Трезвая русь
Я нашел кто поможет горелка для котлов недорого.

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2010 » Март » 6 » Об исследовании алкоголизма в Московской губернии.

Алексей Яковлевич КОЖЕВНИКОВ (1836—1902)

А. Я. Кожевников — выдающийся русский невропатолог, один из основоположников невропатологии в России. Профессор Московского университета. Открыл особую форму корковой эпилепсии — «кожевниковскую эпилепсию». Изучал морфологию ядер мозга и проводящих путей, один из первых в мире описал многие невропатологические синдромы (алкогольный паралич, сенсорная афазия, миастения и т. д.). Автор классического труда «Особый вид кортикальной эпилепсии» (1894) и учебника «Курс нервных болезней» (1889).


Об исследовании алкоголизма в Московской губернии.

Московское губернское земское собрание в нынешнем году, между прочим, поставило вопрос «Об изучении в Московской губернии алкоголизма с общественно-санитарной точки зрения и о вреде, приносимом им». Вследствие этого, губернская управа, зная, что Московское общество невропатологов и психиатров давно уже живо интересуется этим предметом и изучает меры для  борьбы с алкоголизмом, обратилась к нему с просьбою о содействии ей в этом отношении. Получив такое приглашение, общество наше, со своей стороны, выразило полную готовность, по мере сил, содействовать Московскому земству в этом деле как теперь, так и на будущее время.

Вопрос об алкоголизме может быть разделен на две половины:

1) распространение алкоголизма со всеми его последствиями, и

2) меры борьбы с ним.

Московское земство совершенно правильно поступило, разделив этот вопрос и ограничившись на нынешний год только первою половиною его: действительно, сначала нужно подробно и точно изучить приносимый вред, и только тогда  приискивать средства против него. Может быть, мне скажут, что очень большое распространение алкоголизма в Московской губернии и вред, приносимый им, очень хорошо известны: стоит ли тратить время и силы на изучение этого дела? Лучше бы сосредоточить все внимание прямо на борьбе с алкоголизмом, тем более, что в литературе и в нашей русской, особенно же в заграничной,  существует целый ряд сочинений, посвященных этому вопросу, так что его вопрос можно считать вполне исчерпанным. На это я должен возразить следующее: исследования, произведенные по этому предмету не только в иностранных государствах, но и у нас в России, но в других местностях, далеко не вполне приложимы к Московской губернии. Опыты показывают, что, соответственно местным, национальным и общественным условиям, алкоголизм  представляет очень большие особенности как в своем распространении, так и в своих проявлениях; так что для того, чтобы составить себе полную и точную картину у нас и вести против него рациональную и успешную борьбу, необходимо сделать свое собственное  исследование. Для этого, впрочем, есть еще и другие мотивы:  обыкновенно борьба со злом энергически ведется только тогда, когда зло  сознается нами вполне отчётливо и на основании собственных наблюдений; если же мы знаем зло только теоретически, по чужим наблюдениям, то это не может вполне возбудить нашу энергию для борьбы с ним. Для такого исследования собственно в Московской губернии можно привести и еще мотивы: в скором времени у нас будет введена казенная монополия, это — во всяком случае крупная мера; она должна произвести большую перемену в  способе употребления алкоголя, а следовательно и в последствиях,  происходящих от него. Для того, чтобы судить потом, что принесла эта мера, об ее хороших и слабых сторонах, нужно с точностью знать, что было до нее, что изменилось и в какую сторону. Алкоголизм приносит у нас такую массу зла во всех отношениях, что борьба с ним не только желательна, но необходима, и  потому нельзя не приветствовать Московское земство за его решение произвести относительно него исследование в Московской  губернии. Но полное и точное исследование алкоголизма в целой губернии представляет собою дело очень обширное, сложное и трудное.

Я, впрочем, убежден, что, если Московское земство горячо  примется за это дело, то благодаря тем силам и тем средствам, которыми оно располагает, оно будет в состоянии не только вполне изучить этот вопрос, но и успешно вести борьбу против этого зла.

