Трезвая русь

Поиск

Форма входа
Не зарегистрированные пользователи не могут скачивать файлы!

Логин:
Пароль:

Юридические услуги

Наши друзья

Новости

Наука об алкоголе

Главная » 2012 » Октябрь » 15 » СТУПЕНИ ПАДЕНИЯ

СТУПЕНИ ПАДЕНИЯ

 Оглавление

Предупредить любое заболевание легче, чем излечить. Этот общий профилактический принцип полностью относится и к хроническому алкоголизму. Предупреждение пьянства, без которого не бывает алкогольной болезни,— одна из самых главных задач противоалкогольной пропаганды. Однако как бы активно врачи, социологи, юристы, историки, философы, журналисты ни ратовали за абсолютную трезвость, в условиях бытования питейных традиций и ритуалов непременно найдутся юноши и девушки, пренебрегающие советами и предостережениями врачей, бывалых людей. И тут приобретает особое значение выявление начальных признаков алкогольной болезни, ибо на ранней стадии становления патологического пристрастия к спиртным напиткам лечение приносит наибольший эффект.

Многим любителям хмельного просто невдомек, что у них появились ранние симптомы алкоголизма. И даже запущенный алкоголик «со стажем» обычно не считает себя больным. «И курица пьет!»; «Я пью как все!» — будет утверждать он на приеме у нарколога, к которому его заставят обратиться жена, мать, товарищи по работе. В связи с этим представляется весьма целесообразным популярно рассказать о динамике развития хронического алкоголизма, о ступенях падения человека, пристрастившегося к хмельному зелью.

Мы часто говорим и пишем: пьянство, алкоголизм... Есть ли разница в этих понятиях? Или это синонимы? А если разница имеется — в чем она?

Пьянство — это еще не болезнь. И здесь можно и нужно говорить о пороке, о распущенности, о недостатке чувства долга перед семьей, перед обществом. Строго говоря, пьянством следует называть любое, даже эпизодическое, употребление спиртных зелий. Мы сможем со всей серьезностью оценить опасность и редких случайных выпивок, если будем помнить, что в биографии любого хронического алкоголика обязательно была роковая «первая рюмка». Но в узком смысле назовем пьянством систематическое употребление алкоголя. Регулярная «стопка водки для аппетита» перед обедом, выпивки по выходным дням, постоянные возлияния «с аванса и получки», а тем более ежедневные выпивки «на троих» после работы — это уже систематическое пьянство. И чем чаще и чем большие количества хмельного появляются на столе того или иного субъекта, чем большая доля его бюджета расходуется на спиртное, тем выраженнее степень вовлеченности в пьянство, тем больше вероятность развития алкогольной болезни.

Хронический алкоголизм — это уже заболевание. Со страдающими этим недугом надо не бороться, а лечить их. Иногда даже в принудительном порядке, но именно лечить.

Заболевание развивается постепенно, почти незаметно для самого пьющего, а поначалу и для его близких. И все-таки даже на первой стадии алкоголизма тщательное обследование пациента позволяет выявить ряд признаков, представляющих угрозу прогрессирования алкогольной болезни. Эти признаки возникают без какой-либо строгой последовательности, степень их выраженности бывает различной у разных людей. Но в совокупности симптомы начальной стадии хронического алкоголизма имеют бесспорную диагностическую ценность. Какие же это симптомы?

Кардинальным признаком первой стадии алкоголизма, признаком наиболее важным в диагностическом аспекте, следует признать первичное болезненное влечение к спиртным напиткам. Пока это влечение окрашено в пастельные тона, можно говорить о его блеклости в сравнении с тягой к алкоголю на второй-третьей стадиях недуга.

Первичное влечение еще достаточно прочно связано с ситуационными моментами. Ситуационные факторы (семейный или общий праздник, некоторые моменты, связанные с работой, те или иные события в личной жизни, переутомление, сильный мороз и т. п.) маскируют начинающееся заболевание, желание больного выпить представляется в глазах окружающих поначалу чем-то вполне естественным. Близкие и сослуживцы начинающего алкоголика пока еще не замечают, что в период воздержания от спиртного ему «чего-то не хватает», что он испытывает чувство неудовлетворенности, недомогание. Не связывается с болезненным влечением к хмельному и то, что больной порой становится мелочно-придирчивым, испытывает душевный дискомфорт, безотчетное беспокойство. Со временем начинающий алкоголик все чаще и чаще использует упомянутые выше ситуации в качестве повода для выпивки, а потом такие ситуации специально выискиваются, создаются больным. Активно выискивая повод для выпивки, он сбивает компанию, с радостью примыкает к уже собравшимся бражникам. В момент подготовки к застолью такой больной инициативен, оживлен, охотно обсуждает алкогольное меню, с удовольствием вспоминает в деталях предыдущие возлияния. Он тут же без зазрения совести бросает текущие, даже неотложные дела. А в случае возникновения каких-то препятствий на пути к удовлетворению болезненного влечения он проявляет недюжинные энергию и изобретательность в устранении всего, что мешает выпить. Если же препятствия оказываются непреодолимыми, больной срывается, становится злобным, раздражительным. Все эти особенности поведения алкоголика на раннем этапе свидетельствуют об определенной психической зависимости от алкоголя.

