Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2010 » Апрель » 21 » АЛКОГОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА Мировой опыт и Российские реалии.

АЛКОГОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: МИРОВОЙ ОПЫТ И РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ.
Халтурина Дарья Андреевна, к.и.н., доцент кафедры организации социальных систем и антикризисного управления Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Алкоголь является важнейшим деструктивным фактором демографического, социального и экономического развития России. Аномально высокий уровень смертности в России связан прежде всего с экстремально высоким уровнем потребления крепких напитков. Практически все северные страны на определенном этапе модернизации переживали период тяжелого пьянства. Накопленный опыт борьбы с алкогольным проблемами в Северной Европе показал, что североевропейским странам нужна особая алкогольная политика, значительно более жесткая, чем в южно- и центральноевропейских странах.
Мировой опыт показывает, что наиболее эффективные меры алкогольной политики включают уменьшение доступности алкоголя, в особенности крепких напитков, экономически, в пространстве, во времени и по возрасту. В России эти меры обязательно должны сочетаться с усиленной борьбой с производством и продажей нелегального алкоголя и потреблением всех видов алкоголя молодежью.
Ключевые слова: алкогольные проблемы, алкогольная политика государства, ограничение доступности, борьба с нелегальным алкоголем, общественное мнение.

По официальным данным, в России на душу населения в 2001 году потреблялось 10,7 литров чистого алкоголя в год [54], однако на самом деле этот показатель выше, поскольку помимо легально продающихся напитков на алкогольном рынке существует и теневой сектор весьма значительных объемов. По мнению экспертов, реальное потребление алкоголя в России достигает 15 литров спирта на душу населения [14, 15, 16]. Потребление алкоголя в России одно из самых высоких в мире, а по потреблению крепких напитков Россия, по всей видимости, является мировым лидером.
Алкоголь является важнейшим деструктивным фактором демографического, социального и экономического развития России. Как показывают исследования, тяжелые алкогольные проблемы являются главной причиной того, что уровень смертности россиян катастрофически высок для страны такого уровня экономического развития, как Россия, не втянутой в широкомасштабные военные действия. Существуют десятки более бедных стран со значительно более высокими показателями продолжительности жизни населения [24, 25]. Алкогольная смертность в России не исчерпывается алкогольными отравлениями и включает значительный процент убийств, самоубийств, смертей от цирроза, сердечно-сосудистых заболеваний, инсультов, панкреатита, болезней органов дыхания, рака органов системы пищеварения [14, 15, 16].
Анализ демографических данных не оставляет сомнений, что локомотивом кризиса смертности в России является алкогольная смертность. По оценке А.В Немцова алкогольные потери современной России включают около 30 мужских смертей и 15% женских, что в отдельные годы составляло более 600 тыс. смертей [16].
В 2006 г. произошло некоторое снижение алкогольной смертности. Поправки в Федеральный закон о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (171 ФЗ) привели к снижению производства этилового спирта и крепких напитков в России.
В результате в 2006 году, впервые с 1998 года, в России значительно снизилась смертность [23]. По данным Росстата, в 2006 г. умерло на 138,2 тысячи человек меньше, чем за 2005 год. Смертность снизилась преимущественно за счет причин смерти, динамика которых тесно связана с потреблением алкоголя [4, 14, 15, 16, 45]. Особенно сильно сократилась смертность от алкогольных отравлений – на 7,5 тыс., что составляет 20,7% [18]. Спад смертности в 2006 году стал результатом, прежде всего, ужесточения регулирования алкогольного рынка, и как следствие, снижения производства и потребления алкоголя. По расчетам А.В. Немцова [14, 15, 16], подтверждаемым данными МВД [11], с алкоголем связано большинство убийств в России. В связи с этим примечательно, что наиболее сильно в 2006 году снизилась смертность от убийств – на 19,7% (7,1 тыс.). Заметным было также снижение смертности от самоубийств (7,5% или 3,6 тыс.) и транспортных травм (5,3% или 2,3 тысячи) – значительный процент смертей в обеих этих категориях в России происходит в нетрезвом состоянии.
Снизилась смертность и от болезней системы кровообращения (5,3% или 74,9 тысяч), что также в значительной степени связано со снижением алкогольной смертности, поскольку, по данным региональных бюро судебно-медицинской экспертизы, среди этой категорий умерших значительное количество умирает с повышенной концентрацией алкоголя в крови [20, 26]. На 13,1% снизилась смертность от болезней органов дыхания, а здесь группой риска являются маргинализированные слои, включая алкоголиков и лиц БОМЖ [19].
Спад смертности в 2006 году стал результатом, прежде всего, ужесточения регулирования алкогольного рынка, и как следствие, снижения производства и потребления алкоголя, и лишь в меньшей степени улучшения финансирования здравоохранения. То, что небольшое снижение потребления алкоголя привело к результатам, сопоставимым с выигрышем от падения смертности в ходе антиалкогольной кампании конца 1980-х гг., объясняется спецификой распределения риска экстремальной алкогольной смертности. Индивидуальный риск смерти от внешних причин возрастает в зависимости от потребления алкоголя не линейно, а экспоненциально. Риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний − J-образно (т.е. выпивающие 10 грамм этанола в день умирают несколько реже, чем совсем непьющие, однако после этой дозы риск смерти возрастает очень резко и нелинейно, а более интенсивно) [27]. При таком высокой уровне алкогольных проблем, как в России даже небольшое снижение потребления дает существенное сокращение экстремальной алкогольной смертности.
Каким же образом распределилось снижение алкогольной смертности по месяцам? Для ответа на этот вопрос воспользуемся таким индикатором алкогольной смертности, как смертность от случайных отравлений алкоголем (рис. 1).