Вполне сочувствуя Московскому земству в этом деле и  искренно желая, по мере силы, помочь ему, мы должны прежде всего выработать программу действий, необходимую для этого изучения. Правильнее всего, мне кажется, сначала разделить поставленный вопрос на два отдела:

1) распространение алкоголизма; степень этого распространения соответственно полу, возрасту и условиям жизни местного населения; причины, вызывающие и  способствующие распространению алкоголизма и т. п., и

2) вред, приносимый злоупотреблением спиртными напитками. Как в первом, так и во втором отделе задача снова распадается на две части:

 а)  определить то, что нам желательно получить от наших исследований, и

б) указать те способы и средства, которыми можно добыть  наиболее полные и точные результаты.

Итак, прежде всего нужно определить распространение  алкоголизма и его степень в народонаселении губернии: желательно, по возможности, составить список всего населения с классификацией его по степени злоупотребления спиртных напитков. Задача нелегкая; что касается выполнения её, то я вполне присоединяюсь к мысли, только что высказанной В. И. Яковенко, что наилучший способ для этого, — это медицинское исследование по семейным спискам. Конечно, для полного исследования всего населения  потребуется значительное время — два, может быть, три года; но зато таким образом может быть получена полная и ясная картина распространения алкоголизма во всей губернии. А так как тогда ясно будет видно, где и при каких условиях особенно сильно  обнаруживается пьянство, то такое исследование даст указание и на причины развития у нас алкоголизма; этот список в значительной мере облегчит и изучение того вреда, который приносит у нас алкоголь.

Вред этот, как известно, очень велик и очень разнообразен. Для удобства исследования его можно разделить на три категории:

1) вред для жизни и здоровья,

2) вред относительно нравственности,

и 3) вред в имущественном отношении.

Что касается первой категории, то, конечно, это исследование может быть собрано только врачами. Здесь нужно определить, насколько алкоголь расстраивает здоровье, вызывая те или другие болезни, и насколько он сокращает жизнь, делаясь причиной смерти, определить продолжительность жизни и смертность у алкоголиков. Болезни, вызываемые злоупотреблением спиртными  напитками, очень разнообразны; я не стану перечислять их, так как они хорошо известны практическим врачам. Эти сведения могут быть получены при исследовании тех больных, которые обращаются к врачу; при этом только нужна будет отметка, что данная болезнь, по мнению врача, обязана своим происхождением алкоголю. Но так как значительное число лиц, принадлежащих к губернии,  проживает в Москве и за медицинской помощью обращается в московские больницы, то данные, собранные земскими врачами, следует пополнить теми сведениями, которые могут дать московские  больницы относительно жителей губернии. Относительно же  смертности следует различать:

1) смерть вследствие болезни, вызванной алкоголизмом,

2) смерть вследствие случайных неблагоприятных условий, которые могли действовать только потому, что человек уже находится под влиянием алкоголя (например, человек, будучи пьян, замерз, утонул, упал с высоты, был задавлен какою-нибудь тяжестью, попал под поезд, в машину, сгорел или обварился и т. п.) и, наконец,

3) смерть вследствие самоубийства, обусловленного алкоголизмом. Насколько мне известно, сведения о причинах смерти, особенно же скоропостижной, далеко не всегда доходят до земских врачей, поэтому, как мне кажется, за ними нужно будет обратиться к уездным врачам, а также к священникам и чинам полиции. При этом исследовании встретится, конечно, немало  затруднений: так, смерть или какая-нибудь болезнь у алкоголика может сделаться и совершенно независимо от алкоголизма; например, если сделается крушение железнодорожного поезда, то  человек может быть убит или может получить повреждения независимо от того, что он прежде злоупотреблял спиртными напитками. При таких условиях необходимо индивидуализировать каждый случай.

Еще чаще могут встретиться случаи, где алкоголь составляет только предрасполагающий момент для развития болезни; например, весьма известно, что вследствие злоупотребления спиртными  напитками часто развивается множественный неврит. Но в практике нередко приходится встречать следующее: больной прежде довольно много употреблял спиртных напитков, но не чрезмерно, и в то же время он должен был часто подвергаться простуде, например, работать в холодном и сыром помещении, и вот у него делается influenza, хотя в очень легкой форме, а вслед за нею развивается множественный неврит. Можно ли его назвать neuritis alcoholica?