Вторым признаком надвигающейся трагедии наркологи считают возрастающую толерантность (выносливость, стойкость, переносимость) к алкоголю. Она повышается еще в период бытового пьянства. У алкоголика она возрастает в несколько раз (на первой стадии — в 2—3 раза). С одной стороны, здесь речь идет о том, что прежняя привычная доза уже не приносит алкоголику удовлетворения, он вынужден наращивать ее, чтобы достигнуть эйфории (повышенно радостного настроения), душевного комфорта. С другой стороны, он легче переносит повышенные дозы, смазываются симптомы алкогольного отравления. У больного притупляется естественное отвращение к вкусу и запаху водки. Нередко он переходит с употребления легких вин к употреблению крепких напитков. И, несмотря на более массивные алкогольные эксцессы, алкоголик, и изрядно выпив, способен сохранять бравый вид, идти не качаясь. Кое-кто гордится такой выносливостью. Эти люди не догадываются, что зреет один из тревожных симптомов страшного недуга. Между тем угнетается рвотный рефлекс в ответ на передозировку алкоголя — защитный рефлекс организма, стремящегося избавиться от любого ядовитого вещества, попавшего в желудочно-кишечный тракт. Все это создает предпосылки возникновения частых опьянений средней и тяжелой степени.

Третий признак развивающегося алкоголизма — снижение количественного контроля. Если прежде пьющий знал «свою норму», мог вовремя остановиться, то теперь он, достигнув легкой, «бархатной» степени опьянения, стремится выпить еще и еще, обычно — до оглушения. Алкоголик, когда-то знавший толк в винах и коньяках, склонный в прошлом к смакованию напитков, становится неразборчивым, готовым пить самые низкосортные вина и даже суррогаты типа самогона. Он торопится выпить две рюмки под один тост, стремится выпить все, что было приобретено, допивает остатки после того, как здоровые члены компании уже отказались от продолжения возлияний. Но тем не менее, когда больному на следующий день предстоит выполнение ответственной работы, когда компания явно осуждает непомерное пьянство, начинающий алкоголик еще способен ограничиться разумными дозами, если только можно говорить вообще о разумных дозах, о «норме» в винопитии, этом ненормальном с любой точки зрения явлении.

Алкогольная амнезия (нарушение памяти) — четвертый важный признак первой стадии болезненного пристрастия к спиртным напиткам. Проявляется он в запамятовании событий финала хмельного застолья. Пока еще амнезия возникает эпизодически, на фоне тяжелых форм опьянения в результате приема массивных доз спиртных напитков.

Отрицательные социальные последствия алкоголизма на первом этапе могут вообще не давать о себе знать или же проявляются на уровне семейных неурядиц и скандалов, иногда — в снижении потенциальных творческих возможностей, в замедленной работе. Под влиянием алкогольных эксцессов обостряются различные телесные недуги. А в некоторых случаях возможны попадания в медвытрезвитель, травмы в состоянии опьянения.

Подчеркнем, что начальная стадия алкоголизма — болезнь главным образом молодого возраста. В 50 процентах случаев эта стадия недуга формируется у субъектов моложе 25 лет, большинство других наблюдений относится к возрасту 25—35 лет. И только у незначительного числа наших пациентов заболевание возникает в более старшем возрасте. Длительность начальной стадии составляет обычно от 1 года до 6 лет.

Изучение симптоматики на этом этапе болезни встречает немалые трудности, ибо такие больные ускользают из поля зрения врачей. От общего числа алкоголиков, состоящих на учете в наркологических диспансерах, начинающие составляют лишь 12 процентов. По этой причине симптоматику первой стадии алкоголизма мы вынуждены изучать главным образом ретроспективно, анализируя историю жизни и заболевания пациентов, страдающих алкогольным недугом второй-третьей стадий.