Рисунок 1. Количество умерших от случайных отравлений алкоголем в 2004–2006 годах по месяцам [18]
Наиболее сильный спад смертности от алкогольных отравлений произошел в феврале 2006 года как результат январских поправок в Федеральный закон о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (№171-ФЗ). Минимального уровня, как и следовало ожидать, эта смертность достигла в июле. Сезонный повышательный тренд осенью в октябре неожиданно закончился снижением. Возможно, это заработали в полную силу июльские поправки, а может быть, силовые структуры стали активнее бороться с нарушениями на фоне сообщений в СМИ о массовой эпидемии алкогольных отравлений суррогатами.
Чем же объясняется этот бум в СМИ на фоне реального снижения смертность от случайных отравлений алкоголем? Согласно нашим информантам в регионах, поправки в 171 федеральный закон действительно привели к снижению производства и продажи спиртосодержащих жидкостей технического назначения. Однако эта ниша начала частично заполняться жидкостями медицинского и парфюмерного назначения, на которые не распространяются ни требования к денатурации, ни ставки акцизов. Вероятно, волна сообщений о вспышке токсического гепатита связана с тем, что отравления, получившими распространение видами суррогатов, могут иметь другую клиническую картину, чем отравления традиционными суррогатами. В качестве кандидата могут рассматриваться антисептики, ранее занимавшие небольшой процент на рынке алкогольных суррогатов, но получивших распространение осенью 2006 г., а также в ряде случаев это могли быть жидкости, обладающие вкусовыми и органолептическими свойствами, сходными с этиловым спиртом (изопропиловый спирт) .
Заметный спад алкогольной смертности в 2006 году произошел впервые за последние 8 лет. Однако он ликвидировал лишь меньшую часть алкогольных потерь. Алкогольная смертность по прежнему представляет собой мощнейший источник демографического неблагополучия и прямую угрозу демографическому развитию страны.
Причина алкогольной сверхсмертности в России − водочная культура северного типа
Алкоголизация − проблема модернизированных стран. В традиционных обществах потребление алкоголя, как правило, невелико из-за постоянной угрозы голода. Рост потребления алкоголя происходит в ходе модернизации, когда появляется излишек продовольствия. И если в южноевропейских странах это не имело катастрофических последствий, то на севере алкоголизация принимает деструктивные формы.
Южноевропейская культура потребления алкоголя характеризуется достаточно частым потреблением небольших доз алкоголя. Такая культура сформировалась в регионах, имеющих тысячелетний опыт виноделия, в которых, по всей видимости, выработались социокультурные нормы, ограничивающие деструктивные формы потребления алкоголя. В Центральной Европе распространена пивная культура потребления алкоголя, также сочетающая достаточно частое потребление с небольшими разовыми дозами. В северной же климатической зоне получила распространения практика потребления крепких напитков в дозах, способных привести к интоксикации, угрожающей жизни и здоровью человека [24, 25]. Практика показывает, что культура потребления крепких напитков повсюду сопровождается распространением пьянства среди населения [2].
Страны Северной Европы столкнулись с алкогольными проблемами еще в ХIX веке на фоне роста уровня жизни. Рассказы очевидцев напоминают современные российские реалии: повальное пьянство как в городе, так и на селе с преимущественным употреблением крепких напитков. Еще в XIX в. вся Северная Европа праздновала Святой Понедельник, то есть значительный процент работников по понедельникам похмелялись, и начальство даже не ожидало от них нормальной работы. В Британии в день получки жены рабочих поджидали мужей в пабах в надежде не дать им пропить зарплату. Священники нередко вели проповедь в нетрезвом состоянии [41]. В Ирландии по свидетельствам очевидцев в сельской местности повсюду стоял стойкий запах самогона [31].
Потребление крепких напитков в современной Восточной Европе (до 10 л. этанола в год на человека) выглядит аномальным на фоне развитых стран, где эта величина составляет 2−3 литра (при чем значительная часть этого объема выпивается в виде слабоалкогольных коктейлей [29]). Однако еще полвека назад эта проблема имела место и в скандинавских странах. Так в Швеции еще в 1954 году крепкие напитки занимали 67% продаж алкогольных напитков. К 2000 году эта доля снизилась до 21% [46]. В Норвегии еще в 1972 году в виде крепкого алкоголя потреблялось 47% общего объема этанола, а к 1999 году − уже 29% [34].
Решение тяжелых алкогольных проблем североевропейских стран потребовало жесткой государственной политики ограничения доступа к алкоголю наряду с усилиями институтов гражданского общества. Накопленный опыт борьбы с алкогольным проблемами в Северной Европе показал, что североевропейским странам нужна особая алкогольная политика, значительно более жесткая, чем в южно- и центральноевропейских странах.
Россияне оказались типичными северными европейцами, и с 1950-х годов, как только ослабла продовольственная проблема, принялись массово пить водку все в больших количествах, следствием чего стало ухудшение показателей здоровья и смертности в России с 1960-х годов [21]. В 1992 году алкогольная отрасль была радикально либерализована, государственная монополия на алкоголь и запрет самогоноварения отменены, рынок наполнила сверхдешевая водка, спирт "Рояль" и другие жидкости со сверхвысоким содержанием этанола. При этом отмена запрета самогоноварения в сочетании с системным социально-экономическим кризисом села привели к небывалому росту самогоноварения.
В странах с преимущественным потреблением крепких напитков алкоголь потребляются реже, чем в странах пивных или винных или пивных, но ударными дозами. Сильные алкогольные интоксикации, которым подвергает себя население водочных стран, являются серьезным фактором риска для жизни и здоровья человека. Во всех без исключения странах водочного пояса наблюдается тяжелейший комплекс алкогольных проблем: сверхсмертность, приводящая к депопуляции, деградация социальной среды, рост тюремной популяции и т.д. [25, 26]
В целом, на севере постсоциалистической Европы наблюдается мощнейшая связь между потреблением крепких напитков и продолжительностью жизни населения (рис. 3).