При таких условиях придется придерживаться правила — a posteriori fit denominatio[2]; очень часто, впрочем, вся совокупность болезни и ее особенные черты довольно ясно укажут, произошла ли болезнь вследствие алкоголизма или нет. Но, кроме этого, особенно большой интерес представляет  исследование наследственности по отношению к алкоголизму, и притом, с одной стороны, влияние предшественников (их пьянство,  нервные и душевные болезни и пр.) на развитие патологии у  последующих поколений (выкидыши и преждевременные роды, ранняя смерть детей, идиотизм, эпилепсия и другие нервные и душевные болезни, вырождение физическое и психическое, общее недоразвитие организма, например, негодность к военной службе, душевная неуравновешенность, наклонность к пьянству, праздности, бродяжничеству, преступлениям и т. п.). Ведение записей больных по семейным спискам может дать в этом отношении чрезвычайно ценный материал.

Все это исследование может быть сделано только при  содействии врачей, и земство может рассчитывать в этом случае, главным образом, на земских и фабричных врачей. Но московские земские врачи в большинстве случаев и так крайне обременены работою и главным образом потому, что они обязаны не только  предупреждать и лечить болезни, но в то же время и вести многочисленные статистические исследования по разнообразным санитарным вопросам. Обременять их, по крайней мере многих из них, еще новым предметом для исследования и новою статистическою работою едва ли будет возможно. А между тем завести полные семейные списки и постоянно вести записи на основании их, и в каждом  отдельном случае точно определить, зависит ли заболевание или смерть именно от алкоголизма, — это составит для них очень большую работу. Если земство желает, чтобы это исследование было точно и достаточно быстро подвигалось вперед, мне кажется, необходимо, чтобы оно увеличило свой врачебный персонал, например, дало бы ассистентов, по крайней мере, тем из врачей, которые и без того очень обременены работою. Конечно, это повлечёт за собою новые расходы, но, мне кажется, расходы эти вполне  окупятся, если удастся убавить пьянство в населении; но и помимо этого земский врач, кроме собственного лечения болезней,  приносит огромную пользу населению: во многих случаях он является единственным источником света, внося более правильные гигиенические и санитарные понятия в темную среду крестьянства.

Вторая категория вреда, приносимого алкоголем, касается  нравственности. Что вследствие злоупотребления спиртными  напитками нравы грубеют падает нравственность, и нередко человек  доходит до состояния животного и даже становится ниже его, это — общеизвестный факт. Но исследование этого вопроса представляет особенные трудности: так, прежде всего очень трудно выразить в цифрах это понижение нравственности. Наиболее точной меркой для этого может служить преступность, т. е. определение того, как часто и в какой форме являются проступки или  преступления, совершенные под влиянием алкоголизма. Для этого исследования представляются два пути:

1) составив список  алкоголиков, определить по спискам судимости количество совершенных ими проступков и преступлений, и

2) рассмотрев возможно большое число судебных дел или же исследовав возможно большое количество лиц, уже осужденных, например, заключенных в тюрьме, определить, как часто проступки и преступления совершаются под влиянием алкоголизма. Как бы обширно ни было это исследование, оно, конечно, не может дать вполне точного указания на то, как велико вообще количество проступков и преступлений, в происхождении которых главную роль играет алкоголь, потому что, как известно, не только проступки, но нередко и крупные  преступления остаются неоткрытыми и, следовательно, не доходят до суда, — ведь судимость и преступность — это два различных понятия. Но все-таки сравнение количества проступков и преступлений, совершенных алкоголиками, с количеством таких же  проступков и преступлений, совершенных независимо от алкоголизма, даст понятие о том, какое влияние имеет алкоголь на преступность, а следовательно и на нравственность. И при этом исследовании тоже может встретиться немало затруднений: так, если мы найдем у данного лица преступность и алкоголизм, то нужно будет еще решить, составляет ли последний причину преступности или нет. Опыт показывает, что нередко бывает и наоборот — пьянство составляет последствие упадка нравственности; а еще чаще пьянство и преступность составляют только эффекты одной и той же  причины — наследственности или очень дурного воспитания; поэтому и здесь необходимо внимательное исследование каждого отдельного случая.

