, Норвегии, а также Северо- Американских Соединенных Штатах в настоящее время ведется усиленная противоалкогольная пропаганда в виде соответствующих выставок, лекций о вреде  алкоголя, многочисленных опытов трезвости, организации клубов без продажи спиртных напитков, обязательного преподавания в  школах о вреде алкоголя и т. п.

Алкоголизм при царской власти

Если не считать некоторых начинаний частного характера и суждений и протестов в комиссиях и съездах, до 1917 г. в России в сущности почти никакой борьбы с пьянством не велось. 

Несмотря на огромное количество потребляемых в России спиртных  напитков, государственная власть никаких радикальных  противоалкогольных мер не принимала. Пьянство в России было  распространено со времен древности. Еще князь Владимир сказал: «Руси есть веселие пити, не можем без того быти». Таким  образом, уже на заре русской истории спаивание народных масс не только не встречало никакого противодействия, но, наоборот, «царев кабак» процветал везде и всюду и вошел даже в народные песни и пословицы.

Пьянство на Руси беспрерывно росло, а с XVIII в. водка стала национальным русским напитком. До самого последнего момента существования царизма мы не знали ни одного государственного мероприятия по борьбе с алкоголизмом. Напротив, правящие верхи при участии местных властей всячески поддерживали  пьянство. В XIX в. русское правительство решило использовать  пьянство в целях обогащения казны, первоначально путём откупной системы, затем акцизной и, наконец, монопольной системы. Особенно графу Витте[2] мы обязаны введением монополии, — этой государственной язвы, разъедавшей тело России. Граф Витте принял соответствующие меры к тому, чтобы увеличить душевое потребление водки; выкачивая этим путём деньги из населения России, он переводил их в центры на разные государственные нужды, чем обездоливалась и окончательно нищала наша деревня.

Вместе с развитием в России пьянства естественно росло и количество преступлений, несчастных случаев и преждевременных смертей. Огромное количество пьяных, шатающихся в городах, то и дело сваливающихся в грязь, площадная брань, драки и буйство — специфическая русская картина, которую ни в одной стране встретить нельзя. И если мы видим нечто подобное  теперь, то это исключительно наследие царизма, который всячески поощрял пьянство, весьма выгодное ему как с экономической, так и с политической стороны. Россия оказалась исключением из всех государств Европы и Америки, которые, как мы уже видели выше, все же принимали кой-какие меры к сокращению  количества потребления алкогольных напитков.

В царские времена даже общественная инициатива в борьбе с пьянством тормозилась тем, что общественные приговоры о закрытии винной лавки опротестовывались земскими начальниками.

На пьянстве трудящихся, между прочим, строился и  государственный бюджет царской помещичье-буржуазной власти, получивший название «пьяного бюджета». Пьянство же облегчало  царизму борьбу с освободительным движением. Моря водки и связанное с ее потреблением обнищание ослабляли энергию рабочих и крестьян в их борьбе против существующего социального гнета и бесправия.

В 1914 г., страшась общественного негодования по поводу войны и опасаясь повторения пьяных бунтов и аграрных беспорядков 1904—1905 гг., царская власть вынуждена была запретить продажу водки.

Борьба с алкоголизмом в условиях Советской власти Великая Октябрьская революция раскрепостила  многомиллионную массу трудящихся и призвала их к созданию новой творческой жизни. Трудящиеся массы рабочих и крестьян своими мозолистыми руками под руководством людей опыта и знания ведут широкое строительство социалистической промышленности, перестраивают сельское хозяйство, создают новую культуру. 

Вместе с этим рабочий класс и крестьянство в целом призваны  руководить крупнейшим государством в мире, занимающим шестую часть земного шара. В этом — огромная ответственность, лежащая на трудящихся Советского Союза. На нашем опыте социалистического строительства будут учиться трудящиеся массы других стран.

Как мы уже знаем, алкоголизм — бич главным образом  трудящихся масс, которые находятся в наименее выгодных условиях, связанных с трудом, и к тому же в силу сложившихся исторических условий стоят на низком уровне культурного развития.

Правда, теперь всякие идеи о затуманивании народных масс посредством алкоголя ушли уже в прошлое. Но вековое зло не может быть сразу искоренено, а то распространение алкоголизма, которое мы наблюдаем сейчас, является огромным препятствием на пути строительства социализма. При широком  распространении алкоголизма не может быть планомерной и созидательной работы. Вот почему в условиях Советской власти борьба с  алкоголизмом должна принять совершенно особые формы. 

Отрезвление трудящихся есть дело самих трудящихся. К борьбе с алкоголизмом должны быть привлечены самые широкие слои рабочих и крестьян.