Рисунок 3. Потребление крепких алкогольных напитков (в литрах этилового спирта на взрослого человека в год) [12, 15, 32, 36, 48, 54] и ожидаемая продолжительность жизни в странах северной постсоциалистической Европы в 2001 году

Особенно отчетливо эта закономерность прослеживается на примере мужчин 40-59 лет, поскольку в этой возрастной группе потребление алкоголя значительное, но здоровье уже не столь крепкое, чтобы безболезненно переносить регулярные алкогольные интоксикации.

Рисунок 4. Потребление крепких напитков (л. этанола) [12, 15, 32, 36, 48, 54] и смертность мужчин 40–59 лет (на 100000 человек) [52] в 2001 году в постсоциалистических странах
На примере отдельных стран мы также наблюдаем, что изменение потребления крепких напитков приводит к изменению уровня смертности. Так, процессы, происходящие в наши дни в странах Балтии, подтверждают наличие зависимости между потреблением водки (а также других крепких напитков) и смертностью. Латвия, Литва и Эстония − традиционно водочные страны. Однако в конце 1990-х годов в Литве благодаря высоким акцизами на крепкие напитки смертности резко снизилаь и приблизилась к западноевропейскому уровню. Однако в настоящее время потребление водки потребление пива в Эстонии и Латвии растет, а потребление водки снижается [38, 39] вместе с показателями смертности, в то время как в Литве потребление водки и смертность растут, по всей видимости, в связи с отменой 57% налога на водку в 2004 году и легализацией самогоноварениярезким снижением довольно высоких в прошлом акцизов [40].
Процесс перехода с крепких алкогольных напитков на пиво и винослабые, как правило, сопровождается снижением связанных с алкоголем проблем и смертности. Так, Финляндии не удавалось добиться существенного роста продолжительности жизни мужчин вплоть до введения в середине 1970 годов очень высоких цен на водку, которые со временем привели к снижению потребления водки [3] (которое, впрочем, никогда не достигало современного российского уровня). Недавний пример перехода населения страны с водки на пиво слабоалкогольные напитки представляет собой Польша [3], где этот процесс сопровождался значительным ростом ожидаемой продолжительности жизни населения.
Единственным сценарием преодоления алкогольной катастрофы в России и соседних странах является радикальное снижение потребления крепких алкогольных напитков: водки, самогона и водочных суррогатов. В этом случае автоматически произойдет изменение структуры потребления алкоголя в пользу пива и вина. Этот сценарий неоднократно был реализован в странах Северной Европы (Голландия, Великобритания, Норвегия, Швеция, Финляндия и др.), и реализуется сейчас в Польше и, менее успешно, в странах Балтии. Практика показывает, что быстрота скорость снижения потребления крепких напитков, и, как следствие, смертности, зависит от алкогольной политики государства.
Являются ли суррогаты главным источником сверхсмертности россиян?
Важный вклад в алкогольную смертность в России, помимо крепких напитков, вносят суррогаты алкогольной продукции.
Как отмечают участники исследования преждевременной смертности мужчин трудоспособного возраста в Ижевске, "употребление суррогатов 5 или более раз в неделю ведет в 10-кратному увеличению риска смерти по сравнению с теми, кто никогда не пьет суррогаты. Это связано, прежде всего, с очень высоким содержанием в суррогатах этанола" [9].