Кто же может произвести это исследование? Возложить и это на одних только врачей, по моему мнению, было бы неправильно: врачи и так очень обременены собственно медицинскими исследованиями, да и они не вполне компетентны в этом вопросе. Для этого, мне кажется, нужно будет обратиться к юристам с просьбою выработать совместно с врачами более подробную программу для этого исследования и указать наиболее практические способы для выполнения его. У земства нет такого штата юристов, как например, штат врачей; но в настоящее время у нас достаточно интеллигентных людей, которые готовы бескорыстно жертвовать своим временем и трудом на общую пользу, — наши многочисленные общества научные и благотворительные ясно доказывают это.

С уверенностью можно сказать, что и между юристами найдется достаточно людей, которые на призыв земства согласятся из-за идеи заняться этим исследованием.

Наконец, алкоголь крайне вредно действует и на экономическое положение лиц, злоупотребляющих им. Чтобы определить размеры этого вреда в Московской губернии, прежде всего нужно узнать, какая сумма денег тратится населением вообще, в частности отдельными лицами, на спиртные напитки, и какую часть всего заработка составляет эта сумма у рабочих? Затем определить, как отражается злоупотребление алкоголем на хозяйственном  положении населения: как часто это ведет к нищенству, полному разорению, бездомности, бесхозяйственности и вообще к обеднению? И при этом встретится, конечно, немало трудностей, главным образом, для решения вопроса, произошло ли обеднение данного лица собственно от алкоголизма или же от других причин? Опыт показывает, что нередко алкоголизм развивается вследствие  обеднения, особенно, если человек дойдет до нищенства, тогда новые условия жизни и вся обстановка невольно тянут его в кабак, так что и это исследование потребует большого внимания и осторожности в деле заключений. В настоящее время Московское земство производит подворное исследование экономического положения всего населения губернии, и есть надежда, что в скором времени это исследование будет доведено до конца. К сожалению, в программу этого исследования, насколько мне известно, не внесен вопрос о влиянии алкоголя на экономическую сторону, и было бы очень желательно, если только это возможно, к данной программе присоединить еще ряд соответствующих вопросов. Если же это уже невозможно, то все-таки исследование, произведенное земством, принесет пользу и для решения занимающего нас вопроса: когда будет окончено это исследование и в то же время будут составлены посемейные списки населения с классификацией его по степени употребления спиртных напитков, то, сопоставляя эти два рода данных, можно будет сделать вывод и относительно того вреда, который приносит алкоголь экономическому положению населения. Для этого исследования придется обратиться к статистикам и экономистам.

Таким образом, разрешение вопроса «об алкоголизме с общественно-санитарной точки зрения и о вреде, приносимом им» представляет дело трудное и сложное. Основанием для всего исследования должна послужить масса населения с классификацией его по степени употребления алкоголя; это могут сделать только врачи, но помимо их потребуется участие и других специалистов; при губернской же земской управе должно быть особое бюро, которое могло бы направлять и объединять всю эту работу. Зная, какими силами и средствами и какою опытностью в подобных делах обладает Московское земство, мы с уверенностью можем сказать, что если только у него будет достаточно сильное желание, то оно в  состоянии преодолеть все эти трудности. Но представим себе, что Московское земство вполне произвело это исследование, что оно с точностью определило степень и  распространение алкоголизма в губернии, изучило те условия, при которых развивается алкоголизм, узнало весь тот вред, который приносит злоупотребление спиртными напитками, — как оно  поведет борьбу с ним? Предположим, что оно придумает вполне правильные меры для этого, — но как оно приведет их в исполнение? Ведь для этого нужна власть, а власть принадлежит исключительно одному правительству. Тем не менее я твердо убежден, что в этом деле очень многое может сделать и земство. История показывает, что борьба с алкоголизмом дело очень трудное, и что оно может рассчитывать на успех только тогда, когда правительство и общество дружно действуют в этом отношении и помогают друг другу; когда правительство издает соответствующие законы, а общество идет навстречу им. Самое главное, что нужно для этой борьбы, — это чтобы в обществе было ясное сознание того, сколько вреда приносит алкоголь, и искреннее желание освободиться от своего врага. Вот в этом-то отношении земство и может принести огромную пользу населению. Теперь не время говорить о  соответствующих мерах, так как этот вопрос еще не поставлен на очередь: меры эти очень разнообразны, и многие из них вполне доступны земству. Наиболее сильными деятелями в этом отношении могут быть земские врачи — они своим словом и примером могут иметь огромное влияние на население: когда человек болен и обращается за помощью к врачу, его убедительное слово и добрый совет имеют решающее значение, и он может многих, предающихся пьянству, сразу избавить от их порока; это я знаю по собственному  многолетнему наблюдению.