В первые годы революции продажа и потребление алкогольных напитков были еще на бумаге запрещены, но затем Советской власти вследствие огромного распространения самогона в Союзе пришлось допустить первоначально вино с содержанием не свыше 14% спирта, а затем и более крепкие напитки. Главная причина, по которой Советское правительство пошло в этом вопросе на уступку, было, как упомянуто, развитие частного самогонокурения, которое помимо нанесения населению огромного вреда самим отравлением, приводило еще к уничтожению огромного количества хлеба. При том же развившееся самогонокурение еще лишний раз показало, что с насаждавшимся веками пьянством невозможно покончить в короткий срок и одним  административным распоряжением. Запрещение потребления алкогольных  напитков сверху еще не приводит к прекращению потребления. На это дело потребуется продолжительное время и напряженнейшая работа по улучшению положения трудящихся, по поднятию их культурного уровня и другие меры. Вместе с тем к борьбе за постепенное сокращение потребления алкоголя, к борьбе за  оздоровление быта рабочих и крестьян должны решительно стремиться все органы Советской власти и широкой общественности.

 

Как же нужно бороться с алкоголизмом сейчас, в условиях существования Советской власти?

Прежде чем приступить к разрешению данного вопроса,  установим, что необходимо преследовать в борьбе с алкоголизмом: 

бороться ли только с неумеренным потреблением алкоголя, так называемым злоупотреблением алкоголем, или же бороться с  потреблением алкоголя вообще? В этом отношении защитники малых доз (порций) склонны думать, что совершенно достаточно бороться с чрезмерным употреблением алкогольных напитков,  чтобы избавиться от этого социального зла.

Выше мы уже успели вкратце доказать, что всякое потребление алкоголя вредно; даже малые дозы алкоголя расстраивают пищеварение, ослабляют сердце и легкие, понижают умственные способности человека. Но если даже оставить вопрос о действии малых доз алкоголя, то прежде всего на практике нельзя определить, что признавать малой дозой алкоголя и что большой. Ибо для двух данных лиц малая доза будет одна для одного, а для другого — иная. Но главное — то, что дело обычно начинается с малых доз, которые, становясь вскоре привычными, затем переходят в большие. Таково общее свойство наркотических ядов: кто начинает курить с двух—трех папирос в день, тот скоро втягивается, постепенно переходит к 15—20 и, наконец, к 40 и более папиросам в день, т. е. становится завзятым курильщиком; кто начинает себе впрыскивать морфий в малых дозах, тот с течением времени делается морфинистом. Также дело обстоит и с  алкоголем. Здесь нужно говорить не о больших или малых дозах, а  вообще о каких бы то ни было дозах, за которыми обычно следуют повторные приёмы алкоголя, и человек постепенно и незаметно для себя превращается в хронического алкоголика. Борьба нужна не только со злоупотреблением спиртными напитками, но и с потреблением их вообще, тем более, что борьба наполовину  никогда не обещает успеха. Нужна коренная борьба со злом, которая в конечном своем итоге должна привести к отрезвлению всего населения и полному изъятию алкоголя из вольной  продажи.

 

* * *

В царские времена многие полагали, что государственная власть особыми административными мерами может покончить с алкоголизмом, что достаточно издать запретительный закон о продаже и производстве алкогольных напитков, как алкоголизм  будет искоренен.

Конечно, административные меры в деле борьбы с  алкоголизмом не исключены. Нельзя слишком умалять роль государства в этом отношении. Но все же алкоголизм будет искоренен лишь тогда, когда широкие народные массы осознают огромный вред не только алкогольных излишеств, но и потребления вина вообще, хотя бы и в малом количестве. Противоалкогольное просвещение народных масс — вот одна из радикальных мер в борьбе с  алкоголизмом.

Это возможно только при достаточном культурном уровне широких масс, ибо известно, что в распространении алкоголизма играет большую роль некультурность населения, что бытовой алкоголизм обусловливается не чем иным, как народной тьмой, против чего борьба возможна только путём развития народного просвещения, связанного с воспитанием.

Еще 14 лет тому назад при царизме мы писали: «...при  выяснении рациональных мер борьбы с алкоголизмом мы должны сказать, что если нужно отрезвить народ, нельзя держать нашего крестьянина на положении безграмотного невежественного  дикаря. Дайте ему побольше света, поднимите его нравственный  уровень, и вы убедитесь в том, что наряду с принятием целого ряда других мер вопрос о так называемом бытовом алкоголизме  потеряет свою остроту, и самый алкоголизм в современных его формах постепенно отойдет в область преданий».