Если начинающий алкоголик не порывает категорически свою дружбу с Бахусом, он через некоторое время неизбежно оказывается среди страдающих хроническим алкоголизмом развитой, второй стадии. Выраженные расстройства здоровья заставляют этих больных под давлением родственников или сослуживцев, а в некоторых случаях — по собственному почину обращаться к наркологу чаще, чем это бывает на первой стадии недуга. Среди пациентов наркологических учреждений они составляют примерно 70 процентов. Это позволяет изучить клиническую картину хронического алкоголизма на этапе развитой болезни гораздо полнее.

На второй стадии утяжеляются все те симптомы, которые характеризовали алкогольную болезнь предыдущей стадии. Помимо того возникают новые проявления недуга.

Влечение к алкоголю все более и более утрачивает связь с ситуационными моментами и возникает зачастую спонтанно, самопроизвольно, причем проявляется более интенсивно, зримо. Постепенно на смену болезненному влечению, проявляющемуся в психической зависимости от алкоголя, которое определяло переживания, умонастроение, эмоции больного, приходит физическое или неудержимое влечение. Теперь все поведение алкоголика определяется этим влечением. Больной полностью утрачивает чувство меры, выпив, непременно стремится «добавить» (вторичное влечение). Иначе он вспыльчив, раздражителен, неспособен к какой-либо деятельности, испытывает разнообразные неприятные ощущения. Тяга к алкоголю обретает форму «алкогольного голода», «алкогольной жажды», противостоять которой довольно трудно.

Наркологи выделяют два варианта первичного влечения к алкоголю на второй стадии болезни. При первом варианте имеет место борьба мотивов: выпить или не выпить? Влечение к алкоголю довольно ясно осознается больным, особенно в случаях, когда возникает конфликт между желанием выпить и какими-то социально-этическими моментами, которые угрожают теми или иными отрицательными последствиями выпивки. Тогда мысли о спиртном вытесняют из сознания больного все другие помыслы, делают невозможным выполнение повседневных обязанностей. Больной, пытаясь перебороть свое желание выпить, старается избегать встреч со своими постоянными собутыльниками, обходит стороной винные магазины. Однако зачастую эта внутренняя борьба заканчивается все-таки выпивкой. Например, больной идет в продуктовый магазин, где из спиртного продается только пиво, с намерением ограничиться легким напитком. Но пива там не оказывается. И он уже отправляется за угол, в винный отдел, и покупает портвейн или водку, сетуя на обстоятельства, не зависящие от него.

При втором варианте болезненного влечения к алкоголю оно не осознается больным. И он склонен объяснять очередную выпивку «объективными» факторами: нельзя было подвести компанию, необходимо «залить» семейные невзгоды, служебные неприятности, какие-то иные огорчения...

Приверженность к спиртному достигает высшей точки и на протяжении ряда лет остается постоянной. Больной пьет уже практически ежедневно. Правда, по требованию близких или же вследствие отсутствия денег он время от времени вынужденно прерывает пьянство. Такая форма спиртопотребления может внешне производить впечатление запоев. Пьет он не только часто, но и помногу. Даже такие огромные дозы, как 500—800 граммов водки, не вызывают теперь ярко выраженной картины опьянения. Больной способен после алкогольного возлияния выполнять несложную стереотипную работу.

Нередко на этой стадии болезни встречаются «тайные пьяницы». Приняв украдкой большую дозу спиртного, алкоголик говорит окружающим, что выпил всего-навсего рюмочку (чтобы оправдать запах алкоголя изо рта). И родственники и сослуживцы склонны поддаваться этим заверениям, ибо у них в голове не укладывается, что можно выпить чуть ли не литр водки и продолжать работать. А вот если больной не выпил — он вял, сонлив, угрюм, утрачивает работоспособность. Поскольку же у него в этот момент отсутствуют полностью признаки опьянения, он не связывает временную утрату трудоспособности с алкоголизацией. Не видят этой связи и окружающие. Выпивка на короткое время взбадривает алкоголика, улучшает его самочувствие.