Очень токсичны так называемые ложные суррогаты алкоголя, не содержащие алкоголь, но по своим свойствам или воздействию напоминающие его (метанол, изопропанол, бутанол и т.д.). Однако эти жидкости употребляются исключительно редко, и отравления ими составляют ничтожный процент от общего количества отравлений в России.
Нормальные суррогаты алкогольной продукции, изготовленные из этилового спирта, включают спиртосодержащие жидкости технического, медицинского и парфюмерного назначения, а также самогон. Многолетние токсикологические исследования закупаемой у населения суррогатной продукции ясно показывают, что токсичность водочных суррогатов в России, в целом, такая же, как у качественных алкогольных напитков из пищевого этилового спирта той же крепости.
В.П. Нужный и А.В. Савчук, авторитетные исследователи токсичности легальных и нелегальных алкогольных напитков, пишут: "естественные примеси в тех концентрациях, в которых они присутствуют в дистиллированных алкогольных напитках промышленного или домашнего изготовления, не оказывают влияния на острую токсичность этилового спирта. Водочные фальсификаты, изготовленные на основе синтетического или гидролизного спирта высокой степени очистки, по характеру и выраженности токсического действия не отличаются от водки, произведенной из пищевого спирта. Водочные фальсификаты, изготовленные на основе денатурированных спиртов, не могут выступать в качестве значимой причины высокого уровня острой алкогольной смертности. … Таким образом, представление о значительной роли незаконно произведенных, фальсифицированных алкогольных напитков и напитков домашнего изготовления в генезе высокой алкогольной смертности… не подтверждается" [17].
Хотя, вопрос о вкладе токсичных примесей в смертность от суррогатов требует дальнейших исследований, все же ясно, что главным фактором алкогольной смертности в России является сам этиловый спирт, содержащийся в опасно высоких концентрациях в легальных и нелегальных крепких напитках. Ведь если даже напитки 40-градусной крепости оказывают радикально большее влияние на смертность, чем пиво и вино, то токсичность 70−96-градусных алкогольных суррогатов многократно выше, особенно учитывая тот факт, что вероятность алкогольного отравления растет с увеличением разовой дозы этанола не линейно, а экспоненциально. (Из этого, в частности следует, что разрешение на розничную продажу пищевого этилового спирта, действующее в России на территориях Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним, должно быть отменено).
Таким образом, снижение потребления алкогольных суррогатов является обязательным, хотя и недостаточным условием снижения алкогольной смертности в России. Нелегальные напитки опасны своей дешевизной и нередко повышенной крепостью. Качественная водка, будучи напитком массового потребления, вносит основной вклад в вымирание нашей страны.

Читать полностью

14:58
АЛКОГОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА Мировой опыт и Российские реалии.
Просмотров: 1968 | Добавил: Олег | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]