В скором времени в Московской губернии будет введена  крупная реформа в винном деле, — это казенная монополия, — и при этом земство может принести много пользы: как известно, вместе с казенною продажей вина учреждаются попечительства о  народной трезвости. В числе членов соответствующих комитетов  участвуют и представители земства: если они будут относиться к делу не формально только, то, конечно, в состоянии будут многое  сделать, особенно же после того, как Московское земство благодаря своим исследованиям близко и практически ознакомится с этим вопросом. Наконец, земство может устраивать лечебницы для алкоголиков: польза, приносимая такими лечебницами, очень велика.

Есть немало людей, у которых стремление к пьянству представляет собою явление патологическое; а еще больше таких, которые вследствие пьянства совершенно утратили силу воли и, даже вполне сознавая приносимый вред, не имеют силы бороться со своим влечением. Вот таким-то людям должна придти на помощь лечебница, и, как показывает опыт, при благоприятных условиях по крайней мере половина таких больных может быть прочно излечена. Но помимо этого такие лечебницы полезны и в других отношениях: они служат для населения постоянным  напоминанием, насколько вреден алкоголь и до какого тяжелого состояния он может довести. Вместе с этим они дают возможность на время, а иногда и навсегда, удалить из населения самых вредных членов его, которые иногда хуже и опаснее умалишенных; а такое  удаление даст возможность отдохнуть и оправиться семьям их и будет благотворно влиять на все население. Человек ко всему привыкает, так и мы настолько привыкли к проявлениям алкоголизма, что часто самые отвратительные картины пьянства уже не особенно возмущают нас; а в деревнях молодое поколение настолько  свыкается с проявлением пьянства, что это не только не возмущает его, напротив, часто служит ему оправданием и даже  побуждением к подражанию: часто можно видеть, что дети играют в пьяных.

Удаление такого вредного элемента будет полезно, особенно для подрастающего поколения; словом, лечебницы для алкоголиков полезны не только в терапевтическом отношении, но также как экономическая и воспитательная мера; наконец, такие лечебницы послужат местом и средством для разрешения целого ряда очень важных вопросов, касающихся алкоголизма.

Таким образом, не подлежит сомнению, что земство может очень многое сделать и в деле борьбы с алкоголизмом — нужны только знание дела и искреннее желание. А что действительно при дружном содействии правительства и общества борьба с алкоголизмом возможна, это прекрасно доказали нам северные соседи —  норвежцы и шведы, а отчасти и наши финляндцы. Еще недавно в Норвегии пьянство доходило до ужасающих размеров, и вот был принят ряд мер для борьбы с ним, и в скором времени произошла резкая перемена: уменьшилось количество потребляемых  спиртных напитков, а вместе с этим значительно уменьшилось количество преступлений, тюрьмы наполовину опустели, в деревнях и по дорогам водворилась полная безопасность, и благосостояние  населения стало быстро возрастать.

Пожелаем же, чтобы Московское земство достигло еще больших результатов, и будем по мере сил наших помогать ему в этом  добром деле.

 



[1] Труды XIV губернского съезда врачей Московского земства, М., 1898.

 

[2] Из опыта следует переименование (лат.) — Ред.

 

13:39
Об исследовании алкоголизма в Московской губернии.
Просмотров: 6233 | Добавил: Александр | Теги: эпилепсия, пьянство, алкоголизм, изучение алкоголизма | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]