Утрата количественного контроля проявляется в том, что прием некоторой, индивидуально варьирующей, дозы спиртного вызывает практически непреодолимое желание выпить еще. Неизбежно возникает тяжелая форма опьянения. Больного уже не удерживают нравственно-этические запреты. Он или просто-напросто плюет на них, или пытается их обойти — пьет в случайных компаниях, в одиночку, скрытно. Постепенно к утрате количественного контроля присоединяется потеря ситуационного контроля. Больной напивается в такой обстановке, в такой ситуации, в которой нормальный человек не стал бы пить вовсе (например, за рулем автомобиля, на рабочем месте). Алкогольная амнезия (ослабление памяти) приобретает систематический характер. Забываются отдельные эпизоды значительной части периода опьянения, причем на протяжении этих эпизодов больной может выглядеть со стороны почти трезвым. Память становится гнездной, лоскутной, мозаичной, что дало повод наркологам говорить о так называемых «алкогольных палимпсестах». Палимпсесты — это старинные пергаменты, на которых делались новые записи после удаления предыдущих. Но сквозь новое письмо проглядывали остатки прежней записи. Такова характеристика памяти алкоголика.

Помимо всего сказанного, вторая стадия алкоголизма характеризуется изменением характера опьянения. Укорачивается период эйфории после принятия спиртного, все четче проявляются психопатоподобные черты: запьяневший либо взрывчат, груб, раздражителен, гневлив, норой агрессивен либо проявляет истероидность — склонность к театральности, наигранности, громким фразам и декламации, к жалобам на несправедливость, на обиды, к быстрой смене самовосхваления самоуничижением. Некоторые больные, поскандалив с родными, совершают демонстративные попытки покончить с собой: наносят бритвой поверхностные царапины на груди, на руках, просят помочь им найти веревку. Впрочем, в редких случаях возможны и подлинные попытки самоубийства вследствие тяжелой депрессии.

Совершенно новый признак хронического алкоголизма на второй стадии — алкогольный абстинентный (абстиненция — воздержание), или похмельный, синдром (совокупность симптомов). Наутро после очередного алкогольного эксцесса больной весь трясется; у него отмечается покраснение лица, верхней части туловища, повышается температура, подскакивает артериальное давление, пульс учащен, нарушается деятельность пищеварительной системы — язык обложен налетом, желтовато-серым или коричневым, аппетит исчезает, появляется понос, возможна рвота желчью. Больной жалуется на потливость, сухость во рту, неприятные ощущения или боль в области сердца, головные боли, зябкость. Нарушается координация движений, изменяется походка. Слабость, разбитость сочетаются с нарушением сна. К неприятным физическим ощущениям могут присоединиться психические расстройства: чувство беспокойства, напряжение, снижение настроения с выраженным оттенком тревоги, пугливость, мнительность; возникают идеи отношения (окружающие якобы обращают на него особое внимание, видят, что он пьяница, осуждают его, смеются над ним). В других случаях на первый план выступают подавленность, тоска, чувство безысходности, ощущение болей в груди. На этом фоне появляются идеи виновности, мысли о самоубийстве, неприязнь к близким. Сон прерывист, тревожен, сопровождается кошмарными сновидениями, ощущением проваливания в пропасть, быстрого движения. Больной может навязчиво переживать многократно во сне ситуацию, связанную, например, с приснившимся опозданием на поезд.

Если здоровый человек, случайно перепив накануне, дает зарок «не прикасаться никогда к этой гадости», то алкоголик на стадии развитого заболевания стремится во что бы то ни стало принять хотя бы небольшую дозу спиртного. Поначалу это отложенное во времени опохмеление—в обеденный перерыв, после работы. Больной пока еще боится испортить свою репутацию. В дальнейшем морально-этические тормоза срываются, и он опохмеляется и по утрам, перед работой.

Перечисленные симптомы похмельного состояния на второй стадии алкоголизма у разных больных проявляются с разной интенсивностью и в различных комбинациях. Тем не менее в любом случае мы видим вполне достаточный набор симптомов, позволяющий говорить о похмельном синдроме.

Что касается телесных заболеваний, то на второй стадии не только обостряются ранее дремавшие болезни, но и возникают новые (гастрит, жировое перерождение печени, заболевания сердца, гипертоническая болезнь).

Социальные последствия колеблются в широких пределах и зависят от особенностей личности (кстати, эти особенности обычно резко заостряются), от интенсивности пьянства, от характера деятельности больного. Одни больные отделываются служебными порицаниями, другие меняют места работы, дисквалифицируются. Семейные отношения постепенно разрушаются.

Темпы этого процесса тоже зависят от особенностей алкоголизма у индивида, от его личностных качеств, а также от уровня требований, предъявляемых к нему близкими.