Но то было при царизме, который не очень-то заботился об отрезвлении и просвещении народа. Другое дело — сейчас, при власти трудящихся. Правда, Советская власть очень много сделала для поднятия народной культуры, но сделано еще далеко не все. Десятки тысяч рабочих и миллионы крестьян еще не ликвидировали своей безграмотности. К нашему стыду в Ленинграде — культурнейшем центре СССР — еще не искоренена совершенно безграмотность среди рабочих — организованных пролетариев. Что же говорить о деревне!.. Таким образом, радикальной мерой в борьбе с алкоголизмом является планомерное противоалкогольное просвещение, которое должно идти в порядке школьного обучения, с одной стороны, и в порядке просвещения взрослых по клубам, диспансерам и иным, преследующим просветительные цели учреждениям, с другой. Активное участие в этой борьбе должны принять в особенности работницы и крестьянки, слишком сильно страдавшие и страдающие до сих пор от окружающего их пьянства. Дальнейшей задачей государства является беспощадная  борьба против тайного винокурения, постепенное сокращение крепости имеющихся в продаже спиртных напитков, обязательное  потребление их с питательными продуктами, поощрительные меры к распространению безалкогольных напитков.

Дело борьбы с алкоголизмом в сущности сейчас только  начинает реализовываться. Социалистическое развертывание промышленности, развитие сельского хозяйства, советское жилищное строительство и значительный культурный рост всей страны являются только важными предпосылками, облегчающими борьбу с алкоголизмом.

В этой борьбе, как и везде, необходимо прежде всего  вызывать самодеятельность населения, причем запреты продажи спиртных напитков, идущие снизу, в виде постановлений сельсоветов или рабочих собраний, будут наиболее действительной и прочной мерой, ибо они предупредят и развитие самогона по деревням. Наконец, когда эти запреты разольются по разным частям Союза, они приведут к необходимости ввести запрет и сверху как общую оздоровительную меру. Широкая самодеятельность трудящихся масс, таким образом, приведет к желанным результатам, и тогда великий Советский Союз освободится от страшного наследия  царской России — России гнета и спаивания народных масс[3].

 

* *

Работа по алкогольному оздоровлению Союза потребует, конечно, не одного десятка лет, но пока это не произошло, необходимо прийти на помощь массе пьющего населения, погибающего от злоупотребления спиртными напитками. И здесь должна играть роль просветительная деятельность, дающая возможность осознать всем и каждому, что алкоголь есть яд для организма, что алкоголизм есть болезнь, обусловленная потреблением этого яда и притом болезнь, причиняющая огромный социальный вред, но болезнь излечимая. Ввиду того социального зла, с которым сопряжено развитие пьянства среди трудящихся, ныне вводится  принудительное лечение алкоголиков. Следовательно, каждый пьяница, появляющийся в нетрезвом виде на улице, доставленный в  милицию, уже подлежит принудительному лечению; всякий  алкоголик, разоряющий свою семью и безобразничающий в условиях домашнего быта, по заявлению в милицию, также должен по обследованию случая подлежать принудительному лечению. К  сожалению, мы не имеем еще специальных лечебниц для  алкоголиков (кроме существующего в Ленинграде Патолого-рефлексологического института), а потому алкоголиков, подлежащих принудительному лечению, придется помещать — пока не устроены для этой цели специальные лечебные учреждения — в переполненные уже ныне до предела заведения для душевнобольных, постепенно их расширяя.

Однако особо важную роль могут сыграть амбулатории и  диспансеры для приходящих больных. В амбулаториях и  диспансерах мы имеем наглядное для всех действие лечения алкоголиков: весь процесс лечения протёкает на глазах публики, и  выздоровление пьяницы оказывает глубокое нравственное воздействие на окружающую среду и распространяет убеждение, что пьянство — болезнь, могущая быть излечимой. Кроме того, амбулатория  позволяет лечить алкоголиков, не отрывая их ни от работы, ни от семьи.

Я остановлюсь на работе амбулаторий по лечению алкоголиков гипнозом, которые были организованы мною еще около 20 лет назад в Петербурге как в заведываемой мною клинике душевных болезней Военно-медицинской академии, так и в тогдашнем Противоалкогольном, ныне Патолого-рефлексологическом  институте. В ту и другую амбулаторию стекалось громадное количество больных не только из самого Петербурга, но и из далекой провинции. Хотя амбулатории имели своей основой лечения гипноз, я придерживался той мысли, что для лечения алкоголиков гипноз не должен считаться единственным средством, которое может помочь алкоголику, и что после точного исследования  больного необходимо лечить все имеющиеся у него поражения организма, применяя и лекарственное лечение и водолечение, и действовать на больного путём убеждения в виде бесед с больным, стараясь поднять в нем его работоспособность, развить в нём  здоровые интересы к жизни.

13:36
Алкоголизм и борьба с ним. Часть 2.
Просмотров: 5701 | Добавил: Александр | Теги: борьба с алкоголизмом, алкоголизм | Рейтинг: 4.4/7
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]