Астенический синдром (комплекс симптомов истощения нервной системы), который наркологи считают обязательным даже для первой стадии, на последующих этапах алкогольной болезни проявляется еще более отчетливо. Этот синдром выражается в снижении работоспособности, повышенной и быстро наступающей утомляемости, затрудненной смене сна бодрствованием и бодрствования сном, в обостренной чувствительности к физическим и психическим нагрузкам. Характерно, что если при обычном переутомлении, как правило, затруднено засыпание, то при алкогольном астеническом синдроме наблюдается раннее пробуждение. Сам больной не связывает болезненные нарушения своего здоровья со злоупотреблением алкоголем. Он склонен относить их на счет трудностей на работе, неприятностей в семье. Ведь и в самом деле, у наших пациентов этой группы нередко возникают служебные и семейные неурядицы. Но причина их тоже в пьянстве.

Спустя 5—20 лет (это зависит от интенсивности пьянства, от крепости предпочитаемых одурманивающих жидкостей и их чистоты, от состояния физического здоровья и т. д.) наступает третья стадия алкогольной болезни. Все симптомы ее на этой стадии прогрессируют и проявляются в наиболее тяжелых клинических вариантах.

Влечение к алкоголю становится совершенно непреодолимым и реализуется при первой возможности приобрести спиртное или суррогат (политуру, одеколон, денатурат).

Четко проявляется утрата ситуационного контроля, не говоря уже о потере количественного контроля. Минимальная доза алкоголя заставляет больного доставать дополнительное количество спиртного любыми средствами (долги, продажа вещей первой необходимости, жестокое вымогание у близких, явно незаконные действия, например кража).

Как для больных второй стадии основным признаком надо признать синдром похмелья, так для третьей стадии стержневым симптомом является снижение переносимости алкоголя. Больной уже пьянеет от меньших, чем прежде, доз. Однако поначалу суточная доза остается на том же уровне, но дробится на несколько приемов через каждые час-два. Больные нередко отказываются от водки, переходя к крепленым винам.

Потеря памяти, ранее проявлявшаяся в виде лоскутной памяти, алкогольных палимпсестов, теперь становится всеобщей. Больной забывает события не отдельных эпизодов, а большей части или же всего периода опьянения. При этом полное беспамятство вызывают даже небольшие дозы алкоголя.

Похмельный синдром предстает здесь в развернутой форме. Все описанные симптомы этого состояния при второй стадии, которые ранее проявлялись с различной степенью выраженности и лишь в неполном наборе, у алкоголика на исходном этапе обнаруживаются почти во всей полноте. Кроме того, в период воздержания от алкоголя часто разражаются судорожные припадки эпилептического характера с потерей сознания, упусканием мочи.

Развивается алкогольная деградация личности. Речь больных скудна лексически, они не в состоянии четко сформулировать простейшую мысль, застревают на второстепенных деталях. Наступает эмоциональное огрубение. Исчезают какие-либо привязанности. Больной безынициативен, неспособен систематически трудиться, превращается в иждивенца, обузу семьи. У него нет никаких сокровенных тайн. Он готов с цинизмом говорить об интимных сторонах своей жизни и жизни окружающих. Склонность к алкогольному «юмору» проявляется в наборе плоских, стереотипных шуток.

Физические заболевания становятся необратимыми и утяжеляются. Более выражены заболевания сердца. Перерождение ткани печени достигает степени цирроза. Развивается панкреатит (воспаление поджелудочной железы).

Социальные последствия сводятся главным образом к неспособности больных выполнять в достаточном объеме семейные и служебные обязанности. Семья либо распадается, либо сохраняется на уровне чисто утилитарных отношений. Больные окончательно утрачивают производственную квалификацию, способны справляться лишь с такой работой, когда к ним предъявляют самые минимальные требования.

На этом этапе особенно часты бытовые и производственные травмы. С особой частотой возникают алкогольные психозы (белая горячка, алкогольный галлюциноз, бредовые состояния и т. д.). Многие больные становятся слабоумными.

По существу, перед нами уже глубокий инвалид, заслуживающий сострадания, но в силу нарушений норм поведения вызывающий лишь осуждение и брезгливость у окружающих.

 Таковы признаки хронического алкоголизма в продольном временном разрезе, в их динамике.

Когда же наступает пора бить тревогу? Когда надо пойти на прием к наркологу? Чем раньше — тем лучше, тем больше шансов на успех лечения. Кстати, сейчас существуют учреждения, где пациентов принимают анонимно, без указания фамилии и места работы страдающего алкоголизмом. И если вы находите у себя хотя бы некоторые из описанных выше признаков алкогольной болезни и при этом неспособны немедленно и навсегда прекратить употребление хмельного, вам совершенно необходима медицинская помощь.

17:03
СТУПЕНИ ПАДЕНИЯ
Просмотров: 1598 | Добавил: Александр | Рейтинг: 4.7/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]